Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

перевести вебмани
uachange.net



Галина  Резлер

Чёрт белобрысый

    
     Малышей с круглыми голубыми глазками, глубоко посаженными у носика, и тонкими волосёнками с мелкими кудряшками на кончиках называют ангелочками, а вот Володеньку иначе как «черт белобрысый» никто, после пяти минут знакомства, не называл. Со стороны уж очень грубо и непедагогично, но тут суди да ряди, вздыхай - не вздыхай, а так и было.
     Как- то мама Володеньки занималась домашними делами, временами поглядывая на сынишку, мирно игравшего со своими игрушками.
     Каким же было ее, мягко сказать, удивление, когда на тихий стук в дверь, она услышала шёпот соседки:
     -Так ты дома, Лида?
     Что же могло так напугать соседку и поразить маму, вошедшую в комнату игравшего малыша?
     Володенька посматривал на тех людей внизу, которые забавно себя вели и больше привлекали внимание, чем байки мамы из ванной. Одни брякались в обморок, другие часто крестились, третьи растягивали покрывало и, закинув голову, высматривали кого-то. Володю эта суета забавляла, он дрыгал ножкой, стоя на подоконнике открытого окна на четвёртом этаже. Порою, он отрывал ручонки от рамы и бил в ладошки.
     -Да что ж это такое?! Этому черту белобрысому море по колено!– утирая пот со лба, бормотал сосед, отбрасывая покрывало и доставая дрожащими руками сигареты, когда мама Лида втащила сынишку в квартиру.
     Время шло, Володенька подрастал. А процесс «перебесится – уляжется», как успокаивала Лиду соседка Екимовна, затягивался. Многоквартирный дом ждал утреннего пробуждения Володеньки. И когда он отправлялся с мамой в садик, об этом знали все. Громко хлопала входная дверь, коты разбегались кто куда, соседские мамы прятали своих ангелочков. А кто не успел – опоздал! Тогда уж, берегитесь, сами на дороге стоите!
     И с каждым днем Володенька доказывал народную мудрость, что маленькие детки - маленькие бедки.
     Взрослые решили, что у мальчика нет чувства опасности и порога боли.
     А что скажешь, если он обледеневал, заливая горку водой в двадцатиградусный мороз, если гулял целый день с переломом и только тогда, когда вечером его мама расстегивала пуговичку у запястья руки, морщился.
     Ничего об этом не знал дядя Володеньки, который приехал со своим другом проведать сестру.
     Тут-то Лида и уговорила его взять с собой малыша, чтобы он некоторое время пожил у бабушки. Нужно сказать, что услышав о путешествии на самолете, Володя на самом деле стал ангелочком, а поверить в страшные рассказы завистливых соседей два взрослых не могли. И больше всего уговаривал взять с собой Володю папин друг Николай, о чем потом даже вспоминать не хотел. Но все по порядку.
     Серым зимним утром в самолет вошел мальчик с глазками чистого неба и с завитками нежных солнечных лучей. Стюардессы, увидев очаровательного пассажира, стали еще красивее и неподдельно улыбались, когда провожали его к месту. Володенька послушно уселся, только не хотел расставаться со своим вещевым мешочком, который дала ему в дорогу мама, но это и понятно, ребенок летит один. Самолет поднялся в воздух, не помешала даже начавшаяся пурга.
     После завтрака дядя решил отвезти племянника в туалет, согласно предписаниям сестры.
     Володя вдруг заупрямился и поставил условие, что он сделает свои дела, если будет один, - и никак по-другому.
     -Только - не закрывайся, я постою рядом, - согласился дядя.
     -Я не буду, - дал честное слово малыш, глядя васильковыми глазками ангелочка.
     Через минуту дядя ругал себя последними словами. Володя не открывал, не соглашался ни на какие уговоры и твердил только:
     -Мне тут дышать нечем! Хочу на воздух!
     Вызвали командира самолета, который обещал Володе даже штурвал управления!
     Малыш затих и тихо проговорил:
     -Я застрял!
     -Где? Как? Что?
     -Нога в унитазе застряла!
     Дядя, обливаясь потом, простонал:
     -Как в унитазе?
     -Я хотел сделать дырку на волю.
     Тогда решили взломать дверь. Благополучно вытащили и ножку малыша.
     Малыш ангельскими глазками взглянул на летчика:
     -А когда порулить дадите?
     -Конечно, конечно, как обещал, - взял мальчонку за ручонку и повел в кабину пилотов.
     Стюардесса испуганно посмотрела, но, проходя мимо, командир шепнул:
     -Я не буду выпускать его руку.
     Лететь было долго. Два взрослых мужика, выслушав возгласы, предположения, советы недовольных попутчиков, почувствовали, что очень устали.
     Малыш задремал, тогда и дядя Гена, и его друг Коля решили отдохнуть.
     Легкое шевеление малыша во сне, - и сопровождающие открывали глаза.
     Прилетели в Сухуми, где делали пересадку, уставшими и выжатыми, как те мандарины, из которых Володенька добывал сок.
     Малыш очень хотел пить, он изнемогал от жары, но не снимал ни шубу, ни шапку, ни валенки, в которых отправила его мама, провожая в пургу на юг.
     А тут семнадцать градусов тепла! Весна да и только! Пальмы, мандарины! Мороженое! Володя попал в сказку! Глаза разбегались! Но, прежде чем любоваться красотами, Володенька решил доесть три килограмма мандаринов. Николай шепнул:
     -Это очень опасно, Гена, как бы…
     -Что «как бы»? Он сидит на месте, что может быть лучше? Мы сможем вылететь по расписанию…, - проговорил Геннадий и осекся, взгляд, брошенный в сторону племянника, застыл. Николай посмотрел туда же и прирос к месту.
     Володи не было. Не было и его сумки с вещами.
     -Как такое может быть! - простонал Николай.
     – Говорил же я тебе, надо было пять килограммов покупать! - Геннадий поднял пустую сетку из-под мандаринов.- Ну, если я его найду, посажу на поводок для собак! Даю слово!
     -Да, если мы его найдем! – Николай озирался по сторонам, где, нежась в лучах теплого солнышка, колыхались волны людей. - Люди! Мальчика не видели?
     Два взрослых мужика бегали, как угорелые, по аэропорту, заглядывая даже в мусорные ящики. Объявили о регистрации на ожидаемый самолёт.
     Николай схватился за левый бок и протянул:
     -Караул!
     Гена сел на корточки у стены:
     -Где тут сдают билеты?
     -Мужчины! - раздался женский голос. - Это не вы мальчика ищите?
     -Мы!
     - Так, может, это ваш на пальме сидит?
     - В шубе и валенках? – поинтересовался Николай.
     -Ага!
     -Где эта пальма? – Геннадий выпрямился, стиснув зубы.
     -Да вот там, за киосками.
     Геннадий ринулся сквозь толпу.
     -Милок! Ты уж не больно гневайся-то, он же еще совсем маленький! - крикнула вслед женщина.
     Геннадий ничего не ответил, только шаг его стал шире.
     Выйдя из-за киосков, что тесными рядами окружали аэропорт, Николай увидел Геннадия в толпе. Люди показывали куда -то вверх и громко переговаривались:
     -Как же он взобрался?
     -Потерялся, маленький!
     -Где же его родители?
     -Вот он я, его дядька!
     -За мальчиком смотреть нужно, - возмущалась старушка.
    
     Геннадий вздохнул:
     -Вот такой я плохой дядька, не досмотрел.
     -Что стоять, его оттуда снять нужно, - запричитала женщина, державшая на руках упитанную девочку.
     -Снять?! Легко сказать, сама попробуй залезть на пальму, - пресёк возгласы жены крепкий мужичок.
     -Зачем ты туда залез? – спросил племянничка Геннадий.
     -Вас искал!
     -Слезай!
     -Не могу, валенки скользят!
     -Сними валенки, бросай вниз!
     -Нет!
     -Нужно пожарников вызывать, - посоветовал дед. – Мальцу самому не слезть.
     -Давайте-ка я попробую, - предложил подошедший молодой парень, он с трудом вскарабкался по практически гладкому стволу, но на самом верху замешкался.
     -Что там?- крикнул Геннадий.
     -А тут мешок зацепился.
     -Да брось ты его?
     -Да не отцепить пацана от него!
     -Тогда брось этого поганца.
     -Брось! - голос парня захрипел. – Скорее он меня задушит!
     Николай гулко отдувался, держась за левый бок:
     -Сорвутся и убьются!
     -Ой, я смотреть на это не могу, - женщина, прижимая к себе пухлую девочку, пошла прочь.
     -Да, ребята, вам не позавидуешь, - покачал головой крепкий мужик.
     -Что делать, Гена? - Николай дернул друга за рукав.
     В это время парень высвободился из цепких ручек малыша и, держа его за шкирку, начал спускаться вниз.
     - Люди, разойдитесь! – попросил Николай.
     У пальмы остались только крепкие добровольцы, которые не отрывали взгляда от мотающегося взад-вперед ребенка и сползающего вниз парня.
     И вот тогда, когда парень был почти у земли, он крикнул:
     -Ловите!
     В руки дядьки шлепнулся племянничек, который крепко держал свой вещевой мешок.
     На землю спрыгнул и парень.
     -Слышь, паренек, спасибо тебе большое, - поблагодарил Геннадий.
     Парень уселся рядом с пальмой, смахивая пот со лба.
     -Так, где тут ошейники продаются? – Гена посмотрел по сторонам.
     -Малец, ты своего дядьку допек, - шепнул дед на ухо Володеньке, - ты уж не шути так больше.
     -Отшутился шутник! - процедил Геннадий. - Коля, посторожи!
     -Гена, да оставь, уж посадку объявили! Пойдем! Все же обошлось!
     -Ты постой здесь, я скоро! – Геннадий ушел.
     Николай не сводил глаз с мальчика, который просящими глазёнками смотрел на продавца оранжевыми мандаринов.
     Сердце Николая сжалось, - и через мгновение Володенька счищал душистую кожуру.
     Летели, спутав ноги мальчика ремнями, помимо пристежных, к которым не было никакого доверия.
     Пассажиры возмущались, а два друга, преодолевая усталость и стыд, молчали, проклиная то, что на лету не выпрыгнешь и сигаретку не закуришь.
     Через два часа после благополучного приземления, друзья прощались у калитки нашего дома.
     -Зайдем, винца выпьем, поужинаем.
     -Нет, - отказался Николай, - я домой!
     Жена Николая дня через два спрашивала у моей мамы:
     -Полина, ты знаешь, что произошло в дороге? Мой Николай от усталости глаз открыть не может. Не ест толком, не пьет, а только просит:
     -Не шумите, дайте отдохнуть.
     Пока Володенька был в гостях у бабушки, в одном дворе с которой жила и наша семья, Николай в гости не приходил.
    
     ***
     Приезд внука был для бабушки Нюры большим и радостным сюрпризом. Она всплескивала руками, - все никак не могла нарадоваться.
     Мой же папа, ничего не поясняя и ни о чём не рассказывая, сухо произнес:
     -Вот, привез я тебе, мама, твоего внука. Передаю из рук в руки.
     Бабушка радостно протянула руки к внуку, а тот крепко схватился за дядькину штанину.
     -Володенька, внучек! Радость-то какая! Бабушка по тебе так соскучилась!
     -Соскучилась? - недоверчиво переспросил Володя и взглянул на дядю.
     - Ты к бабушке хотел, вот и приехал. Иди!
     -А если она умрёт?
     Вопрос заставил и моего папу, и бабушку врасплох.
     -Почему это! - протянула бабушка.
     - Я здесь не останусь! Ты старая! Помрёшь, - что я буду делать?
     -Не помру, не бойся! - бабушка погладила его по голове. Володенька отстранился и крепче вцепился в ногу дядьки. - Я у неё не останусь!
     - Гена, ну, пусть он эту ночь у вас переночуют, а завтра я с ним договорюсь.
     Делать было нечего, папа тяжело вздохнул и пробормотал:
     -Закрою на ключ - не убежит!
     -Ты о чем это? – бабушка натянула шапку на головку внука.
     -Да, так! Пошли, - коротко проговорил он. Володенька быстро выбежал из комнаты. – Стой! Сходи в туалет, а то у нас унитазов нету, все удобства на улице, а на ночь тебе тетя Полина горшок поставит.
     -Я не хочу!
     Отец даже спорить не стал, сил не было.
     Постелила моя мама гостю на диване, улеглись, поужинав, спать, как вдруг послышались тихие шажки.
     -Приспичило! - пробурчал отец.
     - Нужно мальчику помочь.
     Мама включила свет, Володя сидел на стуле, подобрав ножки.
     -Володенька, по маленькому захотел? – спросила она ласково.
     Володя молчал.
     -Гена, иди сюда, он стесняется меня, иди ты!
     Отец встал. Мама поправила спавшее одеяло - и охнула. На полдивана была огромное мокрое пятно!
     Отец не удивился неприятностям.
     - Володя, я ж тебя уговаривал!
     Он присел на корточки и заглянул в глаза племянника.
     -Что ж, будешь на мокром спать, тебе так больше нравится. Пойдем, Полина.
     -Да ты что! – запротестовала мама. – Так нельзя! Он маленький, я клеёнку постелю.
     -Я на клеёнку не лягу.
     -Что, тётя Полина, слышала, он на клеёнку не ляжет! - папа устало сел на стул. – Так что, заботливая тётя, постели нашему гостю в коридоре коврик, тот, на котором наш Шарик спит, вот на нём нашему гостю будет удобно, сухо во всяком случае. А ты, племянничек, не стесняйся, если что – не терпи.
     Володя с любопытством посмотрел на дядю, потом на обомлевшую тётю, затем на диван, застеленный клеёночкой, подумал, сполз со стула и пошел в коридорчик.
     Моя мама преградила ему дорогу и с упрёком посмотрела на отца:
     -Нет, Володя, ты ляжешь на диване. Смотри, я простынку сухую поверх клеенки положу. Смотри, и сухо и тепло. Ложись быстрее, а то ножки застудишь.
     Володя улегся.
     Потушили свет, разошлись, а через некоторое время мама снова перестилала постель, не веря в то, что происходит. Отец лишь отвернулся к стене и пробурчал:
     -Делайте, что хотите! Вот спал бы на коврике…
     Ночь показалась моей маме длинной и ужасной, на работе она засыпала за столом.
     День Володя провел в знакомстве с голубятней, собакой и подвалом. Дедушка Витя, для которого голуби были больше, чем любимые птицы, закрутил проволокой замок, затянул плоскогубцами створочки окошек голубятни, при этом он не уставал повторять:
     -Володя, мы с тобой вместе будем навещать голубей. А закрываю я голубятню потому, что повадилась кошка.
     -Дед, ты не волнуйся, кошка здесь больше гулять не будет, это я тебе обещаю.
     Дедушка внимательно посмотрел на внука и почесал затылок.
     -Володя, а во что ты играть любишь?
     Володя пожал плечами.
     -Хочешь смастерить ветряк.
     -Ветряк?
     -Да, он будет поворачиваться по ветру и крутиться. И мы будем знать, какой ветер дует?
     -Давай мастерить ветряк.
     Володя пошел вслед за дедушкой. Наш дедушка Виктор был мастером на все руки, он смог увлечь Володю на целых двадцать минут. Володя работал не покладая рук, даже вспотел от усердия. Но дедушка Витя не подозревал, что это его предложение обернётся ужасным скандалом, который разразится в нашем тихом, окутанном виноградной лозой дворе.
     Итак, ветряк был готов, дедушка предложил Володе подождать, пока он обстругает шест, на котором они и закрепят готовую поделку. Когда дедушка повернулся, Володи рядом не было, но дедушка слышал, как внучок мурлыкает какую-то песенку. Довольный, дедушка вышел из мастерской, нахваливая шест, но ответ услышал откуда-то сверху. На козырьке крыши сидел Володя и пристраивал ветрячок.
     -Здесь ему самое место!
     -Э! Э! – потерял речь дедушка, он открывал рот и махал руками, что–то кому-то показывая.
     -Деда?! А если я на цыпочки встану, то мой дом будет видно?
     Володенька приподнялся, вытянул свою тонкую шею.
     -Куда смотреть нужно?
     -Э! Э!
     Не услышав ответа, взглянул на деда:
     - Сам не знаешь?!
     На пороге маленького саманного домика показалась бабушка Аня:
     -Пора к столу, не задерживайтесь! А где Володя?
     -Э! – показывая в небо, простонал дедушка.
     В калитку вошел отец, подъехавший к обеду. Увидев дедушку, машущего и экающего, его как кипятком ошпарило, он посмотрел на крышу:
     -Опять!!!
     -Что значит опять? - подбежала бабушка… - И тут началось! Шум, гам, соседи, лестницы. Спокойным оставался только один человек – Володенька. Он, стоя на козырьке, не обращал никакого внимания на суету, копошение, волнение, окрики. К этому он уже привык. Володя был занят более важным делом, он высматривал в далеких просторах свой родной дом.
     После обеда бабушка никому не доверила своего внука. Она не спускала с него глаз.
     У нас во дворе жила овчарка. Была она отличным сторожем, днем ее держали на привязи, а ночью отпускали. Лучшей охраны для своих голубей дедушка найти не мог.
     Бабушка объяснила Володе:
     - Внучек, собака тебя плохо знает, ты близко не подходи, а то и не заметишь, как голову откусит.
     Володя прищурился, задумался. Бабушка осталась довольной, что припугнула баловника.
     -Если она откусит мою голову, то вот такая жвачка получится, - Володенька отмерил ручками в воздухе размер жвачки.
     Бабушка быстро добавила:
     -Держись подальше от собаки, а то я дяде Гене все расскажу.
     Володя приподнял брови и отошел от собаки подальше.
     -Вот так, будь послушным мальчиком. Сейчас принесу белье, я буду развешивать, а ты мне расскажешь о том, как вы там поживаете. Договорились?
     Володя кивнул.
     Бабушка вошла в летнюю кухню, а Володя, сдерживая обещание, которое дал, стоял далеко от собаки и шестом, который дедушка приготовил для ветряка, старался отодвинуть миску с остатками собачьей еды и чашку с водой, тем самым изучая повадки собаки, так сказать, для близкого знакомства.
     Когда бабушка вышла с корытом белья, собака визжала от бессилия и бешенства. Заметив бабушку, Володя отбросил шест и уселся на пенёчек, что стоял у кадушки, беззаботно дрыгая ножками.
     Весна была ранняя, и вода в кадушке, из которой бабушка набирала воду для полоскания, подмерзла. Бабушка разбила лед ковшиком, набрала ведро и прополоскала простынь, которую Володя за ночь превратил в мокрую тряпку.
     Согревая озябшие руки, она искала ковшик, который куда-то вдруг исчез, посмотрев вокруг, она опустила раскрасневшиеся руки в холодную воду, пошарила рукой, но ковшика в кадушке не нашла.
     Володя спросил:
     -Ковшик ищешь?
     -Да.
     -Вот он! – ласково произнес он и ударил ковшиком по замёрзшим рукам.
     Бабушка прижала руку к руке и вскрикнула, тогда Володя плюхнул ковшиком по водной глади. Вода расплескалась холодными брызгами на её фартук и телогрейку.
     -Гена! - позвала бабушка.
     Володя бросил ковшик и побежал к навесу.
     -О, матушка-голубушка, подвал-то открыт! Гена! Гена! – уже не нарочно, а напугано позвала бабушка.
     Мой отец только и увидел, как побежавший под навес мальчуган провалился в подвал.
     Бабушка схватилась за голову.
     Подвал был глубоким, в него спускались по железной лестнице. Подбежав и не услышав плача, отец понял, что случилось непоправимое.
     Он сделал шаг, другой, - и посмотрел вниз.
     На мешке с картошкой сидел Володя, в руках он держал старую книжку, которой прикрывали небольшую кадочку с капустой, и рассматривал картинки.
     Папа выпрямился и, посмотрев на бабушку, сказал:
     -Он жив и здоров.
     - А почему молчит?
     -Картинки рассматривает.
     -Какие картинки?- недоумевала бабушка.
     -Спроси у него сама.
     Бабушка мелкими шажками посеменила к отверстию.
     - А хорошо тут у вас! – листая страницы, заметил Володя.
     -Как же, как же, - шептала бабушка.
     -А так! Этому прохиндею и подвал не преграда. Провалился, пролетел между перекладинами лестницы и удачно приземлился на мешок с картошкой.
     - Надолго ты его к нам привез, - тихо спросил дедушка, слышавший последние слова моего отца.
     -Да что ты, только приехал! – бабушка поправила платок.
     - А, может, мы телеграмму отобьем, пусть мать приедет и сама тут с ним отдыхает.
     -Что ты , у нее и так трое детей, пусть от этого отдохнет!
     -Я буду тут спать, - сообщил Володя.
     А я и не против, - согласился папа.
     -Да, что ж это такое делается, ребенка в погребе держать! – запричитала бабушка.
     Отец вздохнул:
     -А почему бы и нет? Интересно, какие у нас командировки на этот месяц?
     Вечером бабушка у ворот ждала отца.
     -Гена, он не хочет у нас в доме спать, ну возьми его на ночь.
     -А как же! Конечно! Я утром в командировку уезжаю, - радостно сообщил отец. – Ну что, племянничек, вот твой диван. Ты сейчас ляжешь и будешь крепко спать или…
     Отец подумал.
     -Никаких или.
     Володя лег, моя мама укрыла его теплым одеялом, подтыкая под бока, чтоб не поддувало.
     -Спи, сладких тебе снов, Володенька! Если что нужно, ты меня позови, понял.
     Володя вздохнул, - и это уже было ответом, мама моя это поняла.
     Пока гостил Володя, произошло многое: и примерзал его язык к трубе, и разлетелись все голуби дедушки, и ела собака мамины котлеты, приготовленные на обед, и соседские дети не выходили из своих дворов, а выглядывали в щели забора на улицу. И на день рождения Володеньки моя мама напекла очень вкусные пироги. Исполнилось черту белобрысому, как звали его все наши соседи, целых пять лет!
     Не брала его усталость, никто не слышал его жалоб, ни разу не заплакал он от боли, не терпел бинтов на содранных коленках. Всё как с гуся вода.
     Через пятнадцать лет после службы в армии Володя возвращался с друзьями на автомобиле домой. Уже виднелась табличка родного города, уже выглядывал Володя свой дом, как вдруг машина потеряла управление и выскочила на встречную полосу.
     Из пяти человек, ехавших в машине, погиб один ...