Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Издательство

    Магазин

    Журнал


    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

    Конкурс 1

    Аншлаг

    Польза

Рейтинг@Mail.ru



Яков  Ерманок

"Инопланетянин"

    В нашем городе раз в два года проводят Фестиваль национальных культур. Мероприятие, зародившееся именно у нас и ставшее уже традиционным. Очень хорошее и очень полезное, оно пришлось по вкусу не только жителям нашего города, но и многим другим регионам, которые присылают на фестиваль свои многочисленные делегации. Проводится праздник всегда с большим размахом. На площадках выступают лучшие коллективы, поют народные песни, танцуют, разыгрываются различные конкурсы. А на национальных подворьях – чего только душа ни пожелает. Различные национальные блюда – пальчики оближешь. Перечислять – места не хватить, да и слюной изойдешь. Беларусь – страна многонациональная.
    
     Гуляют целых три дня, и скажу вам, за это время все не посмотришь. Как апофеоз всего – гала-концерт с участием знаменитых артистов и победителей фестиваля, а уже ближе к ночи в первый и в последний день – грандиозный фейерверк. Красота!
    
     А рассказ мой о том, что со мной приключилось на четвертом фестивале, пока я стоял возле стеночки на еврейском подворье, слушая знакомые мелодии и наблюдая, как моя дражайшая половина пытается собрать своих участников для выступления. Именно из-за того, что во всех этих делах она принимала непосредственное участие, я и стоял один, потягивая пивко «Балтика» и ждал, когда это все закончится, чтобы вместе с веселой компанией отметить праздник где-нибудь в укромном уголочке. Все-то вокруг этим делом с самого утра занялись и пребывали уже в достаточно хорошем расположении духа. А я еще – нет. Да притом, из-за достаточно большой очереди к торговой точке, которых здесь было предостаточно, но народу все-таки еще больше, я схватил первое попавшее пиво со знакомым названием и был очень рад. Пока не обнаружил, что оно безалкогольное.
    
     Вот так и стоял, подпирая стеночку и делая вид, что я, как все, приобщаюсь к празднику. Но все-таки было немножко скучновато. Да и пиво еще…
    
     Стою. Вижу, возле меня, в нескольких метрах, мужчину средних лет. Около пятидесяти. И среднего подпития. Около полулитра. И не моего, безалкогольного, а гораздо крепче. И вообще – не пива, а сами понимаете… Но из общей атмосферы он особенно не выделялся, а был даже потише остальных, но более, как бы это сказать, неустойчивее, что ли. И этот представитель рода человеческого, нетвердо ступая на своих пока еще двоих, приближается ко мне и очень вежливо спрашивает:
    
     - Скажите, а где вы пиво покупали?
    
     - Да его везде полно, - отвечаю. - Вон, рядом, в двух метрах, продают, за твоей спиной. «Балтики» там, правда, нет, да тебе такое не надо. Развезет с непривычки.
    
     Он обернулся, но, кажется, не сообразил. Или другие мысли в голове крутились. Снова повернулся ко мне. И говорит:
    
     - А я вашу нацию очень уважаю. От нее все люди на земле пошли.
    
     Ну, думаю, началось. Сейчас начнет за здравие, а закончит, как всегда – за упокой. Это мы уже проходили. И говорить-то что-нибудь в доказательство неинтересно. Он-то в тонусе, а я с пивом безалкогольным. Совсем другой разговор получается. Но на всякий случай спрашиваю.
    
     - И откуда у тебя такие сведения?
    
     Он покачнулся слева-направо, оглянулся по сторонам и, наклонившись ко мне, тихо произнес:
    
     - А мне инопланетяне сказали.
    
     - Ну-ну, - недоверчиво произнес я с некоторой долей иронии. - И что же они тебе сказали?
    
     - Не веришь, - с обидой произнес он. - А я правду говорю. Они сказали, что очень давно иудеи жили в Индии. А их туда доставили инопланетяне. Я их видел. И они сказали, что на Земле есть только одна нация, которая верит в Бога – иудеи. А Бог – это инопланетяне. И они здесь, среди нас. И иудеи все инопланетяне. Только они об этом забыли. Закодировали. Им пока нельзя знать.
    
     - Постой, постой. Что-то ты немного не туда загибаешь, - мне стало не то, чтобы интересно, но как-то непонятно. В его словах какая-то логика была. И видно, что человек не с бухты-барахты, то есть, после пива безалкогольного говорит, а давно у него это в мозгу крутится, покоя не дает. Просто сегодня момент подходящий, да и язык развязался. - Откуда ты взял, что иудеи жили в Индии? Я другое слышал.
    
     - Ерунда это все, что ты слышал, - гнет свое мой новый знакомый. - Мне они рассказали. Но я не могу…
    
     И он помахал у меня перед носом пальцем, показывая, что не пришло еще время рассказать все, что ему известно.
    
     Чем-то он меня заинтриговал. Вспомнились рассказы из кинофильма «Не стреляйте в белых лебедей». Неуловимое сходство было у него с героем Любшина. Да и делать мне нечего. И я решил ему подыграть.
    
     - И где они тебе все это рассказали? Интересно было бы послушать.
    
     - Не веришь, - несколько разочарованно и как-то тоскливо-грустно произнес он. - А знаешь, кто я?
    
     - Инопланетянин, наверное, - не сдержался я. - Один из нас.
    
     - Я – директор фирмы. - Он произнес название. - Слышал?
    
     Такой фирмы я не слышал, хотя многие в своем родном городе знаю.
    
     - А чем занимаешься? Что, фирма, торгует или производство есть какое-то? – решил навести я справки.
    
     - Я на рынке сейчас торгую. С женой. Она там продает, а я привожу. Запиши телефон.
    
     И ведь дал он мне телефон, сейчас вот вспоминаю, что давал. Но куда его затерял, дай Б-г памяти? Ведь, если найду, позвоню ему обязательно. Но разговор наш продолжался.
    
     - Так ты расскажи, где тебя инопланетяне нашли? – Мне уже не терпелось послушать рассказ дальше. – На рынок, что ли, приходили?
    
     - А ты откуда знаешь? – с подозрением посмотрел на меня мой собеседник. – Подожди.
    
     И он отошел. Я стоял, пиво мое уже превратилось в нечто иное, правда, мало отличающееся от своего первоначального состояния, и я отошел на несколько метров, чтобы выбросить банку в урну. А когда вернулся, он стоял на прежнем месте с бутылкой пива. Я закурил.
    
     - Хочешь? – друг инопланетян протянул в мою сторону бутылку.
    
     - Нет, спасибо, только что выпил, - отказался я и затянулся сигаретой.
    
     Так мы и простояли рядом в полном молчании минут десять. Я наблюдал за зажигательным танцем, который демонстрировали на сцене не знающие о том, что они потомки инопланетян, молодые и не очень танцоры из молодежного ансамбля «Шалом» и думал о необычности сказанного мне стоявшим рядом человеком. Откуда у него такие мысли? Чего начитался, и что себе надумал этот необычный, чем-то притягивающий к себе незнакомец? Конечно же, я ему не верил. Но мысли какие-то он во мне разбудил. О том, как мало мы еще о себе знаем и, чего греха таить, верим иногда во всякую чепуху, которую нам преподносят по телевидению и в газетах. Или не чепуху? Кто его знает.
    
     А он все стоял. Немного покачиваясь со стороны в сторону, потягивая пиво и глядя в никуда, в одному ему известные дали. С несколько ироничной улыбкой на лице, как будто все вокруг него происходящее его абсолютно не волновало. Я молчал, не зная, то ли он уже про меня забыл, то ли еще расскажет что-то из своей непростой биографии…
    
     Наконец, с пивом было покончено, и он нетвердой походкой направился к урне. Выбросил бутылку и вернулся обратно, подойдя ко мне. Без всякого перехода - заговорил:
    
     - Я лет двадцать назад был в Сибири. Работал там. Шофером. Возил лес на «КАМазе». Знаешь?
    
     Ну, мне бы не знать. Лес не лес, но на «КАМазе» я в недалеком прошлом поездил. Я кивнул.
    
     - Еду однажды по дороге, уже сумерки, и вдруг двигатель заглох. Вот так вот ехал, а он взял, да и заглох. Мороз, я один, до ближайшего поселка километров сорок. Ну, думаю, не заведусь - хана, замерзну к чертовой бабушке.
    
     Мне показалось, что мой знакомый как-то очень быстро протрезвел. Появилась связность в речи, взгляд стал осмысленным, совсем другой человек. Я слушал, не перебивая.
    
     - Вылез я из машины, поднял кабину, начал в двигателе ковыряться. Ничего не могу найти. Вроде, все исправно, а двигатель не заводится. Что за черт? Начал фильтр снимать, может, солярка замерзла, бывает. Вроде все нормально, но решил фильтр поменять, запасной был. Поставил, все равно не заводится. Наверное, с час так провозился. Замерз, уже руки не действуют, а толку никакого. И чувствую, что еще немного - брошу все, сил больше нет. А уже стемнело. Я переноску включил, сижу на двигателе, ковыряюсь. То топливную трубку сниму, то солярки в насос вручную закачаю. Не заводится. И вдруг мне тепло в спину стало. Не то, чтобы физически, а как-то изменилось что-то. Оглянулся я. И глазам своим не поверил.
    
     Со стороны леса, метрах в двухстах от меня, стоят четверо мужиков. И свет вокруг них такой, не поймешь, то ли от них исходит, то ли на них падает. Вокруг темно, а они освещены. Одеты как-то необычно, не по-нашему, в какие-то старинные одежды развевающиеся. С бородами. Похожи на святых с икон. И стоят же далеко, а я их как будто возле себя вижу. И в висках колет, как иголками. Я головой мотнул, глаза закрыл-открыл – стоят. И двигатель завелся. Сам. А больше ничего не помню. Сел в машину, тронулся и даже оглянуться побоялся. Так и доехал до поселка, машину поставил и быстрей в общежитие.
    
     Прибежал в комнату, разделся, лег на койку. Чувствую, что-то не то со мной. В голове как-то по-другому все. Что-то навязчиво так сверлит.
    
     Не спал я. А очутился где-то в каком-то месте, вроде бы природа такая, как иногда по телевизору показывают про оазисы. Трава мягкая, птицы летают, вдалеке горы. А я сижу на берегу какой-то речки. Небольшая, но быстрая, видно с гор, вода на вид холодная. Я это все знаю почему-то, как будто уже был здесь. И знаю, что сейчас ко мне подойдут те четверо, которых я видел возле леса. Но не страшно. Спокойно только так, как будто ничего уже не тревожит, мыслей никаких, кроме как про то, что я должен узнать что-то очень важное. И я жду. Сколько жду – не знаю, время остановилось. Только вижу, идут они ко мне. Легко как-то, не напрягаясь, как будто плывут над землей, но медленно.
    
     Подошли, наконец. Окружили со всех сторон и молчат, на меня смотрят. А я не могу понять, лежу я или сижу. Или меня вообще нет. Не вижу, только ощущаю, что я рядом с ними. И в голове какие-то вопросы, а сказать ничего не могу. И вдруг какая-то вспышка. Больно очень. И голос:
    
     - Ты понял?
    
     И стало проясняться. Как будто мне кассету в голову вставили, и я какие-то кадры стал вспоминать. Толпа какая-то, все как в калейдоскопе крутится. Город, люди ходят, возле какого-то Храма, в белых одеждах. Заходят в Храм. А что внутри – непонятно. Только знаю, что там кто-то, кто самый главный. И что-то им всем, заходящим, говорит. И они уходят через другие ворота…
    
     Наверное, он говорил бы еще долго. Но в это время подошла жена моего друга с сынишкой, и разговор прервался. Видимо, мое несколько отрешенное состояние не прошло незамеченным и Люда, так звали жену моего друга, отошла. А я закурил новую сигарету. Но знакомый мой молчал, уйдя в себя.
    
     На сцене тем временем исполняли «Хава Нагилу». Под эту зажигательную мелодию все вокруг подпевали, хлопали в ладоши и пританцовывали. Но я не обращал на происходящее вокруг внимание.
    
     - Так откуда все-таки тебе известно, что иудаизм – единственная правильная религия? - откашлявшись и закурив очередную сигарету, решил вернуть я рассказчика к продолжению.
    
     - Они сказали, - глухо произнес он. - Это от них все пошло. А они – иудеи.
    
     - В принципе, все это можно прочитать. В Библии, например. А потом всем рассказывать, что ты с инопланетянами встречался. Многие так думают. Хотя никто не доказал. И что, ты их больше не видел?
    
     - Почему не видел. Видел. Они ко мне в прошлом месяце на рынок приходили. 20 лет прошло, а они не изменились. Такие же, как и тогда.
    
     - А чего им меняться? – ко мне начало возвращаться ироническое отношение ко всему происходящему. – Слушай, а ты меня с ними познакомить не можешь? Я ведь, по-твоему, тоже инопланетянин. Вот бы и поговорили.
    
     - Нельзя. Время еще не пришло. Уже скоро.
    
     - Что скоро?
    
     - Конец света.
    
     - Ну, это и я знаю. Если почитать Тору, то через 6000 лет после сотворения Мира. У иудеев сейчас 5762 год, так что осталось 238. Не так уж и скоро.
    
     - Раньше. Но я сказать не могу.
    
     - И что тогда будет?
    
     - Никто не знает. Даже они. Они тоже такие, как и все. Только не закодированные. Поэтому могут гораздо больше.
    
     - Жалко, - сыронизировал я. - А то бы знал, как дальше жить.
    
     Может быть, узнал бы я еще что-нибудь интересное. Но подошел еще один знакомый. Не очень желательный, потому что заболтать своими майсами мог любого. И не оставил никаких шансов на продолжение беседы с «инопланетянином». Или их знакомым, я уже и не знал, как его называть. И мне пришлось, извинившись, с ним распрощаться.
    
     Все-таки есть Б-г на свете! Я уже приготовился выслушивать в очередной раз все самые свежие позапрошлогодние новости моего подошедшего знакомого, как вдруг кто-то меня дернул за локоть. И я, оглянувшись, увидел свою жену. Один из немногочисленных моментов, когда я ей искренне обрадовался. (Шучу). Оказывается, она уже выступила и освободилась. И мы, сославшись на дела, дела, дела… умчались со скоростью звука от не успевшего открыть рот очередного рассказчика.
    
     Компании на этот раз не получилось. Все как-то разбежались по своим закуткам, не нашлось организатора, который бы бросил клич, да и время уже прошло, нагулялись и потихоньку расходились по домам, чтобы отдохнуть немного перед вечерней программой. Ведь праздник длился почти до самого утра, когда на площади заканчивалась импровизированная дискотека. И мы, накупив по дороге в разных подворьях всякой вкусной снеди, отправились домой.
    
     Коротко я рассказал жене, как провел время, мы посмеялись, и через пару дней я об этой истории забыл, вспоминая лишь иногда некоторые моменты. А вот сегодня вдруг почему захотелось все записать. Интересно, а куда я все-таки положил его телефон? Может, позвонить? Может, за это время что-то у него произошло, и я услышу продолжение? А вдруг?