Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

123



Елена  Добролюбова

Притча

    И пришел Главный Ангел к Богу. И сказал: «Пора!» Господь помрачнел и кивнул. А затем повелел: «Пригласите мне Вершителя судеб». Тот явился без промедления, с великой печалью в глазах. Он знал, что Всевышний не стал бы тревожить по мелочам – видно, Час Суда близок.
     Все трое долго молчали, и было так тихо, что, казалось, звенело время. Наконец Отец Небесный изрек:
     - Главный Ангел, отвечайте за Слово.
     - О! Господь! Мера зла переполнена, ждать дальше нет смысла. Страдают и те, кому уже не по силам.
     Бог грустно глянул на Вершителя судеб и обратился уже к нему:
     - Назовите Критерии участи.
     - Их всего три. Это Чаша слез матерей, Людская книга жалоб и Стадо жертв.
     Господь все понял и принял, но в глазах Главного Ангела читалось недоумение:
     - О! Всевышний! Мне нужно довести Критерии до Светлого войска, а я сам не ведаю их сокровенного смысла.
     - Объясните ему, - мягко, но твердо повелел Господь Вершителю судеб.
     - Первый Критерий выявит грех непочтения. Каждому у Великих ворот будет выдаваться Чаша слез матерей. Она покажет меру благодарности родителям. Только тот, кто ни разу не ослушался отца или мать после младенчества, может получить Чашу пустой, – произнес Вершитель судеб. Он на секунду задумался и поднял глаза на Всевышнего. Господь согласно кивнул, и Вершитель судеб продолжил: - Если же мать много плакала из-за неповиновения сына, все слезы ее в одно мгновение окажутся в Священном сосуде. И горе тому, в чьих руках он будет налит до краев.
     - Но есть же коварные люди, - осмелился возразить Главный Ангел, - такие могут быть любезны с родителями, пока зависимы от них, а потом забывают о долге и своим неучастием унижают уже слабеющих предков. Мать же, понимая греховность сына, проявляет терпение и не плачет, покрывая свое дитя перед Господом.
     - В этом случае прозрачная Чаша вмиг потеряет свой блеск и станет черной, как тьма. И будет видна ясней ясного цена человека по этому Критерию.
     - Но уместно ли говорить о цене?
     - Все имеет цену в этом мире. Вопрос в том, что есть мерило. Ткань, к примеру, оценивается деньгами, а людские дела – одобрением.
     Господь, с любовью взиравший на собеседников, соизволил вступить в разговор:
     - Какое мудрое слово «одобрение». Кто его ввел?
     - Богородица, - ответил Вершитель судеб с поклоном.
     - Хвала Благодатной.
     Тут Вершитель судеб, не выходя из поклона, обратился к Господу:
     - О! Всевышний! Есть вопросы, что и мне не дают покоя. Как могу судить, не ведая истины?
     - Говори.
     - Некоторые люди не отличались почтением к родителям, но потом сожалели.
     - Одного сожаления мало. Но каются ли они?
     - Есть те, что раскаиваются, и готовы к искуплению любой ценой. Есть те, кто живет в ужасе от содеянного. Но есть и те, что омрачились на короткий час, подобно тому, как туча ненадолго закрывает солнце, и продолжили свою беззаботную жизнь. Как судить их по Закону справедливости?
     - Пусть чаша первых Моею волею останется пустой, вторых – наполненной до середины, а третьи да принесут ее целою слез.
     - О! Господь! Разве не заслужили последние за свое сожаление толику снисхождения?
     - Нет их заслуги в том. Тебе ли не знать, Вершитель судеб, что все мысли -Мои, а все поступки – людские. Это Мною был дан шанс заблудшим, а они изволили пренебречь. Горе им.
     - Какова же доля греха непочтения среди прочих грехов?
     - Половина всего сущего. Ибо не уважающий родителей не уважает Начало, а не уважающий Начало не уважает Меня. Белый свет безграничен, и нет способа управлять им без единой цепи почтения. Иначе хаос и мрак покроют мир, и начнется кара с Земли.
     - О! Господь! Как мы поступим с теми, кто мало нарушал Твои законы по всем Великим Критериям?
     - Мы соберем их на Славном острове для праведной жизни. - Всевышний долго молчал, наконец, продолжил: - Следующий Критерий - Людская книга жалоб - выявляет грех нелюбви. Судить будет непросто. Надо, чтобы и обвиняемому были понятны истоки столь великого греха. Придется прибегнуть к помощи Богородицы, хотя бы для бесед с женщинами.
     - О! Господь! Жалко тревожить Благодатную, но я сам хотел просить Тебя об этом, - с печалью в голосе произнес Вершитель судеб. После этого обратился к Главному Ангелу:
     - Ты снова ждешь пояснений. Будем на месте рассматривать судьбу каждого, исходя из его вины по греху нелюбви. Скажу лишь главное. Когда приведут человека на Суд по Людской книге жалоб, вокруг него – выше, ниже, - в зависимости от степени духовности, высветятся лики тех, кого обидел представший. Каждая обида будет иметь свой цвет: оболганный увидится желтым; обманутый – голубым; объект зависти – зеленым; тот, кого вероломно лишили любимого - красным. Лики убитых будут черны как ночь, но четко видны, причем запечатлится на них не что иное, как момент предсмертного ужаса. Чада, умершие в утробе матерей по вине их, так и предстанут в зародыше, но при этом будут жалобно плакать в предчувствии своей участи. И горе той женщине, что не отмолила грех детоубийства до Судного Часа. Картина злодеяний высветится столь ясно, что многие сами прочувствуют низость падения и будут покорно ждать Божественный приговор.
     - А иные?
     - Предпочтут корчиться в бессмысленном страхе.
     Всевышний, внимательно слушавший разъяснения Вершителя Судеб, соизволил дополнить:
     - Считать виновность человека следует по Великой таблице. Она давно составлена Мною для Судного Часа. И лишь Богородица будет иметь право отступать от нее, желая облегчить чью-либо участь.
     - О! Господь! Еще есть вопросы, что рождают сомнения. Снизойди до Ответа, - вымолвил робко Вершитель.
     - Говори.
     - Убийство есть грех грехов, но как определить вину человека, что весь век жил по совести, а в один момент был ввергнут в обстоятельства, вынудившие убить?
     - Самооборона, заступничество за слабого, предупреждение гибели многих, защита Отечества - это не грехи, а подвиги, и лики убитых при подобных обстоятельствах не восстанут на Часе Суда против вершивших такие деяния.
     - С каких лет греховность детей отделять от родительской?
     - Надо смотреть не на возраст, а на зрелость пола. Как только мальчик явит все признаки мужа, а девочка – женщины, следует предъявлять им Критерии человека.
     - Как поступать с теми, кто сам не совершает тяжких грехов, но толкает в пучину ближних?
     - Сие давно указано в Великих книгах: карать, как согрешивших, и без снисхождения.
     - Имеют ли право на снисхождение те, кто от властей уже понес наказание за преступное деяние против другого человека?
     - Только если виновный исповедовался в храме. Исповедь поможет и тем, чей грех сохранен в тайне и не повлек земного наказания.
     - Одинаково ли следует наказывать мужа и жену за общий грех?
     - Общих грехов не бывает, всегда есть мотив. Если мотив мужа изначально греховен, будь то жестокость, стяжательство или обман, а жена помогает ему из боязни ослушаться, то две части вины лягут на супруга, но одна - на супругу. Ибо женщина должна помнить, что главный страх у нее – перед Богом. Если же сама женщина толкает мужа на грех, вина распределяется так же. Ибо мужчина не должен иметь страха ни перед кем, кроме Бога.
     - Что есть мерило спасения?
     - Раскаяние, молитва и деяние добра. И все должно быть исполнено Великого смысла: сотворила раба Божья аборт – пусть воспитает сироту, обокрал кто ближнего своего – да пожертвует бедным или церкви от трех крат.
     После этих слов Всевышний тяжко вздохнул – Он знал, что немногие из людей используют свой последний шанс.
     - О! Господь! Безграничны Твои щедроты, - благоговейно произнес Главный Ангел. Затем он перевел взгляд на Вершителя Судеб и задал ему вопрос уже по следующему Критерию:
     - Соблаговоли пояснить, какие животные войдут в Стадо жертв?
     - Все, кого вкушал испытуемый во время поста. Ибо, мало того, что человек нарушал запрет, так он еще делал это, не испытывая настоящего голода. Приобщение к посту само дает силы, и нет нужды в убиении. И даже если раб Божий довольствовался малым куском, животное все равно предстанет уликой.
     Предстанут и все те твари – звери, птицы, - коих терзал или походя обижал испытуемый, а также те, что взывали к нему о помощи, но не дождались ее. Ибо сам Господь посылал ситуацию во спасение, но был отвергнут. Грех издевательства над животными будет назван грехом жестокости.
     Суровая кара ожидает также людей, которые для роскоши облачались в меха. И будет страшной картина, когда за миловидной женщиной встанет великое стадо из убиенных по ее воле зверей.
     Господь внимательно слушал разговор, кивая при особенно мудрых словах своих Великих помощников, но тут Вершитель судеб снова обратился к Нему:
     - О! Всевышний! Сомнения терзают меня. В первые дни от сотворения Ты разрешил утепляться звериными шкурами. Что изменилось?
     - Была изначальная необходимость. Затем Я одарил человека развивающим разумом, что должно было послужить защитой всему живому. Но люди используют Великий дар во зло – учатся изощренному убиению окружающих, как животных, так и себе подобных. Если раньше человек довольствовался минимумом, то теперь ради одной шубы для богатой дамы убивают сотни зверьков, ибо мех несчастных скручивают, выщипывают, а шкурки разрывают на нити и плетут немыслимые узоры. Достигается сомнительная красота за счет великого греха. Истинная же красота живет только в добре.
     - О! Господь! Даешь ли Ты возможность в оставшиеся до Судного Часа дни искупить грех жестокости?
     - Искупление возможно по Моим мыслям. То есть каждому будет ниспослано воспоминание про обиженную им Божью тварь, и, кто поймет сей знак, тот бросит всё суетное и пойдет на поиски страждущего животного. Кому встретится голодная кошка – накормит ее, бездомная собака – приютит ее, раненая птица – исцелит ее. Да будет так.
     - О! Всевышний! А будет ли у обвиняемых право на последнее слово?
     - Нет. Ибо Я все знаю, - печально изрек Господь и перевел взор на Главного Ангела:
     - Ты должен собрать на Суд все свое войско. Именно ангелы понесут прощенных к Славному острову для праведной жизни. Уповаю, что работы им будет немало.
     - Кто же займется теми, чья участь печальна?
     - Пусть каждый знает свое дело. Не велик труд сбросить в бездну пропащих, тем более что Коршуны кары уже кружат над местом Суда.
     - О! Господь! Когда Ты назовешь конкретный миг?
     - Еще надеюсь на людской разум и дарю толику Дней искупления. Следите за Моей правой десницей. Резкий взмах будет означать начало Судного Часа.
     Все замерли.