Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

123



Сергей  Мякин

Экскурсия в вечность

    Можно ли попасть на экскурсию ТУДА, откуда ОБЫЧНО не возвращаются?

     «Проклятье! Все пропало! Это конец моей карьеры!», - эти мысли пришли на смену лихорадочной тревоге и полностью охватили Дмитрия Воробьева, когда охранник жестким и холодным голосом сказал: «Я не могу вас пропустить. Посадка закончена», развеяв его последнюю надежду, еще теплившуюся после того, как он прочитал на табло «Рейс 6495 Москва – Токио. 9.50. Регистрация завершена. Посадка завершена». Было уже 9.40, и это означало, что никакой задержки вылета не будет, и он, подающий большие надежды переводчик, из-за собственной непредусмотрительности («Ну что мне стоило проверить аккумулятор в мобильнике прежде чем оставить его на ночь в качестве будильника!» – он готов был разрыдаться от этой мысли, уже, наверное, в тысячный раз преследовавшей его с того самого момента, когда он проснулся и обнаружил, что проспал более чем на два часа из-за того, что ночью в его сотовом разрядилась батарея, и громкой мелодичной трели, ожидаемой в шесть часов с расчетом на то, чтобы успеть позавтракать, еще раз проверить все вещи и успеть в аэропорт к началу регистрации, не последовало) лишался уникальной возможности впервые в жизни обеспечивать синхронный перевод на международной конференции по информатике, его поездка на которую была оплачена крупной российско-японской компанией. Его неявка без уважительных причин, особенно с учетом основанного на педантичности и неукоснительном выполнении любых указаний японского менталитета и того факта, что из-за неработающего мобильника он не смог даже связаться ни с кем из ожидавших его участников делегации, означала полную потерю репутации и почти гарантированное отсутствие перспектив на получение каких-либо серьезных заказов на устные и письменные переводы, по крайней мере в ближайшем обозримом будущем. Никакое полученное ценой огромного труда за время учебы в университете блестящее знание японского и английского языков не могло компенсировать безнадежно испорченный имидж.
     Его охватил приступ ярости и безудержной злобы на себя и неблагоприятные обстоятельства и захотелось топать ногами, биться в истерике и крушить все вокруг. С трудом сдержав себя, он лишь до крови укусил губу и оторвал половину ногтя от пальца, после чего с чувством полного бессилия и опустошенности рухнул на сиденье в зале ожидания…
     Через несколько минут досада и злость отступили на второй план, уступив место более конструктивным мыслям о поиске возможного оправдания. «Надо позвонить директору агентства переводов, через которое я получил этот заказ, и объяснить ситуацию. Ну придумаю что-нибудь… Какое-нибудь ЧП…Что же, черт возьми, придумать? Пробки на дорогах – неубедительно, ведь до «Шереметьево-2» можно запросто на метро и поезде-подкидыше добраться. Авария в метро – не годится, это легко проверить… Что еще – украли сумку с документами – не подходит, о таком надо в милицию заявлять… Черт, что же придумать… Ладно, скажу почти правду – что у нас отключили свет, и электрический будильник не сработал, в конце концов это хоть в какой-то степени уважительная причина, хотя и идиотская. Да, надо позвонить именно сейчас, надеюсь, Ольга Васильевна войдет в мое положение и постарается объяснить все заказчикам. Ведь я для нее ценный сотрудник и вообще она мне, кажется, симпатизирует».
     «Именно так я и сделаю», - окончательно решил он, найдя визитную карточку с телефоном офиса директора агентства «Лингво-Эксперт» Ольги Васильевны Чугуновой, направился к таксофону, лихорадочно проговаривая про себя подходящие слова, которые он собирался сбивчиво произнести униженно-растерянным тоном…
     - Дмитрий Петрович, прошу вас никуда не звонить и следовать за нами. Мы вам все объясним, - с этими словами словно выросший из-под земли высокий человек в черном костюме и невыразительным лицом преградил ему дорогу около самой телефонной будки.
     - Кто вы? – Дмитрий удивленно посмотрел на него снизу вверх и, еще не успев выбрать линию поведения и вообще что-либо подумать, почувствовал, что его ноги стали ватными, сознание затуманилось, а способность к сопротивлению полностью исчезла. Практически не контролируя свои движения, он словно в полусне позволил незнакомцу взять у него чемодан, вышел за ним из здания аэропорта и сел в машину с тонированными стеклами. Кажется, он еще помнил, что на заднем сиденье рядом с ним был еще один человек, очень похожий на его спутника. Последним, что он ощутил, был плавный старт автомобиля…
    
     --- --- ---
    
     … Он прочитал журнал, еще раз взглянул в иллюминатор на выглянувшую из-за облаков только что оставшуюся позади береговую линию Охотского моря, откинулся на спинку кресла и задремал, но уже через несколько минут проснулся от чудовищной силы удара, подбросившего его вверх и швырнувшего головой об кресло предыдущего ряда. Потом были дикая боль и ужас от вида падающих с полок вещей, истошных воплей, хлынувшего потока ледяного воздуха и стремительного падения…
    
     - Дмитрий Петрович, вы меня слышите ? – вежливый баритон вырвал его из состояния прострации, наступившего сразу после пробуждения, когда он еще не мог до конца осознать, что все случившееся за мгновения до этого было лишь сном. Открыв глаза, Дмитрий увидел, что он находится в полулежачем положении в глубоком кожаном кресле в небольшой комнате, представляющей собой что-то среднее между офисом и кабинетом. Мягкий свет настольной лампы на фоне полумрака в сочетании с заполненными толстыми фолиантами шкафами, камином в углу и стоящим на столе аквариумом с неторопливо плавающими рыбками создавали успокаивающую атмосферу. Над ним возвышался странный человек очень высокого роста в безукоризненном черном костюме, по своей строгости и покрою напоминавшем классические голливудские фильмы. Дмитрий хотел открыть рот и задать вопрос о том, что с ним происходит, но язык словно присох к его горлу, а все тело казалось настолько тяжелым, что любое движение давалось ему с огромным трудом.
     - Вы, наверное, хотите задать мне ряд вопросов, но затрудняетесь это сделать, потому что еще не отошли от пережитого шока. Я вам сочувствую – вы перенесли тройное потрясение – от собственной оплошности, того, что с вами случилось и того, что с вами не случилось благодаря этой самой вашей оплошности, - умиротворяюще-снисходительным тоном произнес незнакомец, садясь за стол напротив Дмитрия. – Вы же только что видели то, что с вами не случилось, - с легкой улыбкой продолжал он, пристально глядя в лицо Воробьеву своими немигающими черными глазами
     Боль, свист ледяного воздуха и вызывающее тошноту и душераздирающий ужас чувство падения снова охватили Дмитрия, вызывая холодную дрожь, и он с испугом посмотрел на собеседника.
     - Да, бывают ошибки, которые спасают нам жизнь, и ваше сегодняшнее опоздание безусловно относится к их числу, - продолжал тот и с сочувствием спросил – Надеюсь, на этом «Боинге-747», выполняющем рейс 6495, не было ваших родственников и друзей ?
     Парализующий леденящий страх охватил все тело Дмитрия. Нет, члены делегации, с которыми он должен был работать на конференции, не входили в круг его близких хотя бы потому, что он вообще впервые в жизни должен был увидеть их на регистрации на рейс, а больше никого из его знакомых на борту не было, но из сказанного следовало, что… «О Господи, я понял, самолет разбился, а меня, наверное, подозревают в соучастии в теракте», - промелькнула в его голове страшная догадка. «Иначе почему я здесь, если это действительно случилось ? И почему я это вижу ?», - с тревогой думал он, по-прежнему не в силах произнести ни звука.
     - Успокойтесь, я знаю, о чем вы сейчас думаете. Вы ни в чем не виноваты и вас никто не собирается ни в чем обвинять. Да, самолет, на котором вы должны были лететь, взорвался и упал в море в результате теракта, так что можно сказать, что вам повезло. Вы хотите также спросить, почему вы здесь и что это, собственно, за место ? Это довольно трудно объяснить без предварительной подготовки, поэтому для выяснения вашего отношения к тому, что вы сейчас узнаете, задам вам такой странный вопрос – как вы думаете, где бы вы сейчас были, если бы не опоздали на этот самолет ?
     - Гм… ну…, - нечленораздельно пробормотал Дмитрий, не в силах сказать что-либо определенное от недоумения, сменяющегося страхом.
     - И все-таки, как вы думаете, где ? Ну конечно, сначала в самолете, потом стремительно летели бы вниз, потом в океане. Разумеется, вы бы потеряли сознание от разреженного воздуха и шока, ни времени одеть спасательный жилет, ни возможности выжить у вас бы не было, а потом… Скажите, вы верите в реинкарнацию?
     С минуту Дмитрий сидел в задумчивости и нерешительности, прежде чем ответить:
     - Не знаю, наверное, хотелось бы… Но почему вы меня об это спрашиваете, ведь я же там не был. «Это, наверное, психологический прием, меня все-таки подозревают и хотят таким образом запутать и ослабить бдительность», - с тревогой подумал он.
     - Видите ли, сейчас вы находитесь именно там, куда бы попали в случае, если бы все это действительно с вами произошло, - серьезно сказал незнакомец и, видя на лице Воробьева недоверие, смешанное с раздражением, продолжил с доверительной интонацией в голосе:
     - С прекращением существования человеческого тела жизнь человека не заканчивается, и во многих случаях он сам имеет право на выбор своего следующего воплощения. Иначе, скажите, зачем нам надо было бы всю жизнь честно и упорно работать, стремиться к каким-то целям и идеалам, создавать семью. Ну, в молодом возрасте, как у вас, я еще понимаю, но в зрелом и преклонном… Зачем каждый день делать одно и то же, загружать себя работой, заботиться о ком-то? Конечно, в случае, если все время нужны деньги, это необходимо, но если, например, денег вполне достаточно для того, чтобы просто валяться на диване, смотреть телевизор или предаваться каким-нибудь другим развлечениям, то тогда зачем?
     Он сделал паузу, и Дмитрий, задумавшись над его словами, не нашел адекватного ответа. Его жизнь была слишком насыщенной и интересной, чтобы предаваться подобным размышлениям. К тому же, ему было всего тридцать четыре года, и мысли о том, что с ним будет через десять, пятнадцать или двадцать лет, посещали его крайне редко и уходили из головы не более чем через минуту после появления, потому что тягостные раздумья об уходе подвижности и легкости и приходе им на смену болезней и забот были трудновыносимыми.
     - Вы, конечно, можете сказать о чувстве долга, стремлении к совершенствованию, появлении новых идеалов и ценностей или просто накатанной колее и будете правы, но только отчасти. Главная причина в том, что, продолжая активно жить, человек пополняет свой вклад в кармическом банке, примерно так же, как пополняет свой счет вкладчик обычного банка, переводя туда часть своих доходов. Это позволяет в дальнейшем воспользоваться своим вкладом на личные нужды. В случае кармического банка это обеспечивает как безбедную старость, так и новое воплощение в благоприятных условиях. Понимаете? – спросил собеседник, пристально глядя на Воробьева своими немигающими глазами.
     Дмитрий опять не нашел подходящей реплики. Сказанное было логичным и даже почти очевидным, однако неясным оставалось то, чего же хотят непосредственно от него, и он продолжал удивленно смотреть на странного незнакомца.
     - Конечно, деньги можно заработать самому и собственноручно пополнять свой счет. Однако возможны и другие варианты. Их можно у кого-то отнять, украсть, получить в наследство или в подарок. Это распространяется и на кармические вклады, и именно из-за такой ситуации вы и оказались сейчас здесь. Ваш случай крайне редкий, обычно сюда попадают только после прекращения функционирования физического тела, однако из каждого правила бывают исключения, и вы стали одним из них, а я и это помещение как раз предназначены для подобных нетипичных визитов. Дело в том, что на самолете, выполнявшем рейс номер 6495 по маршруту Москва-Токио, летело очень влиятельное лицо. В салоне первого класса находился сам Александр Прогалин, надеюсь, вы в курсе, о ком я говорю.
     Разумеется, фамилия Прогалина была хорошо знакома Дмитрию из сводок новостей, где говорилось о приобретении крупного завода и сети ресторанов этим бизнесменом, сделавшим свой капитал в середине девяностых на торговле цветными металлами. Прогалин был депутатом Государственной Думы прошлого созыва, а потом пытался стать губернатором какого-то сибирского региона, но проиграл на выборах, после чего сосредоточился на расширении своего бизнеса, связанного то ли с металлами, то ли с автомобилестроением, то ли с продовольствием, то ли со всем этим вместе взятым или чем-то еще… Дмитрий особо не следил за такими новостями, и последний раз упоминание об этом человеке он увидел на страницах какой-то «желтой» газеты, случайно заглянув в киоск «Роспечати». «Прогалин приобрел новую виллу», гласил заголовок той статьи, которая, впрочем, абсолютно не интересовала Дмитрия. Он кивнул головой в ответ, продолжая недоумевать.
     - Этот человек был сказочно богат, но стар и тяжело болен. Болезнь прогрессировала, и в последние годы его единственным желанием стала красивая и эффектная смерть как избавление от страданий. Разумеется, на физическом уровне он думал только о самоубийстве и не знал, что его данное воплощение завершится именно таким образом, но на астральном или, если угодно, реинкарнационно-кармическом уровне все это уже давно было решено. Его дух договорился с духами террористов о том, чтобы их очередная акция была совершена именно в отношении этого самолета, и даже с духами таможенников в аэропорту о том, чтобы они не слишком внимательно проводили досмотр перед вылетом. Накопленный им капитал является и одновременно и его кармическим вкладом, что позволит ему и в следующей жизни вести похожий образ жизни. Вместе с тем, несмотря на многочисленные преступления, без которых он не стал бы тем, кем являлся, в глубине души Прогалин не был жестоким человеком, и его дух испытывал муки совести в связи с судьбами остальных пассажиров и членов экипажа этого рейса, чьим жизням было суждено безвременно прерваться во многом по его прихоти. Поэтому его дух решил компенсировать этот ущерб духам всех жертв теракта, положив на их кармические счета значительные суммы, позволяющие им освободиться от старых кармических связей и самим выбрать новое воплощение в соответствии с любыми своими пожеланиями. Аналогичный вклад поступил и на ваш счет, поскольку вы взяли билет на этот самолет и о вашем отсутствии на его борту нам стало известно только после подсчета поступивших к нам душ погибших. В связи с этим вы имеете полное право воспользоваться этим вкладом по вашему усмотрению, то есть выбрать любое воплощение в любом из доступных нам миров либо отказаться от этого вклада и вернуть его обратно в кармический банк. Для того, чтобы вы могли иметь возможность выбора, для вас сейчас будет совершена экскурсия, предназначенная для всех духов участников этого полета. Ввиду того, что вы попали сюда необычным образом, для вас она будет организована в индивидуальном порядке в особом состоянии сознания при помощи вашего покорного слуги Ралтима Стиркна, полномочного представителя специального отдела кармического банка, занимающегося нештатными ситуациями. Независимо от того, какой выбор вы сделаете, вас можно поздравить с тем, что вы сможете воочию убедиться в реальности той надежды большинства людей, о которой тысячелетиями говорят многие религиозно-мистические учения. Надеюсь, вы мне поверили, хотя, впрочем, это неважно, вам все равно предстоит все увидеть самому. А сейчас желаю вам приятного путешествия , - с этими словами Стиркн встал, подошел к сейфу и, достав оттуда небольшой предмет цилиндрической формы, раздвинул его наподобие телескопической удочки или подзорной трубы и направил на Дмитрия.
     Как и в аэропорту, ни сопротивляться, ни даже просто открыть рот и что-то сказать не было никакой возможности. Мышцы перестали слушаться Дмитрия, сознание затуманилось, но потом (Через несколько минут? Или несколько часов ? Он не мог этого понять, так же как в момент пробуждения невозможно понять, сколько времени длился сон) очнулся с ощущением невероятной легкости и удивительно-пугающей нечувствительности своего тела, подобной тому ощущению, которое иногда возникает у только что проснувшегося человека в неудачно придавленной во время сна и полностью онемевшей руке. Он стоял посреди длинного коридора с розовыми стенами и дверями по обеим сторонам. Кажется, дверей было много, но все вокруг расплывалось словно в тумане, дымке или клубах пара. Дмитрия инстинктивно поднес руку к лицу, чтобы протереть глаза, и закричал от ужаса. Рука была белесой, прозрачной и аморфной, и он почувствовал, что может изменять ее форму и длину усилием воли Вспомнив за несколько мгновений предшествующие обстоятельства и еще не успев решить, следует ли ему еще больше испугаться или же с облегчением вздохнуть, Дмитрий услышал голос за своей спиной:
     - Не волнуйтесь, я с вами. Вы в полной безопасности и по окончании экскурсии сможете вернуться в привычное вам тело, если, конечно, не выберете никакого другого варианта. А я буду сопровождать вас в качестве гида, без которого ваше присутствие в этом месте было бы невозможно. Для начала позвольте задать вам один вопрос – если бы вам предоставили полную свободу перемещения и возможность посетить любое место во Вселенной по вашему усмотрению, что бы вы выбрали?
     Дмитрий обернулся и вздрогнул – позади него был Стиркн, улыбающийся все той же легкой снисходительной улыбкой разговаривающего с дилетантом знатока, но теперь он был прозрачным, и за контурами его лица и костюма были видны расплывающиеся стены коридора.
     Наверное, в обычном состоянии Дмитрий без труда назвал бы несколько стран, которые ему хотелось бы посетить, но сейчас он лишь растерянно смотрел на своего сопровождающего, собираясь с мыслями и удивляясь произнесенному им слову «Вселенная».
     - Я понимаю, ввиду необычности сложившейся ситуации вы затрудняетесь с ответом, - понимающе произнес Стиркн. – В таком случае для начала я покажу вам кое-что оригинальное, - с этими словами экскурсовод взял Дмитрия за руку и увлек за собой. Через несколько шагов или, точнее, огромных скачков они свернули в ведущее налево ответвление коридора, после чего гид распахнул одну из ближайших дверей. Войдя в нее, Дмитрий сначала очутился в густом и непроницаемом облаке белого тумана, обволакивающего все тело. Стало нечем дышать, и сознание покинуло его, а потом….
     … под ним расстилалась земля – горы, густые леса, состоящие из незнакомых деревьев, на половине которых листва имела фиолетовый цвет. Воздух был плотным и упругим, и пребывание в нем было подобно медленному плаванию в теплом южном море. Ощущение тела было потрясающим и шокирующим – он видел кончики своих огромных крыльев с серыми перьями, чувствовал, как мощные мышцы с легкостью управляют ими, а когтистые лапы готовы вцепиться в тело жертвы. «Охота.. . азарт преследования добычи… вкус свежей крови… подруга по имени Мткрум… как приятно парить в воздухе рядом, касаясь друг друга крыльями и разговаривая о красотах природы, любви и охоте, а потом обниматься на вершине скалы… постройка дома из веток и мха… воспитание детей – обучение технике быстрого полета, зависания в восходящих и горизонтальных потоках воздуха, поиску добычи и пикированию, счету и письму
     «Письму?» – удивилась часть его сознания, наблюдающая как бы со стороны за этим потоком незнакомых мыслей, ощущений и мечтаний, и тут же получила ответ…
     … он сидел на уступе скалы, держал в лапе кусок угля и писал на гладкой отвесной поверхности. Это были стихи о красоте мира, любви и могуществе их расы повелителей всего живого на планете. Вокруг собрались друзья, которые читали только что написанные им строки, аплодировали, а потом добавляли свои части в единую поэму. После этого они поочередно рисовали пейзажи и сцены охоты, используя разноцветные куски высохшей глины.
     … еще у них были соревнования по полетам на скорость и сбрасыванию с высоты камней на точность в предварительно начерченные на земле мишени…
     … обсуждение плана коллективной охоты на стадо быстроногих и осторожных антилоп…
     … пересказ вызывающей у кого недоверие и резкие слова о вранье и выдумках, у кого сомнение, у кого испуг, а у кого и взволнованные рассказы о похожих случаях легенды о блестящих крылатых гигантах, у которых нет перьев, крылья не сгибаются, но которые во много раз больше каждого из них, летают намного выше, с огромной скоростью и страшными звуками…
    
     … снова белый туман, сменяющийся серым… помрачение сознания… холод и полумгла – сначала пугающие, а потом становящиеся все более и более привычными… вода… песчаное дно, водоросли, камни, коряги… разноцветные рыбы, то плавающие стайками у дна, то прячущиеся в зарослях, то всплывающие на поверхность и выпрыгивающие из воды… Крупные хищные рыбы, бросающиеся на мелких из засады и безжалостно пожирающие их… Он был хозяином этой воды, точнее – ее небольшого участка, ограниченного отмелью с одной стороны и омутом с другой. Он мог затаиться в темной яме на дне и часами наблюдать за рыбами, а потом неожиданно поймать любую из них, даже самую крупную и хищную, потому что он был в несколько раз больше их всех, вместе взятых. Он мог схватить и съесть и проплывающих по поверхности птиц и животных, но это было намного сложнее. Каждый вечер к нему приплывала соседка – повелительница ближайшего участка, или он приплывал к ней, и они всю ночь предавались страсти, заставляя всех рыб в ужасе расплываться в стороны. Иногда они, хозяева воды, собирались вместе в омуте между живописной скалой и крутым берегом, когда впятером, когда вшестером, а изредка к ним присоединялись и сородичи из самых отдаленных мест. Они рассказывали друг другу истории о своей жизни, декламировали стихи, а потом долго водили хороводы, держась за руки, глядя друг другу в большие темные глаза, сплетаясь покрытыми чешуей могучими хвостами и изредка с плеском всплывая на поверхность... Некоторые рассказывали об огромных чудовищах, проплывающих по поверхности и ловящих рыбу при помощи странных предметов. Им, как правило, не верили, потому что никто не мог описать, как же на самом деле выглядят эти чудовища, но однажды кто-то рассказал, что видел его в точности… Существо было похожим на них , но нижняя часть тела выглядела совсем по-другому, а когда его попытались схватить и утащить на дно, вырвалось и быстро уплыло на берег…
    
     - Пойдемте дальше, если хотите, мы потом еще вернемся в Область экзотических миров и посмотрим даже более отдаленные и необычные из них, - мягкий голос Стиркна, по интонации очень похожий на слова экскурсовода, приглашающего подопечных покинуть понравившийся им зал ввиду ограниченности времени посещения музея, вывел Дмитрия из прострации и поглощающего все чувства и мысли серого тумана и вернул в коридор. Первой реакцией Воробьева была сладкая истома, обычно наступающая после пробуждения от долгого и приятного сна, однако в следующее мгновение она сменилась страхом от сознания того, что, если бы не Стиркн, от воли которого он теперь всецело зависел, он мог бы остаться в одном из увиденных миров навечно, навсегда забыв о полученном в университете образовании, друзьях, любовницах, книгах, компьютерах, доме и перспективах получения интересной работы, создания семьи и мирной счастливой жизни. Он с неописуемым ужасом поймал себя на том, что мог бы остаться в мире разумных хищных птиц добровольно, настолько пьянящими были испытанные им ощущения полета и азарта охоты.
    
     - Я показал вам эти миры, негуманоидные по своей сути, но, как вы смогли убедиться из краткого знакомства с ними, связанные с привычным вам гуманоидным, только для того, чтобы вы окончательно поверили в реальность происходящего с вами и возможность выбора. Естественно, сделать такой выбор крайне сложно, особенно не владея достаточной информацией. Поэтому, с учетом огромного количества возможных вариантов, мне бы хотелось облегчить вам задачу и провести с этой целью небольшое тестирование, - убедительным голосом читающего привычную лекцию профессора произнес Стиркн, увлекая Дмитрия за собой в просторное помещение, похожее на конференц-зал или большую аудиторию, за исключением того, что расположенные рядами стулья и столы были полупрозрачными, а стены и находящийся спереди экран – расплывчатыми, подобно только что покинутому коридору.
     - В действительности существует несколько базовых устремлений, определяющих место души во Вселенной. Для того, чтобы сузить круг открывающихся перед вами возможностей и остановиться на ограниченном количестве наиболее интересных для вас вариантов, прошу вас ответить на вопрос – что из того, что я сейчас перечислю, является для вас наиболее важным критерием, стимулом и устремлением, - продолжал сопровождающий, когда Дмитрий сел в уютное кресло в первом ряду и в очередной раз ущипнул себя за щеку, желая убедиться в том, что все это происходит наяву и в очередной раз с испугом чувствуя, что пальцы не только не встречают никакого сопротивления со стороны тела и проходят насквозь, но и не ощущают друг друга при соприкосновении.
     - Итак, вариант первый – вы хотите куда-то попасть и жить именно там. Сосредоточьтесь на этом – у вас должна быть такая мечта, - Стиркн навел на него цилиндр с мигающими разноцветными лампочками, и от взгляда на бегущие по кругу огоньки растерянность и страх отступили, сменившись нахлынувшими ассоциациями…
    
     «Япония … ведь именно в эту страну экзотической культуры и высоких технологий я летел и изучал ее язык», эта мысль всплыла первой…
     … Кимоно… сидение на циновке… обед на полу… школа… послушный мальчик, кланяющийся учителям… университет… фирма с труднопроизносимым названием… работа… работа… работа… компьютер… документы… иероглифы… сканер… документы… сакура… корпоративная вечеринка… работа… работа… свадьба… пышная церемония… сакэ, сакура… работа… документы… документы… гейши… работа… документы… работа… работа… пенсия… поездка по странам Европы… быстрые торопливые прогулки по крупным городам в компании таких же как он людей в почти одинаковых костюмах с дежурными улыбками… мимолетные взгляды на сливающиеся в единую труднозапоминающуюся картину достопримечательностями…»
    
     «Нет, это не то, чего я хочу, это не страна моей мечты, а просто язык и работа, приносящая доход. Моя мечта совсем не там. Это, конечно же, Италия, теплая лазурная Италия с ее мелодичным языком, песнями Адриано Челентано, Тото Кутуньо, Аль Бано и Ромины Пауэр, вызывающими сладкие и щемящие до слез воспоминания, гондолами в изящных венецианских каналах, восхитительной пиццей и, конечно же, ослепительно синим Средиземным морем, из которого не хочется вылезать никогда», подумал он, вырываясь из объятий наскучившего сна и переходя в другой…
    
     Школа… молодежная тусовка… рок-н-ролл, поп-эстрада и R&B…(Челентано и Кутуньо тоже звучат, причем почти каждый день, но почему они не вызывают столь трепетных ощущений, а воспринимаются как обыденно-привычный фон, такой же, как и каналы, и гондолы, и Венецианский залив, и Дворец дожей, и море на Сицилии, куда он ездит отдыхать каждое лето?) …Футбол… победы «Ювентуса» в чемпионате страны и национальной сборной на чемпионате мира, вызывающие восторженное чувство единения с многотысячной толпой тиффози… девушки… Паола… Эльза… Альбина… институт… конспекты… лекции… экзамены… девушки… вино… пиво… футбол… море… работа в компьютерной фирме… пицца… море… женитьба на Паоле… двое детей… работа… работа… работа…
     «А ведь это вариант», - подумал Дмитрий и тут же испугался собственных мыслей, поймав себя на том, что все увиденное по своей сути мало чем отличалось от его собственной, еще свежей в воспоминаниях и не до конца ушедшей молодости.
     «А может быть, как все, в Америку…», пришла следующая мысль…
     «… Школа… колледж… бейсбол… университет… работа в банке… женщины… пожалуй, меньше, чем в Италии… работа в банке… женитьба… семья… двое детей… дом в кредит … работа… работа… работа…»
    
     Нет, наверное, слишком однообразно…
    
     … Раскаленный воздух… пустыня… песок… камни, до которых невозможно дотронуться из-за идущего от них жара… Колонна понуро бредущих голых людей в звенящих кандалах… Тех из них, кто в изнеможении падает на землю, безжалостно бьют плетьми стражники, неторопливо едущие рядом на лошадях. Тех, кто не в силах подняться после удара плетью, убивают копьем… Соленый пот… Стоны… Кровь… Вместо мыслей – пустота, жажда и мучительное ожидание непосильного труда в очередной каменоломне, куда их пригонят к закату…
    
     - Успокойтесь, все под контролем, к вам это не относится, - тряся Дмитрия за плечи, Стиркн вывел его из нахлынувшего ужаса и шока. – Это просто предупреждение об опасности, которая ожидает тех, кто стремится куда-то попасть и не знает, куда же именно ему надо, а в особенности тех, кто при этом хочет пойти туда, куда и все, и не знает, с кем же он идет. Таких, ни к чему и ни к кому не привязанных, очень ждут в местах, подобных тому, которое вы только что увидели. Видите ли, в мире существует два бога – одного из них условно можно назвать прорабом, который отвечает за все строительство той цивилизации, в которой мы живем, начиная от питекантропов и кончая Средними веками. А второй – управдом, который распределяет уютные места в современном относительно благопристойном обществе. Так вот, второму по душе те, кто четко знает, чего он хочет и куда идет, а праздношатающихся любит первый, которому нужно очень много рабов и подопытных кроликов.
     - Однако предыдущий вариант, я вижу, вам все-таки понравился, - дождавшись, пока лицо Дмитрия примет осмысленное выражение, с улыбкой сказал гид и сделал резкое движение рукой, полностью вернувшее его к полуреальной действительности расплывчатого зала. – Впрочем, не торопитесь, ведь мы рассмотрели только один тип базового устремления. Может быть, вы выберете второй вариант ? Как насчет того, чтобы в первую очередь разбогатеть ? – продолжал он, вновь направляя на Воробьева переливающийся жезл…
    
     … Он сидел на заднем сиденье роскошной машины, которую беспрекословно послушный ему шофер уверенно вел по центральной магистрали города. «Скупайте акции Северного банковского альянса, скоро их стоимость резко пойдет вверх. Не забудьте про Ворона – с ним надо дружить. И переведите пять лимонов на счет Красного – он этого заслужил», - отдав эти распоряжения, он предался мечтам о предстоящих двух неделях… Личный самолет… полет над горами и морем… мартини… виски… ну и водка, конечно… Пальма-де-Мальорка… море… вилла… «Мерседес»… бассейн с облицовкой из лучшего мрамора и золотой лестницей… бабы… Верка… Анка… Ленка… да, да, именно бабы, которым кроме его денег ничего не нужно… есть, конечно, и женщины, но какая, по сути, разница… Покупка живописи… Пикассо, Кандинский… скучно, просто дань моде… Мысли о следующей поездке… море надоело, хочется экстрима, сафари, например…
     … Пора вернуться к делам… Москва… Почему не заплатили Ворону… Он просил больше, чем договаривались ? Все равно надо было заплатить, иначе хуже будет, неужели вы, козлы, не понимаете! Что же этот гад Полесов делает, я за его депутатство такие бабки отстегнул, а он за кого голосует. Нет, ничего нельзя оставлять на самотек, надо за всем следить, иначе загрызут… Где партия товара? На таможне застряла? Качество их не удовлетворяет, сертификата нет?! Какой, в задницу, сертификат, вы совсем охренели ? Эта западная фирма нам специально барахло продает, которое им уже не нужно, а вы их еще сертификатом напрягаете… Если через неделю товар не доставим, нас же живьем съедят. Бабки нужны, платите этим таможенникам, платите сколько нужно, здесь бабки все решают!
     … «Мерседес… поворот… хлопок… еще один… еще… стекло вдребезги… черт, надо было все-таки пуленепробиваемое ставить… Колян, гони… почему ты… о черт, черт, черт, его убили… ааа!!! Плечо, больно, как же мне больно! Кювет… переворот… темнота…
     … Больница… ослепительно белый потолок… капельница… кто это был? Ворон ? Из-за того, что ему эти злосчастные десять кусков недодали ? Зачем? Просто для острастки, чтобы другие боялись? Или все-таки не он ? А кто ? Казанские? Возможно… Или… нет, об этом даже думать страшно… Надо попросить усилить охрану и вообще сваливать как можно скорее из этой больницы …
     «Нет, не надо, тошно и страшно», - твердо решил Дмитрий, выныривая на поверхность окутанного дымкой зала из очередного кошмара…
    
     - Вижу, вижу, это не совсем то, что вам нужно, но все равно надо было вам это показать. Во-первых, свобода выбора предполагает необходимость рассмотрения всех возможных вариантов, а во-вторых, очень многие с готовностью соглашаются на такие пути, даже отчетливо зная о том, что их ждет в конце, - пристально глядя в лицо Воробьеву, задумчиво-гипнотизирующим голосом произнес Стиркн. – Что же, перейдем к следующему базовому устремлению. Не хотите ли вы власти и возможности командовать другими и распоряжаться их судьбами?, - спросил экскурсовод, наводя жезл на Дмитрия.
     «Нет, не хочу я никем командовать, я всего лишь… » - попытался ответить Воробьев, но под парализующим воздействием мигающих огоньков и какого-то неестественного низкого звука слова застряли у него в горле, а глаза закрылись. Впрочем, он уже не мог с уверенностью сказать, были ли у него здесь открывающиеся и закрывающиеся по его воле глаза или просто один увиденный им сон сменялся другим помимо его воли…
     … школа… Как хочется быть отличником и гордиться своим превосходством над всеми… Почему, сколько я ни читаю учебники и конспекты, по половине предметов тройки, а пятерки ставят только благодаря вмешательству папы-министра. Или самым сильным стать… Почему у меня такой маленький рост и в драках меня все бьют, но сильно по лицу бить боятся опять же из-за папы. Это несправедливо! Ничего, я им всем в свое время покажу…
     … работа в министерстве по протекции… налаживание связей… служебные поездки… отдых на Канарах и в Турции… документы… документы… переговоры… взятки… включение в список кандидатов… подготовка к выборам в Думу… встречи с избирателями… слова о стабилизации экономики, повышении объемов финансирования социальной сферы и борьбы с инфляцией… какая разница, что говорить, главное – чтобы звучало убедительно, и даже не это главное… договоренность партии с олигархом Дубовским… его личная поддержка о переводе на пятое место в партийном списке с двадцать восьмого… взамен надо будет голосовать за нужные законы и делать кое-что еще… впрочем, какая разница, все равно решения принимаются в другом месте… победа! Победа!!! Я – депутат! Водка… вино… сауна… охота… бумаги… документы… законопроекты… черный «БМВ» с личным шофером… поездки по стране, в Америку, Китай, Индию, Германию…
     … Скандал с арестом Дубовского по обвинению в коррупции и уклонении от уплаты налогов… Я ничего от него не получал ! Ничего не знаю! Я ничего не знал о покушении на убийство депутата Скоблина… Меня подставили… Какие еще меченые купюры?… Черт, черт, черт, неужели меня лишат депутатской неприкосновенности… о том, что последует потом, лучше не думать, а сразу…
    
     … проснуться…
    
     - Понятно, вам это тоже не нужно, поэтому система вас и отвергает. А ведь многие именно к этому стремятся… Отдохните немного, а потом мы продолжим, - с этими словами Стиркн прикоснулся к голове Дмитрия какой-то блестящей пластиной, провод от которой вел куда-то за стену…
    
     … Несколько минут он неподвижно лежал на спине, качаясь в волнах теплого моря, с наслаждением глядя на проплывающие по безбрежному небу облака и слушая доносящиеся с берега любимые песни…
    
     - Давайте рассмотрим такой вариант – может быть, вы хотите стать героем, совершать подвиги, помогать людям ? – прозвучавший откуда-то издалека голос экскурсовода сменил окружающую его среду на…
     … пульсирующие красные огни… завывание сирены тревоги… истеричные голоса «Надо немедленно заглушить реактор, иначе все взлетит к чертям! Где главный инженер? Автоматика не работает, надо пройти в третий отсек и вручную переключить тумблер… Это невозможно, там разгерметизация и пятьсот миллирентген !
     … коридор… страх… но если не я, то кто же тогда… я столько лет играл в игры-стрелялки, смотрел боевики, развешивал на стенах фотографии Шварцнеггера и Сталлоне и мечтал о настоящем подвиге… и вот теперь мне предоставляется такой шанс… все решают секунды… надо бежать вперед, несмотря ни на что… третий отсек… контрольная панель… тумблер… Есть! Есть! Реактор отключен! Красные лампочки гаснут! Надо возвращаться…
     … безумная гордость и радость… правительственная награда… аплодисменты, рукопожатия и объятия… премия… длительное лечение… облысение… ничего, придется носить парик, хорошо, что теперь лучевую болезнь такой степени успешно лечат… работа… приглашения на торжественные мероприятия и встречи… почему Анна ушла от меня, это нечестно, у меня все восстановится, ведь ЭТО тоже излечимо, так же как и лучевая болезнь… почему она не захотела немного подождать?… Почему я, герой, не нужен никому из девушек, а нужны только бизнесмены и олигархи… Кому бы набить морду?
     … Темная улица… привычный путь с работы в холостяцкую квартиру… «Помогите!!!»… на девушку напали хулиганы, насильники или грабители… их трое…мыслей нет… только злоба и рефлексы… удар в челюсть одному, ногой в живот другому… третий… надо вовремя развернуться и ударить локтем… первый повис на шее… у третьего нож… О господи, как это больно! Под ребра и в шею… сил больше нет… хрип… соленый вкус крови… темнота…
    
     - Вы этого не хотели, для вас подвиг – лишь случайный, хотя и приятный эпизод, и вы сами стремились как можно быстрее завершить такое воплощение, - уверенным тоном опытного психоаналитика произнес Стиркн. – Может быть, вы любите мир и идиллию либо, наоборот, романтику и подвиги, но совсем другого рода ? Может быть, вы хотели бы пожить в таких мирах, - задумчиво продолжил он, внимательно посмотрел на свой жезл и, нажав на какие-то кнопки, коснулся им головы Дмитрия…
    
     … кругом была безбрежная синева неба, лес, луг, разрезаемый пополам неспешной извилистой речкой, и горные вершины, увенчанные ослепительно-белыми снежными шапками… Он жил в небольшой деревне, состоящей из аккуратных разноцветных домиков с резными палисадами… запах сена… вкус парного молока… хороводы под длинные мелодичные песни…
     «ШВЕЙЦАРИЯ», - машинально подсказала ему часть сознания, которая тут же была вынуждена признать свою полную неправоту, потому что язык, на котором здесь пели и говорили, хотя и понятный ему, не был похож ни на один из европейских или вообще известных ему как выпускнику филфака, кожа людей была зеленовато-желтой, а глаз было три.
     … школа…впрочем, особенно здесь ничему и не учили… три года письма, чтения и начал алгебры, а потом… ему повезло, и его взяли не работать на севе, прополке и уборке урожая, а доверили пасти стадо… синева неба, пение птиц, опушка леса…ягоды на любой вкус… сладкие, кисло-сладкие, терпкие, горьковато-сладкие… лай послушных собак… Элтина… ее нежные губы и тело, прижимающееся к нему на опушке и сеновале… Пышная свадьба… Свежее вино… Работа в мастерской долгими зимними днями и вечерами, пока скот загнан в стойла…
     … Кажется, что этот свежий воздух и приятно-истомная жизнь будут длиться вечно, и не надо ни к чему стремиться и никуда спешить…
     … Всадники в шлемах с разноцветными перьями и блестящих латах, врывающиеся в деревню по главной дороге… Визжащие женщины, разбегающиеся в панике дети. Им нужно мясо, молоко и вино, и все это приносят по первому требованию. Еще им нужны женщины, кому на ночь, кому на час, кому на полчаса, и те мужчины, которые пытаются этому сопротивляться, падают на землю от ударов палицами. Но это не все, за чем они пришли, главная цель другая.
     - Королевство ведет войну за свободу нашей страны, и королю нужны воины, которые встанут на его защиту, - говорит глашатай…
     Он подходит и по возрасту, и по здоровью. Конечно, можно было спрятаться и отсидеться в лесу или в горах, а потом вернуться в деревню, как делали многие, но непреодолимая сила, в которой смешиваются совесть, боязнь насмешек, стремление к неизведанному и ЧТО-ТО ЕЩЕ
     (ЖЕЗЛ СТИРКНА, КОТОРЫЙ ВИДИТ ТА ЧАСТЬ ЕГО СОЗНАНИЯ, КОТОРАЯ ТОЛЬКО ЧТО ВСПОМИНАЛА ПРО ШВЕЙЦАРИЮ)
     заставляют его выйти на площадь…
     … короткое прощание…слезы Элтины и родителей…
     … долгий поход с песнями, то бодрящими, то тоскливыми и заунывными…
     … общий сбор… тренировочные бои на палках и обучение стрельбе из лука…тяжелая кираса… меч… поход…
     … жара… соленый пот под доспехами… вино на привале…
     … первый бой… страх… хочется бежать назад, но это невозможно, потому что сзади плотный строй своих… враги отступают под градом стрел… победа…
     … новый бой… засада… ужас… со всех сторон яростно кричащие враги… звон мечей… рядом с ним – упавший с убитого стрелой коня рыцарь, лежа отбивающийся мечом от троих врагов… Все решают секунды… За первую он успевает сразить из лука одного, за вторую – выхватить меч и броситься на другого, с третьим справляется сам рыцарь…
     … Торжественный звук рога и горна… Награда за спасение герцога – произведение в рыцари, конь и новый меч…
     … Осада вражеской крепости… Несмотря на летящие со стен камни и льющийся кипяток, могучим пешим ратникам удается протаранить ворота, и он первым врывается в город на коне, сражает мечом одного врага, за ним другого… За ним скачет весь отряд… Это полная победа, враги убегают, их мало, и они надеялись лишь на высокие стены… Ура-ааа!!!
     Ааа! Что это! Откуда эта резкая боль в шее и фонтан крови? Проклятая стрела, как она нашла щель в доспехах? В глазах темнеет…
     «ЗАЧЕМ МНЕ ВСЕ ЭТО – СНАЧАЛА СКУЧНАЯ ДЕРЕВЕНСКАЯ ИДИЛЛИЯ, А ПОТОМ ВОЙНА? Я НЕ ХОЧУ НИКОГО УБИВАТЬ», сквозь боль и соленый вкус крови вернулась к нему оставшаяся часть.
    
     - Все понятно, эти пасторально-средневековые миры, которые так нравятся любителям природы, а также фэнтези, ролевых игр и компьютерных стрелялок и бродилок, тоже не для вас. Вы сами ушли из деревни, хотя могли там остаться, а потом бросались в бой в первых рядах, чтобы найти стрелу, которая вернет вас сюда, - подвел итог Стиркн, глядя на только что отдышавшегося Дмитрия, руки которого все еще инстинктивно хватались за горло, а перед глазами плыли разноцветные круги. – Итак, остались два основных мотива, определяющих основную направленность вашего воплощения. Первый из них – стремление к достижениям в области культуры и общественному признанию…
    
     Да, именно об этом он всегда и мечтал… В школе он занимался волейболом, в юности играл за сборную института и стал кандидатом в мастера спорта. В те годы он часто мысленно представлял себя победителем крупных соревнований, хотя награды удостоился лишь однажды, когда их команда стала бронзовым призером первенства города… Потом пришлось подрабатывать, времени на тренировки становилось все меньше, и на четвертом курсе он окончательно забросил спорт…
     … решающий розыгрыш… подача соперника… принимаю мяч… разыгрывающий передает атакующему… удар… блок… ответная атака соперника… блок принимает удар неудачно… в отчаянном прыжке догоняю мяч и возвращаю его в площадку… точный пас… обманный удар в обводку блока… Победа!!! Рев трибун, объятия товарищей по команде и слезы радости на глазах … Никто не верил, что, уступая в решающей партии со счетом 6:11, мы все-таки выиграем 20:18, а я смогу вытащить этот практически неберущийся мяч. Вопреки всем прогнозам, Паргдана все-таки стали чемпионами мира...
     (КСТАТИ, КТО ЭТО «МЫ»? КАКОГО МИРА ? РАЗВЕ ЕСТЬ ТАКАЯ СТРАНА – ПАРГДАНА? ПОЧЕМУ У НАС ТАКОЙ СТРАННЫЙ ФИОЛЕТОВЫЙ ЦВЕТ КОЖИ И ПОЧЕМУ МЫ ИГРАЛИ ДО ДВАДЦАТИ ОЧКОВ, КОГДА ПО СОВРМЕННЫЙ ПРАВИЛАМ ИГРАЮТ ДО ДВАДЦАТИ ПЯТИ, А НА ТАЙ-БРЕЙКЕ – ДО ПЯТНАДЦАТИ ? ЧТО ЭТО ЗА ЯЗЫК, НА КОТОРОМ МЫ ГОВОРИМ ?)
     Впрочем, какая разница, главное – пьянящее, непередаваемое чувство восторга… воспоминания о наиболее интересных моментах этого и предыдущих матчей, долгих годах тренировок, взгляд на сидящую на трибуне жену… медаль… кубок в руках … празднование…
     … новые победы в чемпионате страны, первенстве континента… поражения… травмы… грусть и слезы по окончании последнего матча, к сожалению, проигранного… силы уже не те…
     … семья, дети… полные приятных воспоминаний и тоски взгляды на многочисленные кубки и медали… борьба с тягой к наркотику…
     (ЧТО ЗА ГАДОСТЬ? НЕУЖЕЛИ ТАМ ТАКОЕ ПЬЮТ? ВСЕ-ТАКИ, ГДЕ Я?)
     … тренерская работа… команда второй лиги, потом первой, наконец, высшей… пятое место в чемпионате страны, потом третье, потом… нет, лучше не получается…
     «На это я бы согласился», уверенно подумал Дмитрий, на мгновение возвращаясь к реальности…
    
     … «Новый взгляд на дело Арглона», «Сенсация сезона», «Герой подводной экспедиции»… эти и множество других статей и публицистических очерков, написанные им под именем Экмада Стеола, а также регулярно выпускаемые им рубрики «Страница эрудита» и «Новости техники», сделали его известным популярным журналистом, участником многочисленных ток-шоу, телевизионных программ и викторин… интервью с президентом и ученым-физиком, только что получившим Нобелевскую премию… написание и выход в свет собственного детективного романа… журналистка-коллега по перу, с которой он связал свою жизнь… измена… развод… новая любовь… статьи…очерки… поездки…
    
     - Я вижу, вы вполне удовлетворены этими возможностями и не знаете, какую из них вам выбрать, - с довольной улыбкой сказал Стиркн, совершая своими прозрачными руками плавные пассы над головой Воробьева. – Однако есть еще одно устремление, которое также может стать для вас определяющим. Подумайте о том, что вы забыли, - добавил он, прикладывая жезл к голове, а потом к груди Дмитрия.
     Он ощутил резкий укол и жжение, а потом мысль, ворвавшаяся в голову подобно забытому слову, несколько минут вертящемуся на уме при решении кроссворда прежде чем дойти до сознания, сама вырвалась из его уст:
     - А как же Алена, мои друзья, родственники ?
     - Наконец-то мы добрались до этого варианта. Для многих, а, возможно, даже для большинства людей главным мотивом является потребность снова встретить кого-либо, - тут же ответил экскурсовод.
     - А что…, - попытался сформулировать свою мысль Дмитрий, но это оказалось неразрешимой задачей, и он снова погрузился в…
    
     … свое детство… родители… младшая сестра Полина… мультфильмы… дача… школа… друзья Андрей, Валера и Толя… Катя – первая любовь, поцелуи и… институт… Саша, Петя, Владислав… книги… кино… курсовые и лабораторные работы… экзамены… Оля… Алена… Алена, мы же только что поженились, я не могу без тебя!!!
     … Димочка, милый, почему ты нас оставил… Господи, даже тела нет, и похоронить по-человечески не можем… слезы… слезы… слезы… инфаркт у отца…
     - Мама, мне страшно. Последнее время я часто вижу во сне какое-то огромное фиолетовое чудовище с мячом.
     - Поля, какое чудовище, не придумывай, ты просто насмотрелась ужастиков.
     - Не знаю, может быть, и насмотрелась, но я говорила по телефону с Аленой, и она мне призналась, что тоже его видела. К кому нам обратиться?
     - Я их не брошу. Никогда и ни за что. Ни при каких условиях, - решительно сказал Дмитрий, придя в себя после увиденного и пытаясь стереть с прозрачного лица несуществующие слезы.
     - Вы уверены в своем выборе ? – строго спросил Стиркн.
     - Да, я хочу вернуться в свою жизнь, - ответил Воробьев и хотел добавить еще что-то, но…
    
     … Он снова полулежал в глубоком кожаном кресле в комнате, представляющей собой что-то среднее между офисом и кабинетом. Несколько минут он не мог пошевелиться, борясь с вялостью и головной болью и мучительно вспоминая все, что произошло с ним за последние … он уже не мог сказать сколько часов, минут, а может быть и дней... Наконец усилием воли он заставил себя пошевелить ногой, потом руками и вяло приподнялся. Мягкий свет настольной лампы на фоне полумрака в сочетании с заполненными толстыми фолиантами шкафами, камином в углу и стоящим на столе аквариумом с неторопливо плавающими рыбками создавали успокаивающую атмосферу. Напротив него сидел Стиркн – улыбающийся человек очень высокого роста в безукоризненном черном костюме, по своей строгости и покрою напоминавшем классические голливудские фильмы.
     - Дмитрий Петрович, поздравляю вас – вы стали участником реалити-шоу «Новая жизнь», создаваемого нашей творческой группой при участии ведущих специалистов в области парапсихологии и психоанализа, - улыбаясь еще шире, торжественно-пафосным голосом опытного шоумена сказал Стиркн. – Целью данной передачи, в настоящее время находящейся на стадии подготовки к выдаче разрешения на выход в эфир, является привлечение внимания общественности к вечной проблеме человечества – реинкарнации. Вы были выбраны для участия в нашем реалити-шоу после того, как месяц назад в нашем телефонном опросе дали свое согласие на участие в проекте, связанном с неожиданным приключением. Предвидя ваши возможные вопросы, скажу, что процедуры, которым вы подвергались, абсолютно безвредны для вашего здоровья и имеют все необходимые сертификаты Министерства здравоохранения. Независимо от ответов, которые вы давали на мои вопросы в состоянии гипнотического транса, и того выбора, который вы в итоге сделали, вы были бы в любом случае в целости и невредимости возвращены в этот кабинет и вернулись бы домой. А сейчас я еще раз благодарю вас за участие в нашем проекте и, к сожалению, из-за отсутствия времени вынужден с вами попрощаться. В случае, если наша передача будет утверждена, о времени ее выхода в эфир вам будет сообщено дополнительно. А сейчас вами займутся наши ассистенты, которые проведут с вами необходимое медицинское обследование и доставят вас домой, - эти слова недавний экскурсовод произнес присущей профессиональному телеведущему скороговоркой, не оставляющей собеседнику ни единого шанса прервать монолог, после чего пожал Дмитрию руку и быстрой походкой вышел из комнаты.
     - Дмитрий Петрович, разрешите вас осмотреть, - миловидная белокурая женщина в белом халате вывела Воробьева из прострации, в которой он пребывал, наверное, уже несколько минут, пытаясь еще раз убедиться в реальности всего случившегося с ним, осмыслить это и разминая кисть после крепкого до боли пожатия холодной и гладкой ладони Стиркна. Врач быстро измерила ему пульс, давление, ударила молоточком по голени и, удовлетворенно кивнув, сказала:
     - Все в порядке. Через час вы будете дома. А сейчас вам надо сделать общеукрепляющий укол витамина...
     Игла с легким уколом вошла в его руку. Он, всегда боявшийся уколов, хотел отвлечься от страха и уже открыл рот:
     «Я хотел спросить вашего редактора, сколько человек уже приняло участие в этом проекте и все ли на самом деле в порядке с самолетом, на котором я должен был лететь ?», - хотел сказать он, но вместо слов из его горла вырвался лишь свистяще-шипящий звук, руки и ноги стали свинцовыми, глаза закрылись, и…
    
     - Что с вами, вы живы ? – он проснулся от встревоженного старческого голоса. Он сидел на скамейке перед своим домом, а над ним склонилась Варвара Александровна – пенсионерка, жившая на первом этаже в его парадной.
     - Да, да, - неуверенно пробормотал он, приходя в себя и вспоминая все, что с ним происходило начиная с утра.
     - Может, «Скорую» вызвать или милицию ? Может, это бандиты были? – озабоченно спросила старушка.
     - Кто ? – удивленно спросил Дмитрий.
     - Да эти ж, которые вас привезли. Я вижу из окна, машина подъехала, и из нее двое вышли, а третьего под руки вели и на скамейку посадили. А потом присмотрелась – да это же вы.
     - Не, все в порядке, спасибо, - ответил Воробьев, решив, что втягивать кого-либо еще в это дело не имело никакого смысла. – Я просто немного…, - он постучал пальцем по горлу, выразительно посмотрел на собеседницу, неуверенно поднялся со скамейки и, шатаясь, побрел к дому.
     - А, ну ладно, - с некоторой долей ехидства сказала Варвара Александровна. – А ведь вроде и не пахнет от вас…
    
     Он вошел в квартиру. Дома никого не было. Настенные часы показывали 17:54, и, естественно, Алена еще не вернулась с работы. Дмитрий пребывал в странном состоянии – впечатление от прожитой вечности сменялось чувством, что он просто не выспался. Он еще раз вспомнил, что, действительно, не так давно ему вроде бы звонили и говорили что-то типа:
     - Скажите, вы бы согласились участвовать в реалити-шоу, связанном с неожиданным, но абсолютно безопасным приключением и длинным интервью, которое поможет вам лучше разобраться в самом себе ? – задала ему тогда вопрос женщина, представившаяся сотрудницей независимой съемочно-творческой группы. Немного подумав, он согласился, наверное, потому, что ему очень хотелось внести разнообразие в свою жизнь, на восемьдесят процентов состоявшую из длинных и занудных, хотя и высокооплачиваемых переводов. После этого у него спросили все его анкетные данные и пообещали связаться повторно или сразу организовать обещанное мероприятие.
     С этим все было понятно, хотя из-за легкой затуманенности сознания он не мог до конца вспомнить, когда именно произошло это событие и имело ли оно место вообще. Кроме того, однозначно утверждать, что тот звонок был связан именно с сегодняшним происшествием, было бы неправильно. Все было, похоже, ясно и с поведением врача, вколовшей ему безобидное снотворное, чтобы он не заметил, где находится редакция еще не утвержденного реалити-шоу, хотя чисто по-человечески такой поступок нельзя было назвать иначе, как свинством или даже нарушением прав человека. Было очевидным также и то, что куда-либо жаловаться бесполезно из-за отсутствия доказательств. То, что организаторы каким-то таинственным образом узнали, что он опоздал на рейс, тоже ничего не означало – они могли просто следить за ним и выбрать наиболее удачный момент.
     Непонятным оставалось только одно. С ощущением леденящей дрожи во всем теле Дмитрий включил телевизор. Было 17:59, и через полминуты должен был начаться выпуск новостей. Сообщения об авиакатастрофах, особенно с участием VIP-персон, как правило передавали первыми, изредка – вторыми.