Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

123



Иван  Иванов

Антиквар

    Сидя на полу с разбитым лицом – много не навоюешь. Особенно если за дверью – охрана. На окне нет решеток, только жалюзи, но Мишель знал, что этаж как минимум четвертый, так что надежды покинуть комнату не было никакой.
     « -…Ты должен суметь продержаться с момента ареста хотя бы три часа, - вспоминал он слова наставника. – Три часа. Если получится больше – то лучше напрячься и отхватить у них еще минут тридцать. Чип обработан так, что сразу они к нему не подберутся. Даже если натравят на тебя своих лучших людей…»
     Подходил к концу второй час. Двое молодых парней в серебристых комбинезонах настраивали в дальнем углу комнаты какую-то штуку, от одного вида которой становилось не по себе – стоило лишь вспомнить о конфигурации разъема на затылке и посмотреть на свисающие коннекторы. Мишель уже не делал попытки заговорить с ними – лицо ему разбили именно тогда, когда он поинтересовался у одного из них, который час. Дверь спустя секунду открылась, вошел какой-то монстр с автоматом и коротко, но хлестко дважды ударил его прикладом. Сознание покинуло Мишеля на некоторое время – а когда он пришел в себя, желания общаться больше не было.
     « -…Самое главное – вовлечь их в разговор. Торгуйся, смейся, издевайся над ними – но держись. Не дай им повода подключиться к тебе раньше. Они наверняка поместят тебя в экранированное помещение – поэтому мы не сможем помочь сразу. А чтобы нанобот нашел тебя в этом чертовом мегаполисе – нужно не меньше трех часов. Вот откуда вязался этот срок, эта цифра. Как только ты будешь запеленгован – бот внедрится в чип…
     - Внедрится? В чип?
     - Чему ты удивляешься? Там столько секретной информации, что после его взлома нам не останется даже пяти минут на сборы – возьмут всех и сразу! Откуда в тебе столько наивности в отношении техники?
     - Нисколько. Мое дело – убивать. Ваше – делать так, чтобы все случилось именно там и именно тогда, где и когда запланировано. Я не имею никакой заинтересованности в том, чтобы эта штука где-то в затылке корректировала мою жизнь. Так что – если это нужно вам, сами и занимайтесь этой проблемой. Что же случится через три часа, если вы не сможете найти меня – и вместе со мной мой чип?
     - Я не хотел бы даже думать об этом. У нас отработана схема эвакуации… Мы не станем ждать три часа. Через два с половиной - руководство движения будет вынуждено сменить место базирования. Основные подразделения также будут передислоцированы. Суть – через три часа после задержания ты уже будешь не нужен ни мне, ни кому-либо другому. Ты станешь списанным материалом. Безвозвратной потерей. Но ведь ты знаешь, на что идешь?
     - Конечно. Я один из тех, кто служит вам не из финансовых, а идейных побуждений.
     - Да, я помню. Будем думать о хорошем, но… Но есть одно «но», Мишель. Мы играем против людей, подготовленных ничуть не хуже нас. Есть один человек, против которого мы бессильны. Хотелось бы сказать «пока бессильны», но почему-то в светлое будущее верится с трудом. Никто из ныне живущих никогда не видел его – а те, кто видели, уже давно мертвы и не могут ничего рассказать. Есть только одно – прозвище. «Антиквар». Запомни – если в течение первых двух часов к тебе придет Антиквар… Ампулу с ядом далеко не прячь. Понял? Он вынет из тебя душу – а вместе с ней и информацию из чипа…»
     Мишель подумал, что два часа уже прошли. Если через тридцать минут он не почувствует под кожей плеча колючий микроимпульс – значит, все кончилось и его списали.
     Ноги затекли, но он боялся даже пошевелиться – парни за дверью, похоже, наблюдали за ним через какую-то скрытую камеру. Облизнув разбитые губы, он медленно покрутил головой, разминая окаменевшие мышцы шеи.
     - Где этот проклятый Антиквар? – шепнул он себе под нос. – Существует ли на самом деле?
     Тем временем парни отошли на пару шагов от того устройства, которое самозабвенно настраивали все то время, что Мишель находился в комнате, покачали головами, а потом один из них что-то сказал в микрофон, спрятанный где-то в воротнике.
     За дверью послышались шаги. Дверь отворилась, в комнату вошел человек – высокий, властный, в сером костюме и сверкающих лаковых туфлях, которые сразу приковали взгляд Мишеля. Остановившись в дверях, мужчина осмотрелся, молча кивнул парням, которые только и ждали этого сигнала, чтобы в мгновенье ока исчезнуть.
     - Мое имя Лоренс, - представился он, стоя спиной к Мишелю. – Вам предстоит общаться со мной в течение ближайших суток. Если вы не умрете раньше.
     «Сутки, - облегченно вздохнул пленник. – Значит, они успеют. Не придется даже напрягаться, выпутываться из этих сетей. Напротив, надо покрепче в них увязнуть…»
     Тем временем Лоренс достал из внутреннего кармана пиджака маленькую записную книжку и ручку «Паркер», зачем-то посмотрел на часы и подошел к окну.
     Вид из окна был не ахти какой – практически кадр из антиутопии. Обшарпанные стены, битые стекла... Лоренс пальцем отодвинул пластик жалюзи, сквозь прищуренные веки посмотрел на улицу, вздохнул.
     - Выбрали же место, черт побери... Кондиционера нет, воняет чем-то... И, кажется, имеются тараканы.
     Жалюзи с сухим треском вернулись на место. Закрыв глаза и помассировав их пальцами, Лоренс нехотя повернулся.
     Вид был ничуть не лучше. Стены с облезлыми обоями, исцарапанный паркет, практически полное отсутствие мебели. Вместо люстры – сиротливая лампочка на проводе. Хорошо хоть яркая...
     Для такого грустного интерьера выглядел Лоренс просто сногсшибательно – и именно за это его и ценило руководство. Мужчина в дорогом сером костюме от Гуччи с маленькой записной книжкой и «Паркером» в руках производил очень мощное впечатление на всех, кто имел с ним дело. Не нужны были никакие автоматы, никакие бластеры из бутафории Голливуда – только этот миниатюрный блокнотик и ручка с золотым пером. Дополнял картину совершенно безумный парфюм, который сводил с ума и женщин, и мужчин – в зависимости от того, с кем работал Лоренс в данную минуту.
     - Тараканы, - повторил он и поставил в блокноте жирную «галку». - Это плохо.
     - Почему? - спросил Мишель.
     - Это значит, что здесь пока еще есть для них какая-то пища, - пояснил Лоренс. - И как следствие – квартира уже не кажется мне забытой и покинутой. А так не должно быть...
     Человек пожал плечами и затянулся. Пальцы свободной руки постукивали по полу.
     Лоренс закрыл блокнотик и убрал его во внутренний карман пиджака. Золотое перо было спрятано под колпачок – однако ручка пока осталась зажатой в ладони.
     - Что это за штука? – Мишель кивнул в сторону стойки с аппаратурой. – Детектор лжи? Сканер памяти? Или что-то еще – из области научной фантастики?
     Лоренс ухмыльнулся.
     - Вы мелко плаваете. Сканеры, детекторы… Это все существует уже настолько давно, что глупо было верить, будто никто не придумал средств защиты от подобного рода воздействия. Уверен, что вы – создание достаточно тренированное. Да и ваш чип наверняка обладает средствами противостояния.
     - Так на что же вы надеетесь?
     - Знаете, что я вам скажу… Все настолько серьезно, я даже сомневаюсь в том, что мы оба покинем эту комнату... По крайней мере, целыми и невредимыми.
     - Ну-ну... - казалось, что общаются два равных человека. Ни единым словом – кроме последней скрытой угрозы – Лоренс не выдал своего превосходства, которое, безусловно, существовало.
     - Верить или не верить – ваше дело, - по-прежнему ровно и даже с некоторой долей сопереживания в голосе кивнул он. - Вы ведь понимаете – мы с вами здесь далеко не на равных – причем в обе стороны.
     - То есть?
     - То есть у каждого из нас есть некий аргумент, который делает нас – опять-таки каждого в своей области – неуязвимым перед собеседником. Но вот среднее арифметическое...
     - Неужели стремится к нулю?
     Лоренс улыбнулся, покрутил «Паркер» между пальцами и кивнул.
     - Точно. Давайте прикинем...
     Подойдя поближе, он остановился в паре метров. Пальцы правой руки очень ловко снимали с ручки колпачок и одевали его обратно. Собеседник переводил взгляд с лица Лоренса на эти акробатические изыски и обратно, после чего сделал попытку подняться, но властный взгляд пригвоздил его к полу.
     - Вы здесь не по своей воле – раз, - взмахнул Лоренс ручкой, словно указкой. - Согласны? Ну, еще бы... Вы не можете встать и уйти – два. Я здесь главный – три. За дверями – сила, с которой вам не совладать – четыре. Все эти факты делают вас очень уязвимым.
     Ручка летала туда-сюда, словно большая золотая пчела. Во всем этом не было и намека на попытку гипноза – просто Лоренсу, как дирижеру, так было удобней отмечать вехи в разговоре.
     - Свои плюсы вы перечислили. Теперь давайте мои минусы – и будем надеяться, что они окажутся не менее значимыми, - по звуку голоса чувствовалось, что противник в этом диалоге у Лоренса достойный.
     - Минус один – но он очень большой, - раздалось в ответ. - Вам известны адреса нескольких участников антиправительственной организации, именуемой себя «Ауткаст». Вы позиционируете себя изгоями в современном обществе и в силу разных причин совершаете противоправные действия, направленные на подрыв авторитета существующего строя...
     - Как по учебнику! «Ауткаст»! И у вас я, наверное, прохожу не под именем, а под какой-нибудь кличкой!
     - Точно. В вашей организации никто не знает вашего настоящего имени. По нашим сведениям, вы сменили несколько подставных имен, живете по поддельному паспорту и сейчас являетесь гражданином Греции с неожиданным французским именем Мишель Мегрэ. Вы в детстве начитались детективов? Поклонник Жоржа Сименона?
     - Да. У меня действительно много имен – и последнее мне нравится больше всего.
     - В теперешнем подтексте слово «последнее» звучит очень правдоподобно, - усмехнулся Лоренс. - Давайте-ка я озвучу цель нашего совместного пребывания в этой комнате. Вы готовы? Итак – вы называете мне имена и местонахождение своих ближайших соратников по организации, указываете свои ближайшие цели, живописуете в красках свою последнюю мерзость под названием «Взрыв под Эйфелевой башней»... Надо же, я только сейчас обратил внимание на эту связь – сначала вы выбираете себе новое имя, а потом... Французское имя – взрыв во Франции... Впредь надо быть более внимательным к мелочам...
     Лоренс пробормотал себе под нос «Растяпа...» и отошел к окну. Вообще это была не его задача – решать головоломки. Его всегда подключали на тех этапах операции, когда было уже не до этого – когда наступал форс-мажор, когда такие сволочи, как этот Мегрэ, находились в паре мгновений от очередного преступления. Но едва он подступался к своей части работы, как нередко замечал очень серьезные логические просчеты у своих коллег по министерству.
     - Привыкли... Стволами махать, - сказал он сам себе, вновь подойдя к жалюзи. - Силовики. А потом - «Господин Лоренс, задержанный не высказывает желания сотрудничеству... Явно не приказываю, но... Ваше вмешательство необходимо в интересах национальной безопасности...» Чистюли! Если бы хоть один из них напряг свои мозги...
     Он резко повернулся к Мишелю.
     - Думаете, вы умнее всех? Я ненавижу террористов с тех самых пор, как еще в школе прочитал о том, что мир перевернулся одиннадцатого сентября! Ведь эта система тотального контроля, которую вы – непонятно из каких соображений – стремитесь побороть, именно она помогла победить чуму терроризма! И плюс ко всему – когда вас проклинают, считая нелюдями, я искренне радуюсь тому факту, что скоро истина станет доступна всем. Киборги хреновы…
     Мишель прищурился. Последние слова ему очень не понравились.
     - Я неправ? – Лоренс подошел вплотную; у Мишеля сложилось впечатление, что он сейчас нарисует ему своей ручкой крест на лбу и выстрелит туда. – Ведь вы люди процентов на восемьдесят. Остальное – полупроводники. Вы - идеальные исполнители. Знаешь ведь прекрасно, что это за штуковина, - и он махнул рукой в сторону прибора. – Как только мне удастся подключиться к тебе и снять защиту – тайна твоей организации наконец-то станет достоянием службы безопасности.
     - Да, вы правы, - сухо подтвердил Мишель. – Я киборг. И я знаю, что запрограммирован. Но вы не представляете – в процентном соотношении – сколько во мне истинного фанатизма и сколько компьютерного.
     - Уверен, что компьютерного, встроенного в тебя – все сто, - Лоренс отступил на шаг. – Еще никто из вас не смог доказать обратного.
     - Вам?
     - А тут что, есть еще кто-то? – Лоренс усмехнулся. – Мне. Больше никому доказывать не надо.
     И вдруг Мишеля словно осенило:
     - Вы – Антиквар?
     Лоренс замер на мгновенье и сделал шаг обратно на то место, где стоял.
     - Антиквар? – переспросил он, пробуя слово на вкус. – Почему?
     Мишель молчал. Или он ошибся, или это такая игра.
     - Не знаю… Мне показалось, что… Да бросьте, забудем это. Глупость какая-то получилась…
     - Отчего же… - Лоренс хитро прищурился и улыбнулся. - Где вы услышали это слово? Вас инструктировали?
     - Нет, - ответил Мишель и сразу понял – фальшиво звучит. Но все равно повторил:
     - Нет.
     - Хорошо, - Лоренс наклонился к самому лицу. – Да, я – Антиквар.
     В следующую секунду Мишель медленно отклонился назад, уперся затылком в стену и внезапно рванул угол воротника. Что-то маленькое сверкнуло на губах – и в то же мгновенье Лоренс, словно ожидая чего-то подобного, со скоростью молнии воткнул «Паркер» ему в рот. Что-то хрустнуло – но это была не ампула с ядом, а выбитый зуб.
     Мишель захрипел, но челюсти сжать не смог – ручка не поддалась. Дверь хлопнула. Чьи-то сильные руки схватили его голову, удар в живот заставил закашляться. Лоренс нажал на кончик «Паркера» - и рот Мишеля сам собой стал раскрываться. Он попытался проглотить ампулу, но Антиквар только рассмеялся:
     - Даже и не пытайтесь. Глотать целиком – бессмысленно. Думаете, вы первый? Нет, со мной такие фокусы давно не проходят. Мой любимый «Паркер» со встроенным роторасширителем сделан из титанового сплава – перекусить не удастся. Думаете, я просто так тут ручкой у вас перед носом размахиваю? Смешно…
     Он вынул изо рта Мишеля ампулу, бросил на пол и раздавил.
     - Скажите, почему вы так боитесь меня? Ведь наверняка делаете это неосознанно. Вас – заинструктировали?
     Мишель смотрел на него волком. По подбородку текла кровь. Он косился то на Лоренса, то на автоматчика, который пока не вышел из комнаты – и не делал никаких попыток освободить рот от железной штуки.
     - Понимаю, с таким подарком во рту много не наговоришь. Но можно просто кивнуть…
     Неожиданно Мишель ощутил какой-то легкий укол в углу правого глаза. Он заморгал, но руку, уже метнувшуюся к глазу, сумел остановить, и пальцем показал на жуткое изобретение Лоренса.
     - Ладно, убираю. Но поверьте – такие фокусы со мной не проходят. Давайте-ка лучше подключим его к нашему агрегату…
     Щелкнув какой-то маленькой кнопкой, Лоренс вытащил ручку изо рта Мишеля, вытер слюну и кровь и его воротник, после чего кивнул охраннику:
     - Надо его подтащить ближе к окну. Боюсь, сам он не захочет идти.
     Покалывание в глазу стало сильнее. Мишель не выдержал, сжал веки; из глаза вытекла слеза. Лоренс тут же заметил это:
     - Что с вами?
     Мишель замотал головой – он сам не понимал, что происходит. Ему показалось, что колющие ощущения переместились куда-то в голову – он поднял испуганные глаза на Лоренса – и тот сразу все понял.
     - Нанобот! – крикнул он. – Излучатель!
     Легкое гудение возникло практически сразу – Мишель ощутил его всем своим телом. Жар волной прошел по телу – но было поздно. Легкий удар молнии в затылок – и Мишель сполз по стене на пол…
     Очнулся он быстро – Лоренс бил его по щекам. Взгляд никак не мог сконцентрироваться на чем-то одном – все расплывалось, двоилось, кадры сменялись с завидной быстротой… Наконец, Мишель сумел заставить себя увидеть Антиквара.
     Лоренс пристально смотрел ему в глаза, словно пытаясь прочитать там что-то.
     - Что.. это было? – выдохнул Мишель.
     - Нанобот уничтожил чип, - ответил Антиквар. – Стер всю твою программу. Те самые двадцать процентов сознания, навязанные извне. И теперь ты человек – самый обыкновенный человек.
     - Они успели… - криво усмехнулся Мишель. – И теперь – все…
     Лоренс выпрямился, спрятал «Паркер» в карман пиджака и сказал:
     - А вот это вряд ли.
     Отойдя к окну, он вставил в ухо маленькую капельку передатчика и сказал:
     - Они стерли киборга. В принципе – я ждал этого. И более того – именно это и было нужно. Знаете, какое прозвище они мне дали?... Лично мне нравится. «Антиквар». Да… Именно. Правда, меня это наводит на мысль об утечке информации – потому что мой стиль работы данное прозвище объясняет недвусмысленным образом… Ну да бог с ним. Пусть боятся…
     Мишель смотрел на него словно сквозь целлофан – мир оставался мутным, голос Лоренса доносился откуда-то издалека, будто Антиквар находился за стеной.
     - … Сейчас сделаю… У нас есть еще двадцать четыре минуты. Можно успеть выкурить сигарету, сварить и выпить кофе… С людьми ведь проще, чем с киборгами. Ладно, пора за дело.
     Он отключился и подошел к Мишелю.
     - Знаете, в чем ваша ошибка – ваша и ваших хозяев, или как вы их называете, идейных вдохновителей? Вы думаете, что двадцать первый век уже настолько далеко зашел, что пути назад нет. Компьютеры, хакинг, нанотехнологии – это все для вас такие же вещи, как хлеб, вода, секс. Вы готовы встретиться со сканерами и детекторами лжи, вы считаете, что любая штука на кремниевой основе спасет вас от поражения, защитит, скроет ваши следы… Но сейчас вы снова человек. А человек – существо уязвимое. Независимо от того, какое на дворе столетие. И сейчас я вам это докажу. Докажу, что достать воспоминания из мозга человека легче, чем из памяти киборга. Ведь не зря меня назвали Антикваром. Все новое – это хорошо забытое старое.
     Он вышел из комнаты буквально на минуту, а когда вошел, Мишель в ужасе постарался отползти в угол, но автоматчик, сопровождавший Антиквара, не дал ему это сделать…
     Лоренс открыл окно и дышал вонючим воздухом мегаполиса – но это было намного лучше, чем то, что было в комнате.
     - …Записали? У них две штаб-квартиры. У вас есть одиннадцать минут. С вашими возможностями перемещения по городу – думаю, вы реально успеваете. И знаете что – дайте мне отпуск. Надеюсь, у ваших сотрудников хватит ума содержать пленников в таких помещениях, куда не проберутся стиратели-наноботы…
     Лоренс обернулся и посмотрел на умирающего Мишеля. В комнате очень сильно пахло паленым человеческим телом. Разорванная одежда, обожженное лицо, груди и живот. Рядом на полу – включенный утюг с приплавившейся к нему кожей, которая все еще дымилась маленькими угольками.
     - Я же говорил – достану. Все ваши секреты – на этом утюге. Ведь неважно, какой век – двести двадцать вольт в розетке еще никто не отменял.
     Мишель хватал ртом воздух и чувствовал, как все уплывает куда-то…
     - Он больше не нужен, - кивнул Антиквар автоматчику. Тот, хоть и сохранил самообладание, был бледен, как мел. – Можете расстрелять. Можете… Короче, все что хотите. Он отработанный материал. Думаю, что так считали и его хозяева. Да, и эта комната… Она мне не нравится. Тараканы… Не люблю.
     Он еще раз посмотрел на Мишеля.
     - Прощай, киборг. С этой минуты – я в отпуске. Так что утюг в морду или электрод в задницу – только через два месяца. Как этот мир проживет без меня – право не знаю…
     Он усмехнулся и ушел. Автоматчика стошнило…