Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

123



Елена  Брюс

Балерина Натали

    - Вы очень худая,- сказала она, пожимая мне руку.
     Я всегда протягиваю руку моим клиентам, особенно, при первой встрече. Это всегда располагает к тебе, снимается напряжение, завязывается беседа. Но такое начало было первый раз.
     - Ну, тогда Вы очень-очень худая,- отойдя от шока, ответила я.
     И это была правда. Если бы меня назвала очень худой дородная, упитанная, большая женщина, то я даже не обратила бы на это внимания и уж точно, не стала бы возражать. Но она… Вы бы видели ее костлявые кисти рук, с тонкими и длинными пальцами, больше похожими на проволоки. А ее лодыжки, торчащие из-под вытянутых штанин когда-то спортивного костюма. А шея! Представили гадкого утенка, когда ему было еще очень далеко до лебедя? Вот именно такая шея была у этого утенка. И у Натальи. Вернее, у Мадам Моро, как она сама себя представила. Но потом любезно разрешила называть ее Натали.
     - Не знала, какого переводчика лучше заказать: французского или русского. Решила русского,- томно сказала она.
    
     Мы сидели в холле среди других пациентов, в ожидании приема у невропатолога. После короткого общения с Натали, я начала подозревать, что она должна быть постоянным клиентом если уж не у психиатра, то хотя бы у психолога.
    
     Я не успела задать ей ни одного вопроса, чтобы прояснить какая главная причина ее визита к специалисту сегодня. Обычно мы проговариваем с клиентом заранее, что надо спросить у доктора, чего пациент хочет добиться от этого приема. Например, выписать новые лекарства или отменить старые, попросить направления на диагностику, рассказать о новых жалобах или, наоборот, сказать что все хорошо и больше не надо никакого лечения. Последний вариант еще ни разу не встречался в моей практике переводов для русскоговорящего населения Соединенного Королевства. Еще никто не выздоравливал, все хотят следующего приема или дополнительного лечения. Не всегда хорошо, но зато бесплатно.
    
     Мадам Моро не дала мне возможности прояснить ситуацию. Она знала все сама и даже лучше любого доктора. Во всяком случае она мне сама так сказала.
     - К своим пятидесяти трем годам я сама все прекрасно знаю.
     Видимо от меня ожидалось удивление по поводу ее возраста. Но удивиться я не успела, так как Натали уже рассказывала мне о ее отношении ко всему русскому и советскому. И вопросы задавала она.
     - Вы откуда из России?
     - Вы имеете в виду, где я родилась или где жила?- спросила я. Мне всегда трудно отвечать, откуда я, так как мест можно назвать много. Я сказала, где я родилась, и спросила ее в свою очередь, откуда она.
     - Из Парижа. Я не представляю, как можно жить в России, - Натали еще больше выпрямила свою и так прямую, как палка спину и еще больше вытянула тонкую шею. Мне стало немного стыдно за свою неправильную осанку, и я тоже выпрямилась.
     - Вот-вот,- а то вы сидите, как крючок. У вас явный остеохондроз. Наверняка, болит шея и позвоночник? Вам просто необходим остеопат. Но только не государственный. У меня есть прекрасный доктор. Я могу вас связать с ним. И совсем недорого. Мы потом обговорим детали.
     Я не успела возразить. Вернее, пока я возражала, Мадам Моро уже не слушала меня. Она встала и поставила ноги в шестую балетную позицию. Я помнила про позиции с кружка бального танца в нашем городском доме пионеров, который я посещала месяца три, лет сорок назад. Натали прогнулась в спине, а потом сделала наклон и достала пол ладонями. Все остальные в холле с недоуменным восторгом смотрели на это представление.
     - Вы так можете? Если нет, то Вам обязательно нужен мой остеопат. По моей рекомендации он не возьмет с вас больше 50 паундов за сеанс. Это почти даром.
    
     В это время Натали пригласили в кабинет врача. Я была спасена. Доктор стал очередной жертвой Мадам Моро. Доктор показался мне молодым, красивым и, на первый взгляд, пышущим здоровьем мужчиной. Но Мадам Моро быстро вывела меня из заблуждения.
     - Посмотрите на его язык. У него как минимум гастрит и колит. Я могла бы порекомендовать ему своего гомеопата,- громко прошептала она мне, пока мы усаживались в кресла перед столом доктора.
    
     - Чем я могу Вам помочь сегодня?- стандартный вопрос доктора был его роковой ошибкой.
     - Во-первых, у меня ужасные головные боли. Болит вся правая часть головы, Во-вторых, боль идет в руку. Это васкулит. И еще..
     - Стоп. Стоп. Стоп. Давайте разберемся с одной жалобой. Итак, где у вас болит голова. Как часто.
     - Всегда. Но боль идет и в глаз, и в руку. Я же не могу разделить боль в голове, шее или еще где-то, все связано.
     - Вы говорите, болит всегда. Вы пьете обезболивающие?.
     - Нет, что вы, чтобы у меня болел желудок. У меня и так ..
     И она стала сыпать медицинскими терминами из раздела гастроэнтерологии. Потом она перечислила кучу терминов, описывающих боль во всех частях тела. Все это она тараторила на английском. Мое присутствие, как жизненно необходимое, подтверждалось, когда Натали иногда оборачивалась в мою сторону и говорила :
     - Вот переведите доктору, как у меня тут болит. Я же Вам объясняла.
    
     Я уже позже узнала, что Натали, бывшая балерина, с мужем-французом вот уже лет десять живут в Англии, в Лондоне. Муж ее прекрасно говорит по-английски и читает лекции по искусству. А Натали помогает ему, как личный секретарь.
     Доктор пытался несколько раз остановить ее словесный поток и каждый раз просил сконцентрироваться на одной проблеме.
     -У нас мало времени. Давайте разберемся с головной болью, - у него уже начало дергаться веко и он брызгал слюной когда говорил. Я поняла, что Натали была права на счет его здоровья.
     Разговор стал явно выходить из-под контроля. Я сидела всеми забытая, не произносила ни слова и воспринимала все, как бесплатный цирк или как фильм ужасов. Доктор вдруг встал и я подумала, что он хочет задушить бедную Натали. Я приготовилась защищать своего клиента.
     - Ложитесь на кушетку, - строго сказал доктор.
     Натали легла. Он взял ее левую ногу и стал поднимать.
     - Теперь поднимите сами,- попросил он.
     Хорошо, что он успел отскочить в сторону, потому, что иначе ему досталось бы по лицу, так неожиданно высоко Натали взмахнула своей балетной ножкой.
     - Отлично, - с восторгом произнес доктор, - теперь другой ногой. Только не так высоко, пожалуйста, тут лампа.
    
     Положенные пятнадцать минут приема давно пролетели. Доктор лихорадочно записывал что-то в карту больного.
     - Я назначу вам следующий прием через четыре месяца. Вот вам направления на сканирование и анализ крови. Я не могу пока поставить никакого диагноза.
    
     Доктор выглядел совсем другим человеком, чем полчаса назад. Может у меня был обман зрения, но сейчас передо мной сидел уставший, изможденный человек, у которого тряслись руки и подергивалась вся голова, а не только веко.
     - Доктор, у меня есть очень хороший натуропат. Я могу вам дать его телефончик, если хотите, - заботливо произнесла Натали.
    
     В регистратуре Натали записалась на прием через четыре месяца.
     - Закажите мне переводчика, пожалуйста. Вы сможете прийти? – спросила она у меня.
     - Скорей всего, да,- мне редко бывает так весело на переводах у врача. Не хотелось упускать такую возможность, тем более еще и оплачиваемую.
    
     Дома я попробовала встать в третью балетную позицию, потом в шестую. Наклонившись, с трудом достала пол кончиками пальцев. Кольнуло в шее и хрустнуло в позвоночнике. "Ну и что, зато мне невропатолог с психиатром не нужны. Во всяком случае, пока", - утешила я себя, но червячок зависти к балерине Натали все-таки шевельулся.