Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru

123



Сергей  Онищук

С неба звездочка упала

    Небо потихоньку темнело. Алый шар лениво закатился сначала за крышу здания космопорта, потом за гряду Трясучих гор. Тина, находящаяся в диспетчерской, любила смотреть в вечернее небо. Даже то, что в этом заключалась часть ее постоянной работы, не портило настроения. Ведь в небе были звезды. Много звезд. А когда с неба падает звезда, надо быстро-быстро загадать желание. Оно обязательно сбудется. Тина верила в счастливую примету. Жаль только, звезды падали крайне редко. Причем в те моменты, когда она пила кофе. Или общалась с начальством. Или…. В общем – в нужный момент отвлекалась. И звезды постоянно падали не для нее. А желание всегда успевал загадать кто-то другой, более везучий и наблюдательный…
    
     Оставалось ровно пять минут до конца смены. И тут произошло это.
     - Прошу посадку… - раздался треск динамика.
     - Назовите себя, цель визита и срок пребывания,- вежливо, по инструкции, сказала несколько раздосадованная девушка. Вообще-то, спутник, болтающийся где-то наверху, передавал нужные инструкции всем прибывающим судам…. Но, видимо что-то не сработало. Экраны были пусты, ничто не предвещало появления корабля - и вдруг – на тебе! Яркая звездочка возникла сначала на ожившем экране. Чуть позже, не выдав о себе никаких сведений (грубое нарушение инструкции: пункт два двенадцать, административное взыскание со штрафом до двухсот космокредитов) звездочка появилась в темнеющем небе, разгораясь все ярче и ярче. Вскоре раздался рев приземляющегося на бетонку корабля.
     Девушка вздохнула. Звезда в очередной раз оказалась фальшивой. Да еще и проблематичной. Попробуй угадай, кого на сей раз занесло в их дыру звездным ветром. Может контрабандисты или пираты, научные исследователи или разведчики, или что самое страшное – зачумленные беженцы с Квинты Асмодея.
     Тут экран вновь ожил - поползла вязь букв и цифр - данные о корабле и экипаже, пункте приписке и цели визита. Все как полагается. Бумаги были в норме, скорее всего виноватой оказалась система обнаружения с барахлившими время от времени радарами.
     - Посадка разрешена,- несколько запоздало отрапортовала Тина. Глянула на часы – как раз конец рабочего дня, и, услышав шаги сменщицы, подхватив сумочку, пошла домой. А на бетонке космодрома отбрасывал уродливую тень странный гость.
    
     Корабль был так себе. Ржавая лоханка определенно не для дальнего космоса. Самое удивительное - ну не мог только что приземлившийся корабль, прошедший ад атмосферы быть…ржавым. Вот просто ржавым, и всё. С пятнами легкой окалины и бурыми разводами. Не керамическая белая плитка, не титан, не менациевая броня, а банальная, потрепанная коррозией сталь. А, поди ж ты - до Шахт лоханка дотянула. Интересно, каким образом. Раздалось шипение - хладагент обнял все-таки горячую обшивку. Пошипел, постепенно стихая, злой металл. Вскоре дверь откатилась.
     Оттуда вышли двое. Коренастый рыжеволосый здоровяк в нелепом для этой планеты старателей смокинге. Спутник был весьма худ. Бледный, в строгой военной форме. Напоминал он то ли пехтуру с проциона, нажравшуюся радиации по самое не балуй, то ли просто спортсмена боев без правил, плотно подсевшего на иглу.
    
     Пришедшие прошли в здание, к таможенному терминалу.
     - Видимо, нас здесь не ждут… - глубокомысленно изрек рыжий.
     - Нас вообще никогда нигде не ждут. А мы, вот, приехали,- ответствовал бледный.
     - Ага, вот они мы! Здравствуй, планета! – схохмил рыжий.
     - Не паясничай. Мало того, что конь у нас один на двоих, да и тот, твой, так еще и не рад никто…
     - А нам вообще когда-нибудь радовались? – усмехнулся его приятель.
     - Смотря какова цель визита. И вообще, здесь мы на отдыхе, глобально не шалить! – зыркнул на расшалившегося рыжего бледный.
     - А вот и торжественная встреча. Похоже, без красного ковра и цветов…- с легким огорчением буркнул рыжий, заметив подходящего местного.
    
     К ним подошел человек в форме. Строгая выправка, нашивки, рваный шрам на щеке и медаль „десять лет в космодесанте“ выдавали в нем бывшего военного. Было видно, что парочка вновь прибывших пришлась не по нутру. Очень.
     - Сержант Клаус Шенкер, охрана космопорта „Шахты“. Цель визита, кто такие? Что за ржавая лоханка?
     Бледный тонко улыбнулся, обдав вояку морозом презрения .
     - Информация на терминалах, сержант. Ах, да, понимаю, надо ведь самому все проконтролировать.
     - Весьма похвально,- ловко ввернул рыжий. А бледный продолжил,- Цель визита - туризм, отдых, а так же мелкий бизнес. Игровой. Разрешение из метрополии есть. Время пребывания - предположительно семь дней. А там посмотрим…
     Внешний вид и речь худощавого видимо всколыхнули нечто в душе сержанта. Что-то явно негативное. А именно: такие, как вновь прибывший гость, оставили сержанту на память ужас партизанских боев в подземных цитаделях мятежной Арии и сквозную дырку в левом боку. Вояка прищурился.
     - Слышь, ариец, ты не бузи. У нас строго. Старатели и шахтеры - народ тертый. Что не так, враз обижаются. Со всеми вытекающими. Заброшенных штолен тут полно…
     Тот, кого назвали арийцем, улыбнулся. Тонко так - самыми кончиками губ. И снова - презрительно. Рыжий хохотнул, - Ага, я ж тебе говорил, узнают, военную выправку издали видать!
     - Я не ариец. Таковым раньше не был. Или был? – нахмурившись, покосился бледнолицый на спутника. Рыжий развел руками, мол, не знаю я таких сложных сентенций. Бледный продолжил, - К пиратам и прочей шушере отношения не имею. Если вам это так интересно. А теперь, разрешите откланяться. И еще, - тут ариец обернулся в сторону сержанта и строго сказал,- моему другу очень не нравится, когда его любимую лошадку именуют не “Игрень , а ржавой лоханкой. Очень не нравится…
     После, двое с небольшими сумками, прошли таможенный терминал, ничего подозрительного не выявивший, и направились в единственную гостиницу. Сняв двухместный номер-люкс.
    
     Девушка-диспетчер, цокая каблучками, шла по вечернему городку. Мягкий теплый ветерок обдувал коротко стриженую головку, сумочка весело болталась в руках, а настроение было просто отличное. Домой еще рано, муж- таможенник Рино, работавший в том же космопорте, еще не вернулся... Почему бы не зайти в бар к старому знакомому- старине Бо, давнему другу еще ее родителей? По пути и близко. Спустя пару минут колокольчик звякнул, стеклянная дверь отворилась. Старина Бо, пожилой, но еще крепкий мужик, тихо мурлыча какую-то песенку, протирал бокалы. Посетителей не было вообще. Девушка улыбнулась и дружески приобняла старого друга семьи. После положенной беседы о погоде, делах и вообще про жизнь, старый бармен вдруг сделался серьезным.
     - Слышь, Тина, там парень твой, похоже немного с катушек съехал,- мрачно изрек Бо.
     - А в чем дело, - опять упился вусмерть и полез в драку с охраной? Или тонну травки конфисковал на личные нужды, не посоветовавшись с начальством? – буркнула Тина.
     - Все гораздо забавней. Помнишь новых пассажиров с „Игрени“?
     - Еще бы, туризм, в нашей дыре, и разрешение на игорный бизнес в малых масштабах.
     - То то и оно. Игорный бизнес… - констатировал Бо.
     - Неужто проигрался в пух и прах… когда только успел, убью… а может не убью. Но покалечу - факт, - зло заметила Тина.
     - Смена у него сегодня раньше закончилась. Он только собирался туда пойти. Но с твердыми намерениями. Особенно когда о возможных последствиях выигрыша услыхал.
     - Ну, не томи душу, старина, что было то?!
     - Да странные вещи. Я как раз там присутствовал, когда они начинали. Парочка эта, подозрительная донельзя. Вон сержант Шенкер и доходяга Веник при мне уселись к ним за стол. У одного была месячная зарплата, у другого - полбутылки первача и потрепанная десятка кредитов от пособия…. Так первый после игры пошел в туалет, и чудесным образом сделал себе дырку в башке. Из табельного оружия. Все как полагается – мозги на стенку, а китель чист.
     - А второй что?
     - А, Веник? Тут еще забавней. Понимаешь, аккурат через пять минут после игры, по всем местным каналам прошел экстренный выпуск. Кто проплатил такое, фиг знает, денег стоит не меряно, сама понимаешь. Так вот, Веник, наш непросыхающий доходяга, жрущий первач в три горла, оказался счастливым наследником медиамагната. Ну и час назад он покинул эту дыру. Прямой телепортацией. Протянули дорогущий луч через десяток парсек…. Теперь он, небось, нежиться на пляжах Капакуаны. Или во дворцах тысячи лун…. – при последних словах голос старины Бо мечтательно дрогнул.
     - Не понимаю,- озадачилась Тина.
     - А никто не понимает. Но с появлением этой парочки – странные вещи творятся в нашей дыре. Ты ступай к своему хмм… любимому.
     - Пожалуй, разберусь, что к чему, да устрою ему веселые игрища. Ежели заигрался не в меру.
     - И нам потом расскажи, что где почем, интересно ж! – крикнул вдогонку Бо. Ответом послужил лишь щелчок закрывшейся двери, звяк колокольчика, да цокот каблучков.
    
     Можно ли только что прибыв на захолустную планету почти без реквизита, обустроить в одном из залов отеля “Первопроходец” казино. Ну, может не совсем казино, но малый игорный зал - точно. При этом умудриться согласовать свои действия с администрацией метрополии, получить все мыслимые разрешения, обустроить зал: и все это за неполные два часа? Оказывается, можно.
     Рино зашел в банкетный зал и удивился. Было чему. С развлечениями на старательской планете было не густо. Сказывалась удаленность от центра, да и народу было мало.
     Тем не менее вошедшему в зал открылась любопытнейшая картина. Массивный круглый игровой стол: обитый зеленым расчерченным сукном. Гнутые ножки из мореного дуба, испещренные затейливой резьбой. Семь удобных стульев вокруг. Приветливая и похоже на все готовая официантка - по случаю приодетая как на бал: вечернее платье, декольте, брошь… и поднос в руках. Пока пустой. Но судя по всему – отсутствие шампанского на нем – все лишь вопрос времени.
     Сам зал был полностью задрапирован в приятную глазу зелень. Клубы дыма под потолком – куда без них, хотя курили немногие. Мягкий свет от ламп. Народу почему-то было немного. С десяток человек.
     Двое горняков мучили игровые автоматы в углу. Остальные стояли подле стола. Наблюдали. Шла игра. Банковал рыжий. Бледный сидел, вперив взгляд в свежий выпуск “Будней старателя” и похоже, на игру внимания не обращал. Рино подошел ближе. В этот момент, отодвинув стул, поднялся один из игроков. Улыбаясь, словно жирный сытый кот. Видимо - повезло.
     - Бренди всем за мой счет! – радостно воскликнул счастливчик, кинул крупную мятую купюру на поднос официантке, и удалился.
    
     - Господа, есть еще желающие? - воскликнул рыжий крупье, подмигивая Рино.
     - Во что играем,- спросил парень.
     - Все очень просто, обычный фен-покер. Пять карт, капелька удачи…
     Рино задумался. С финансами проблем не было. Возвращаться домой пока не хотелось, а раз уж зашел, почему бы и нет?
     И тут рыжий добавил,- Ставки теперь посерьезней. Играешь?
     - Koнечно, сыграю разок,- ответил Рино, усаживаясь за стул.
     - А что ставишь, парниша, я презренным металлом мало интересуюсь.
     Рино мысленно чертыхнулся. Бумажник, набитый купюрами и драгоценная заначка на черный день – иридиевая бляшка, не котируются? Ну где это видано?
     - Деньги? Я сейчас,- торопливо, сбиваясь и ерзая под насмешливым взглядом рыжего, пробормотал Рино.
     - Эх, ну сказал же я, неужто непонятно? Моей душеньке угодны иные ценности,- с нажимом изрек крупье.
     - А что? Оренские галакты или имперский динар? Щас у старины Бо займу, если что…
     - Ладно, ничего ты похоже не понял. Освобождай уж место, горемыка,- металл в голосе рыжего не давал ни единого шанса.
     Некое прозрение осенило парня вздумавшего убить вечерок веселой игрой. Он вдруг осознал, что именно можно поставить на кон.
     - А, была не была!
     - Решился таки, понял что нужно. Мысли об иридиевой заначке отбросил, быстро схватываешь,- довольно осклабился рыжий. – Кстати, на зевак внимания не обращай. Это ведь „наш“ игровой стол. И кое-что здесь малость изменено. Для них, - тут рыжий, похожий не на крупье, а скорее, на менеджера-пройдоху, кивнул в сторону зевак,- для них у нас идет игра на банальные деньги. И разговоры они слышат соответствующие. Не переживай.
     Рино, проклявший тот момент, когда он уселся за этот злосчастный стол, кивнул. Похоже, окружающие стол зеваки и впрямь ничего не понимали. Для них шла обычная игра.
     - Ставлю это самое…
     - Ну, что же, что же, смелее, друг мой! – пафосно воскликнул рыжий.
     - То, что за душой ставлю, вам ведь это надо,- тихо процедил парень.
     - Да ты просто читаешь мои мысли! – просиял рыжий. – Какие расценки на чувства, котировка как? – обратился он к бледнолицему. Тот отложил газету, снял очки, неторопливо их протер и сухо прошелестел, - Проверить надо, стоящий ли товар…
     Привстал со стула, чуть склонившись над игровым столом, и безжизненным рыбьим взглядом мазнул по лицу Рино. Холодок и чувство брезгливой гадливости пробежало по самой сути души имперского таможенника. Как будто взвесили его сейчас, как ниггера на уморских плантациях, пересчитали зубы, проверили генокарту, в общем - сделали полный анализ. А потом, взвесив на хитроумных весах, вынесли вердикт и повесили ярлычок-ценник на то неосязаемое и непознаваемое, присущее лишь разумным.
     - Нормальный товарец. Одна из составляющих выше среднего, годиться на три полных ставки, - резюмировал ариец. Потом тихо добавил:
     - Вообще-то, это не то, о чем вы думаете. Не любовь это. Скорее привязанность и дружба. Но ценно, ценно, не скрою.
     После деловито опустился на стул, снова нацепил очки да уткнулся в газету.
     Шум голосов местных, собравшихся на это дивное шоу обрушился вдруг на Рино – оцененного и взвешенного. А на стол прямо под нос опешившему таможеннику легли три золотые фишки.
     - Ну как, играешь, или не очень? Берешь фишки, или нет? – хитро прищурился рыжий.
     - Так ведь это… а что ставит в таком случае банк? – ввернул начавший приходить в себя Рино.
     - О, молодец, соображаешь. Сейчас у нас игра не то, чтобы по-крупному, но все же поинтересней прошлых банальностей будет. Ну, сам посуди – кому интересны такие пошлые вещи как билет из этой дыры, миллион на карточке, или гарем укомплектованный цильданскими девами. Мы же взрослые люди. К тому же - гарем и миллионы были полчаса назад. А повторяться мы не любим.
     - И все же, поподробнее… - робко выдавил ошалевший от списка „банальностей“, Рино.
     - А что ты хочешь? Сам? Наивысшее твое хотение, а?
     - Сам? – таможенник задумался. Почему-то зажмурился. И загадал!
     - Ставку подтверждаешь? – вежливо спросил рыжий-крупье.
     - Подтверждаю… - хрипло прошептал Рино.
     - Кровью подписывать ничего не надо, не на душу же играем, на маленький кусочек-осколочек, одним больше, одним меньше, не переживайте, мистер, ваша ставка принята и разбивается на три полновесных части. А теперь, раз по-взрослому играем, тяните карты, милейший.
     Золотые фишки были пододвинуты еще ближе к игроку. Дрожащая рука легла на кругляши, закрыв их блеск. Потом сгребла в кулак.
     „Лишь бы Тина не узнала“- подумалось вдруг ему. Кулак разжался, одна из фишек легла на поле. Аналогичное проделал и рыжий.
     - Итак, ставки сделаны!
     Рино собрался, глотнул янтарного старательского бренди, подозрительно не обжегшего ему горло, и дрожащей рукой вытянул пять карт.
     - Отлично, теперь очередь банка! То бишь, моя! – заулыбался рыжий.
     Рино смотрел на карты в руках. Комбинация не ахти. Но все же… Все же можно было рассчитывать на удачу и даже поблефовать. Одна пара - две шестерки – на самом деле шестерки - здоровенные бритые бычки в кожанках с кастетами придавала некоторую уверенность в хорошем исходе. А вдруг фортуна улыбнется. Третьей картой ухмылялся дракончик с ярким барабаном на шее и огромным розовым бантом на голове. Далее шла печальная дама. Почему-то с короткой стрижкой, очень похожая на Тину. Последним шел гоблин. Мерзкий, гнусный, в камзоле с серебряными застежками. Разглядев внимательнее карты, Рино вспотел. Он увидел, что карты не просто кусочки бумаги. Да! Карты – живые. Дракончик повернулся задом, сел на барабан и принялся грызть свой хвост. Дама томно вздохнула и прикрылась веером. А гоблин, мерзко хихикая, принялся показывать ему язык. Лишь братки невозмутимо молчали, являя собой гарант стабильности в этой безумной игре.
     Тем временем рыжий положил еще одну фишку на сукно.
     - Ну, ваш ход, милейший, вы таки определились,- на этот раз менеджер-пройдоха превратился вдруг в пейсатого древнего еврея-старьевщика.
     Рино положил вторую фишку, покрывая ставку. Посмотрел на карты. На мерзкого ухмыляющегося гоблина и повернутого задом дракончика. Взял да и кинул их в отвал. Перевел взгляд на даму, подумал, и все-таки оставил на руках.
     - Итак, смена двух карт. Тяните, милейший.
     Первая карта которую вытянул таможенник, был аист с перевязанным крылом. Он грустно стоял посреди болота, слегка покачивался, и, похоже, свое отлетал. Вторая карта ввела Рино в ступор. Фортуна – дама весьма капризная, повернулась к нему пышной попой. С квадратика бумаги на него смотрел еще один гоблин. Видимо брат-близнец первого. Правда, этот был в прохудившейся шляпе, а застежки на камзоле отливали золотом. А еще в руках он держал дурацкую дудку с широким раструбом. Впрочем, песен маленький уродец не пел, а, как и его брат, так же противно корчил рожу и показывал язык.
     Рыжий тем временем сделал ход.
     - Ну, играть, так по-полной,- на поле легла еще одна фишка.
     - Вскрываемся,- мрачно процедил Рино, покрывая ставку. Последней фишкой.
     - Ладно, воля ваша, желание гостя,- тут рыжий до жути стал похож на уродца с золотыми застежками.
     - У меня пара,- устало сказал таможенник, раскрывая карты.
     - Надо же, а ведь что-то в вас есть, молодой человек. Это ведь всё не просто так, - оживился молчавший ранее бледнолицый. – Ну, с аистом понятно, еще не время, вон он, горемыка лететь не может.
     - И, похоже, больше никуда и не полетит,- вклинился рыжий.
     - Да, отлетал аист. Но вот пара шестерок это уже что-то. Есть в вас потенциал на некий поступок. Ну а проказник-нелюдь говорит о том, что человек вы рисковый.
     - А дама? – спросил Рино.
     - А дама, милейший, вам больше не нужна. Извините. Вернее, оставаться с ней вы конечно можете. Несмотря на отсутствие одной маленькой частички души, согласно условиям игры. И знаете, открою вам один секрет, - тут рыжий доверительно полушепотом произнес,- если чувств нет, их всегда можно выдумать! Проверенный вариант. Многие так и делают. Будете всю жизнь красиво улыбаться, сначала неловко будет, после привыкнете. А потом и сами в это поверите….
     И выложил на стол пять рыжих клоунов. Очень похожих на него самого. Клоуны хихикали, раздувая набеленные круглые щеки, и морщили красные носы.
     - А теперь прошу покинуть стол. Похоже, у нас еще один посетитель намечается. И тоже по-крупному.
     Парень на ватных ногах встал из-за стола. Мир качнулся, грозя обрушиться прямо ему в лицо. Дернулись лампы, поплыл потолок, уехала в сторону услужливая разносчица. И все-таки Рино устоял. Сделал шаг, другой. Сквозь ватную глушь в ушах доносился гул зевак, обсуждающих очередного игрока.
     - Тина, Тинка пришла, играть будет… - услышал вдруг незадачливый игрок голоса окружающих.
    
     И действительно, за игровой стол садилась Тина. Его любимая. Укоризненно глянула на парня – мол, знаю, раздолбай, проигрался в пух и прах…. Засуетился рыжий. Снова снял очки бледный, оценил критически девушку, и… отложил газету.
     - Хочу сделать ставку,- отчеканила девушка.
     Рино уперся руками в спинку свободного стула. Завис, наблюдая за процессом. Что-то будет. Остановить любимую… любимую ли? „Я жил с этой женщиной?“- пронеслась мысль сквозь затуманенное сознание. “Предупредить, отговорить…но смысл?”
     - Ваша ставка?
     - Загляни в меня еще раз, рыжий. И ты, ариец, тоже посмотри,- устало сказала Тина.
     - Ты же видишь, что я собираюсь поставить. Одно единственное, и самое важное.
     Рыжий и ариец переглянулись. Крупье с веселым блеском в глазах, ариец – с легкой грустью.
     - Почему они все так хотят отдать вечное, взамен на мишуру? – пафосно развел руками рыжий.
     - Здесь иное, брат. Совсем иное. К тому же, у нее теперь особого выбора нет. Пусть играет. Назовите, на что играете, и мы начнем.
     Девушка посмотрела на бледного.
     - Играю на звезду, так и не упавшую. Играю на то, что ношу внутри долгие годы. Что надежно хранилось, но не было востребовано. Играю на…
     - Не говорите этого слова вслух, пожалуйста, мы все поняли,- серьезно сказал вдруг бледный, – Ведь поняли, брат?
     Рыжий кивнул. И положил на стол золотые фишки. Пять штук.
     Тина глянула на пять кругляшей и усмехнулась.
     - Это наивысший размен в нашем казино. Больше – никак. Есть законы, которые не мы определяем. Да и пяти фишек удостаивались единицы… - пояснил рыжий.
     - Ладно, поехали!
     Рыжий перетасовал толстую колоду. Протянул девушке.
    
     Переиграть на чужом поле по чужим правилам? Тина робко взяла первый клочок цветного картона. Перевернула. На нее смотрела грустная зеленая ящерка в фуражке. Девушка задумалась. Определенно, ящерка кого-то ей напоминала. Карты были ой какие непростые. Значит, надо провести какие-то параллели. Возможно, это поможет. В голове вертелась одна назойливая мысль. Ящерка до боли похожа на ее любимого. Такая же фуражка на голове, такой же затравленно-виноватый взгляд - когда получку пропивает.
     На второй карте: большое красное сердце. Лежащее на шелковой подушке, и чуть заметно пульсирующее. Эта символика становилась все забавнее. Поэтому, увидев на третьей карте изображение ехидно смеющегося рыжего гориллоида, она ничуть не удивилась. Четвертая карта порадовала ее видом на горы. Такие же горы она видела каждый день из окна диспетчерской. Ни одной пары пока не было. Тонкие пальцы робко, с надеждой, потянулись к колоде. Взгляд упал на бледного. Тот с задумчивым видом рисовал что-то недокуренной сигарой в огромной пепельнице.
     - Ну, что же вы, тяните, тяните, я понимаю, азарт, все дела… - хохотнул рыжий протягивая колоду девушке.
     - Пятой картой оказался воин. На коне, с пикой, в доспехах.
     Рыжий сделал ход.
     - Меняю, - сказала девушка, кидая еще одну фишку.
     - Воля ваша,- съязвил крупье, протягивая колоду.
     “Что скинуть в отвал, что оставить? “ Пальцы принялись вытаскивать дурацкую ящерку, и тут взгляд упал на сердце. Оно пульсировало, словно говоря - не делай этого ни в коем случае! Что ж, доверимся маяку. Ведь сердце не обманет… Девушка покачав головой и закусив губу, решила оставить ящерку в покое. В отвал пошли гориллоид и гора.
     - Ну что же, две карты из колоды были взяты, и долгий миг девушка боялась посмотреть, что же на этот раз преподнесла ей фортуна.
     - Предлагаю, вскрываться втемную. Карт вы этих еще не видите, - предложил вдруг бледный.
     - Не ломай мне игру! Я только во вкус вошел,- буркнул на него рыжий.
     Тина глянула на сердце. Продолжить играть дальше? Сердце принялось дергаться и сползать с подушки. Согласится на вскрытие по предложению бледного? Словно услышав эту мысль, сердце вновь успокоилось.
     - Еще две фишки сверху и вскрываемся! – заявила девушка.
     - Ну, что же вы так… - укоризненно произнес рыжий. Ариец едва заметно кивнул - мол давай, завязывай.
     - Ладно, раз дама просит…
     Итак, со стороны девушки на стол легли Сердце, Ящерка, Воин, а рыжий выложил Два кинжала и красный крест.
     Оставалось самое интересное. Решающее исход. Тонкие пальчики робко взяли первую темную карту. Перевернули и положили на стол. Еще одно Сердце. Большое, красное, с зашитым суровыми нитками шрамом на боку. Два Сердца лежали рядышком и бились в такт. Рыжий хмыкнул и уважительно сказал,- Ловко, однако, мой ход, что у нас там,- и выложил на стол рыжую макаку. Макака немедленно скорчила ему рожу, а он укоризненно посмотрел на бледного.
     - Ладно, дальше давайте, не томите душу,- пробурчал крупье.
     Тина перевернула последнюю карту. Еще один воин. Такой же как и первый - только конь был не каурый, а белый. А в руках была не пика, а меч.
     - Надо же, две пары. Редкое везение. Вы сегодня в ударе,- картинно сделав унылую гримасу заявил рыжий, рассматривая свою последнюю карту - на ней была изображена комета. Впрочем, гримаса уныния тут же сменилась довольной улыбкой.
     - Искренне благодарю вас за отличную игру, мисс Тина, - И громко, во всеуслышание заявил, - Господа, казино закрывается! Прошу покинуть зал.
    
     В зале остались четверо. Ошарашенная странной игрой девушка со своим любимым неудачником. И двое недавно прибывших. Перевернувших с ног на голову за несколько часов размеренную жизнь целого городка. Бледный наконец встал из за стола, и обратился к девушке.
     - Знаешь, мы играли со многими. Вот, помнится, с нами играл на две ставки один венский художник. Первый раз проиграл, второй - выиграл. После проигрыша, картин он больше не писал. Писать он стал на ином полотнище. Мир после его выигрыша вздрогнул. Сильно. Еще один был, на тысчонку лет раньше. Мир хотел посмотреть, тоже не разменивался. Посмотрел. И не один. С друзьями и соратниками. Сто тысяч лошадей прокатилось тогда через четверть планеты… Много их было, больших игроков. Все что-то ставили. Все что-то выигрывали. Или наоборот. Те, кому фортуна улыбалась - входили в историю. По-разному входили. Слава, она ведь разная. А ты вот единственная за всю историю игрищ, выиграла, но никто об этом не будет помнить. Хотя, кто знает, может это и к лучшему… - задумчиво произнес бледный.
     Тина молчала. Ей было страшно. Страшно оттого, что она начинала понимать, кто прячется под маской арийца. Всадник Бледный…. К счастью для планеты - не на исполнении. А всего лишь на отдыхе. Всего лишь.
     - Теперь ступай. Все-таки ты выиграла. Несмотря на его поражение - вы оба остались при своем. Ничего не изменилось. Ну, почти, ничего, – усмехнулся всадник. И на миг девушке почудилось в его полуулыбке что-то человеческое. Пробившееся через бездну веков и судеб.
     - Ну, я пойду,- робко сказала Тина.
     - Ступай, ступай.
    
     Двое шли по бетонке космодрома. Тихо беседовали.
     - Зачем ты ей подыграл? – спросил рыжий.
     - Ты против?
     - Да нет, я глянул в ее душу. Возможно, я бы и сам поддался. Или свел в ничью.
     - Есть то, что нельзя просто ломать. Даже нам. Особенно, когда оно так жертвенно. Да ты и сам знаешь.
     - Знаю,- неожиданно серьезно ответствовал рыжий.
     - Ну, тогда по коням. Нас ждут другие миры. Отдых, похоже, продолжается…
     А спустя мгновение конь ржавый, он же в документациях метрополии – барк второго класса „Игрень“, исчез с площадки космодрома.
    
     Парень и девушка стояли на темном балконе своего домика. В черном небе жемчужинками мерцали тысячи огоньков-звезд. Все они что-то несли: Кому-то счастье, кому-то горе, иным - просто ласковый и теплый свет. И ни одна из них не падала вниз, для исполнения заветных желаний. Да и не было у Тины больше желаний. Самое заветное желание стояло рядом. Неловко переминаясь с ноги на ногу.
    
     - Тин, а я вот и не знаю даже… - парень покачнулся и отвел взгляд.
     - Не знаешь что?
     - Не знаю, вот после игры этой дурацкой, люблю я тебя , или нет. Хотел как лучше. Ну, чтобы как люди зажили. Из дыры этой выбрались… Похоже, все-таки люблю,- и криво улыбнулся.
     Она смотрела ему в глаза. Долго. Не сказала ничего.
     Слова были уже не нужны.
     Она знала ответ.