Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru



Илья  Попов

Черная штуковина

    ЧЕРНАЯ ШТУКОВИНА
    
    
     В то воскресенье я проснулся поздно. Настроение было отличное – первый день отпуска, который мы с женой проведем на каком-нибудь дорогущем курорте. Полный радужных надежд и радостных эмоций, я вскочил с постели, нацепил огромную футболку и такие же огромные брюки – дома я предпочитаю носить максимально свободные вещи, к тому же за неделю так устаешь от этого проклятого костюма, что воскресенье хочется провести вообще голым. Я знаю, есть люди, которые ходят в костюме всегда: на работе – один, дома – другой, попроще, подомашней, а на торжественный вечер – шикарный смокинг. Я не из таких. Не так давно я еще был сопляком, ворующим мотоциклы и мечтающим играть в рок-группе, и с тех пор внутренне мало изменился. Работаю, чтоб заработать, женился, чтобы было ощущение надежности, но достойного члена общества из меня так и не вышло: приходя домой, завожу на всю катушку музыку, езжу на потрепанном «додже», и если на улице меня кто-то толкнет и не извинится – недоноску не поздоровится! В конце концов, какое кому дело до всего этого? Главное – это то, что я счастлив и доволен, а самое главное – что счастлива и довольна Джуди, моя жена. Если бы что-то не нравилось ей, я бы еще задумался, а так…
     Итак, я встал, оделся и пошел вниз, в кухню, полюбопытствовать насчет завтрака. Еще на середине лестницы я услышал плеск воды из ванной – Джуди принимала душ. Это значит, что завтрака пока нет. Но это не беда. Я прошел на кухню, жизнерадостно зевая, и открыл холодильник. Там, прямо как на антиалкогольном плакате, стояли рядом бутылка «Гиннеса» и упаковка апельсинового сока. Поразмыслив, я отдал предпочтение второму – начинать день с пива не хотелось. Я от души присосался к соку и, не отрываясь, пошел к столу. И тут меня как громом поразило. Я судорожно проглотил то, что успел набрать в рот, и отставил сок в сторону, на подвернувшуюся полку. Черт, как же я сразу не заметил такую громадину?
     Посреди нашей немаленькой кухни стоял совершенно невероятный предмет. Чтобы дать какой-то стартовый образ, предлагаю представить телефонную будку, но не такую, как у нас, в Нью-Йорке, а как в Лондоне: красная, с закругленной крышей. Представили? Ну, так вот, теперь перекрасьте ее в черный цвет, затонируйте стекла, сделайте их немного ýже и короче, плюс полное отсутствие дверей. Вот такая хреновина стояла в воскресенье утром у меня дома!
     К своему стыду хочу признаться, что доминирующим чувством в этот момент у меня был не страх, не удивление и даже не любопытство, а злость на то, что произошло что-то незапланированное, и теперь придется расхлебывать какую-то кашу. Вот так, а говорил, что не стал достойным членом общества…
     – Что за черт? – пробормотал я, осторожно подбираясь к загадочной штуковине.
     Штуковина молчала. Я, недовольно хмурясь, обошел ее кругом, пытаясь найти какие-нибудь надписи, проясняющие дело. В этом я преуспел: с одной стороны к стеклу была криво приклеена бумажка, на которой я прочел: «Ловушка «Запретный плод». Фирма «Серпантайнс промис», 2007 г». Дьявол разбери, что такое! С другого края я обнаружил небольшую красную кнопку и надпись на ней: «Не нажимать!»
     – Чтоб я сдох, если понимаю, что это за дрянь и какого черта она делает у меня в доме! – громко сказал я, чтобы добавить самому себе уверенности.
     Тут в ванной щелкнула задвижка, заставив меня вздрогнуть, и Джуди вышла оттуда, в махровом халате, вытирая голову полотенцем.
     – Доброе утро, Джек! – сказала она. – Ты что-то говорил?
     – Ага, – сказал я, не сводя глаз с подозрительной штуковины. – Я вспоминал те времена, когда ты принимала душ, не запираясь.
     – Да брось ты, это я так, машинально.
     – Да, в общем, меня это сейчас особо не занимает, – признал я. – А что меня занимает сверх всякой меры, так это вон та штуковина!
     – А? – беззаботно откликнулась Джуди. Полотенце и переброшенные вперед длинные волосы мешали ей увидеть всю кухню в целом.
     Волосы ее сейчас на все сто выглядели черными, но я-то знаю, что на самом деле они темно-темно-рыжие. Настолько темные, что не каждый разберет. Ее все всегда считали брюнеткой, а я, впервые увидев ее на какой-то вечеринке, спросил знакомого парня: «Кто эта симпатичная шатенка?» Эти слова достигли ее ушей, и знакомство состоялось моментально.
     Теперь она закончила вытирать волосы, изящным движением закинула их назад и вопросительно уставилась на меня.
     – Посмотри на это, – сказал я, указывая на штуковину.
     Джуди посмотрела и тихо ойкнула.
     – Хочешь сказать, ты об этом ничего не знаешь? – спросил я.
     – Что это? – Джуди никогда не смогла бы разыграть такую степень удивления.
     – Ловушка «Запретный плод», – пояснил я.
     – Чего? – Она смешно наморщила свой веснушчатый носик.
     – Ты о ней ничего не знаешь? – продолжал я, глядя на жену.
     – Джек, я в первый раз вижу эту ерунду! – заверила она меня.
     – То есть, когда ты шла утром в ванную, ее здесь не было?
     – Я не знаю, я не заходила на кухню. Может, она и стояла здесь, но я не…
     Она осеклась и внимательно посмотрела на меня.
     – Что? – спросил я.
     – Ты не проверял дверь?
     Я прошел к входной двери и обнаружил, что все замки и цепочка находятся в целости и неприкосновенности. Я доложил об этом Джуди. Она к тому времени уже успела изучить ловушку и теперь была в глубокой задумчивости.
     – Довольно громоздко для чьей-то шутки, – сказала она.
     Тут я сообразил, что так и не ощупал штуковину. Я потрогал ее и обнаружил, что корпус выполнен из металла.
     – Да, пожалуй, – согласился я.
     Стекло было стеклянным, и, сколько я ни вглядывался, ничего, кроме своего отражения, разглядеть там не смог.
     – Загадочно, черт побери! – воскликнул я, отходя от штуковины.
     На втором этаже ударили часы – двенадцать раз ударили.
     – Что будем делать? – спросила Джуди.
     – Я позвоню старому другу, Брэду, – осенило меня. – Этот парень просто мастер искать выходы из ситуаций. Помню, постоянно, когда звучала фраза «что делать?», он тут же все решал.
     – Погоди! – Джуди подняла руки, как бы надеясь что-то схватить. – Зачем нам какой-то Брэд? Сегодня воскресенье, у тебя отпуск, почему бы нам не избавиться побыстрее от той гадости, что пытается все это испортить?
     – Ты хочешь ее выбросить? – спросил я.
     – Ну да. Или разобрать и посмотреть, что там внутри. Короче, перестать делать из этого загадку и побыстрее об этом забыть.
     – А если это бомба? – предположил я.
     – Бомба? – засмеялась Джуди. – Кому надо нас взрывать?
     – А кому надо ставить у нас на кухне ловушку «Запретный плод» с кнопкой, на которую нельзя нажимать?
     Джуди на секунду задумалась, а потом махнула рукой.
     – Уговорил. Звони своему Брэду.
     Я кивнул и пошел к телефону.
     – Погоди! – воскликнула Джуди. Я обернулся.
     – Чего?
     – Раз уж на то пошло… Я слышала, что есть бомбы, которые взрываются, если рядом кто-то звонит по телефону.
     – Это сотовые. Они реагируют на волны. Я буду звонить с домашнего.
     – Да, но она может быть подключена…
     – Брось, к ней не идет никаких проводов!
     – Но все же…
     – Хорошо! – Я мысленно сосчитал до десяти. – Тогда выйди на улицу, пока я буду звонить.
     – Что, в халате? – невинно поинтересовалась Джуди.
     – Ты можешь одеться.
     – Да, но я не хочу.
     – Ты, очевидно, захочешь одеться, чтобы встретить Брэда.
     – Он приедет не раньше, чем минут через двадцать. За это время мне успеет надоесть халат.
     – С чего ты взяла, что через двадцать? – удивился я.
     – Потому что, если бы он жил неподалеку, то заходил бы к нам в гости, и я бы его знала. А поскольку я сегодня услышала о нем впервые, то, следовательно, он живет далековато и сможет добраться не раньше, чем через двадцать минут. Сегодня воскресенье, пробок быть не должно.
     Она смотрела на меня веселыми глазами, маскируя усмешку напускной серьезностью.
     – Ладно, – вздохнул я, ложа руку на телефон. – Жили мы не очень долго, но зато счастливо. Теперь пора умереть в один день.
     – Аминь! – согласилась Джуди, беря меня за локоть.
     Я поднял трубку и набрал знакомый номер. Послышались длинные гудки.
     – Ну что? – шепнула Джуди.
     – Пока не взорвались, – ответил я.
     Очередной гудок прервался короткой отрыжкой телефонной станции и веселый, но сонный голос выдал мне в ухо:
     – Ага?
     – Брэд? – уточнил я.
     – Конечно, Брэд! Джек, это ты?
     – Я.
     – Блин, здорово, друг! Сколько ж мы не виделись?
     – Виделись бы чаще, если б ты заходил в гости.
     – Извини, дружище, ты ж знаешь, каково в нашем деле. Совершенно невозможно никуда выбраться. Висишь, будто на крючке…
     – Знаю, знаю, не жалуйся. Слушай, ты сейчас занят?
     – Сейчас? – Брэд, очевидно, посмотрел на часы. – Не, сейчас свободен. В пять у меня одна сделка, а до пяти я ничего не планировал.
     – Ну, тогда тащи свою задницу сюда, есть задачка, как раз для тебя.
     – Сейчас? К тебе? Блин, Джеки, я еще не завтракал…
     – Перекусишь здесь. Давай, Брэд, дело срочное.
     – Срочное, говоришь? Пивка взять?
     – Пивка? – Я посмотрел в сторону штуковины. – Да, пожалуй, прихвати. Адрес мой ты знаешь?
     – Конечно, знаю! Все, ладно, буду через минут двадцать. Сегодня воскресенье, надеюсь, пробок не будет.
     – Жду.
     Я повесил трубку.
     – Ну? – для приличия спросила Джуди, слышавшая весь разговор.
     – Будем ждать, – сказал я. – Давай приготовим побольше сандвичей – Брэд любит пожевать.
    
     Брэд явился через полчаса. То ли пробки все же были, то ли он решил перехватить по пути хот-дог, усомнившись в нашем гостеприимстве. Когда я открыл дверь и увидел его – все такого же жизнерадостного увальня с вечным румянцем на щеках, – то чуть не прослезился. Действительно, сколько лет, сколько зим… Мы крепко обнялись, похлопали друг друга по спинам, после чего я представил его Джуди. Они обменялись рукопожатиями с вежливыми улыбками, но я почувствовал, что особой приязни между ними не будет. Конечно, для Джуди Брэд – часть моего темного прошлого, а Джуди для Брэда – та, из-за которой я оставил их.
     Пытаясь разрядить атмосферу, я предложил попить пивка в гостиной. Брэд к ситуации с пивом отнесся очень серьезно – притащил целый ящик. Я пошел на кухню вместе с Джуди, где она взяла блюдо с сандвичами, а я – маленький столик. Проходя мимо окна, я увидел во дворе припаркованную «Ауди» красного цвета.
     – Брэд, это твоя тачка? – крикнул я.
     – Да, – отозвался он из гостиной.
     – Выглядит как новая.
     – Она и есть новая.
     К этому времени мы уже были в гостиной. Мы сдвинули три кресла в круг и поставили в середине столик. Открыли по бутылке пива и, как в старые времена, из горлышка, выпили за знакомство и за встречу.
     – Где ты умудрился достать ледяного пива? – полюбопытствовал я, вытирая ладонью губы. Пиво было отличным.
     – Это из моего погребка, – ответил Брэд. – Всегда держу про запас, на всякий случай.
     – Ешь сандвичи, – предложил я, и сам взял бутерброд. Желудок, оставшийся без завтрака, начинал уже подавать голос.
     – Зря ты ушел из дела, – сказал Брэд, когда все мы должным образом подкрепились. – Мы просто процветаем, все на потоке. Теперь гоним машины. Деньги так и сыплются, чуть ли не с неба! Видал «Ауди»? Своя, не краденая!
     Я вспомнил, как в детстве мы с Брэдом сшибали зеркала заднего вида с автомобилей и продавали их моему дяде – владельцу автомастерской. Да, кто бы тогда мог подумать… что в один прекрасный день у меня на кухне появится какая-то черная штуковина и станет единственным поводом для встречи со старым другом!
     – Я не жалею, – искренне сказал я. – У меня хорошая работа, надежная, жаловаться не на что. Ты бы тоже завязал, Брэд. Вечно этим заниматься не будешь.
     – Да, знаю я! – вздохнул Брэд. – Тебе-то хорошо, ты всегда был башковитым. Я просто обалдел, когда узнал, что ты параллельно с нашим бизнесом учился на заочке! Мне такого не дано. Или так, или… Ну, куда мне? Грузчиком? Официантом? Я уж не мальчик. А от красивой жизни тяжело отвыкнуть.
     Я покачал головой. Да, конечно, Брэд прав, некуда ему идти. Я случайно взглянул на Джуди; она с отсутствующим видом пила пиво; наши разговоры совершенно не интересовали ее. В который раз уже я подумал, как хорошо иметь жену, от которой не надо прятать свое прошлое. Джуди все обо мне знала с самого начала. И с самого начала пиявкой прилепилась ко мне, заставляя бросить угоны, завязать с «травкой», найти работу. Тогда я очень злился на нее, хотел порвать все отношения, но она этого не допустила. Уже потом, повзрослев, я понял, какое сокровище мне досталось.
     – Ну, так из-за чего ты меня звал? – спросил Брэд, видя, что вывести меня из задумчивости скромными покашливаниями не удается.
     – Да! – очнулся я. – Пойдем в кухню, это там.
     Мы вошли в кухню, и я показал Брэду ловушку «Запретный плод».
     – И что это за дрянь? – спросил он.
     – Это ловушка «Запретный плод».
     – Чего?
     – Осмотри ее.
     Брэд с любопытством обошел ловушку кругом, прочитал надписи, почесал голову.
     – Ну и? – спросил он. – В чем тут остроумие?
     Мы с Джуди переглянулись.
     – Вообще-то, мы думали, что ты нам поможешь, Брэд, – осторожно сказал я. – Эта штуковина появилась здесь сегодня утром, или ночью. Мы не знаем, откуда она, зачем она и почему она здесь. Ничего этого нам не известно. Мы видим то же, что и ты, знаем то же, что и ты. Я помню, ты всегда мог складно мыслить в самой безумной ситуации, потому пригласил тебя. Помнишь, когда мы уходили от копов, и они загнали нас в тупик, ты предложил пустить мотоциклы?
     – Ага! – закивал Брэд. – Копы, как придурочные, рванули за байками, а мы свалили. Вот была крутая затея!
     – Нужна еще одна крутая затея насчет вот этой штуковины.
     Брэд еще раз окинул ловушку взглядом и пожал плечами.
     – Я вижу только один способ что-либо прояснить, – сказал он. – Надо нажать на кнопку.
     – На ней ясно написано: «Не нажимать!» – вмешалась Джуди.
     – Интересно получается! – воскликнул Брэд. – Они ставят в вашу квартиру какую-то хреновину непонятного назначения, причем даже не спросив на то позволения, и вы должны еще ходить вокруг нее на цыпочках из-за какой-то дурацкой надписи!
     – Это может быть опасно, – предположил я. – Мало ли, что это такое? Вдруг она взорвется?
     – В этом нет логики! – возразил Брэд.
     – В этой ситуации вообще нет логики, – напомнил я ему. – Эта штука появилась невесть откуда, представляет собой невесть что, и, логично предположить, что при нажатии на кнопку произойдет невесть какая хрень. Взрыв – это самое простое, что я могу предположить. Может, пойдет слезоточивый газ, или настанет конец света, или Гарри, мать его, Поттер влетит в окно на своей метле. Может произойти все, что угодно, поэтому я предпочитаю не рисковать.
     Брэд взвесил доводы и уже без суеты, спокойно осмотрел штуковину по периметру.
     – Знаешь, на что она похожа? – наконец сказал он. – На космический корабль! Точно! Это инопланетный корабль! Смотри: стекла – чистые иллюминаторы!
     – Блестящая идея, Брэд, – кивнул я. – Инопланетный корабль с английскими надписями на борту.
     Брэд задумался. Я взглянул на Джуди; она скорчила мне гримаску и шепнула:
     – Пока не впечатляет.
     – Погоди, ему надо разогреться! – ответил я.
     Брэд разогревался не долго. Откровенно говоря, я уже сомневался, стоило ли возлагать на него какие-то надежды. Ну что можно тут придумать? Брэд, однако, продвинулся дальше нас с Джуди.
     – Есть три варианта! – заявил он.
     – Три? – удивилась Джуди. – Мы считали – два.
     Я усмехнулся. Издевки Джуди всегда были легкими, почти незаметными, и понять их мог не каждый. Брэд ничего не заметил.
     – Три варианта, – повторил он. – Первый, самый очевидный – вызвать полицию.
     Да, об этом мы как-то не подумали. Слово «полиция» в нашем доме не пользуется популярностью.
     – Плохой вариант, – заметил Брэд. – Много суеты и никакой результат. Вариант номер два – вынести эту штуковину на свалку и забыть о ней. У меня есть друг с грузовичком, и я могу позвонить ему в любой момент. Этот вариант – тоже не блеск. Нет интриги! Наконец – третий вариант. Мы должны разобраться с проблемой своими силами, и первое, что мы можем сделать, это нажать на кнопку.
     Я задумался. Честно говоря, авантюризм Брэда заражал.
     – Поддержу третий вариант, – сказал я.
     – Джек! – Джуди дернула меня за рукав футболки. – Мы не будем этого делать!
     Я не успел ответить – послышалось гудение, и, секунду спустя, виноватый возглас Брэда:
     – Оп-па!
     – Что такое? – мы повернулись к нему. Брэд стоял рядом с гудящей ловушкой и переводил взгляд с меня на Джуди и обратно.
     – Я нажал на кнопку, – сказал он и, перехватив негодующий взгляд Джуди, затараторил:
     – Блин, ребята, извините! Ты сказал, что согласен, и я так понял, что можно! Я, блин, не семейный человек, я не знаю, как оно у вас решается!
     – Ладно, забудь! – махнул я рукой, внутренне радуясь, что пришел конец неопределенности.
     – Джек, я думал, что ты решаешь!
     – Я же сказал: забудь! Все нормально. Ну, во всяком случае, менять что-либо уже поздно!
     Замолчав, мы уставились на загадочную штуковину. Гул, который она издавала, напоминал гудение кофемолки или миксера. Вдруг внутри нее что-то щелкнуло, и часть фасада вместе с нижней половиной стекла отъехала в сторону. За ней обнаружилась какая-то нездоровая чернота, будто штуковина изнутри была заполнена черной гуашью. Отъехавшая часть висела в сторонке – ее устройство было сродни пассажирской двери микроавтобуса. Очевидно, что это и была дверь. Как я уже заметил, дверь, отворившись, разделила стекло, казавшееся раньше цельным. Верхняя его часть осталась над открывшимся проемом, и на ней немедленно вспыхнули красные буквы: «Не входить!»
     – Очень здорово! – произнесла Джуди. – Что теперь?
     Мы с Брэдом молча приблизились к машине – теперь у меня это название получалось на автопилоте, – и заглянули внутрь. Я говорю «заглянули», но на самом деле ни один из нас не решился просунуть туда голову. Мы просто смотрели на эту тьму.
     – Как думаешь, что это? – спросил Брэд.
     – Я не знаю, – сказал я. – В кухне светло, там не может быть такой темени.
     – Я думаю, – нервно сказала Джуди, – что это подарок для Саймона Доудса!
     Саймон Доудс – владелец ближайшей свалки. Мы с ним были близки когда-то по поводу моего с Брэдом бизнеса, и Джуди случайно мельком его знала.
     – Может, принести фонарь? – предположил я.
     – Погоди, давай туда чего-нибудь сунем! – возразил Брэд.
     – Эй, меня кто-нибудь слушает? – Джуди повысила голос. – Я не желаю видеть у нас в доме эту вещь! Она не вписывается в мое понимание слова «интерьер»!
     – Но ведь это же интересно исследовать! – воскликнул я.
     – Интересно? Ага, давай. Мы нажали то, что не следовало нажимать, открыли то, что открывать не стоило, так почему бы нам не войти туда, куда входить не надо? Кто первый? Может, ты, Брэд? Ребята, вам в голову никогда не приходила мысль, что такие надписи получаются не спроста?
     Брэд все это время молчал, глядя внутрь кабины, а когда Джуди умолкла, сказал:
     – Я зайду.
     – Зайдешь? – переспросил я. – Уверен?
     – Да, на все сто.
     Брэд протянул руку, и его ладонь исчезла в черноте. Некоторое время Брэд выжидал. Судя по сокращающимся мышцам руки, он шевелил там пальцами. Потом он вытащил руку обратно и осмотрел. Ладонь оставалась прежней.
     – Как ощущения? – спросил я.
     – Да никак, – пожал плечами Брэд. – Ладно, я войду и сразу обратно.
     Я кивнул, воздержавшись от «будь осторожен». Каждый человек с инстинктом самосохранения будет осторожным, его не надо об этом просить.
     Брэд набрал в легкие воздуха и шагнул внутрь. Чернота равнодушно проглотила его. Запоздало я сообразил, что надо было держать его за руку.
     – Господи Боже! – прошептала Джуди.
     Прошло секунд пять, и Брэд вышел обратно. Я не смог сдержать вздоха облегчения.
     – Ну, как там?
     – Пусто, – спокойно ответил Брэд. – Когда ты внутри, там никакой темноты нет. Она стальная внутри. И через проем все видно. Давай, посмотри сам!
     – Джек, нет! – сказала Джуди. – Не делай этого!
     – Но, Джуд, там безопасно, – возразил я.
     – Да. И еще, если я не ослышалась, там пусто! А раз так, то нечего там и делать!
     Рационализм Джуди всегда отрезвлял меня, но не теперь. Теперь во мне проснулся собственный рационализм:
     – Но, раз так, то нечего и бояться!
     – Да что ты ее слушаешь? – поморщившись, сказал Брэд. – Вот уж не думал, что из тебя выйдет такой подкаблучник!
     – Слушай, ты! – вскипела Джуди.
     – Джуд, успокойся, хорошо? – сказал я. – Брэд, заткнись! Держи свое мнение при себе – по данному поводу оно мало кого интересует.
     Обстановка в доме накрывалась медным тазом. Надо было выпроваживать Брэда, пока не произошел скандал, но я не мог унять любопытства.
     – Я быстро, – сказал я Джуди и сразу зашел внутрь.
     Уже в кабине меня настиг крик Джуди: «Джек, стой!»
     Изнутри кабина действительно была стальной. Стекол не было, очевидно, они были снаружи лишь как элемент декора. В общем, я оказался в сплошной стальной капсуле. Повернувшись к проему, я увидел свою кухню. Брэд стоял неподалеку, равнодушно глядя куда-то, а Джуди стояла у самого входа, испуганно глядя прямо на меня. И тут до меня дошла вся суть. Я сразу вышел обратно.
     Джуди бросилась ко мне на шею, и мне пришлось это терпеть. Черт, ведет себя, как слабоумная! Мог же я на такой жениться! Я встретился взглядом с Брэдом, и он понимающе мне улыбнулся. Пора.
     – Господи, как ты меня напугал! – говорила Джуди. – Теперь мы можем избавиться от этой штуковины?
     Я усмехнулся ее словам и сказал:
     – Конечно, можем. Только… Знаешь, Брэд не упомянул из вежливости, но там на полу твой…
     Я шепнул последнее слово ей на ухо.
     – Что? – Джуди отшатнулась, посмотрела на Брэда и покраснела. – Но как… Я хочу сказать, я еще месяц назад…
     – Я знаю, – мягко сказал я. – Но он там. Забери, а мы с Брэдом пока договоримся насчет грузовичка.
     Она колебалась, и я добил ее:
     – Что подумает Саймон Доудс, если найдет?
     Она решилась, подошла к кабине. Мы с Брэдом отошли к телефону.
     – Это точно… не опасно? – спросила Джуди, глядя на меня, как перепуганный олененок. Может, каким-то шестым чувством понимала, что что-то не так.
     – Я ведь жив, – спокойно сказал я.
     Джуди колебалась еще пару секунд, а потом шагнула внутрь. Те несколько секунд, что она была там, показались мне часами. И вот, наконец, она вышла наружу, соблазнительно улыбаясь мне. Моя жена.
     – Разве ты не мог просто объяснить? – спросила она, подойдя ко мне. – Я бы поняла.
     – Нет, не поняла бы, – сказал я.
     Мы обнялись, наслаждаясь новообретением друг друга. Я слышал, как где-то сзади Брэд открыл бутылку пива.
     – Ну что? – сказал он. – Начнем с парня с грузовичком?
     – Ага, – откликнулся я.
     – И пусть захватит побольше друзей, – добавила Джуди.
     Впереди была еще целая пропасть работы, но мы не отчаивались.
    
     20-22 ноября 2007г.
    



Южная португалия алгарве куда поехать на экскурсию.|titan gel kaufen|Принцип работы кислородного концентратора|titan gel https://www.titangel.su/vietnam.html