Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

123



Александр  Риттер

Фактор Х

    Проходя контроль, генерал Фрезер почти не обращал внимания на то, что происходит вокруг. Мысли его были заняты другим – внезапным сообщением, заставившим его бросить все и срочно приехать из Белого дома в Центр стратегических исследований. Что же тут такое могло произойти, что директор Центра Картрайт в панике бросился звонить ему? Война, новая болезнь… Гадать не имело смысла, скоро он все узнает.
     - Ну что тут у вас? – спросил Фрезер, пройдя, наконец, все контрольные посты.
     - Возникли проблемы, сэр, - доложил старший программист, встретивший его у входа.
     - Серьезные?
     - Судя по всему, очень. Такого до сих пор не было.
     - Где Картрайт?
     - Внутри, сэр.
     Войдя в зал, генерал остановился. Картрайт торопливо переходил от одной панели к другой, о чем-то переговаривался с программистами. Посмотрев на него повнимательнее, Фрезер заметил, что директора Центра ссутулился, черты лица заострились, отчетливо прорезались на нем морщины. И еще это растерянное выражение, и резкие нервные движения. Так непохоже на всегда спокойного и собранного старину Картрайта.
     «Что-то случилось. Что-то серьезное», - подумал генерал. Нет, сейчас нельзя ни о чем думать. Надо дождаться, пока спецы сообщат во всех подробностях, что здесь произошло. Принимать решения, не располагая полной информацией, все равно что гадать на кофейной гуще.
     Фрезер молча прошел вперед и остановился за спиной своего заместителя Томпсона. По экранам неумолимой рекой текли цифры и буквы, мелькали карты, мигали лица людей, змеились графики…. Воистину, весь мир в кармане.
     Центр был его детищем. В 21 веке решения надо принимать по-новому - слишком большим и сложным стал мир, чтобы правительство могло определять политику и экономику, исходя только из своих собственных оценок и выводов экспертов, советников и им подобных. Фрезер создал этот Центр и создал самого себя благодаря ему, превратившись в «серого кардинала» самой мощной страны мира.
     Вся противоположная стена зала была занята экранами и панелями управления, напоминая звездолет из фантастического фильма. Блоки гигантских компьютеров, которые управлялись из этого зала, занимали огромное смежное помещение. В этих компьютерах хранилась и анализировалась вся информация, которая стекалась из всевозможных источников со всего мира – донесения агентов, статические данные, досье спецслужб, официальная пресса, научные исследования, выступления политиков, результаты выборов, отчеты всех сколько-нибудь крупных компаний, налоговые декларации, итоги биржевых торгов, рекомендации психологов, даже результаты спортивных состязаний… словом, все.
     Иногда генерал использовал свое положение куратора Центра и в личных интересах. И не только он. Анализ результатов спортивных состязаний и биржевых торгов, которые делал директор Центра, позволили им обоим составить приличное состояние. Но, конечно, не это их маленькое секретное хобби было главным. Здесь они могли влить на решения самых влиятельных людей и убеждать их выбирать самые лучшие варианты. А самое главное – на благо всего человечества. Ведь именно на основе рекомендаций компьютеров Центра принимали решения и президент, и правительство, и ФРС, и даже Пентагон.
     «Все же только здесь понимаешь, насколько человек зависим от своих собственных порождений», - подумал генерал.
     Это странное чувство – смесь восхищения, гордости и страха, было ему знакомо. Много лет назад сопливым лейтенантом он командовал группой охраны одной из пусковых установок, ожидавших сигнала к третьей мировой и удару по Советам или Китаю. Однажды ему пришлось присутствовать при профилактическом осмотре ракетного двигателя. Порождение тысяч умов и рук, способное уничтожить огромный город, миллионы и миллионы. Генерал поморщился своим мыслям. Не в первый раз ему вспоминалась эта баллистическая ракета… каждый раз, когда он смотрел на панель управления главного компьютера Центра. Воистину, все можно обратить и в добро, и во зло.
     - Добрый день, генерал, - сказал директор Центра, подойдя к нему. Картрайт всегда обращался к Фрезеру на вы, за исключением тех случаев, когда поблизости никого не было. Хотя знакомы они были еще со времен армии. Картрайт когда-то служил инженером на ракетной базе, которую охранял лейтенант Фрезер.
     - Что случилось? – спросил генерал.
     - Сэр, произошел какой-то сбой, - сказал Томпсон, поднимаясь с кресла и делая вид, что только сейчас заметил появление начальника. Фрезер не обратил на него внимания.
     - Компьютер выдал альтернативный прогноз по последней Большой ситуации, прямо противоположный предыдущему, - сказал директор Центра. – Почему, пока неизвестно. Сейчас выясняем. И заодно заново производит расчеты.
     - Хорошо, - кивнул генерал. «Большой ситуацией» они с Картрайтом в разговорах между собой называли расчеты, на основании которых правительство принимало наиболее важные решения. Видимо, директора Центра происшествие все же изрядно вышибло из колеи, если он начал употреблять такой жаргон при посторонних.
     «Что же случилось?» – подумал генерал. Он слабо разбирался в компьютерах и программировании, его работа заключалась в другом. Фрезер даже немного побаивался всего этого – именно потому, что не понимал.
     «Неужели какой-то серьезный сбой? Но ведь все досконально проверяется едва ли не каждый божий день. Ошибка при загрузке данных? Тоже невозможно».
     Генерал подумал о «последней Большой ситуации». Именно о ней он сегодня делал доклад в Белом доме – расчет возможных последствий прямого вмешательства во внутренние дела нескольких крупных экспортеров сырой нефти. Компьютер выдал прогноз, что с вероятностью в 98% вмешательство перерастет в прямой военный конфликт, который из-за вмешательства других заинтересованных сторон с вероятностью в 88% станет причиной начала третьей мировой войны. А уж она с вероятностью в 96% уничтожит не менее 95% населения Земли. Кажется, этих расчетов испугался даже президент, который обычно скептически относился к работе Центра, предпочтя 87-процентную вероятность роста цен на нефть до 80 долларов за баррель. Это пережить все-таки проще, чем третью мировую.
     - Вот альтернативный вариант, - сказал Картрайт.
     Фрезер бегло просмотрел поданные бумаги. Вероятность военного конфликта необъяснимо снизилась втрое, начала третьей мировой – почти вчетверо, и, самое главное, компьютер указывал, что США смогут выиграть эту войну при нанесении превентивного удара с вдесятеро меньшим ущербом для своей территории.
     - Результаты готовы, - сказал один из лаборантов.
     Третий документ был идентичен второму.
     - Сбой был в первый раз, - с уверенностью сказал Томпсон, вновь высунувшись вперед.
     «Молодой, вечно ему неймется», - раздраженно подумал Фрезер. Сейчас ему было не до того.
     - Возможно, - согласился Картрайт устало.
     - Соедините меня с Белым Домом, - потребовал Фрезер и внезапно остановился. Посмотрел на компьютер.
     - Из-за чего был сбой?
     - Пока мы не установили, - ответил Картрайт.
     - Наверняка это психология, сэр, - снова вылез Томпсон.
     - В смысле? – повернулся к нему генерал.
     - Там же была масса матриц поведения ряда политических деятелей, военных и бизнесменов из нескольких десятков стран, - ответил Томпсон. – Данные психологов, политологов, досье, донесения агентов….
     - И что? – перебил его Фрезер. Генерал не любил ходить вокруг да около, а Томпсон частенько докладывал излишне подробно. Мало того, что нахальный, да еще и говорливый. Но он был сыном министра обороны, и убрать своего заместителя Фрезеру не удавалось.
     «Пожалуй, потом надо будет рассчитать ситуацию, при которой можно будет отправить в отставку Томпсона-старшего, - обозлившись на всех, подумал генерал. – А потом и этого молокососа уберу».
     - Видимо, у них при вводе была ошибка, сэр, - сказал Фрезеру его заместитель, в то время как Картрайт о чем-то тихо разговаривал с подошедшим старшим программистом. – Из-за этого и результаты не совпали.
     - Ошибок не было, - резко сказал директор Центра им обоим и повернулся к Фрезеру: - Фрэнк, все данные идентичны. Даю тебе слово, причина не в этом. Дело в чем-то другом. Какой-то неизвестный фактор…
     - Фактор Х, – сыронизировал Томпсон и замолчал под взглядом генерала.
     Фрезер повернулся к панели управления, секунду помолчал и сказал через плечо:
     - Все работы временно приостановить, информационную систему отключить, все доклады сохранить на резервном сервере и никуда не отправлять. Ни один.
     - А последний? – спросил Томпсон.
     - Ни один и никуда, - сказал твердо генерал и, повернувшись, в упор посмотрел на своего зама. Тот опустил глаза, как провинившийся школьник.
     - Картрайт, можете отпустить своих сотрудников.
     Фрезер дождался, когда закрылась дверь за Томпсоном и программистами, без сил опустился в кресло и закрыл лицо руками. Он чувствовал себя слабаком и истериком, но ничего не мог с собой поделать. Пришедшая в голову страшная мысль просто сбивала с ног.
     - Это не ошибка, - наконец сказал он, опустил руки и посмотрел на Картрайта.
     - Да, Фрэнк, - согласился тот и сел в кресло рядом.
     - Мы едва не развязали третью и последнюю, - сказал, немного помолчав, генерал.
     - Ты думаешь?.. – они переглянулись, а потом посмотрели на монитор.
     - Я не хочу рисковать, - ответил Фрезер.
     - Это поставит крест на нашей карьере, - задумчиво сказал директор и снова покосился на блоки компьютера.
     - Да.
     - Пожалуй, ты прав.
     - Именно поэтому я и отослал отсюда всех. Если хочешь, можешь тоже уйти.
     - Нет, я не уйду. Вместе веселее, - усмехнулся директор центра. – Посидели в одном центре, посидим в одной камере.
     - Это верно, - генерал встал и подошел к висевшему в углу пожарному стенду. Интересно, какому идиоту пришло голову в придачу к огнетушителям повесить здесь пару топоров? Но сейчас это было очень кстати. Фрезер взмахнул топором и сказал:
     - Всю жизнь мечтал поиграть в терминатора.
     Директор центра засмеялся и снял со стенда второй топор.
     - А потом зальем блоки пеной из огнетушителей, чтобы надежнее было, - сказал генерал и заблокировал дверь. – Приступим.
    
     - Они поверили, - задумчиво сказал Томпсон, словно все еще не веря самому себе.
     - Ага, - весело кивнул старший программист. – Ты бы видел лицо Картрайта! Я уверен, все пойдет как по маслу. Они поверили, что в нашем компьютере внезапно родилось сознание, и он задумал порешить все человечество, развязав третью мировую войну. Теперь они наверняка уничтожат его.
     - Психология, - задумчиво продолжал заместитель Фрезера. – Мы все в глубине души продолжаем бояться какого-нибудь нами же придуманного ночного кошмара. Например, что обычный компьютер обернется разумным монстром из фантастического фильма. Все мы снаружи скептики, а в глубине души – такие же суеверные и пугливые дикари, как и в древние времена. Только страхи у нас другие.
     - И этим можно неплохо попользоваться, - сказал теперь уже бывший подчиненный Картрайта. – Теперь они сядут в тюрьму или в лучше случае уйдут в отставку за уничтожение компьютеров, вы станете генералом, а я – директором центра. И самое смешное – мы все рассчитали на том же самом компьютере. И никто ничего не заметил и ни о чем не догадался. Психология все-таки нужная штука. Не меньше чем компьютер.
     - Да, - кивнул головой Томпсон и подумал, что немного позже программистом надо будет заняться. Оставлять свидетеля нельзя, да и лучше сделать директором центра более лояльного и более зависимого человека, однако и убирать соучастника сразу опасно. Да, лучше через месяц. С точки зрения психологии это - самый правильный вариант.