Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru



Татьяна  Стрельченко

Формула опавшей листвы

    - Ты что же, не можешь прочитать ее?
     - Не могу.
     - Неужто ослепла? Вот, на прожилках, очень четкая... Смотри, видишь?
     - Нет.
     - Врешь. Так не бывает. Все ее видят, все! Формула опавшей листвы элементарна, даже мой трехлетний брат легко прочитает ее, это проще простого! Слушай, а, может, ты близорукая? Вот же, формула, узорная... А?
     Девочка удрученно покачала головой: она действительно не видела формулу и очень этого стыдилась.
     В полупустом парке было прохладно и неожиданно тихо. Осенний ветер грел озябшие руки возле багряного боярышника, где-то далеко звучал тоскливый плач старых качелей, под ногами чуть слышно шелестело время.
     Поежившись, девочка осторожно присела на самый краешек скамейки.
     Скамейка была пыльной, усыпанной пожелтевшей листвой, а еще там сидела порядком рассерженная Эдна, которой мешали работать, но девочку это не смутило. Если честно, Эдну она просто не заметила (и дело было вовсе не в близорукости!).
     Возле скамейки стоял изящный темноволосый мальчик в черном пальто.
     Девочка видела только его.
     Эдна вздохнула. Ох, уж эти подростки! В кои-то веки она нашла время поработать над статьей, собраться с мыслями, просто помолчать – и вот тебе! Дети. Снова дети. Нет ей покоя!.. На чем она остановилась?
     «...без сомнения, цвет ауры изменился. Сложно представить, что еще совсем недавно оттенки свечения варьировались от зеленого до красного, от бледно-розового до оранжевого. В настоящий момент человеческая аура представлена всеми оттенками синего...»
     - Постой, если ты даже прочесть формулу не можешь, значит, ты не можешь ее и воссоздать? Получается, ты..., - синие глаза мальчика округлились, - ты... не сумеешь сконструировать даже такой вот обыкновенный кленовый лист?
     В руке мальчика дрожал только что созданный им желтый листок, щедро украшенный россыпью солнечных зайчиков. Мальчик был озадачен. Это был очень красивый стройный мальчик, который к тому же умел элегантно повязывать шерстяной шарф... совсем неудивительно, что девочка не замечала Эдну.
     - А зачем? Зачем тебе опавший лист?
     - Э-э... это важно. Странный вопрос! Как же еще мы сможем развивать свои способности и искать скрытые таланты? Я уже молчу об уникальном даре... – мальчик неожиданно осекся, - а все-таки ты врешь, новенькая! Во вторник, я помню, ты принесла на биологию фиалку, которую создала сама. Тебя хвалили, твой цветок был самым красивым в классе, лучше моего, хотя я применял собственную усложненную формулу... Лгунья!
     - Я не обманываю, я ее не создавала... Я ее посадила. Просто поставила листик в воду, дождалась, пока он пустит корешки, потом...
     - Ты обманула учителя? Глупая девчонка! Так ты никогда не разбудишь свой предначертанный дар. Какой латентный талант у тебя обнаружили?
     Девочка молчала, она не знала, что сказать. Продрогший ветер забрался в ее рукав и, кажется, наконец согрелся.
     - У меня... у меня не обнаружили скрытый талант, - прошептала она еле слышно.
     - Так не бывает, - упрямо повторил мальчик, впрочем, он уже немного устал спорить с новенькой, - общественно-полезный дар есть у всех. Даже у «блеклых». Ты, я так понимаю, как раз из этой касты? Скажем, мой друг Рэй... у него аура тоже светло-голубая – и ничего! Успешно модифицирует мысли, работает над расшифровкой единиц генетической информации... Очень успешный парень. Хотя в моей семье «блеклых» нет. Мы – индиговые в третьем поколении. Папа читает мысли без модификации, иногда даже заблокированные, мама занимается коррекцией снов, она психолог... дядя работает над созданием новых источников энергии... У каждого есть свой дар!
     - А у тебя? – выдохнула девочка, - какой талант у тебя?
     Осенний луч скользнул по румяному лицу мальчика, царапнул пластмассовую пуговицу пальто и, зацепившись за бахрому темно-синего вязаного шарфа, повис. Мальчик посмотрел на девчонку чуть высокомерно, он знал себе цену:
     - Меня водили к самому магистру. Он сказал, что у меня чрезвычайно глубокая тональность, мол, нужно заниматься философией...
    
     ... «светло-голубые тона ауры характерны для так называемой касты «блеклых». Индивиды, принадлежащие к этой касте, не способны создавать новые идеи, но они весьма успешно претворяют в жизнь концепции «насыщенных индиго». Разумеется, сфера деятельности последних чрезвычайно широка. Основная направленность – создание общественно-полезных теорий. Сегодня синий свет присутствует на всех уровнях. Это позволяет с уверенностью заявить: человечество перешагнуло порог новой эры, где балом правят не эмоции и чувства, а мысль. Разум победил.»...
    
     Дети отвлекали Эдну. Пальцы привычно нажимали клавиши, черные буковки ползли по светящемуся экрану, но Эдна невольно прислушивалась к разговору подростков. Стройный мальчик со всей страстностью прирожденного оратора вещал о предначертанном даре. Эдна молча согласилась с ним: мальчик был прав. У каждого есть полезный талант, даже у «блеклых». У нее, Эдны, талант уникальный – она видит ауры других людей. Пожалуй, еще семьдесят лет назад подобный дар вряд ли кого удивил бы! Говорят, в те времена каждый третий отчетливо видел свечение, исходящее от других людей, некоторые промышляли фотографиями, неплохо зарабатывали, а потом что-то сдвинулось, щелкнуло, изменилось – и вот результат: даже сверхчувствительные приборы врут, когда дело доходит до столь тонкой материи... Один из магистров высказался по этому поводу, что, дескать, эволюция – женщина мудрая, незачем каждому видеть чужую ауру, это избавит людей от деления на касты. Магистр ошибся. Для того, чтобы понять, каков цвет энергии, исходящей от человека, совсем не нужно ее видеть. Достаточно посмотреть, что этот человек умеет или, в крайнем случае, привести его к Эдне. Уж она-то точно знает!
     Ирония, однако, заключалась в том, что сама Эдна была из числа все тех же «блеклых». Ее собственный ореол был серо-голубым, цвета полинялого январского неба. Может, и к лучшему, что никто не мог его увидеть? А ведь это так просто. О, если бы знали занимающие очередь в ее кабинет, как это просто! Достаточно посмотреть на объект, внимательно изучить его, сконцентрироваться и...
     ...Перед Эдной стоял мальчик, изящный, элегантный, темноволосый (это она уже успела заметить)...
     ... красивый, серьезный, немного уставший...
     ... уверенный в себе, сильный, очень сильный...
     Эдна вздрогнула. Она увидела.
     Свечение, исходящее от мальчика, было исключительно ярким: ультрамариновая аура по краям сверкала фиолетовыми сполохами. Ослепительно. Невероятно!
     Не зря магистр посоветовал мальчику заняться философией. Из таких получаются великие вожди, пророки и мессии...
     Эдна испугалась собственных мыслей и тут же заблокировала их. А вдруг мальчишка услышит? Но он не слышал. Он был погружен в беседу с невзрачной девочкой.
     - Ну, я могу видеть будущее на два года вперед, прошлые жизни определяю, неплохо читаю мысли...
     - Без словаря? – съязвила девочка.
     - Что? Не веришь? Вот сейчас возьму и прочитаю твои!
     Мальчик зажмурился, стараясь сосредоточиться. От напряжения он даже уронил кленовый лист, который бесшумно приземлился на замшевый сапожок девочки.
     - Не могу! Все какое-то пурпурное... Ты что, блокировала?
     Девочка не ответила, наклонилась, чтоб поднять желтый листок, созданный мальчиком.
     - Блокировала, новенькая? – раздраженно переспросил мальчик.
     - Я не умею блокировать.
     - Дура! Любой «блеклый» умеет.
     И снова Эдна молчаливо согласилась, действительно, это умеет каждый. «Странная девочка», - подумала Эдна, -«наверное, ее аура совсем серая...»
     ...Девочка была очень худенькой и неприметной. У нее было бледное лицо и неопределенного цвета волосы...
     ...покрасневшие от холода руки, огромные серые глаза, прозрачная улыбка...
     ...растерянность, робость, слабый свет, свет... вспышка!..
     Эдна не поверила собственным глазам.
     Эдна видела – и не верила, впервые за свою жизнь не верила себе!
     Н-не может быть!
     И все-таки – может.
     Аура, яркая, сверкающая аура цвета... фуксии.
     Аура, отливающая пурпуром, была присуща людям девятнадцатого века, но совершенно исчезла еще в конце двадцатого.
     Атавизм энергетического поля.
     Откуда?
    
     Солнечный клубок незаметно сматывал желтые нити лучей. Качели затихли. Фиолетовые сумерки плавали в холодных водах городского пруда... Самое время идти домой, пить чай, завернувшись в клетчатый плед, завершать статью, но дети не торопились уходить, и Эдна не смела покинуть скамейку.
     - Единственное, что я действительно умею, - пробормотала девочка, - это мечтать. Глупо, да? Но зато мечтать я умею отлично, честное слово! Вот ты о чем мечтаешь?
     Мальчик пожал плечами:
     - Да о чем угодно! Хочу открыть код бессмертия или хотя б вечной молодости, хорошо бы вычислить законы других галактик, разработать собственную схему искусственного интеллекта!.. И это только самые ближайшие планы. А ты?
     - У меня, - девочка лукаво улыбнулась, - мечты дурацкие, бесполезные. Скажем, я часто мечтаю научиться танцевать. Да-да, не смейся! Я представляю, как танцую на диком лугу, поросшему медовыми травами, ромашки щекочут босые ступни, а полдень пахнет перечной мятой...
     - Перечная мята на диких лугах не растет. Это культивированное растение.
     - Правда? Все равно! Это ведь дурацкие мечты, в них все может быть. У меня есть мечты еще бестолковее... Я вижу себя Бесполезной Волшебницей. Я сижу на стеклянном ободке месяца... красивая такая, вся в лунной пыльце... сижу, свесив ножки, орехи ем...
     - Орехи?
     - Орехи! Не перебивай! Итак, ем орехи, бросаю вниз серебряную скорлупу, а кто-то... ну... скажем, ты, - девочка опустила глаза, - смотрит на ночное небо, на осколок новенькой луны, видит, как падают звезды (это, конечно, моя скорлупа летит!), желание загадывает... Я его потом исполню, только, конечно, если оно бесполезное.
     - Действительно, бестолковые мечты, - согласился мальчик и быстро добавил, - а о чем еще мечтаешь?
     Зажегся фонарь, расплескав вокруг скамейки лужицы тусклого света. В глазах мальчика Эдна увидела что-то странное, неожиданное и не совсем понятное.
     - Еще мечтаю этим летом оседлать ветер! Знаешь, я вижу отчетливо – пенистое море, лазоревое небо, я мчусь вперед, обхватив шею ветра обеими руками, мой шелковый малиновый шарф похож на воздушного змея! Здорово, да?
     - Здорово! – согласился мальчик, - это все ты сама придумала, новенькая?
     - Ну... Не совсем. О Бесполезной Волшебнице мне рассказала мама. Она говорила, что тот, чье желание Бесполезная Волшебница исполнит, полюбит ее и никогда не сможет ее забыть!
     - Значит, поэтому ты хочешь, чтоб именно я смотрел на твои серебряные скорлупки? – заливисто рассмеялся мальчик, но, ей-богу, это был очень довольный смех!
     - Нет! – девочка покраснела, закрыв лицо руками, - я не об этом...
     Эдна улыбнулась. А все-таки забавные они, эти дети...
     - Послушай, новенькая... А хочешь, я загляну в твое будущее? Я же на два года вперед вижу. Спорим, этим летом ты не оседлаешь ветер?
     - Ты выиграешь, - вздохнула девочка, - а на что спорим?
     - На желание... бесполезное! Идет?
     - Идет! – девочка тоже засмеялась, и в ямочку на ее щеке упала золотая клякса от фонаря.
     - Давай свою руку!
     Девочка послушно протянула обветренную ладошку. Индиговый мальчик закрыл глаза, не переставая улыбаться, кажется, он в самом деле видел будущее лето... Какое-то время они просто молчали. Вдруг он побледнел. Открыл глаза, боясь что-то сказать.
     - Ну же, говори! Кто победил?
     «Говори!» - хотелось воскликнуть Эдне.
     - Ты, - хрипло прошептал мальчик, - ты победила... Слушай, новенькая, не нужно тебе ехать к морю этим летом! Веришь мне! Не нужно.
     - Почему? И как я могла победить?
     Он долго не знал, что сказать. Впервые Эдна видела мальчика с такой сильной аурой в таком сильном замешательстве.
     - Я видел картинки будущего. Побережье... Старый дом с голубой черепичной крышей...
     - У нас есть такой! – радостно перебила его новенькая, но мальчик не был рад. Отнюдь.
     - Я видел твоего папу... Он подарил тебе гнедого коня по кличке Ветер. Я видел, как ты скачешь по пустынному пляжу...
     - Ах, какой чудной сюрприз! Зачем же ты его разрушил?..
     ...а потом ты упала с лошади. Упала, понимаешь?! Я видел белую палату. Врач сказал, что ты никогда не сможешь ходить. Ты не сможешь танцевать на ромашковом лугу, глупая! Не нужно ехать к морю!
     Кажется, он сорвался на крик.
     Эдне было очень холодно, она хотела уйти из осеннего парка поскорее, но не могла даже пошевелиться.
     - Знаешь, почему я попросила учителя, чтобы меня по конструированию подтянул именно ты? – спросила девочка невпопад.
     - Потому, что я – самый успешный в классе? – невесело усмехнулся мальчик.
     - Вовсе нет. Помнишь, на занятии все конструировали карты памяти, электронные платы, кофеварки, мини-модель города будущего, килограммовые плитки шоколада, наконец! А ты создал вот это, - она помахала перед носом мальчика желтым листом клена, - почему именно это?
     - Формула опавшей листвы элементарна, я не хотел напрягаться...
     - Неправда! Сконструировать шоколад гораздо легче, его к тому же потом можно съесть, а ты (такой талантливый и успешный!) создал абсолютно бесполезный кленовый лист. И я опять тебя спрашиваю, почему?
     - Я... я не знаю. Просто захотелось, он такой... красивый.
     - Значит, я не ошиблась, - удовлетворенно улыбнулась девочка и свечение вокруг нее колыхнулось мягкой пурпурной волной.
     - Ты поедешь на побережье, новенькая? Все равно поедешь?
     - Поеду. Не бойся, со мной ничего не случится! Я ведь не умею читать будущее... Слепые люди часто избегают опасности именно потому, что ее не видят. Кстати, ты должен мне одно бесполезное желание!
     Индиговый мальчик, подавленный и слишком серьезный, не спорил.
     - Закрой глаза и посчитай до двадцати. Только не подсматривай! Вот так...
     Она подошла к нему легко и бесшумно.
     Где-то ухнула сова. Ветер дохнул в лицо, оставляя на губах горьковатый привкус октября.
     Став на цыпочки, девочка с аурой цвета фуксии несмело поцеловала красивого темноволосого мальчика.
     Когда он открыл глаза, ее уже не было.
     В его руке беспомощно ежился чуть надорванный кленовый лист.
     Мальчик долго смотрел на небо, пытаясь, должно быть, разглядеть стеклянный серп новолуния, но ночь была безлунной, безликой и совершенно бесполезной.
     В какой-то момент Эдна вновь увидела его великолепную, ослепительную ауру, ультрамариновую, с фиолетовой каймой... мощную ауру пророка, вождя или мессии.
     Впрочем, что-то изменилось, что именно, Эдна поняла не сразу, а когда поняла, совсем не удивилась.
    
     На темно-синем ореоле мальчика появилось новое маленькое светящееся пятно...
     Цвета фуксии.