Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



 





 

Павел  Амнуэль

Куда мы несемся?

    В октябре в Стокгольме и Осло Нобелевский комитет объявляет имена новых лауреатов самой престижной в мире научной премии. В эти дни о достижениях науки можно узнать даже в таких изданиях, которые остальные 11 месяцев рассказывают только о спорте или высокой моде.
     Но у всякой медали имеется обратная сторона. Наука не исключение. Если есть в науке открытия, способные изменить нашу жизнь, наши представления о мироздании, то есть и другие открытия – открытия, которые можно было и не делать, «достижения», которые становятся символом не человеческого гения, а совсем наоборот – человеческой глупости. За такие открытия – никчемные, никому не нужные – тоже присуждают премии. И тоже в октябре. И даже название у этих антипремий похоже – их называют Игнобелевскими. Славное имя Альфреда Нобеля, впрочем, здесь ни при чем – название происходит от английского ignoble, что означает "постыдный" или "низкий". Формальное определение премии: "за достижения и исследования, которые нет смысла воспроизводить".
     Игнобелевские премии вручают обычно за день-два до того, как Нобелевский комитет оглашает результаты своей деятельности. Лауреат получает медальон из фольги ручной работы и сертификат об открытии, заверенный тремя лауреатами настоящей Нобелевской премии.
     Игнобелевские премии в 2007 году вручали в семнадцатый раз, и произошло это, как уже стало традицией, в стенах Гарвардского университета, где премия (или лучше говорить – антипремия?) была придумана. Победители прибыли на церемонию награждения за свой счет, а награды им вручали настоящие нобелевские лауреаты перед аудиторией в 1200 человек.
     Поучительна история происхождения Игнобелевских премий. Дело было так. В 1988 году на страницах научно-популярного журнала Nature Magazine была опубликована статья французского ученого, сделавшего, по его словам, потрясающее открытие: оказывается, обычная вода обладает информационной памятью, она "помнит" все, что с ней происходило. И эту информацию можно "прочитать". К примеру – если вы растворили в стакане воды лекарство, а потом уменьшили концентрацию раствора до такой степени, что в воде осталась одна-единственная молекула препарата (а может, даже и одной не осталось – не имеет значения), то вода все равно обладает нужными лечебными свойствами, поскольку запомнила в своей структуре все необходимое для лечения.
     Возможно, французский химик хотел подшутить над коллегами (так он, во всяком случае, утверждал впоследствии). Возможно, он и сам верил в то, что вода обладает странным свойством запоминания. Как бы то ни было, студенты Гарвардского университета повеселились, читая этот опус, и решили, что память воды - глупое и бессмысленное открытие, и автор открытия достоин специальной премии. Первый раз Игнобеля вручали в торжественно-юмористической обстановке в 1991 году, и первым лауреатом стал, естественно, ученый, открывший память воды.
     Самое же странное в этой истории то, что многие восприняли всерьез "открытие", от которого впоследствии открестился сам автор. В том же журнале Nature Magazine он опубликовал статью, в которой признал, что никакой памятью вода, конечно, не обладает, и привел в доказательство результат сотен экспериментов. Ну и что? Идея "памяти воды" оказалась такой притягательной, что до сих пор многие считают, что таки да, вода запоминает все, что с ней вытворяли с начала времен, а гомеопаты теперь апеллируют к «памяти воды», объясняя, как могут помогать больным препараты, в которых на весь раствор приходится одна-единственная молекула лекарственного средства.
     В 2007 году российское телевидение показало "документальный" фильм о памяти воды – если бы существовали Игнобелевские премии по журналистике, этот фильм непременно стал бы лауреатом.
     Впрочем, довелось мне читать и о том, что на самом деле автор не открестился от своего открытия. Он лишь сделал вид, чтобы остаться "чистым" в глазах коллег, а сам, конечно, продолжает исследования в области аквапамяти. Совсем, как Галилей, который вынужден был отречься от своих научных воззрений на суде инквизиции, но потом воскликнул: "А все-таки она вертится!"
     Не такое это простое дело, как кажется – посмеялись гарвардские студенты над каким-нибудь исследованием, а потом выяснится, что автор на самом деле сделал важнейшее открытие, способное изменить наши представления о природе! Так ведь действительно бывало в истории науки – и смеялись, и опровергали, а потом оказывалось…
     Игнобелевский комитет все это понимает и потому присуждает премии с учетом того, что внешне глупое сегодня может завтра обернуться мудростью. Марк Абрахамс, учредитель Игнобелевской премии, окончив Гарвард, начал издавать журнал AIR ("Анналы невероятных исследований"), этакий американский аналог старых советских сборников "Физики шутят", и в первой редакционной статье написал, что Игнобелевская премия "должна подталкивать людей к серьезному размышлению над феноменами природы, предварительно вызвав у них смех".
     В 2007 году Игнобелевскую премию мира получили ученые, работающие в Пентагоне. Оказывается, они серьезно пытаются разработать "сексуальную бомбу", которая, взорвавшись, "выделяет вещество, провоцирующее солдат противника на гомосексуальные действия". Можете себе представить поле боя, если такая бомба действительно будет создана и поступит на вооружение…
     Впрочем, скорее всего это просто шутка.
     В области медицины Игнобеля получили очень серьезные британцы Брейн Уиткомб и Дэн Мейер. Тема их исследования: "Последствия для здоровья проглатывания холодного оружия". Думаете, эти последствия очевидны? Вовсе нет – вспомните хотя бы шпагоглотателей!
     В 2006 году награду по химии получил японский ученый Юкио Хиросе. Он исследовал статую в городе Канадзава, отличавшуюся тем, что на нее почему-то никогда не садились птицы. Разве не интересно знать – почему? Оказалось, все дело в химическом составе статуи, который оказывает на птиц такое же действие, как на комаров – фумигатор. Можно назвать это открытие мало значащим, можно назвать никому не нужным (впрочем, а скульпторы, которые теперь будут знать, какой нужно использовать материал?). Но никто не станет утверждать, что Юкио Хиросе не прав!
     Игнобеля по биологии в 2006 году получил сотрудник Роттердамского музея природы Кеес Мелликер. Он прочитал на семинаре прекрасно иллюстрированный доклад, называвшийся "Первый случай гомосексуальной некрофилии у диких уток". Мелликер задокументировал эпизод, когда с селезнем, погибшим от удара о стеклянный фасад музея, на протяжении 75 минут пыталась спариться другая мужская особь.
     Можно сколько угодно смеяться над темой, можно сколько угодно говорить, что ни к чему заниматься подобными глупостями, но факт в том, что Мелликер действительно зарегистрировал явление, ранее науке не известное!
     Когда я работал в Институте физики АН Азерб. ССР, то регулярно просматривал выходивший шесть раз в году сборник "Докладов" Академии. В советское время подобные издания были кладезем совершенно ненужных исследований, и если бы Игнобелевские премии присуждались уже в те годы, то наверняка стали бы лауреатами авторы такого, например, исследования: "О влиянии фаз Луны на процесс оплодотворения овец"… Возможно, это открытие никому не интересно, кроме авторов, и не окажет никакого влияния на овцеводство. Тем не менее, авторы обнаружили явление, по-видимому, реально существующее в природе!
     Есть открытия, которые способны изменить наши представления о мироздании – за такие открытия присуждают Нобелевские премии. Есть открытия, которые практически ни на что не влияют, никак на наших представлениях не отражаются и мало кому интересны – за такие открытия присуждают Игнобеля.
     А я бы учредил еще одну научную премию, и ее название предлагаю придумать читателям "Млечного пути": за открытия, способные, в принципе, изменить наши представления о мироздании, но, тем не менее, ни на что не влияющие и вообще мало кому интересные. Этакая смесь Нобеля и Игнобеля. Если когда-нибудь такую премию действительно решат присуждать, то комиссия будет стоять перед труднейшей проблемой выбора, ибо претендентов окажется огромное количество, и каждый будет горой стоять за свой приоритет, который, впрочем, никому не придет в голову оспаривать. Открытия, о которых идет речь, с одной стороны, вроде бы вполне реальны, поскольку в большинстве основаны на известных явлениях и законах природы, но, с другой стороны, это открытия-фантомы, поскольку существуют лишь в головах самих первооткрывателей.
     Выбирая кандидатов на новую премию, авторитетное жюри должно будет для начала исключить из списка явных шарлатанов, которые "совершают открытия", чтобы выколотить у государства (или частных спонсоров) деньги на свои исследования и личные нужды. Шарлатаны премий недостойны, даже если утверждают, что их "открытия" потрясают основы мироздания.
     Во вторую очередь нужно будет исключить недобросовестных интерпретаторов. В эту категорию попадают, в основном, не сами ученые, а журналисты, пишущие о науке, но часто не так уж много в этой науке понимающие. К примеру, не так давно все средства массовой информации сообщили: "немецкий ученый доказал, что скорость света не предел скоростей". Если верить многочисленным публикациям, которые повторяли друг друга, то получалось, что луч света может двигаться в пустоте со скоростью большей, чем 300 тысяч км/сек.
     Если бы немецкий ученый действительно доказал, что такое возможно, ему следовало бы присудить Нобелевскую премию, но в действительности все было иначе, и свет в его экспериментах, как доказали автору его коллеги-физики, двигался, как и положено, со скоростью света и никак не быстрее. Но журналисты свое дело сделали, теорию относительности "опровергли" и премию заслужили – вместе с автором открытия, который, похоже, все еще уверен, что опроверг самую красивую теорию ХХ века.
     Опровергателей Эйнштейна, кстати, среди претендентов на новую премию очень много – примерно столько же, сколько авторов вечных двигателей среди изобретателей.
     На втором месте среди претендентов – авторы новых теорий Вселенной. Наука, по их мнению, неправильно описывает мироздание, на самом деле все устроено совсем не так, как полагают "ортодоксальные ученые", настолько "задубевшие" в своих лабораториях и обсерваториях, что уже просто не способны воспринимать живую мысль. Кстати, распознать претендентов на новую премию легко даже до того, как они начнут излагать основы своих умозаключений. Обычно эти авторы начинают с того, что в науке считается совершенно неприличным: они утверждают, что "Ньютон не понял того, что обнаружил, Кеплер не видел очевидных вещей, а Эйнштейн вообще писал глупости". И, естественно, на чем свет стоит ругают пресловутое "научное сообщество", где, по их мнению, царит круговая порука, где всякую новую мысль гнобят (вот кому Игнобеля!) на корню, где процветают догматизм и слепая вера в авторитеты. В общем, явно путают науку с религией, где догматы действительно занимают не последнее место, а вера в авторитеты процветает, несмотря на заповедь "не сотвори себе кумира".
     И еще одна практически непременная особенность наших кандидатов: они не специалисты в той области науки, которую берутся опровергать. Сами авторы, впрочем, считают это не недостатком, а достоинством – со стороны, мол, виднее все те глупости, которые вытворяют профессионалы. И ссылаются, кстати, на так ненавидимого ими Эйнштейна, ведь это он говорил, что "новое открывает тот, кто просто не знает, что это сделать невозможно". Правда, Эйнштейн имел в виду вовсе не непрофессионализм, но спорить на эту тему с нашими кандидатами не стоит: вмиг запишут и вас в те самые ретрограды, которые не способны оценить уникальность и правильность новой теории!
     Когда я работал в Бакинском Институте физики, почему-то именно в нашу лабораторию передавали для рассмотрения письма опровергателей. Наверно, потому что наша лаборатория была единственной в институте, занимавшейся астрофизической тематикой, и начальство справедливо полагало, что мы "ближе к небу".
     Попадались случаи явно курьезные, идеи, авторы которых наверняка были людьми неадекватными, с психическими отклонениями. Один такой автор в течение нескольких лет присылал письма, в которых упорно доказывал, что Земля не шар, как полагают "ортодоксальные ученые", а совсем даже плоскость, и древние это знали, а современная "наука" от древнего знания отказывается, и потому на человечество сваливаются разные беды. Доказать же, что Земля плоская, можно очень просто. И дальше автор излагал идею эксперимента: поставить в Антарктиде (почему не в Африке?) столбики одинаковой высоты и пролетать над ними на самолете, измеряя расстояния до вершин столбиков. Поскольку расстояния эти всегда будут одинаковы, всякий непредубежденный человек обязан заключить, что Земля – плоская.
     Впрочем, не о психах речь. Психам премию присуждать не будем. Не будем присуждать премии и авторам таких экстравагантных теорий, как, скажем, нацистская теория мирового льда и полой Земли. Но вот звонит мне давний знакомый Юрий Б., человек респектабельный, хороший инженер, автор десятков изобретений, и просит помочь в публикации теории, над которой он, оказывается, работал тридцать лет. Чтобы доказать свою теорию, он даже окончил еще один вуз – изучил физику в дополнение к техническим наукам. Сначала он работал один, но теперь настала пора очень сложных расчетов, которые сам автор произвести не может – и нужно, значит, привлечь внимание математиков, да и всему прогрессивному человечеству пора уже знать, что…
     И тут начинается известная песня: Ньютон не совсем понимал, Эйнштейн совсем не понимал, а Коперник, хотя и был прав, но исключительно для своего времени, а сейчас его модель Солнечной системы нужно выбросить на помойку, потому что…
     На самом деле все очень просто, и удивительно, почему ученые до этого еще не додумались. Все объяснил известный популяризатор науки Яков Исидорович Перельман в своей замечательной книге "Занимательная астрономия", первое издание которой вышло больше 70 лет назад – вот уже 70 лет известна истина о строении мироздания, а ученые не изволят обратить на это внимание! Они что, даже популярных книжек не читают?
     Перельман ясно пишет: Луна вовсе не обращается по окружности вокруг Земли, а Земля вовсе не вращается вокруг Солнца. На самом деле Солнце движется вокруг центра Галактики, Земля тоже движется практически по прямой, а не по окружности, как всем кажется. По волнистой линии движется также Луна, а то, что она каждые 28 дней появляется в одной и той же точке неба, – чистая видимость, которую мы принимаем за истину.
     И ведь все верно! В своей замечательной книге Перельман рассказывал о том, как по-разному выглядит одно и то же движение, если смотреть на него из разных систем отсчета. Если смотреть с Земли, то окажется, что Луна движется по окружности. Если смотреть с Солнца, то по окружности будет двигаться Земля, а Луна будет перемещаться по сложной замкнутой синусоидальной траектории, совсем не похожей на окружность. А если смотреть на Солнечную систему из какой-нибудь точки Галактики, то окажется, что Земля летит вслед за Солнцем по вытянутой синусоиде (а не по окружности!).
     В общем, ничего особенного, верно? Ничего, если не использовать сакраментальные слова "на самом деле". Но достаточно сказать "на самом деле", и привычная картина мироздания неуловимо изменится, а мир окажется не таким, каким мы его представляем.
     Вот и Юрий Б. оказался в плену этих волшебных слов. Послушайте, почему вы не видите? Ведь на самом деле Земля движется не по окружности, а по спирали! На самом деле Солнце находится в вершине этой спирали, и вся Солнечная система на самом деле – не плоское образование, как утверждают ничего не понимающие астрофизики, а конус, в вершине которого находится Солнце!
     Вот что он пишет:
     «Увы, господа, Солнечная система совсем не плоская и даже не свернутая в цилиндр, а планеты вовсе не вращаются вокруг центрального светила.
     Солнечная система представляет собой вытянутый конус или волан для игры в бадминтон с Солнцем в вершине конуса и планетами на конусной поверхности…
     В связи с миграцией наклонной эллиптической орбиты Земли расстояние между Землёй и Солнцем величина переменная. То, что сегодня принято считать так называемой астрономической единицей (а.е.), не является числом постоянным, и поэтому его не стоит применять для расчетов…
     Приняв новые координаты, можно объяснить ошибки Коперника, Кеплера, Ньютона, Эйнштейна и других ученых, по предлагаемой новой системе можно определять долговременные и ежедневные расчеты погоды, прогнозировать процесс потепления климата на Земле и других планетах. Теперь можно примирить взаимно исключающие теории расширения-сжатия Вселенной и всепожирающих "черных дыр". Наконец можно доказать Божественное влияние Вселенной и добраться до Вселенского банка данных, в котором заложено прошлое, настоящее и будущее Вселенной".
     Вот так-то! И еще:
     "Привычка слепо доверять авторитетам приводит к научным парадоксам. Никто не захотел усомниться, что переменная скорость движения планет будет сопровождаться катастрофическими явлениями на планетах. У писателей-фантастов описаны случаи, когда Земля меняла скорость или останавливалась в своем движении вокруг оси (вообще-то об этом написано еще в Торе, вспомните Иисуса Навина. – П.А.). Обязательные встряски будут происходить и при ускорениях (торможениях) на орбите. Попробуйте раскрутить на длинной веревке груз по эллиптической орбите, при этом меняя скорость движения груза".
     Уяснили смысл? Земля не может двигаться по эллипсу, поскольку тогда скорость ее оказывается переменной, а если скорость меняется, то на Земле должны происходить катастрофические явления, а поскольку они не происходят, то скорость движения Земли переменной быть не может, и значит, Земля движется не по эллипсу…
     Правда, есть силы Кориолиса, которые как раз потому и возникают, что Земля вращается вокруг оси. И силы эти, кстати, гораздо больше тех, что возникают (конечно, возникают!) при неравномерном движении нашей планеты по эллипсу вокруг Солнца.
     В общем, можно сказать, что Юрий Б. плохо понял рассуждения Перельмана и известные законы механики. Можно сказать, что выводы из своего непонимания он делает совершенно неправильные. Вот, например:
     "Если уйти от устоявшихся понятий и перейти на условно объемную фигуру (объемный эллипсоид или другая в процессе расчетов принятая форма), то мы сможем почерпнуть практические результаты, прогнозируя изменение климата на Земле (один из основных показателей) на длительный период, а также на каждый день и на каждую точку Земли в течение любого дня календаря. Мы сможем определять длину каждого года индивидуально и погодные условия наперед заданному году.
     Как уже отмечалось, расстояние от Земли до Солнца не одинаково. В зависимости от этого расстояния климат на планете Земля может меняться от знойно-тропического до полного обледенения. В настоящее время идет потепление климата… Ученые делают выводы, что потепление – следствие деятельности человека, выброса горячих газов в атмосферу, увеличение озоновой дыры (почему-то над полюсами, где деятельность человека наименьшая)… Причина же в том, что Земля по запрограммированной Вселенной программе медленно, но уверенно приближается к Солнцу, и все силы надо направить для изучения этого процесса. Несмотря на 500-летнее существование системы Коперника, консервативная наука цепко держится за эти постулаты, которые уже давно подлежат творческой ревизии".
     Обратили внимание на последнюю фразу? Ну, конечно! Коперник, ты не прав! Остальные ученые не правы тоже. Все на самом деле очень просто – расстояние между Землей и Солнцем уменьшается, вот вам и потепление. А то, что многочисленные наблюдения не подтверждают приближения нашей планеты к Солнцу, тем хуже для наблюдений – "консервативная наука цепко держится за свои постулаты".
     Думаю, это открытие достойно того, чтобы Юрию Б. присудили премию, название которой, я надеюсь, придумают читатели "Млечного пути". Видите ли, учредив новую премию, можно убить сразу несколько зайцев. Во-первых, устраивать ежегодное шоу с участием журналистов, зрителей и, разумеется, лауреатов. Можно пригласить юмористов. Во-вторых, лауреат получит удовольствие и какую-нибудь медальку на грудь, а это тоже немаловажно. Но самое главное: а вдруг? Бывало ведь в истории науки, что прав оказывался один, а не все остальные! И вдруг окажется, что теория Юрия Б. правильна, а Коперник чепуху молол? Скажете, что это невозможно? Ну да, с нашей консервативной точки зрения. А если…
     И тогда можно будет сказать: журнал поддержал новатора в трудный момент, только мы поняли!
     А если (что гораздо более вероятно), "консервативная наука" опять докажет свою правоту, то можно будет сказать: это же была шутка! Почему в Гарварде шутят, а мы здесь все такие серьезные?
     И все информационные агентства мира будут писать о вручении наших премий с таким же восторгом, как сейчас пишут об Игнобелях.
     В общем, как ни посмотри, а все польза.
     В претендентах недостатка не будет, уверяю вас.
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 2      Средняя оценка: 7.5