Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

123



Комментарии Е. Добрушина

   Вообще, конкурсы – неблагодарное дело. Причем, как для участников, так и для жюри. Участники по уши вываживаются в дерьме (которое на них льют другие участники и жюри), а жюри вынуждено читать кучу окололитературной галиматьи. Поэтому я зарекся участвовать в конкурсах сам, и не очень-то стремлюсь быть в жюри таких соревнований. Я, вообще, не спортсмен и не очень люблю «меряться пиписьками». Хотя, конечно, когда я однажды победил на одном из таких конкурсов, мне было очень приятно. Особенно, когда мне перед переполненным залом вручали диплом победителя и книжку Васи Головачева «Чужане» в качестве приза (последнюю я так и не прочел). Диплом и по сей день висит у меня в туалете.
   Поэтому, когда один из редакторов сайта Леонид Шифман прислал мне на мейл приглашение участвовать в этом «литературном мордобое», я вежливо отказался.
   Я не говорю, что конкурсы не нужны.
   Как там у Маяковского? – «Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно?»
   В общем, я решил остаться в стороне. Но мне предложили стать членом жюри. Я подумал. Спросил: «А что мне за это будет?» Леонид сказал: «Ничего. Только всеобщее уважение и почет». Я еще раз подумал (почти как Штирлиц). И согласился. Ну, вы же понимаете, всем хочется почета и уважения…
   А потом наступили суровые будни.
   Впрочем, все оказалось не так плохо, как ожидалось. Я даже две десятки поставил. С превеликим удовольствием, надо сказать…
   Но, все по порядку.

   1. Игорь Федоров. «Фокусник». Оценка – 3.
  
С одной стороны, конечно, может, подражание классикам и хорошо, но не в литературе. В живописи – да. Можно, хоть всю жизнь, копировать известных мастеров и, при этом, не потерять свое лицо. Но в литературе это не приветствуется.
   К тому же, я не очень люблю творчество Рея Бредбери. Слишком много у него неоправданной шизухи и «благоглупостей». Хотя, конечно, есть совершенно гениальные рассказы.
   Что же касается рассказа «Фокусник»…
   Рассказ очень слабый. Банальная и не новая идея, неживые диалоги, да и весь антураж «Марса» очень уж неестественный. А реверансы «великим» вообще прозвучали очень пошло. Оценка по десятибалльной шкале – тройка.

   2. Markus 50. «Гитара, подписанная Полом Маккартни». Оценка – 5.
  
Первое, что бросилось в глаза – странный псевдоним автора. Я, честно говоря, вообще, не понимаю, зачем все эти «псевдонимы»? Вы что, заранее стыдитесь того, что вы пишите? Поэтому и скрываете свое имя под псевдонимом?
   Кстати, рассказ мне понравился. Так, динамично, весело и про любоффф… Финал, конечно, предсказуем, яркая идея отсутствует, но написано довольно неплохо.

   3. Александр Бачило. «Дом на холме». Оценка – 7.
  
Неплохой рассказ. Хорошее повествование, естественные диалоги, картина тотальной безысходности нарисована достаточно ярко. Но…
   Явное подражание братьям Стругацким. «Град обреченный», «Отягощенные злом», «Хромая судьба». И также, как у них – открытый финал. И хорошо еще, что он открыт! А то – прям, вешайся… И еще небольшая логическая нестыковка: если дом-звездолет все равно взорвут, то зачем вся эта канитель со спасением? Ведь и так всех… того… под корень. Или «чужанам» просто хочется еще поиграть с бедными «земляшками» в «кошки-мышки»? Да и не верю я в злых пришельцев. Если инопланетяне достигли такого уровня техники, что долетают до других звезд, они должны быть высокогуманной цивилизацией, иначе они бы давно сами себя уничтожили. Это не моя идея. Это идея советского физика и математика Фридмана. И я ее разделяю.

   4. Марина Дробкова. «Я – ромб». Оценка – 5.
  
Кстати, забавная идея. Не новая (скажем так – не совсем новая), но забавная. Как человек, неплохо разбирающийся в школьном курсе математики, оценил юмор и параллели образов. По этому сценарию можно было бы даже снять неплохой и смешной мультфильм.

   5. Ольга Чеботарева. «Верить в сказки». Оценка – 2.
  
Ну, вот и всеми горячо любимое фентези! Рыцари, шпаги, мечи, принцессы, маги и «завмаги с директорами магазинов»…
   Идеи нет вообще. То есть, совсем. Про орфографию и стилистику лучше не говорить. Впрочем, с грамматикой тут у многих проблемы. Так что, на это я уже внимание не обращаю. Запомнилось: «…сидела королева, опираясь локтями на бесполезные письма, чье содержание оставляло на языке (!) горечь поражения и тоски». Это она что, ЯЗЫКОМ читала письма? То есть, облизывала их? А горечь, наверное, от яда курары, которым «друзья-недруги» смазывали свои послания? И как, вообще, можно опираться локтями о ПИСЬМА? О стол – можно. О буфет – тоже. Но письма – это же мягкая бумага! Какая из нее опора? Значит, все-таки королева опиралась локтями о стол, на котором лежали бесполезные письма?.. В конце концов, можно было написать просто: «…сидела королева, опустив руки на бесполезные письма, чье содержание вызывало в ее душе горечь поражения и тоски».
   Вообще, не рассказ, а одни штампы. Очень, очень слабо.

   6. Андрей Долинский. «Его звали Миша». Оценка – 4.
  
Рассказ страшный. Опять-таки, своей обыденной безысходностью. Но очень резанул финал. Библия (Тора, Коран и т.д.) в руках страдальца (без кавычек) выглядит до омерзения пошло. И дело не в Мересьеве и солдате без ног. Дело в решении проблемы. Религия – удел слабых. И это более всего обидно. Обидно за главного героя. Сломался человек. Кстати, я тоже верю в Бога. Но без «волшебных» писаний. Так честнее. Без мифотворчества Господь ближе.

   7. Van Horn Xar. «Колдун». Оценка – 2.
  
Ну, про псевдонимы я уже писал. А рассказ… Слабый рассказ. Чудотворцы, чекисты, медведи и тайга. И что? Вспоминается старый анекдот:
   Идет Илья Муромец по лесу. Видит: сидит на дереве Соловей разбойник и пилит сук, на котором восседает. Илья ему: «Соловушка, что ты делаешь?! Ведь сейчас навернешься с дерева-то!» Соловей: «Иди себе, Илюшенька, иди, куда шел!..» Ну, Илья дальше идет. Тут ветка, на которой сидел Разбойник, ломается и тот кубарем летит вниз. Соловей встает, потирает ушибленный зад и ворчит вслед Илье Муромцу: «Чертов колдун!»
   Вообще, сейчас дикая мода на фэнтези. Причем, появилось не только готическое, но и чисто русское, такое, деревенское фентези, про дедов Михеев, колдунов и чудотворцев. «Катали мы ваше солнце…» Кстати, еврейское фентези у меня, тоже, большого восторга не вызывает. И Гарри Поттер тоже. Я, знаете ли, Андерсена люблю… И Гауфа… И Гофмана… И другие хорошие сказки.

   8. Иван Иванов. «Единственная попытка». Оценка – 6.
  
Интересно, и тут – псевдоним? Идея присутствует. В рассказе, разумеется. Не очень оригинальная идея. Ах, эти хакеры! Честно говоря, не думаю, что умный человек (а главный герой, явно, не из дураков) будет взламывать собственный кардиостимулятор. Да и зачем обязательно учится на военного? Что в войне может быть романтичного? К тому же на Россию давно уже никто не нападает. И не собирается нападать. А российская армия – это, вообще, сброд и быдло, калечащее людские души и судьбы. Так что, ГГ мог бы спокойно поступить в МГУ и стать крутым программером, и кардиостимулятор ему бы не помешал. Кстати, мне указывали на схожесть сюжетов этого рассказа и одного из рассказов, представленных на конкурсе ХИЖ. Читал оба. Совершенно разные тексты. Да, герои и там и там школьники и действие происходит в глубинке. Ну и что? Рассказы совершенно разные. Я встречал гораздо более грубые заимствования, видные невооруженным взглядом (и не только мной). Кстати, и с меня передирали сюжеты тоже. Но здесь все чисто. Хотя рассказ спорный. Поэтому оценка - шесть.

   9. Владимир Грубман. «Путешествие». Оценка – 8.
  
Вот классный рассказ! Прекрасный язык, живое повествование, замечательный юмор. Единственное что не понравилось – наркотики. Ну не люблю я курящих, пьющих, колящихся, нюхающих и кушающих «грыбочки». За это снял два балла. Кстати, идеи тут тоже нет особой. Но рассказ очень хороший. И еще приятно, что так хорошо пишет мой земляк – израильтянин. Казалось бы – забыть должен был «ридну мову» - ан нет! Владеет ею мастерски. Лучше многих россиян. Молодец!

   10. Павел Слободяник. «Несколько дней из жизни самоубийц». Оценка – 2.
  
Очень спекулятивная тематика. Опять все эти бичи, наркоманы, алкоголики, СПИД.
   Не. Не мое.

   11. Екатерина Налимова. «Осенью я вернусь». Оценка – 3.
  
«Все туманно, расплывчато, сказочно…» - как писал один поэт («Не будем говорить кто, хотя это Слоненок» (С)). Чего это парня забрала фея (богиня, ангел смерти)? Вообще, какой-то мрачный, тоскливый рассказ без ясной идеи. У Александра Грина, кажется, читал нечто подобное, но там БЫЛ смысл. И язык там был особый, гриновский. Хотя, что-то неуловимое здесь присутствует. Поэтому и оценка больше единицы. И, даже, больше двойки. То есть, лучше предыдущего рассказа.

   12. Малик Муратов. «Жизнь после жизни». Оценка – 2.
  
Ннн-ндаа… Крутой «трахтат». Хотя и весьма примитивный. Как с позиции философии и науки, так и с литературной точки зрения. А ведь кто-то из жюри ему десятку влепил!
   И еще одна милая деталь. Как Ломоносов, или, там, Вернадский (о которых широко известно только в России, ибо ими усиленно долбают мозги школьников с детства), так «ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ УЧЕНЫЙ». А как Эйнштейн, Фридман или, там, Ландау с Йоффе, так – просто «ученый». Ну конечно, не может же Малик Муратов написать «ВЕЛИКИЙ ЕВРЕЙСКИЙ УЧЕНЫЙ». Тем более, что евреев-ученых, всемирно известных, отмеченных и Нобелем, и Шнобелем (шутка), в общем, много их, явреев этих. Чего о них писать, правда?
   Единицу не поставил просто от того, что на конкурсе были рассказы и похуже.

   13. Алексей Шолохов. «Я хочу с вами познакомиться». Оценка – 2.
  
Опять псевдоним? Вспоминаем «Тихий Дон»? Лавры классика спать не дают?
   Рассказ – дикий мрак. Сюжет банален и мерзок. «А ля» американский триллер на ночь.

   14. Сабина Гольштейн. «Клара». Оценка – 10!
  
Классный рассказ. Меня пробрало до слез. Не знаю почему. То ли тема мне близка, то ли образы очень сильные. Вообще, женская проза бывает, даже, сильнее мужской. Та же Дина Рубина, например.
   Однако, Израиль «рулит»! К чему бы это?
   В общем, лучший рассказ на конкурсе. По моему мнению.

   15. Лана Рофанова. «Тайна усыновления». Оценка – 7.
  
Хороший, добрый рассказ. Но… Чего-то не хватает. Как-то все очень просто. Но рассказ очень понравился.

   16. Ольга Сотникова. «Приказ верховного главнокомандующего». Оценка – 7.
  
Хороший, веселый (и слегка грустный) рассказ. Вполне допускаю, что такая история могла иметь место. За братьев-явреев порадовался (НКВД отыметь, все-таки, согласитесь, любому было бы приятно). Но до десятки рассказ не дотягивает.
  «Я так думаю» (С).

   17. Сергей Трищенко. «Клеймо». Оценка – 6.
  
Хороший стеб. Не больше. Идея парадоксальна, но, как-то, предсказуема. Рассказ похож на логическую задачку, легкую и не очень изящную. Как мой рассказ «Нано». Просто, не рассказ, а информация к размышлению - и все.

   18. Алексей Гридин. «Принцесса крыс». Оценка – 8.
  
Честно говоря, не люблю, когда переделывают старые сказки и выдают их за свои. Даже Шварцу это не прощаю. Не красиво это. Не этично.
  Но данный рассказ написан не плохо. Возможно, моя оценка и завышена, но мне понравился антураж, некоторые детали.
  Вообще, лучше бы автор сочинил что-нибудь оригинальное. Я уверен, у него бы это получилось.

   19. Юлия Гридина. «Снежная сказка». Оценка – 8 .
  
Аналогичная ситуация. Поэтому и оценка та же. «Не делайте под Маяковского…» (С) Свое творите, свое!

   20. Максим Рябинин. «Может, это и есть настоящее счастье?» Оценка – 7.
  
Идея совершенно не оригинальна. Помню, когда-то давно читал забавный рассказ, как возвращается звездолет на Землю. Выходит оттуда космонавт, его встречают его старики-родители. Слезы, объятья. Счастье! А потом выясняется, что космонавт давно погиб, и вместо него на Землю вернулся робот. Но этого мало! Выясняется, что и родители космонавта – тоже умерли давно, и вместо них его встречают, тоже, роботы.
  Да, господа, классика есть классика! А здесь ее перепевы. Хотя, и неплохие перепевы.

   21. Алекс Корн. «Город исполнения желаний». Оценка – 6.
  
Милый рассказ. Простые желания, простое исполнение этих желаний. Мило. Но не очень интересно. Кстати, на эту тему у вашего покорного слуги тоже есть рассказик. Очень слабый, надо признать. Называется он «Добро умеренными порциями». Там тоже все желания исполняются. Впрочем, это вечная тема. Еще можете почитать мой рассказ «Ассемблерный ключ». Короткая философская притча о всемогуществе. Или, например, «Заветное желание». На ту же тему. Опять, же, рассказ «Искуситель»…(Как я себя, любимого, разрекламировал, а?)

   22. Елена Кабышева. «Осторожно с ангелом». Оценка – 10.
  
Классный рассказ! Очень понравился. Хорошая, веселая и стебная женская проза. Неожиданный финал. Замечательный, живой язык. Самоирония. Что, кстати, присуще, в основном, только умным женщинам (и умным мужчинам тоже, разумеется).
  Замечательный рассказ!

   23. Олег Паршев. «Перекресток». Оценка – 9.
  

   Очень похоже на Александра Грина. Нет, у него такого рассказа нет, но по идее явно что-то перекликается. Рассказ очень понравился. Хотя, «Титаник» и Марс сюда явно зря приплетены, можно было бы то же самое, но как-то иначе повернуть, что ли…
  Да, идея перекрестка миров не нова. И перекрестка времен тоже. Но написано очень хорошо. Приятно было читать. Получил удовольствие. Спасибо!

   24. Александр Виноградов. «Тайна пещеры». Оценка – 1.
  
Рассказ обещал быть интересным. Но вышел пшик.
   «- Скажите, Холмс, что это за страшный вой на болоте?
   - Это собака Баскервилей, Ватсон!..
   - Скажите, Холмс, а что это за страшное мяуканье на болоте?
   - Это кошка Баскервилей, Ватсон!..
   - Скажите, Холмс, а что это за такое страшное, гнетущее молчание на болоте?
   - Это рыба Баскервилей, Ватсон!..»

   25. Елена Минкина. «Но в памяти моей». Оценка – 7.
  
Хороший рассказ. Язык хороший, стиль, все замечательно. Берут за душу и переживания героини, ее сломанная судьба (без всякой иронии). Но на этом конкурсе есть рассказы лучше. Хотя, может я и не прав.

   26. Дмитрий Проскуряков. «Абсолютная Пустота». Оценка – 2.
  
Бросаются в глаза явные логические ляпы: как в абсолютной темноте герой смог есть борщ, вообще, идти по какой-то дороге, что-то, вообще, видеть? К тому же, «Абсолютная Пустота» - это вакуум, а здесь, явно, был воздух, и вода (иначе бы из чего делать борщ?). И к чему это все? Для чего? Почему? Зачем? Как говорят израильтяне: «стам каха…» («так просто…»)?
  «Из ничего и выйдет ничего» (Уильям Шекспир).
  Можно было бы поставить единицу, но что-то вело мою руку… Не иначе, как рыцарь, наевшийся борща из «Абсолютной Пустоты».

   27. Галина Резлер. «Черт белобрысый». Оценка – 7.
  
То же впечатление, как и от рассказа Елены Минкиной. Почти такое же.
   Рассказ хороший, добрый, милый. И грустный. Но… Не очень яркий. Уж, не обижайтесь…

   28. Георгий Широков. «Сказка про весеннюю феечку». Оценка – 1.
  
Вообще, у меня такое впечатление, что автор решил просто поиздеваться над нами всеми. Мол, вот вам какулечка – разглядывайте! Как в том анекдоте: «… Ну, проиграл, проиграл!..»

   29. Елена Демченко. «О чем поет старый Анху». Оценка – 6.
  
Очень затянутое повествование. В принципе, согласен с предыдущими рецензентами. И чего вы все так колдунов любите? «Не настоящая у них любовь!» (С).

   30. Анна Попова. «По-людски». Оценка – 4.
  
Значит, по-людски – это одно, а по-человечески – это другое? Насколько я знаю «люди» – это «человеки», только написанные более грамотно. Это я так, поясняю для первоклассников на их языке.
   Рассказ – чернуха чистой воды. Сейчас это модно. Особенно в России.
   Хочешь большого, чистого, светлого – помой слона!
   Анна, зря вы так! Не надо даже думать в этом направлении! К чему эти зверские немотивированные убийства, месть, «благородство»? Да и благородство ли это?
   Мерзкий рассказ. Я, кстати, поэтому и не люблю детективы. Не люблю, когда убивают, грабят, насилуют, обманывают. И не в том дело, что я законопослушный человек. И мне приходилось драться и бить морды (и получать по морде тоже). Но зачем это смаковать? Я понимаю, что добро должно быть с кулаками, но зачем так-то? И то, что главная героиня не убила убийцу, не говорит о ее человечности. Просто осечка вышла. А потом успокоилась.
   Нет. Не понять мне «загадочной русской души»…
   Хотя ясно тут все, как на ладони – внутренний дискомфорт автора вылился на бумагу. Не надо так, Аня! Лучше выходите замуж за еврея, и приезжайте к нам в Израиль. Тут солнце, море, зелень кругом. Край вечной весны. Люди, в основном, добрые, отзывчивые, если и посмеются, то беззлобно. Кстати, русских девушек, особенно блондинок, здесь очень любят. Да и мужики не пьющие (как правило), работящие, хорошо зарабатывают. Приезжайте к нам!

   Фух! Отстрелялся…

   В конце, подводя итог, хочу сказать одно: новых идей не было. Ни одной.
   Что и требовалось доказать.
   Но, при этом, есть много замечательных рассказов.
   Что радует.
   И еще.
   Ответы обиженных авторов в стиле «сам дурак» остаются на совести авторов. Я понимаю, что это обидно, когда тебя ругают. И меня ругали. И я обижался. Даже очень. А зря.
   Конкурсы были, есть, и будут есть, и с этим ничего не поделаешь. Кто хочет – участвует. Кто не хочет – критикует.
   И вообще. Как говорят в «Городке»: «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не беременело».
   Хотя я – за многодетных еврейских матерей! Евреев на планете всего 12 миллионов. Нация талантливая. Нас должно быть больше. Так что, как говорил герой рассказа Бабеля «Карл-Янкель»: «Печатайте мальчиков, толстые мамы!»
  
   За сим, разрешите откланяться,
   навеки ваш,
  
   Евгений Добрушин.