Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

123



Екатерина  Налимова

НАЙДЕНЫШ

    Мы все - сухие страницы бытия... Нам не дано летать. (изречение неизвестного автора)

    Пещера оказалась пуста.
     -За что мне это? – тихо застонал Чэд, опускаясь на колени. – Где золото, Нагг тебя побери?!
     Я усмехнулся и ничего ему не ответил. Похлопал расстроенного друга по плечу и двинулся вперед. Внезапно пламя факела чуть задрожало. Я свистнул Чэду:
     -Кажется, здесь есть еще один ход.
     -Думаешь? – он нехотя взвалил на себя сумку с инструментами.
     -Уверен.
     -Тогда идем, чего стоишь? Забыл, что за нами Неспящие охотятся?.. На пятки наступают.
     Я только кивнул – хочется ему побурчать, пусть побурчит. Всегда надо кого-то обвинить.
     Помню, несколько месяцев назад, еще в Зоа, Чэд не был таким язвительным. Еще бы – уютная постель и хорошая еда делают человека даже из таких безнадежных пессимистов, как мой друг. Но вот когда мне на глаза случайно попалась карта Пустоши со всеми ее пещерами и переходами (старый торговец, наш общий знакомый, был на удивление настойчив при ее продаже. Он бурчал что-то про гнездо и великую тайну, ну, я на это и купился), Чэд упорно не хотел верить в ее достоверность. «Я таких за свою жизнь знаешь, сколько повидал?! - возмущался он, отвечая ругательствами на все мои попытки поднять его с постели. – Дешевая подделка».
     В конце концов, я его уговорил. То есть, не я, конечно, а очередной бочонок золотистого сидра… Но не в этом суть. Главное, через полтора месяца сборов (это было очень нелегкое время, поверьте), мы отправились в путь. Влились в длинную вереницу охотников за сокровищами – у всех, разумеется, были «настоящие» карты, и так, в сгущающейся атмосфере подозрения, добрели до равнин.
     -Дальше пойдем одни, - заявил мне как-то Чэд, набивая рот хлебом и овечьим сыром.
     -С чего бы?
     -Не хочу ни с кем делиться.
     Я засмеялся. И смеялся еще три недели пути, когда мой жадный друг внезапно обнаружил у себя боязнь одиночества. Ему претили все мои попытки завести разговор на эту тему, более того, каждое утро он просыпался в поту. Однажды Задира проглотил свою гордость и шепотом начал:
     -Литт, меня тревожит одна вещь.
     -Не беспокойся, к запаху твоих немытых ног я уже давно привык.
     -Да иди ты, - как-то чересчур вяло огрызнулся он. И это насторожило меня куда больше, чем все его стоны о тяготах путешествия. - Либо я схожу с ума, либо… нас кто-то преследует.
     -Твои бывшие подружки, что ли, сбежались? Сколько, говоришь, ты оприходовал в Зоа?
     -Ни одной! – возмутился он.
     -А жаль, - серьезно сказал я. – Было бы о чем поговорить.
     -Тупой болван, - Чэд сплюнул в костер, и весь день молчал, словно набрав в рот воды.
     Но как только небо принялось стремительно темнеть, и солнце окрасило облака в нежный золотисто-розовый цвет, его снова прорвало.
     -Литт!
     -Ну чего тебе?! Я спать собираюсь, завтра еще переть и переть.
     Все же я обернулся и уставился в его полные страха зеленые глаза. Не припомню, чтоб он был таким испуганным.
     -Литт, мы, по-моему, здорово вляпались…
     -Ты опять о своих преследователях? – недовольно скривился я и тут же замолчал.
     В зыбких вечерних сумерках, за освещенным кругом костра, прорисовывались чьи-то очертания. Высокие, словно размытые дождем, фигуры в легких серых балахонах. Они застыли, не шевелясь, и только ткань тихо шуршала на ветру.
     -Эй! – крикнул я с испуга во всю глотку. Чэд вздрогнул и еще больше закутался в плащ. – Эй! Добрые путники, присоединяйтесь к нам…
     -Что за бред ты несешь? – зашипел мой друг. – Какое «присоединяйтесь к нам»? – и уже сам, высоким голосом, завопил: - Убирайтесь ко всем трем демонам Иллы! У нас нет никаких денег, мы не нарушали заветов Хадрамы, и мы совсем, совсем, не вкусные!!!
     Боги мои, да у него истерика!
     -Чэд, в-возьми себя в руки, - чуть заикаясь, попросил я. Он, не обращая на меня никакого внимания, стремительно чертил в воздухе охранные знаки.
     Это сейчас я, вспоминая те минуты, понимаю, что нам нужно было сразу же дать деру, а не сидеть и молиться всем богам Круга. Но тогда… То ли мы застудили свои мозги на сквозняках Пустоши, то ли… у нас просто не было возможности оторвать ноги от земли.
     Так и не добившись никаких результатов – фигуры, вопреки желаниям Чэда, остались стоять на месте – мы всю ночь сидели у костра, не смыкая глаз. Слишком яркими были картины нашей возможной смерти.
     К утру незваные гости исчезли так же бесшумно, как и появились.
     -Ох, чует мое сердце, они вернуться, - тряхнул головой бледный Чэд, запуская пятерню в свою черную гриву. Мы быстро спускались с холма, то и дело поглядывая на вырастающие впереди остроконечные пики Нефритовых гор. – Что делать будем, Шмель? Ты же у нас старший в команде.
     -Всего лишь на год!
     -Ну и что? Не считайся, сейчас не время, - он тихо вздохнул. – Умирать-то как не хочется в девятнадцать лет…
     Здесь я был с ним полностью согласен.
     Прошла еще неделя, и каждую ночь вблизи нашего костра появлялись серые фигуры. Неспящие, как мы их прозвали, не делали попыток приблизиться к нам или заговорить – они просто находились рядом и, поочередно засыпая, мы слушали, как шуршит невесомая ткань их одежд.
     В предпоследний день нашего необычного путешествия, когда сверкающие снеговыми шапками горы уже закрывали половину неба, случилось то, чего мы опасались больше всего на свете. Ночью, как обычно, первым дежурил Чэд – как раз его вопли я и услышал сквозь вязкую пелену сна.
     -Литт! Литт, Нагг тебя побери! Беги! Беги!!!
     Я разлепил глаза только тогда, когда, спотыкаясь и вытянув вперед руки, помчался куда-то сквозь ночь. Сердце громыхало в груди тяжелым набатом, разгоняя застоявшуюся кровь по венам. Я бежал, бежал без оглядки, видя впереди только согнутую спину Чэда и нещадно бьющий его по заднице походный мешок.
     -Что… прои…сходит? – захрипел я на бегу, еле-еле выдавив два слова из нестерпимо горевших легких.
     -Несп… ящиие… сволочи! – с ненавистью выдохнул Чэд и припустил еще быстрее.
     Не знаю, сколько времени мы вот так бежали от серых призраков, не разбирая направления. Знаю только, что каменистая дорога уводила нас все дальше в горы, и ближе к рассвету, когда от земли стал подниматься легкий туман, мы прекратили перепрыгивать через темно-зеленые камни, и без памяти свалились с ног.
     -Чтоб я… еще раз… с тобой…. – отдышавшись, сплюнул Чэд. - Да никода!
     -Хватит… мямлить. Что случилось ночью?
     Договорив, я обессилено прислонился к покрытому мхом валуну.
     -А ты не видел?! – взорвался Чэд, яростно копаясь в мешке и что-то там выискивая.
     -Я спал, идиот!
     Нет, все-таки нам было необходимо поорать друг на друга, вымещая давнишний ужас. Нам надо было ощутить себя живыми. Поэтому следующие несколько минут прошли в непрерывных ругательствах и взаимных обвинениях.
     Когда нам обоим это занятие надоело, мы, наконец, смогли поговорить спокойно, благо днем Неспящих можно было не опасаться. Уж не знаю почему.
     -Все было как всегда, - начал рассказывать Чэд, для успокоения жуя ломоть ржаного хлеба. – Они стояли, не шевелясь, на границе света и тьмы, а я смотрел по сторонам. От нечего делать достал карту, ну, ту самую, с сокровищами…. И началось. Н-нагг, - ругнувшись, он оглянулся в поисках фляжки с водой. – Ты бы их видел, Литт. Быстрые, как тени, они оказались прямо передо мной, и один из них схватил меня за руку. Б-р-р-р. У него пальцы были ледяные.
     -Ты их разглядел?
     -Неспящих? В темноте-то?.. К тому же эти балахоны их ненормальные… Не поверишь, мне на секунду показалось, что у одного из них за спиной развернулись крылья!
     -Бред.
     -Бред, - угрюмо согласился он. – Они обступили меня со всех сторон, я заорал, толкнул тебя, вскочил, кое-как продравшись через переплетение рук, и смылся… Ни разу еще так не радовался твоему дурацкому пыхтению у себя за спиной, честное слово!
     -Ну спасибо, - усмехнулся я. – Карта, надеюсь, у тебя?
     -Надейся, - буркнул он и замолчал. Надолго.
     Быть может, мы родились под счастливой звездой. Быть может, нам просто повезло, как везет, известно, одним дуракам… Не знаю. Но мы решили повременить с возвращением и по памяти попытаться отыскать ту пещеру, что была нарисована на карте. Пещеру, выделенную почему-то красным цветом.
     И, забери меня Хадрама, мы ее все-таки нашли!
     -Куда теперь? – оторвал меня от воспоминаний ехидный голос Чэда. – Где твой хваленый ход? Самозасыпался?
     -Отстань, Задира, - отмахнулся я, и внимательно осмотрел невысокие своды пещеры, искрящиеся мелкими блестками. Со сталактитов неторопливо капала вода. Огонь факела снова легко затрепетал, как только я подошел к одному выступу.
     -Подержи, - передал я смолящий факел скептически настроенному другу, и, что есть силы, надавил на выступ, действуя скорее по наитию, чем по здравому размышлению.
     От грохота мне на минуту заложило уши – уступ поддался, да еще как! Часть стены отъехала в сторону. На нас дохнуло облаком пыли и почему-то гари.
     -Вперед! – глаза жутко грязного Чэда лучились азартом, и он подтолкнул меня в спину, заставляя ускорить шаг. – Там мы точно найдем золото и…
     Войдя в небольшую пещерку, мы застыли, как два изваяния неизвестного скульптора.
     -Нагг. Меня. Побери. – Четко выговорил Чэд и снова впал в ступор.
     Признаться, было от чего. В пяти шагах от нас, раскинув покрытые золотисто-красной чешуей перепончатые крылья, лежал… дракон. Вернее, дракончик.
     -Эт-то что? – поинтересовался Чэд каким-то странным голосом.
     -Дракон, - благоговейно прошептал я.
     -Курица-переросток какая-то… - не слушая меня, продолжил Задира, качая головой. – Крылья, шея тонкая, гребни, хвост шипастый…
     -Чэд! Чэд, ты что, слепой, это же дракон! – сейчас я готов был пожертвовать Хадраму хоть все свои накопления! За одну только возможность увидеть существо из древних легенд, я…
     И тут Чэд не выдержал. Он грохнулся на пол и зарыдал:
     -Где мое з-золото? Мое з-золото?! Где, я тебя спрашиваю?! На хрен мне сдалась эта курица чешуйчатая? Зачем… зачем?!
     Дракончик склонил на бок свою шипастую голову и покосился на бьющего кулаком по камню Чэда хитрым глазом. Я стоял, не в силах вымолвить ни слова. Дракончик, кособочась, приблизился к нам на два шага. Ростом он доставал мне до бедра, широкие крылья, казавшиеся в ненадежном свете отлитыми из рубинового золота, беспомощно волочились за ним по полу. Найденыш приблизился еще немного, склонил голову в другую сторону, раскрыл пасть и издал громкую переливчатую трель.
     Чэд вздрогнул и сразу же прекратил истерить.
     -Чего это он?- с опаской поинтересовался Задира, утираясь широким рукавом.
     Я пожал плечами:
     -Есть, наверное, хочет. Откуда мне знать.
     Чэд вскочил на ноги и отошел подальше. На всякий случай. Дракончик тем временем снова закричал.
     -У него крылья сломаны, - тихо сказал мой друг, поежившись. – Литт, мне определенно хочется на свежий воздух.
     -Его с собой возьмем?
     Наши глаза встретились, и Чэд нехотя кивнул. На том и порешили.
     Дело оставалось за малым. Как упаковать живого дракона, пусть и невеликих размеров? Никак. Решение пришло неожиданно. Чэд развязал тесемки походного мешка и достал кусок хлеба из наших уже подходивших к концу запасов.
     -Ты думаешь, он это будет жрать? – с сомнением спросил я, покосившись на белую плесень.
     -Ну я же жру, - мрачно отозвался Задира.
     Он отломил кусок и бросил дракончику. Тот вытянул длинную тощую шею, осторожно понюхал подношения, а затем с удивительной скоростью слизнул с пола языком. Выжидающе уставился на нас.
     -Поехали, - кашлянул я.
     Около часа мы возвращались назад, подманивая найденыша съестным, и когда, наконец, мне в спину дохнуло приятной прохладой, хлеб уже почти закончился.
     -Как хорошо на воле! Не правда ли… - слова Чэда застряли у него в глотке.
     Впереди стояло четверо Неспящих. Солнце золотило их серые балахоны, словно расплавляясь и растекаясь по ткани еле видимым узором. Горный ветер, с привкусом дикого меда, рвал наши волосы, заставляя их ореолом развиваться вокруг головы. Но их волосы он чуть шевелил, словно не в силах был поднять драгоценную тяжесть. Хотя… какие волосы? Лица незнакомцев, отлитые, казалось, из небесного серебра, обрамляли нежно-золотистые перья, изредка покрытые красной чешуей. Узкие щели рубиновых глаз взирали на нас спокойно и горделиво. А за спиной… за спиной у одного из них и правда вдруг развернулись трехметровые крылья, на секунду обдав нас с Чэдом теплым воздухом. Я перевел взгляд на дракончика, что застыл между нами и Неспящими. Только слепой мог не заметить, что у этих двух крылья одинаковы.
     -Литт… - неслышно выдохнул Чэд. – Литт…
     Я сжал его руку – молчи, ради нас обоих, молчи!
     Найденыш, неловко переваливаясь, сделал первый неуверенный шаг. Еще один. И еще. Крылатый без натуги подхватил его на руки и несколько раз подбросил высоко над головой, издав странный щелкающий клекот.
     Дракончик довольно закричал и в ответ выпустил метровую струю ослепительно-белого пламени. Что удивительно, Чэд даже не вздрогнул.
     Успокоившись, Крылатый перехватил найденыша поудобней и кивнул остальным Неспящим. Не сговариваясь, они повернулись к нам спинами.
     Серые балахоны бесформенной грудой свалились на камни; на секунду нас с Чэдом ослепил всепоглощающий золотой блеск и чуть не сбил с ног сильнейший порыв медового вихря.
     Мы, задержав дыхание, смотрели на четыре стремительно удаляющиеся золотые фигуры, и молчали.
     К ногам Чэда внезапно подкатился бесформенный клок бумаги. Он наклонился, поднял его дрожащей рукой и осторожно развернул. Склонившись к его плечу, я успел различить нарисованные Нефритовые горы и выделенную ярко-красным пещеру.
     Затем Чэд без малейшего сомнения разорвал карту на мелкие кусочки.
     И мы долго смотрели, как их кружит в неистовом танце древний ветер.