Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru



Nikita  Babenko

Ночная сказка

    – Да, Ваше Высочество, конечно согласен. Любой мятеж должен быть пресечен, и пресечен безжалостно. Совершенно верно – любой. Пусть даже бунтовщики… Да, Ваше Высочество, непременно. Я сейчас же начинаю собирать отряд. Да, я постараюсь взять его в плен. Я постараюсь. Но, Ваше Высочество, мне нужны четкие и недвусмысленные указания на случай… Да-да, именно – невозможности. Так точно. Слушаюсь. Будет исполнено.
     Теперь, если позволите, организационные вопросы… Нет, Ваше Высочество, разрешите не согласиться. Нанять рейтаров действительно проще всего, но это же сброд. В таком щепетильном деле нам самим должно быть щепетильными. Начнут рейтары грабить провинцию – а они начнут, как же иначе – и через месяц бунт на Севере вспыхнет с еще большей силой. Даже если… Да. Вожди найдутся, вне всякого сомнения. А не дай Создатель, переметнутся рейтары, что тогда? У меня к ним никакого доверия нет.
     На мой взгляд, бунт должна и может подавить только сама корона – Вы, Ваше Высочество, Ваш покорный слуга, Ваши войска под Вашими знаменами… Нет, я так не думаю. С Вашего позволения, у меня тут образовался некоторый план… Да, конечно. Слушаюсь.
     Так вот, я хотел бы поднять эскадрон вторых сыновей… Ну да, человек сто из молодых, заодно и обкатаем… Точно, вот и займем их делом. Далее – полный эскадрон тяжелой кавалерии из столичной гвардии. Сами понимаете – это костяк, без него никуда. Нет, не думаю. Я полагаю, один эскадрон латников можно снять без ущерба… Еще? Еще – драгунский полк графа Нестора Полония. Если сегодня же послать гонца, он подойдет из Пятиречья за неделю… Пехоту я бы не брал совсем. Только кавалерийский отряд – большая мобильность, большая свобода действий. Осаждать на Севере нечего, городки местные, думаю, сами сдаваться начнут, а с принцем… В общем, с бунтовщиками мы так или иначе сойдемся в поле. Да. Да, уверен. Они же тоже все – либо на конях, либо на ладьях. Пехота, да еще с полевой артиллерией, может стать обузой.
     Пираты? Блокируем побережье, захватим поселки – половина придет с повинной и принесет в заплечных мешках капитанские головы, половина уйдет на Архипелаг. А тут уже ничего не поделаешь – нужен флот. Нет, разумеется, только это не по моей части. Вы же знаете, я на палубу в жизни не ступал. С судьбой не поспоришь.
     Но, если дозволено мне… Спасибо. Я бы осмелился посоветовать по завершении кампании поставить в устье Комаряни – да, на месте Городового Стойбища – большой военный порт. И крепость с гарнизоном. Я полагаю, финансы позволят… Что? Разумеется, не мне судить – я могу только предполагать и размышлять вслух… Так вот, десять быстроходных галер, полк арбалетчиков, пару эскадронов драгун – и все, пираты не выдержат… Да, и с Архипелага их можно будет выбить. И наместника на место поставите – прошу прощения за дурацкий каламбур. Разумеется – не стоит без нужды увеличивать страдания народа. Им и так там, на Севере, несладко живется. Как Вы сказали?..
     Ваше Высочество, посудите, что лучше и легче: размазать необходимую сумму по всему платежеспособному населению герцогства или же позволить наместнику и впредь драть с северян по семь шкур? Бунт, извините, характерен – несмотря даже на личность его предводителя. Извиняюсь…
     Что ж… Могу я считать приказ вступившим в силу? Благодарю вас… Благодарю. Позвольте откланяться. Многие лета Его Высочеству герцогу.
    
     «Да, герцог сдал. Герцог потерял хватку. Еще лет на пять его, пожалуй, хватит, а дальше? Немощь на троне? Старший сын предал отца – нет ему прощения. Младший? Мальчишка умен и благороден, но – мальчишка. Впрочем… Если герцог продержится чуть подольше, из Янки получится настоящий владетель. Но наследный принц… Кругом бездарная тупость, а платить за нее приходится кровью. Герцог, отсылающий великовозрастного балбеса с глаз долой наместником самой дальней провинции. Балбес, не наигравшийся в детстве в пиратов и стражников-разбойников… Тоже мне бунтовщик – большого ума тут не требуется, набрал два десятка подонков и провозглашай себя королем первой попавшейся сточной канавы. Да хоть императором! Наследный принц пэр Главный Пират – интересно, детинушка задумывался хоть раз, что он со своими орлами делать будет, когда навигация закончится? Настоящие-то пираты откочуют на Запад, а вот куда денется наш бедный принц? А на Запад – на Запад его не возьмут»…
    
     – Красавица, сколько просишь за букетик? На вот, держи пять и выбери мне какой получше. Нет, дитя мое, это меня уже давно не интересует. Честное благородное слово. Оставь, красавица, не искушай без нужды. Вот вгонишь доблестного пана рыцаря в краску – кому он такой красный будет нужен? А, ну тогда, конечно, другое дело… В следующий раз встречу – обязательно поцелую. Ну жди, жди… Может, еще и свидимся.
    
     «Да, с драгунским полком и гвардейцами я их, пожалуй, стопчу за месяц. Надо будет еще свою сотню поднять, а то давно в деле не были, засиделись. Итого, сколько же у нас получается? Семь с половиной сотен конников… Неплохо, совсем неплохо. И никакой пехоты. Занятно – говорят там, на Севере, летом солнце совсем не заходит. Ходит низко по краю горизонта, но не садится. День длиной в три месяца – это хорошо… Это очень хорошо. Надо выступать поскорее, Гемини на носу. Длинный-длинный день… Чертова небесная механика, как в ней разобраться! Сегодня же отписать в Командорство, пусть пришлют книжку этого… как его… Корвина Эшера. Кто же мне ее нахваливал? А! Командор, разумеется – кому еще? «Сочинение о небе и звездах» – простенько и со вкусом. Черт возьми, три месяца не видеть Луны!»
    
     – Любовь моя, ты же знаешь – вечерами твой непобедимый граф причащается к наследию предков, в одиночку осушая фамильные погреба. Догадываешься, как тяжела ноша сия? Увы мне, увы – ничего не могу с собой поделать. Так устроен… Ты же знаешь, когда я в силах – я с тобой. Но сегодня… Извини, солнце мое, извини и еще девять раз извини. К тому же – совсем забыл тебе сказать – Его Высочество снова посылает меня в поход. Недели через две, не позже… Сегодня… Сегодня и начал… Да, именно туда. Что ты, любовь моя, я же непобедим! Я обязательно вернусь и привезу тебе две – нет, три – пригоршни речного жемчуга. Но это еще не скоро – у нас с тобой впереди целых полторы недели. Правда, я буду занят…
     Нет, ну что ты! Для тебя у меня время всегда найдется… Да, радость моя. Конечно же, да! Ну вот, ты опять за свое… Ну не плачь, не надо… Не пристало такой очаровательной и благородной фрейлине расстраиваться из-за недостойного ее внимания грубого вояки. Да, солдафон. Да, пьяница. Ну что ты, перестань… Посмотри лучше, что я вчера для тебя нашел. Во-от, слезки уже и высохли. Вот и замечательно. До свидания, любовь моя – заметь, я говорю «до свидания», а не «прощай». И я.
    
     «Создатель, сколько еще можно выкручиваться? Создал себе славу пьяницы, ну и? Рано или поздно какая-нибудь особо умная голова сложит два и два, что тогда? Что со мной будет? Еще эти походы… Кстати, а не взять ли мне на Север артиллерию?.. А ведь имеет смысл, определенно имеет! Снять с замка пару-тройку фальконетов… Нет, бред. Придется герцогу расщедриться на конную батарею. Быть посему. Надо срочно сочинить докладную, чтобы Его Высочество сумело до утра хорошенечко все обдумать».
    
     – Сударь, нельзя ли поосторожнее! А, это вы, лейтенант… Понимаю, но все равно, по сторонам посматривать не мешает. Хорошо-хорошо, принимаю ваши извинения. Будем считать инцидент исчерпанным. Честь имею. Что?.. Да, выступаем дней через десять, пятнадцать – крайний срок. Нет, ваш полк остается в столице. К сожалению, ничем не могу помочь. Разве что вы успеете за две недели перевестись ко вторым сыновьям. Или к драгунам графа Полония. Нет, боюсь, других вариантов нет. Желаю удачи. Всего хорошего.
    
     «Молодежь совсем распустилась. Птенец ведь, а туда же – не глядя за шпагу хватается, не глядя и не раздумывая. Все эти дуэли… Завели себе, идиоты, моду – приписывать к картелю «ad mortim». Так, пожалуй, еще года два, и они друг друга под корень изведут. Надо будет отобрать в поход юнцов позадиристее. Там я им рога пообломаю… Ох, неужели – день длиною в три месяца? Даже не верится»…
    
     – Добрый день, Андрей. Какие новости? Кто приходил? А, ну и слава Создателю… Что еще? Так, замечательно. Нет, пообедаю я сегодня дома. Да, на твое усмотрение. Только подай, пожалуй что, пиво – и к нему каких-нибудь раков или там моллюсков каких-нибудь. Замечательно. Да, конечно. Молодец. Что? Нет. Разумеется – держи. Может, еще нужно? Смотри, Андрей, через полторы недели я на время уеду из столицы. Да, совершенно верно… Думаю, что месяца два, не меньше. Останешься за главного. Не бойся, жалование вперед. Ну, иди.
     Впрочем, подожди, я сейчас быстро набросаю записку для Его Высочества, будь добр, пошли кого-нибудь отнести ее во дворец. И скажи, чтобы побыстрее оборачивались. Да, в канцелярию, лучше всего прямо старшему писарю. Знаешь что, пошли одного из ливрейных, что они, в самом деле, зря штаны просиживают? Да. Прямо сейчас. Зайди ко мне в кабинет через четверть часа.
    
     «Писать обоснование или не писать? Напишу на всякий случай, а то еще откажет ненароком… Хотя вряд ли. Он сегодня, похоже, в решительном настроении. Так… «…не снижая мобильности… в то же время… дополнительная мощь… облегчение выполнения…» Нет, не годится: «возможность маневра огнем… в случае перехода в бой из маршевого порядка… а также в целях устрашения». Теперь запечатать. Ничего, пусть в кои-то веки потрясут во дворце ливреей. А то, чего доброго, совсем там мой герб забудут»…
    
     – Андрей, распорядись, чтобы подавали. Кто приходил? Завтра? Дай сколько просит… Я сегодня же напишу в замок казначею. Не говори, Андрей, мне самому уже начинает надоедать, но… Жалко их всех… Ладно-ладно, хватит, и слышать не хочу. Налей-ка еще кружку. Где ты берешь таких раков? У кого? Буду знать… Но раки отменные, ничего не скажешь. Да, конечно. Значит так: после обеда я на час засяду в кабинете, по пустякам не беспокоить. Потом ненадолго отлучусь. Вечером как обычно. Все, можешь идти. Будешь нужен, позову.
    
     «Что-то деньги больно быстро кончаются. Надо будет завтра с утра посчитать с Андреем расходы. Ладно, по гроб жизни хватит, а там… Там золото вроде уже и не требуется. Казначей опять ныть начнет… Ведь ворует, сволочь, а все равно – ноет и ноет… Давно я в замке не был, ох давно. Разберусь с принцем и зимой уеду отсюда месяца на два. Отдохну хоть, поживу как… человек. Человек? Так, хорошо. Теперь командор. И книга. «Его преосвященству Командору Ордена Совы от графа Иона лорда Куза. Милый друг! Увы, такова жизнь – вновь я могу обнять тебя и пожать твою руку лишь мысленно, ибо насущные, хотя и большей частью надуманные дела мои…»
    
     – Андрей! Парадный мундир, шпагу, шляпу, плащ! Эти два письма отошли сегодня же. Вернусь к вечеру. Как всегда. Да, можешь всех отпустить. Да, разумеется.
    
     «Вышколенные слуги – воистину венец творения. А вышколенные и верные слуги… Наверное, Андрей последний. Надо будет ему еще жалование поднять. Солнце идет к закату, значит, лихорадка уже близко. Знобит… Побыстрее разобраться с этими недорослями, а то опять слухи поползут… Как они мне надоели! Нет, на Север, скорее на Север. Длинный-длинный день, Создатель, где же я раньше был! А вот для того, чтобы на этом самом Севере не остаться навсегда в трех локтях под землей, суждено вам, лорд Куза, основательно повозиться с нашими дворянчиками».
    
     – Полковник Сибелиус, ваша честь! Как здоровье? Да, завидовать тут нечему… Нет, благодарю вас, вроде бы в порядке. Нет, не извольте беспокоиться. Вы уже получили приказ? Да-да, именно так. Тем лучше – если вас не затруднит, прикажите капитанам собрать людей. Час? Конечно, вполне устроит. Если вы не возражаете, я пока тут похожу, посмотрю… Поговорю с теми, кто на месте. Не более половины? Ну, мне вообще всего один эскадрон нужен. Нет, я думаю сделать его сводным. Да, совершенно верно. Нет, что вы! Встретимся у Его Высочества. Честь имею.
    
     «Сибелиусу действительно не позавидуешь… Кому нужен однорукий хромой старик, будь он хоть трижды кавалер? Неправильно все это – герой пяти кампаний, пожизненный полковник Черных гусар не должен состоять дядькой при трех сотнях сопляков-головорезов. Впрочем, ветеранов-инвалидов у нас нигде не жалуют»…
    
     – Вольно. Добрый вечер, панове. Я надеюсь, господа офицеры уже объяснили вам суть и смысл данного собрания в частности и предстоящего похода в целом? Вот и славно, избавили меня от долгой и нудной преамбулы. Кто сказал? Вот вы, милейший пан рыцарь, можете начинать собираться уже сегодня. Нет, наоборот – вы точно пойдете в поход, я вас запомнил, так что деваться вам некуда.
     И вы, младший лорд Гота, тоже. У меня на вас да-авно существуют особые планы. Нет, просто вы мне нравитесь, как личность. Тише, тише, успокойтесь!
     Теперь серьезно. Отбирать кампанцев я буду сам, собственноручно. Желающие могут сегодня же подать рапорт на мое имя в канцелярию герцога. Никому ничего не гарантирую. Пан рыцарь! Никому, кроме вас – вы уже в списке. Характер у меня тяжелый, привычки старомодные, так что легкой жизни не ждите. Подготовка начнется после утверждения списков, послезавтра. Кстати, если кто еще не в курсе: я граф Иона лорд Куза, кавалер Большой Серебряной Звезды, полковник Имперских кавалергардов в отставке и второй фехтовальщик герцогства. Что? Не приведи Создатель узнать раньше срока. Еще вопросы есть? Разъяснения по поводу картелей можно получить у младшего лорда Гота, он даст вполне квалифицированный ответ. Я прав? Вот и замечательно. Общее построение завтра на утренней зоре. До скорого. Честь имею.
    
     «Щенки! Сопливые щенки! Еще и скалятся! Ничего, выбью я из них дурь, ох выбью! Это здесь они все гордые да храбрые, а вот как уйдем в глушь, подальше от столицы, от городов, от девок их и всех этих графьев-герцогов сродственных, клубов их с масонскими ложами – вот тогда-то мы и поговорим по-человечески, безо всяких онеров. Как шелковые будут, готов поклясться… И младший Гота хорош, конечно… Как же, молодой, богатый, умом не обделен, лидер… засранец. Хотя по молодости все это, по молодости – дальше жизнь ему рога пообломает, да и я жизни помогу, почему не помочь? Чем хромой не шутит – глядишь, и выйдет из мальчишки командир со временем. Или не выйдет. С такими, как Гота – либо пан, либо пропал, одно из двух: или полководец талантливый, или обормот великовозрастный, который так и будет до скончания дней родительское добро по клубам да бардакам проматывать. Третьего как бы и не дано… Но вот ведь наглец! Сидит, как кронпринц на приеме. Характер! Да и тогда, помнится, на дуэли: клинок мой у его подбородка покачивается, сам он весь бледный, дрожит – но пощады не просит. Губы только сжал щелью – чтобы, не приведи Единый, чего лишнего не сказать. Повезло ему, что дрались утром, по заре. Вечером – убил бы, не задумываясь, прирезал бы как кроля. Хотя… Наш он, лорденок, не будь его отцом старый толстый Гота. Да и я – нутром чую щенка, особенно последний год. Наш – только не чувствует пока ничего, время еще не пришло. Но уже скоро, скоро… Так что, граф Куза, не поднялась бы у тебя рука на своего. Ни при каких обстоятельствах… Тем более нужно пасти мальчишку. Пасти, сторожить – а попутно еще и дурь выбивать. А то по молодости, да по глупости, да по первому разу таких дел наворотить можно!.. Вот что – поставлю его сотенным. Или младшим сотенным. Или вообще – в адъютанты возьму, чтобы далеко бегать не приходилось. Хотя, с другой стороны, долгий-долгий день… Нет, в дороге за ним присмотреть надо будет, а потом – потом если что и случится, то только на обратном пути. Если я все правильно понимаю в этой клятой небесной механике. А дальше пусть уж старый Гота сам с отпрыском своим разбирается»…
    
     – Ты куда прешь, чухло твое неумытое? Ты что, совсем глаза потерял? Ты вообще видишь, свинья деревенская, куда вперся? Что – «виноват», что – «виноват»? Да не бубни ты, болван, скажи по-людски! Что? Я – сам?! Ах ты ж, мразь! Не нравится? А так? Тоже не нравится? Давай, убирай поскорее с дороги задницу свою жирную, пока я не рассердился по-настоящему! Живо!
    
     «Азраил и Авадонна! Семь духов подземных! Близко вечер, ох как близко! Ведь едва удержался – еще немного, и убил бы дурака, уже и рука к кинжалу потянулась. Что характерно: действительно, только я один и виноват… Задумался, понимаешь, размечтался лорд Куза – идет, дороги не разбирая… Но и этот, мордастый, тоже хорош! Распустил герцог сброд, вконец распустил! Раньше, помнится, появись кто на улице в гербовых цветах – неважно, дворянин, не дворянин – мужичье за квартал обходило, ставни в домах запирали, а теперь?.. Колупается, гад, посередь улицы со своими горшками вонючими, как будто так и надо! А рожа здоровая, красная, крови много… Крови… Вон как она побежала, когда я ему нос разбил – и не остановишь… Густая, темная… Венозная… Не сдержал бы себя, полоснул кинжалом по горлу – алая бы пошла, пожиже… Артериальная… Все, все – домой! И быстрее! Переулками, что ли, пройти, срезать пару кварталов… Короче выйдет, и людей поменьше… Темно, правда – но это-то нам как раз и не страшно… Так. Стоять, Иона, вперед потише. Тени. Блеск. Дышат. Ограбить меня хотят, что ли? Какая прелесть!»
    
     – Панове, выходите, я вас прекрасно вижу и слышу. Здесь Иона, граф Куза, боевой офицер на службе Его Высочества герцога Нойбургского. Я при оружии. Если вы честные люди – ступайте своей дорогой без страха. Если тати ночные – сдавайтесь по-хорошему и следуйте за мной… Что?.. Вы меня и ждали?.. Какую сатисфакцию?.. А, это вы, пан рыцарь. И с вами еще двое головорезов. Чудесно. Что?..
     Слушай, мальчик, последний шанс даю: быстренько беги домой, к папеньке с маменькой, и я сделаю вид, что между нами ничего не было. А вот с бандитами твоими мне по любому придется разобраться. Что? Ну, гаденыш! Защищайтесь, панове, имею честь атаковать вас!
    
     «Сила против искусства, искусство против силы. Двое опытны и пробуют взять силой. Мальчишка – сопляк, воображает себя фехт-мастером. Короткий палаш и две шпаги. Понятно. Так. Защита. Теперь – уход, выпад, обратный удар. Сейчас он раскроется. Так. Двое. Мальчишку – в сторону. Этот. Четверная серия. Знает. Пятый удар. Не ждал. Мальчишка. С силой – парировать. Отвел. Удар. Снизу. Все. Проверить. Нет. Никто. Кровь, сколько крови! Но могут увидеть. Ладно, хоть шпагу облизать. До дома близко, доберусь… Семь духов подземных, до чего же вкусна голубая кровь! Набрать флягу – и домой, быстрее, пока еще свежая, живая… Бурдюк, бурдюк с собой таскать для таких оказий! Хотя – вот только обескровленных трупов в стенах города мне и не хватало для полного счастья… Флягу – и убираться. А завтра доложусь герцогу о нападении. Пусть знают. Быстрее, Азраил, начинается! Ну не бежать же, в самом деле… Как там это заклинание?.. «Ат эль шоф залил зеерност, ар эль баар азлил тоф бааст, адонэ оса эли-ба хост». Так. Кажется, полегчало. Так полегчало или кажется? Неважно – домой. Главное – спокойно. Вот и он. Дошел. Еще минут десять – заклинание, успеть переговорить с Велихом, а потом – расслабиться наконец. И фляжка голубой крови на десерт»…
    
     – Здравствуй, Велих, доброй тебе ночи. Давно ждешь? Ну, это совсем недолго… Да, Велих, да, у пана графа начинается. Что, уже красивый? Не бойся, Велих, тебя пан граф не тронет. Своих я вообще не трогаю. Остался бы как-нибудь, посмотрел, было бы что потом внукам рассказывать на сон грядущий… Ладно, ладно – шучу.
     Привез свиней? Сколько? Никто ничего не слышал? Да верю я тебе, Велих, верю. Давай, сгружай их в подвал поживее. Да, как обычно…
     Молодец. На вот, держи причитающееся. А то задержись, живого волкодлака за трапезой не каждый день увидишь. Не хочешь? Ну и Единый с тобой… А что?..
     Нет, Велих, я не богохульствую. Понимаешь ли, одно другому не мешает – это у колдунов запрет на имя Его, а для нас, оборотней, законы не писаны. И в храм я хожу, и к таинствам причастен, и даже исповедаюсь иногда. По мелочам…
     Да, кстати, зря ты каждый раз чесноком наедаешься и карманы головками набиваешь. В случае чего – но если ты будешь вести себя разумно, такого случая не представится, могу уверить – никакой чеснок тебе не поможет. А вот воняет от тебя препогано.
     Ну все, иди, а то уже шерсть расти начинает. И говорить с клыками во рту сложно. Мясо заберешь завтра утром. Да, как всегда, разбудишь меня…
     А вообще-то – бывай, Велих! Ухожу я в поход, даже и не знаю, что там без тебя делать буду. Взять, что ли, с собой, интендантом?.. Уймись ты, опять шучу. Ладно, давай, иди – и смотри у меня! Чтобы без трепа! Помнишь, что я тебе обещал? Еще раз: ни пьяным, ни трезвым, ни суду, ни палачу!.. Верю, верю, это я на всякий случай. Теперь уходи.
    
     «…Свиньи, свиньи, свиньи… Хоть фляга нормальной крови есть на сегодня… Сколько я ее не пил? Два месяца? Больше – три, если не все четыре. Нет, три, точно помню – выезд на природу, графская охота, аккурат три месяца назад. Ну ничего, в пути разговеюсь… Села там, хутора – никто ничего не поймет, а поймет – так промолчит, себе дороже. Хотя крестьянская кровь… Нет, ну ты совсем уже разум потерял, оборотень. Крестьянская, дворянская… Человеческая, теплая, живая!.. И свиньи потом, чтобы напиться… А начнем мы с фляги. С фляги!.. О-о-о-о-о! Вот оно, вот! Нас-слаж-жде-е-е-е-ние!.. Но мало, как же мало-о-о-о е-еее! На север, оборотень, скорее на север! Там – до-о-лгий-до-олгий-долгий день, оборотень... А за ним приходит долгая-долгая-долгая ночь. НОЧЬ. Без конца и края. Волчья ночь, оборотень. Твоя ночь. Крови!..»



погода в омске