Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



  Если нужен перевод немецкого языка - мы ждем вас.




 

Александр  Гельманов

Древо прошлой жизни, часть 2

    * * *
    
    
    
     - Избыток, конечно, не необходим для счастья, но действительно ли горе тех, которые лишены необходимого?
     «Человек действительно несчастлив, когда он страдает от недостатка необходимого для жизни и для телесного здоровья. Лишение это может зависеть от его личной вины, и тогда он должен обвинить самого себя. Если же в этом виновны другие, то ответственность падает на того, кто был тому причиной».
     - Что думать о тех, которые с целью иметь излишнее собирают земные богатства в ущерб тем, которым недостаёт необходимого?
     «Они не исполняют Закона Божия, и будут отвечать за все лишения, которым подвергли ближнего».
     - Какой признак законной собственности?
     «Законна только та собственность, которая приобретена без ущерба для других».
     - Бывают люди, лишённые всяких средств к жизни и в перспективе имеющие одну смерть даже тогда, когда вокруг них царит изобилие, что должны они предпринять?
     «В обществе, устроенном по закону Христа, никто не должен умирать с голоду».
     - Как определить: в чём состоит нравственное учение?
     «Нравственное учение есть правило вести себя хорошо, то есть, отличать добро от зла».
     - Человек, склонный к заблуждению, не может ли ошибаться в определении добра и зла и воображать, что делает хорошо, когда действительно ведёт себя дурно?
     «Иисус сказал вам: поступайте в отношении других так, как бы вы желали, чтобы другие поступали в отношении вас. Соблюдайте это правило, и вы не ошибётесь».
    
     Книга Духов
    

    
    
     * * *
    
    
     Дома я открыл бумажный конверт, вынутый из полиэтиленового пакета, и достал толстую старую тетрадь обычного размера с коричневой обложкой. В тетради ровными строчками были написаны стихи, и заложен ещё один конверт - поменьше. В нём оказалось письмо от тёти и фотография прабабушки. Когда-то я видел её и не раз, но у нас в доме такого фото не было. Все семейные фотографии после смерти наших родителей теперь хранились у моего брата. Я бережно поставил фотокарточку Марии Антоновны на письменном столе. На вид ей можно было дать около двадцати лет. Очень красива и изящна. Красива, как бы это сказать, не по современным меркам, а по любым, вообще. Одежда старого покроя ничего не портила. Она стояла одна, фото сделано во весь рост. Внизу карточки было обозначено: «Фотомастерская Пряничникова. Город Симбирск.1916 год» - Всё, конечно, с буквой «ъ». Вытащив письмо, я развернул несколько исписанных торопливым почерком листков, - у тёти было мало времени, - и пробежал глазами первые строчки:
     «…назвали тебя в честь твоего прадеда Александра Петрова - по отчеству Тихоновича. Это муж твоей прабабушки и моей бабки Марии Антоновны - Машеньки. Любили они друг друга с мужем и жили душа в душу. Понимали друг друга на любом языке, потому что думали одинаково. Два благородных человека. Известно, что Мария Борисова вышла замуж за Александра Тихоновича, 1888 года рождения году в 1915, так как мой папа родился в 1916 году. Твой дед Миша был директором совхоза, окончил Куйбышевский сельхозинститут и умер в 1983 году. А его жена - моя мама - Наталья Андреевна с 1918 года рождения, ты помнишь обоих.
     Был в Симбирске торговый дом Александра Петрова, который открыл его отец Тихон - купец и промышленник. Вообще, прадед твой не был барыгой и, насколько знаю, им гордились как человеком. Челси в полуголодной стране покупать бы себе никогда не позволили. Ни отец, ни сын. Состоятельные люди были, но считали себя патриотами. А вот Тихон деньги бедным жертвовал, и не для того, чтобы ему на том свете слаще спалось. И к руководству города руку прикладывал. Тихон был купцом I гильдии и поставщиком императорского двора. Многое в городе ему принадлежало и кое-что за городом, но честность фамильная была в крови. Судьба их очень печальна из-за революции.
     Александра Тихон отправил учиться в Париж счётному делу. Были они образованными людьми, и оба знали и французский, и немецкий языки. Короче говоря, Александр - экономист и, якобы, поэтому стал вредить индуст-риализации, которую начала советская власть. Так Александр стал «вредителем». Тогда знаешь, как было? - Пукнешь, наевшись гороховой каши - сразу приедут, заберут и обвинят в том, что репетировал срыв парада и демонстрации на Красной площади. Я не шучу, - почти такой случай был. А потом спросят, с кем в сговоре из подозреваемых, проходящих по улице за окном кабинета, ты был. И не отвертеться. Потому что всесоюзный староста лю-бимый народом дедушка Калинин подписал Указ о расстреле детей с 14 лет. Ты это, как историк, должен знать. Так что, если не сознаешься, - говорили арестованному, - мы твоего сына шлёпнем у тебя на глазах в камере напротив. Прямо через специальную дырку в двери, а ты посмотришь через свою. Александра назвали «контрой», припомнили, что его отец Тихон был «неугодным элементом». В 1929 году за ним ночью приехали люди. Те, которые сначала носили кожу и узкополосатые футболки, а потом галстуки скромной пестроты. Всё, конечно, экспроприировали ещё раньше, до НЭПа, так что нэпманом он никогда не был. А его отец Тихон умер раньше - в 1918 году в 63 года, хотя крепок был тесть Марии. Не вынес Великого Октября.
     Кто-то бросил письмо в почтовый ящик - такие письма всегда доходили быстро. В итоге Александру дали 10 лет без права переписки - считай не лагерь, а расстрел - так его маскировали власти, чтобы родственники зря не загружали казённую почту. С мёртвыми не разговаривают, и они писать не могут. Только Маша всё и так знала, когда её мужа убили. Твоя прабабушка знала свою судьбу, она - медиум.
     Отец Петрова Александра - Тихон - родился в 1855 году и воевал на Шипке с турками в 1877-1878 годах. Это достоверно известно. У вас скоро будут показывать «Турецкий гамбит», посмотри обязательно, это про твоего прапрадеда. А если хорошо постараться, то можно обнаружить, что отец Тихона или его братья защищали Севастополь во время Крымской войны 1855-1856 годов. Есть кое-какие данные.
     Мария и Тихон Петровы похоронены на старом кладбище в Симбирске - Ульяновске. Маша умерла в 1966. А Александр - неизвестно где, впрочем, это не так важно. Был ты у них ещё совсем маленьким и сейчас, наверное, ничего не помнишь. Но позже, когда ты уже учился в школе, написал вот эти стихи:
    
     На кладбище старом стою я один,
     Ничто не нарушит угрюмый интим.
     Послышались стоны -
     Ветвями колышут
     Столетние клёны,
     Но кто их услышит…»

    
     Я задумался. Смешанные чувства овладели мной. Я гордился своими предками просто потому, что независимо от своего положения, они делали то, что надо было делать в своё время. Но мне было стыдно из-за того, что ничего или почти ничего из прочитанного, я не знал. Почему так происходит? Ведь я жил с родителями, не один раз приезжал к тёте, и мы много раз разговаривали с ней обо всём. А узнаю всё это только теперь. Один раз, в летние каникулы после окончания первого курса мы даже с Петельским поехали к тёте и гостили там целый месяц. Я бывал в этом южном городе с родителями и до этого, и потом, когда закончил учёбу в институте. Неужели столь многим из нас суждено прожить жизнь иванами, не помнящими родства?
     Ну, надо же, оказывается, моя прабабушка Маша была медиумом. В жизни я видел только одного медиума в фильме «Фантомас против Скотланд-ярда» с участием Жана Марэ и Луи Де Фюнеса. И это мне показалось не более, чем чертовщиной. Правда, было очень смешно.
     Я посмотрел на старинную фотографию прабабушки и принялся читать письмо дальше.
     «Баба Маша романтическая была особа, писала стихи по-французски и по-русски. Чему удивляться, если её муж и тесть по два языка знали? Стишки на память в альбомчик на французском многие барышни тех лет строчили и обменивались, а она была с 1895 года. Признак времени. Она оставила целую французскую тетрадь, но найти её не смогли, хотя говорят, её видели в Ульяновске. А русскую тетрадь прочтёшь сам, у неё был хороший почерк. Талант писать стихи тебе от Марии Антоновны и передался.
     Вообще, о бабушке Маше известно мало. И её мужа мы помним только благодаря его родным. Да и давно всё было. Мария Антоновна была честна, возвышенна и принципиальна. Человек с большой буквы, никогда не роптала, не жаловалась и не возмущалась. Внутри столько достоинства, что рядом с ней быть хотелось. Такой я знаю её по рассказам тех, кого уже с нами давно нет. Высокий человек с чистой душой и русским характером. Я помню, что бабушка никогда не унывала, несмотря на любые трудности, и о своих бедах не считала нужным рассказывать. По-современному - оптимист. И очень добрая, жалела даже тех, которые отняли у неё мужа. Перед смертью сказала, что с собой ничего не заберёшь, там всё есть. Только просила, чтобы её тетрадь сохранили и передавали кому нужно дальше…»
     Я закончил читать письмо и опять посмотрел на старую фотокарточку Марии Антоновны, что-то вспоминая. Когда-то мой дедушка Миша пел мне в детстве колыбельную:
    
     Ай ду-ду, ду-ду, ду-ду,
     Сидит ворон на дубу,
     Он играет во трубу
     Во серебряную…

    
     - Дедушка, откуда ты знаешь такую песню?
     - Эту песню по вечерам пела мне моя мама. Царская песня.
     - Почему царская?
     - Её пели ещё при царе.
     - А твою маму кто петь её научил?
     - Её научила одна женщина, которая её приютила.
     - А что такое «приютила»?
     - Это когда человек вышел на вокзале, а ты ему помог, потому что у него нет ни дома, ни мамы, ни отца, ни брата.
     - Спой мне ещё эту песню…
     Я представил, как в доме на Сударинской улице, при свете керосиновой лампы, задумчиво глядя в одну точку, тихо поёт эту колыбельную себе самой солдатка Борисова. И думает про своего мужа и нелёгкую жизнь. И от моих воспоминаний и мыслей невыносимо защемило сердце, а на глазах навернулись слёзы.
     Мне пришлось успокоить мысли и вновь сосредоточиться. Потом я открыл тетрадь и стал читать с самого начала. Всё это было трогательно. Даже очень интимно и сокровенно. Похожее испытываешь, держа в руках некоторые исторические документы. Но то, что вычитал я, было весьма неожиданным. Одно только общее сопоставление известных мне одному фактов без всякого анализа и синтеза привело меня почти в шок. А уж если ещё домысливать и давать волю воображению или начать мыслить дедуктивно… Впереди была бездна! Эльдорадо неизвестности и тайн. Есть люди, которым без них скучно, потому что в них много романтики и мало адреналина. И чем больше первого, тем больше хочется второго. Вот бы мне хотя бы одного такого в помощники взять. Но обстоятельства сложились так, что я был один и стоял перед выбором - забыть всё или идти вперёд. И я не знал, что делать. Что будет, если уехать на полгода во Владивосток или на Колыму? А тетрадь передать брату. Я же не железный. А может просто неполноценный романтик с аллергией на адреналин. Говорят, раньше аллергии было мало, я о ней вообще не слышал, а теперь открылись целые аллергодома. Куй бизнес, пока есть аллергия. Пока есть переедание и ожирение - будут и таблетки от того и другого. Есть алкоголь - будет и антиполицай. Так же и с аллергией. Главное создать спрос, а потом услужливо породить предложение. Только делом некогда заниматься. Но я отвлёкся.
     В общем, кошмар. Конечно, не такой, как на улице Вязов, но уж слишком далеко до комедии. Я поначалу удивился, почему никто из моих родных не обратил внимание на некоторые стихи, но потом легко догадался, почему. И вы бы сразу поняли, будь у вас линии на руках и ногах как у меня, и информация. «Право на информацию» - это звучит гордо. Только если такое право реализовать полностью и немедленно, по принципу «все - в автодор», это может причинить непоправимый вред психическому здоровью.
     Надо всё делать постепенно. Стихи о Сударинской улице были первыми.
    
     Последнее лето
    
     На улице Сударинской
     С утра весь день-деньской
     У ярмарочной площади
     Стоит городовой.
     Там с песнею цыганскою -
     Приволжские купцы,
     И брызги от шампанского
     Летят во все концы.
     Народ гуляет радостный
     Под колокольный звон,
     И звук святой и благостный
     Идёт со всех сторон.
    
     1916

    
     Трудновато писать по-русски, если ты, конечно,француженка. Очень просто и легко написано. Восторженно как-то. А чему было восторгаться? - Городовому, купцам и народу, ещё не исчезнувшим в пламени революции? Писал же наш знаменитый поэт: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!» Вот и раздули. Романтики чужих дорог. Или не романтики?
     Интересно, почему лето последнее? Может, стихи были написаны раньше и события, описанные в них, происходили до 1916 года? Тогда какое лето? Перед I Мировой войной или Октябрьской революцией? Вся экономическая статистика дореволюционной России для сравнения с развитым социализмом обычно бралась за 1913 год - это последний довоенный год. Или здесь скрыт другой смысл?
     Семейные события начинаются в 1914 году, потому что со слов прабабушки её родные погибают примерно в это время. Возможно, вспоминается последнее лето в Шато, но там Сударинскую улицу искать не стоит. Одно точно - фото Марии Антоновны сделано после того, как родился мой дедушка - в этом же году. И было это уже не в Мелекессе, а в Симбирске. Но с чем связано ощущение радости автора - колокольным звоном или рождением сына?
     Это небольшое стихотворение поставило передо мной с десяток вопросов, но не ответило даже на один. Из телефонного разговора я и так знал номер дома на этой улице.
     Читая стихи дальше, вскоре я наткнулся на более короткое стихотворение, которое вызвало у меня ещё больше вопросов. Оно было через несколько страниц.
    
     АЭЭЖ
    
     Знаю я давно про это,
     Духом чувствуя поэта
     И душою человека,
     Что не хватит и полвека
     И не хватит сил на то,
     Чтоб увидеть всех в Шато!
     Хоть бы раз увидеть вас
     В этот самый горький час!
    
     1929

    
     Я был поражён открытием. Каким? - Аббревиатура АЭЭЖ! Может, речь идёт о Жозефине? Тогда это не аббревиатура. Почему четыре, а не три буквы, если первые происходят от ФИО? Между ними не было ни точек, ни запятых. Непонятно. Год, поставленный под строками, что-то означал. Стихотворение тоже простое, даже очень, но читать его тяжело. В его строках была горечь. Такая горечь безысходная, почти безропотная, что настроение их передалось и мне. От восторженности Сударинской улицей и следа не осталось. Но смысл понятен - разлука с кем-то, с живым или мёртвым. С кем? Выяснить бы.
     И, наконец, есть указание на Шато. Chateau - название французское и, между прочим, означает замок. Его часто на этикетке винных бутылок можно встретить. Посмотрим карту, дело знакомое. Хотел посмотреть одно Шато, а нашлось второе, - в письме и в тетради. Спасибо брату за карту. Но и я тоже ничего - суперследопыт. Надо было в сыскари идти как один одноклассник брата, который в Омске знаменитую школу милиции закончил. Носил бы сейчас фонарик, наручники и пистолет. Сплошная романтика, а в адреналине утонуть можно!
     Но через несколько минут меня ожидало разочарование. Этих Шато во Франции оказалось почти четыре десятка. И это были только те населённые пункты, которые писались не слитно, а с чёрточкой, и я устал их считать: Шато-аллегре, -бернар, -вале, -гонтье, -гарнье, -конти, -ландон, -ларше, -обри, -порше, -рено, -сенсо, -тьерри, -шино. Хватит на всех следопытов. Это было безнадёжное дело, городки разбросаны по всей Франции. И полвека не хватит, чтобы увидеть Шато. А почему я вдруг так сказал? Прабабушка хотела вернуться туда, она была из Шато? Не может быть!
     Я продолжил чтение тетради, но больше в ней совсем старых стихов не было. Под другими стояли годы 1930, 1932, 1933, 1934. Дальше предвоенные стихи отсутствовали. Времена наступали тяжелые. Не было стихов. Кроме одного лирического и двусмысленного о погоде, написанного незадолго до кончины. Однако перед ним без указания года нашлось ещё одно, попавшее в промежуток с 1934 по 1965 год. Название было на французском. Оно было странным, это стихотворение. Какая-то мистика. По содержанию - сказка про Буратино из серии «далёко-далёко за морем», а по форме триллер. Для кого он? Это же очевидное обращение к кому-то.
    
     A MON ARRIERE PETIT-FILS
    
     Ты вернёшься к предкам, – ждёт тебя очаг, -
     По дороге трудной встретят друг и враг.
    
     Тот очаг у двери, а за ней проход, -
     Открывай смелее, - и шагай вперёд.
    
     В этом couloir видно впереди
     Узкую площадку, - ты туда иди.
    
     Погоди немного, ниже загляни -
     Семь ступеней спуска, - и по ним шагни.
    
     Дальше ты увидишь длинный коридор, -
     Двадцать метров прямо, - и стена в упор.
    
     Тридцать метров вправо, - на полу порог, -
     За порогом будет первый закуток.
    
     Но сюда не надо, - стену не пройти, -
     Лучше оглядеться в поисках пути.
    
     Скоро ты заметишь новый закуток, -
     Нужен только третий, помни этот слог.
    
     В тупике последнем, если счёт ведёшь,
     Приданое Эльзы за стеной найдёшь.
    
     Золото, каменья – в старых сундуках –
     Ждут давно решенья, в чьих же быть руках.
    
     Найденным сокровищем не отдать долгов,
     И земным могуществом не сорвать оков.
    
     Надо не богатство предков отыскать,
     А своих потомков тайну разгадать.
    
     Только не понятно, - стоило ли ждать, -
     Если вход и выход разом потерять.
    
     Только не известно, - стоило ли жить, -
     Чтобы вход и выход камнем заложить.

    
     Если вы, прочтя такое, скажете, что в этом путеводителе немало знаков препинания или, что это полный бред, и отложите его в долгий, а ещё лучше в мусорный ящик, - вы счастливый и очень здоровый человек. Конечно, в образном смысле выбросите, то есть не саму тетрадь. Тогда я завидую вам и желал бы познакомиться, чтобы поучиться жить. Вероятно, найдутся и те, которые обрадуются свежим новостям непонятной давности.
     Когда же я прочитал стих с французским названием, мне захотелось, чтобы в комнате стало светло, и кто-нибудь пришёл. Мне почудилось, что запахло плесенью старинного подземелья, а последние строчки навели на меня ужас. Мне представилось, как откуда-то сверху сыпятся огромные камни и заваливают вход. Бежишь к выходу, - там тоже падают камни. С грохотом. И неизвестно откуда слышится дикий хохот: «Ты хотел золота? - Бери, оно теперь твоё, твоё». И снова хохот, долгий страшный хохот, постепенно затихающий где-то за толстыми стенами. А внутри всё леденеет. Какой кошмар! Нет, так нельзя. Впечатлительность доведёт до Сербского. Прабабка была добрым человеком и не стала бы так… Тут что-то другое, но что? Название стихотворения я перевести не мог, даты не было. Но когда бы оно ни было написано, это могло случиться задолго до моего рождения. - Прабабушка умерла в 1966 году. Почему же я так испугался? И почему так выходит: чем дальше в лес, тем больше дров?
     Наступил вечер, пришла пора позвонить в Украину и сказать тёте, что тетрадь у меня. Надо задать ряд уточняющих и дополняющих вопросов, и при этом не напугать и не посеять никаких сомнений. Старое следует ворошить только в исключительных случаях, потому что иногда это похоже на эксгумацию.
     - Аллё, это я, добрый вечер. Спасибо тебе за тетрадь и фотокарточку. И большое спасибо за письмо. А Ленка сказала спасибо за орехи, и все шлют вам большой привет.
     - Понравились стихи?
     - Очень, прямо в другой мир попал. Чистые мысли и понятные каждому слова. Только не всё мне ясно.
     - А что?
     - Да, ладно, так. Слушай, а она, правда, была медиумом? Чародейство завоевало в Европе особую популярность с конца XVI века и за триста лет вполне могло докатиться и до нашего отечества. Но о медиумах я мало слышал.
     - Маша это не подчеркивала и не злоупотребляла. Медиумы - это избранные Богом люди.
     - Ага, как Аллан Чумак, что ли?
     - Да нет, ты всё неправильно понимаешь. Спиритизм это не белая горячка и не чёрная магия. Это другое.
     - Тогда, что?
     - Ну, есть медиумы, которые иногда видят сны с того света. - Это все мы. А есть те, которые разговаривают с тем миром. - Это баба Маша.
     - Через вертящиеся столы, что ли?
     - Столы она не вертела, не беспокойся.
     - Ладно, скажи, что это за стихи про богатства Эльзы, спрятанные за очагом?
     - Бабу Машу нужно было знать. Она иногда могла быть Алисой в стране чудес, неимоверно романтичной. Я в детстве нашла эту тетрадь где-то у неё и стала читать это стихотворение. Но бабушка забрала, правда, не сердилась. Только сказала, что все сказки придумывались хорошими людьми, которых звали добрыми сказочниками и волшебниками. Все они жили в Зазеркалье. Мне было тогда лет десять-двенадцать. Это я запомнила навсегда.
     - А другие стихи, где упоминается какое-то Шато, что это? И что за аббревиатура из букв А,Э,Э,Ж?
     - Про Шато не знаю, а буквы могут обозначать её знакомых или друзей.
     - А что было в 1916 году?
     - Родился твой дед, отец мой и твоей мамы.
     - А 1929-м?
     - Репрессировали мужа Маши Александра.
     - А родные у неё были? Я не понял.
     - Да не было у неё никого, не было. Во время войны она была сестрой милосердия. Возможно, и стала ей, потому что все родные погибли. Твой прадед Александр встретил её в начале 1915-го, забрал её из больницы в бреду - тиф. И увёз в Симбирск, вот и всё. Ты знаешь, она была скрытной, но это не бросалось в глаза - всегда естественно принималось за особую скромность. Качества душевные - потрясающие, но противоположные друг другу: доброта и твёрдость, нежность и мужество, любовь и непримиримость. Могла быть очень непосредственной, но была очень умной женщиной и сохранила ясность ума до старости.
     - Таких людей я не встречал. Скажи, как ты думаешь, она была счастлива?
     - Думаю, да. Но и горя хватало. Хотя она довольствоваться тем, что у неё есть, могла, - тётя вздохнула в трубку.
     - А почему мне никто не говорил, что мои предки воевали на Шипке, это правда?
     - Это правда. Ещё такие сигареты были - «Шипка» - с памятником. Я думала, ты знаешь.
     - Я был в Болгарии и на Шипке. Теперь эти сигареты в пачках синего цвета. И я ничего не знал. Совсем. Слушай, а как мои предки, промышленники и купцы могли обходиться без рекламы и модифицированных продуктов? - съязвил я.
     - Ну, Сашка, и язва же ты сибирская. В цивилизованной стране не доводят всё до абсурда. А насчёт продуктов… Царь не ставил цели травить своих подданных. И на всё вредное раньше клеился очень заметный ярлычок с черепом и костями. Ты ведь это хотел от меня услышать? Помнится, ты сам рассказывал, что в средние века отравление ядами указывало на моральное разложение общества… Ты бы лучше не тратил деньги на телефонный разговор, а приехал как-нибудь. Я многое могла бы тебе рассказать.
     - Я обязательно приеду. Спасибо тебе… Но телефонная линия неожиданно разъединилась, и в ухо забили неприятные резкие гудки. «Ладно, потом перезвоню, я пока узнал всё, что мог», - подумалось мне.
     Итак, я выбрал три стихотворения из тетради - радостное, грустное и страшное. Последнее стихотворение, действительно, страшное и загадочное. Но в каком из них скрыта тайна? И помогут ли они мне раскрыть тайну? Выходит, вокруг меня одни тайны. Что бы сказал брат, зная всё? Он хороший аналитик, в мышлении для него вообще не существует преград, созданных предрассудками. И он может найти почти любой выход, независимо от того, что придётся искать или зачем. Потому что мыслить он учился не как я - по одному лишь учебнику логики, сдав зачёт. Эта школьная логика не учит искать решения там, где их нет, связывать факты, которые не связываются, и находить истину в парадоксах, потому что представляет собой обыкновенный ликбез. Брат бы искал решение, даже если очевидно, что его нет, или оно может быть таким, как у Агаты Кристи в «Десяти негритятах». А что могу я? Коллежский регистратор - архивных залежей диктатор, с гражданским чином последнего, четырнадцатого класса. Но я поберегу тебя, братец, как ты оберегал меня в детстве.
     У меня ничего не укладывалось в систему. Десятки вопросов роились в голове как пчёлы, и она гудела как улей. - Вот простое классическое сравнение. Вдруг - в секунду - и голова стала пуста. Мы в таких случаях говорим - прояснилась. На пустом месте появилась чёткая мысль. Мысль неуловима. Это не буквы, слова и лозунги, а обособление. Просто ты имеешь его, и всё. А слова и буквы - это уже потом, когда ты возьмёшь авторучку или сядешь за компьютер. Мысль может быть неясной, но сейчас она была как апельсин на снегу. Только без цвета, вкуса и без звука: «Дно не увидишь, пока не осядет муть. Завтра». - Что это, голос? Мне стало не по себе.
     Наверное, психиатры задают шизофреникам дежурный вопрос, слышат ли они голоса. Но у меня был не голос, а будто кто-то вложил мне нужную мысль в голову. Она твоя, и - не твоя. Теперь и я могу явиться в районную поликлинику на приём и сказать: доктор, кто-то вкладывает мне в голову свои мысли.
     В голове опять возникла мысль - «Дно не увидишь, пока не осядет муть. Завтра».
     - Какие мысли? - спросит доктор.
     - Нужные, - правдиво отвечу я.
     - Так-так-так, - затакает доктор, наклонившись ко мне доверительно, как политрук, выслушивающий бойца, который рассказывает, что его сосед по блиндажу раздербанил свежую фронтовую газету на самокрутки. Например, Красную звезду, да ещё с портретом Главнокомандующего. И в истории моей болезни появиться первая запись.
     - А кем вы себя чувствуете?
     - Я антипод Наполеона, - признаюсь я.
     - Наполеона? Так, так, так. Это очень интересно. И вы добровольно сюда пришли?
     - А это лечится?
     - М-м-м. Не совсем. Раньше стационаров было больше, а теперь их закрыли и начались эпидемии, хотя больничный изолятор гарантирует на какое-то время… Вирус, знаете ли, очень заразный, а вакцину всё никак не изобретут. Но мы вас поставим на учёт, и вы станете полноценным членом общества как большинство, - обнадёжит он и сдует с моего плеча невидимую пылинку. - А рецепт на таблетки я вам сейчас выпишу - они такие же, как от переедания, только не для желудка, а для пошатнувшейся психики. Правда, аппетит усилится, но вы купите какой-нибудь мезим, пензитал или что-нибудь от ожирения. У нас всё с одной централизованной базы. Там и телефончик есть. А если начнётся аллергия, тут рядом есть превосходный аллергодом со специалистами, - наши коллеги всегда помогут. Кстати, общество шагает вперёд, и по последним научным данным чревоугодия уже считается не грехом, а мощным средством от стресса.
     - Минуточку, доктор…
     В голову ещё раз пришла мысль, но на этот раз, немного иная: «Дно… увидишь… осядет муть. Завтра». Ну, конечно, утром мы все умнее, чем вечером. Это же сермяжная правда. Утром можно и передумать идти на приём к психиатру. Я подождал ещё, но мысль больше не возвращалась, наверно, потому, что до меня что-то дошло.
     - Доктор, я передумал становиться полноценным членом общества.
     - Жаль, у нас так много наполеонов, так вырос их процент среди населения, а вот с их антиподами - дефицит - нет ни одного. И среди них много невыявленных. Пока. Но когда проведут реформу здравоохранения и социального…
     - Вы уж извините. «Мы все глядим в наполеоны - двуногих тварей миллионы…». Мне так жаль.
     - Ничего, заходите, мы никому не отказываем в постановке на учёт и в таблетках.
     Я в сердцах мысленно хлопнул дверью, снова погрузившись в муть.
     Цыганка в метро, бродяга с письмом, тетрадь прабабушки - были звеньями одной цепи, длину которой предугадать невозможно, а свернуть себе шею, уцепившись за следующее звено, - запросто. Так что не соскучишься, не успеешь, потому что согласно прогнозу Петельского важные события должны были случиться «ещё вчера». А завтра может представиться дорога в Зазеркалье, хотя от неё можно отказаться как от любой поездки. Например, проспать или сказать тому, кто тебя тормошит, что очень занят чем-нибудь таким-этаким… зазеркальным.
     Н-да. Французские стихи исчезли. А они были бы важны, ведь происходило же что-то до 1914 года. Но баба Маша перед смертью просила сохранить именно русскую тетрадь и передавать её дальше, кому надо. Таинственно звучит, хотя и естественно. Значит в ней загадка-разгадка, ключ, золотой ключик. Значит, эта тетрадь очень важна, потому что Мария Антоновна была романтичной особой, Алисой в Зазеркалье и запросто могла запрятать тайну в свои стихи. Потому что романтики всё могут по сравнению с теми, кто романтиком себя не считает. И им не обязательно гоняться за адреналином. А ещё моя прабабушка - медиум. И её тетрадь попала ко мне. Только зачем она сложила такое длинное стихотворение? - Чтобы указать путь в Зазеркалье? Кому?
     Иногда, принимая какое-нибудь не очень важное решение, я сам с собой играл в игру «за и против». Мой братец, знакомый с теорией принятия решений в экстремальных ситуациях даже в условиях дефицита времени, от души посмеялся бы надо мной.
     Моим оппонентом для игры я всегда выбирал местного паренька Феликса Певзнера, с которым познакомился ещё в детстве, будучи у тёти на каникулах. Это был темпераментный спорщик по любому поводу - с ним хотелось спорить только для того, чтобы послушать, как он говорит. Наверно, он заочно учился у самого Жванецкого. Это был театр, эстрадное представление. У Феликса был дедушка без ноги, который открыл мастерскую с вывеской «Евроремонт обуви». Он сидел в своём подвальчике на самом углу старинного здания в районе почтамта в рваной тельняшке и фартуке, и, отпуская свои шутки, покорно тачал всё, что ему несли. Итак…
     «- Что же я буду иметь со всего этого?
     - А я знаю? Я что тебе, старый Моня с Ришельевской улицы? Но зато я хорошо знаю, что ты должен отправиться в Зазеркалье, - говорил Феликс, нетерпеливо размахивая худыми руками.
     - Как говорят у вас, - а мне это надо?
     - Тебе дали тетрадь, которую сохранили для тебя, а раз дали, - бери и будешь иметь.
     - А мне это надо? - как попугай повторяю я.
     - Надо, потому что ты уже взял тетрадь, значит, имеешь, будь я фрайер!
     - Но я не хочу в Зазеркалье, не хочу, нет!
     - Что нет-нет, когда да-да?
     - Что да-да, когда нет-нет?
     - Если бы ты не стоял как памятник перед лестницей, то давно бы узнал, на что там живут покойные тётя Софа с дядей Семёном, и рассказал нам.
     - А мне оно надо? - не устаю повторять я.
     - Ты обязан отправиться в Зазеркалье. Если бы мой дедушка не был занят евроремонтом обуви, он бы надел парадную тельняшку и сам ушёл туда, взяв костыли. Но ты имеешь тетрадь, а он нет.
     - А мне туда надо? - Уже тупо повторяю я.
     - Надо, потому что, если отдашь тетрадь обратно, лучше бы ты всю жизнь занимался евроремонтом обуви. И я бы с тобой пошёл. Но в моём доме постоянно идёт евроремонт, и на всё лето приезжают родственники из Европы. А с ними надо каждый день ходить на рынок у вокзала, чтобы им не подсунули тюльку вместо бычков. А ты не имеешь ни евроремонта, ни еврородственников, ни бычков. Поэтому тебе надо надеть парадную тельняшку и идти. А ещё лучше - ехать утренним трамваем. Там тебе скажут то же самое. И на Молдаванке, и на Приморском бульваре, и на Привозе - везде ты услышишь только одно слово - надо! Так что послушай сюда и…».
     Надо, Федя, надо! - сказал я уже себе, попрощавшись с Феликсом. Потому что ты, Федя, будешь хуже Вани, если забудешь про тетрадь. Хотя бы потому, что тот не помнил родства, а ты и знать ничего не хочешь. Спасибо тебе, Феликс. И спокойной ночи.
    
    
     * * *
    
    
     - Знает ли Дух в блуждающем состоянии, прежде вступления в новое телесное существование, и предвидит ли то, что должно случиться с ним во время жизни?
     «Он сам выбирает род испытаний, которые желает выдержать, и в этом-то и состоит его свободная воля».
     - Итак, бедствия жизни нельзя считать наказаниями, налагаемыми на него самим Богом?
     «Ничто не делается без позволенья Божия, потому что Им учреждены все законы, управляющие Вселенною».
     - Если Дух имеет право выбирать испытания, то не следует ли из этого, что все бедствия, испытываемые нами в жизни, были избраны и предвидены нами?
     «Все - нельзя сказать, потому что это не значит, что вы избрали и предвидели всё, что случится с вами в мире до малейшей подробности; вы избрали род испытаний, частности же бывают следствием положения и часто ваших собственных действий. Если Дух захотел, например, родиться между злодеями, то он знал, каким искушениям подвергнется, но не знал всех поступков, какие совершит; поступки эти будут зависеть от его свободной воли».
     - Каким образом Дух может пожелать родиться между людьми дурной жизни?
     «Нужно же, чтобы он послан был в среду, в которой мог бы подвергнуться испытанию, избранному им. Чтобы бороться с склонностью к грабежу, он должен жить с людьми, которые занимаются грабежом».
     - Прежде чем достигнуть совершенства, должен ли Дух выдерживать всевозможного рода испытания, должен ли встретить все обстоятельства, которые могут возбудить в нём гордость, зависть, скупость, чувственность и прочее?
     «Без сомнения, нет, так как вы знаете, что есть Духи, которые с самого начала избирают путь, освобождающий их от многих испытаний; но тот, кто идёт дурным путём, подвергается всем опасностям этого пути. Дух может, например, просить богатства и просьба его может быть исполнена; тогда, смотря по его характеру, он может сделаться скупым или расточительным, эгоистом или великодушным, или же предаться всевозможным чувственным наслаждениям, но это не значит, что он непременно должен иметь все эти склонности».
     - Чем руководствуется Дух при выборе испытаний, которые он должен выдержать?
     «Он выбирает те, которые, смотря по свойству его поступков, могут служить для него искуплением, и ускорить его развитие. Поэтому они могут избирать жизнь, исполненную бедствий и лишений, чтобы выдержать её с мужеством; другие могут желать испытать себя искушениями богатства и могущества, столь опасными для человека по дурному употреблению, которое можно из них сделать, и по страстям, развитию которых они способствуют; некоторые, наконец, хотят испытать себя в борьбе с окружающим их пороком».
     - Не естественно ли, кажется избирать испытания наименее тягостные?
     «Для вас - да; для Духа - нет; когда он освобождён от материи, обман чувств прекращается, и он думает иначе».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     Утром, пока я одевался, чистил зубы и завтракал, решил сделать разбор стихов с французским названием. Всё-таки на свежую голову лучше думать. Будем мыслить конструктивно, но разнузданно, как генетики при академике Лысенко.
     Предположим, что жили-были две француженки - Мари и Элен. Прабабка подписывала первым именем французские стихи. В письме и стихах есть указание на Шато. Значит, они жили в Шато и знали про богатство, спрятанное в подземелье этого имения. Мари страстно желала увидеть в Шато неких «АЭЭЖ», возможно, и тех, кого уже не было в живых.
     Но как же две француженки, две незамужние «мамзели» могли попасть на Волгу, чёрт возьми? - Поехали навестить тётушку, дальнюю родственницу Прасковью Борисову и посмотреть на репинских бурлаков, которых тогда уже не было? Допустим. Если это так, какого чёрта писать о сокровищах в своём имении, там что, своих наследников не хватало?
     Стоп! Не получается, они - Борисовы и, скорее всего, сёстры-сироты, которых могли называть на французский манер. Дорожку из России во Францию проторили давно. Париж с Лазурным берегом русские освоили ещё в XIX веке, когда отпрыски богатых и знатных семей годами жили там. И проблем с языком не было, - французский был вторым, а иногда и первым языком русского дворянства. Однако, после октября 1917 года поездки туда-сюда закончились. Хотя с началом войны 1914-го тоже не все могли пройти пограничный фэйс-контроль, и курортников поубавилось. Всё это я знал, потому что «учил». Да уж, времена. В общем, было, как всегда - если можно ехать за границу - денег нет, если есть деньги нельзя ехать.
     Почему же русская красавица с такой же душой Маша так подробно пишет, где спрятаны сокровища, - ради сочинения доброй «зазеркальной» сказки? Но какое отношение тогда она имеет к чужеземному кладу? Или клад надо искать в Симбирске? Опять - двадцать пять. Но я чувствовал - факты подтвердятся, и между ними обнаружится связь. Вернёмся к стихам.
     Но я зря разнуздывал свою скромную фантазию, ох зря! Вы сейчас и сами это увидите. Столетний суперкроссворд в рифму - не для средних умов, как сказал бы мой братец.
     Стихи призывали поднять золотой ключик от квартиры папы Карло, где за очагом деньги лежат. Безаппеляционно звали. Без лишних сборов на дорогу и сомнений. Надо только прихватить свою лопату. Или лом. Правда, требовалось быть посмелее, потому что в трудном пути кроме друга может встретиться и враг. В этом я не сомневался. Там, где большие деньги - там появляются большие враги. А в остальном - всё легко: заскрипит дверь, раздадутся шаги на ступенях, сквозняки поиграют с пламенем свечи, и вокруг пахнёт пылью столетий. Может быть, где-нибудь в закутке паутина на черепе с костями блеснёт, но чего мёртвых бояться? Останется лишь долбануть ломом по стене в нужном месте. И вот уже слышно скрежет замка на сундуке. А также визг тусовочных девочек и тормозов личного «Мерседеса» в столице своей родины или Рио-де жанейро. Главное, чтобы не было ненужных фобий - врагов, темноты, огня или замкнутого пространства. Богатства давно ждут тебя или меня - любого, у кого фобии отсутствуют. Гениальный стих - в двух предложениях тьма вопросов, например, как Эльза смогла выйти замуж без приданого? Кстати, имя похоже на немецкое, но кто разберёт, в каком столетии она посещала ЗАГС?
     Итак, предки у меня есть. Богатства аккуратно сложены штабелем за очагом и ржавеют от нетерпения. Но где неблагоугодному холостяку взять потомков? Правда, в основе моего душевного одиночества лежит не эгоизм, но - без разницы.
     Если прабабка имеет в виду своих потомков, то я опять, как чёртик из чёрного ящика выпрыгиваю и пискляво кричу: «Я - потомок, отдайте мою тайну. Где моя тайна?» - Где, где? - В другом чёрном ящике.
     У предков были потомки, причём свои, а не чужие. У меня потомков нет, но есть предки. А тайна заключена в потомках, - начал я рассуждать снова. Но предки у потомков ничего узнать не могут по причине смерти, и потомки тоже ничего не услышат от предков по той же причине.
     Допустим, я откинул крышку первого же сундука с каменьями; поможет ли мне это в открытии тайны потомков, предки которых спрятали каменья в сундуки? Зачем мне нужны потомки предков, оставшихся без приданого?
     Остаётся одно - поставить таинственных потомков между моими предками, спрятавшими сундуки и собой лично: ближе ко мне будет тайна потом-ков, а дальше - за ними - мои предки. Вообще-то, все они будут моими предками - шурины, девери. Но в этом раскладе моя хата с краю. «Зачем нам, поручик, чужая земля?» Зачем чужое богатство и чужие промежуточные потомки, которые тоже являются моими предками? Короче говоря, придётся разгадывать тайну предков, к которым я или кто-то ещё должен вернуться по странному предначертанию.
     Но разве бывают чужие родственники? - Нет. А чужие тайны? - Да. Но любопытство - это порок, а родственники уже давно в Зазеркалье.
     Почему же в стихах написано «своих потомков», а не «их потомков», - тех, кто действительно имел означенных выше предков? Но прабабка написала «своих потомков тайна» и была пограмотнее некоторых комиссаров в пыльных шлемах с маузерами. Напомню тем, кто забыл, - у меня потомков нет, и пока не предвидится. Как и наследства с наследниками. Гол как сокол. Как кандидат наук.
     Выходит, что ты называешь букву, а тебе отвечают: нет этой буквы в этом слове. С тайной не получается. И ладно. На кой чёрт она, если золото за стенкой и всё у тебя под фэйс-контролем? Тогда на кой чёрт чужое золото?
     Значение сокровищ умаляется - важно отыскать не их, а разгадать тайну. Но очень прозрачно доводится мысль, что они ждут, и указывается их конкретное местонахождение. Зачем? Мол, забирай богатство, но помни, что не в деньгах счастье, и лучше отдать их соседу. Для чего деньги, если ими ни долги не отдашь, ни оковы не сорвёшь? Имеют ли значение «оковы» и «долги» в стихах?
     Мало того, чтобы отбить охоту лезть через врагов за таинственным кладом, потерян и завален камнями вход с выходом, отчего ставится под сомнение смысл ожидания и жизни тоже. Какой жизни? - Без сокровищ, к которым перекрыт доступ. Так что, господа, если кто любит кладоискательство и торопится, прошу вперёд. В Космопоиске таких любителей старых зданий и подвалов зовут «чердачниками».
     Но тайна уже есть в том, что богатство лежит мёртвым грузом. - Как золотовалютный запас, хотя это не тайна, а поговорка про собаку на сене. А драгоценности в стене по глупости замурованы или по злому умыслу? Неужели они отложены на чёрный день, который обязательно должен наступить у потомков? Неужели у предков были излишки драгоценностей? Так не бывает, потому что под видом излишков обычно забирают даже последнее как хлеб у крестьян после революции и как налоги у среднего и малого бизнеса.
     В предложенном мне кроссворде я не смог отгадать ни одной буквы. Завтра уже наступило, а муть не осела, только поднялась. Какое же утро и какого вечера мудреней, - вот в чём последний вопрос, господа.
     Взглянув на часы, я задёргался как ошпаренный. Надо было ехать в институт. Несмотря на бесплодные рассуждения и постигшую меня неудачу, я был почему-то бодрым и радостным. Схватил портфель и побежал на маршрутку. Как говорится, - и был таков.
     По дороге на краю шоссе навстречу мелькнул огромный щит, на котором крупно было изложено новое предложение: «Купи свой Челси». Правда, весь плакат до конца рассмотреть я не успел и не узнал, что уникального и в каком супершопе предлагали на этот раз. А какая разница, что покупать для поднятия своего престижа и амбиций. «Странно, - подумалось мне, - сначала официальное лицо говорит о неэтичности сделки, а потом реклама предлагает её каждому. «Когда все идут по пути безнравственности - этого никто не видит», - вспомнил я историческую аксиому. Чего не встретишь, - всё сгодится для сатирической коллекции Задорнова. На одном щите во всю площадь была нарисована пачка сигарет, а сверху и снизу были, не связанные смыслом, слова: «Курение вредит вашему здоровью» и «Больше, чем ты думаешь». Одни относились к потребителю, другие - к товару. Перестарались».
     Занятия прошли под лозунгом одного из мудрецов прошлого - не заставляйте людей думать - этого они вам не простят никогда. Поэтому я не вымогал у обучаемых ложного признания в том, что дома «они учили». Просто старался, чтобы они сами узнали в тёмном прошлом нечто знакомое по мутному настоящему, и сами сделали выводы о туманном будущем. Оказалось, что они многое знают. Как англичане, которые говорят, что никто не знает столько, сколько мы знаем вместе. В заключение я, как шериф, зачитал аудитории её права во время сессии. - Всё, что вы не скажете на экзамене, - может быть использовано против вас. Если вы не сможете сдать второй экзамен, вам может быть бесплатно назначен третий, комиссионный. Не сточите зубы о гранит любимого предмета и жуйте орбит только после занятий, - закончил я рекламой, как и положено, свой прогноз на конец ближайшего семестра. Вопросы есть?
     - Есть, есть!
     - И, конечно, о тёмном, мутном и туманном? Нет бы, спросить о ясном, солнечном. Давайте, а то перерыв закончится и до орбита не дойдёт.
     - А когда будет ясно и солнечно?
     - Когда-если в Гадюкино пройдут дожди.
     Ну, всё, - решил я, - теперь можно ехать к Сергею Сергеевичу. Половина дня ещё впереди.
    
    
     * * *
    
    
     - Зачем Бог даёт иногда богатство тем, кто, по-видимому, не заслуживает этого?
     «Это милость в глазах лишь тех, кто видит одно настоящее; но помни хорошенько, что богатство есть испытание, часто более опасное, чем бедность».
     «Бог, подвергая его испытанию богатством, такому скользкому и опасному испытанию для его будущего, хотел дать ему взамен наслаждение быть щедрым; наслаждение, которым он может пользоваться, начиная с этой жизни. Но эгоизм тут шепчет ему: то, что ты даёшь, ты отнимаешь от своих наслаждений. А так как голос эгоизма сильнее голоса бескорыстия и милосердия, то человек не раздаёт своего имущества под предлогом своих собственных нужд и потребностей своего положения. О, пожалейте того, кому неизвестно наслаждение творить добро. Он действительно лишён одной из чистейших и сладостнейших радостей».
     - Почему Бог дал одним богатство и могущество, а другим - нищету?
     «Чтобы испытать их всех различным способом. Вам известно также, что эти испытания сами Духи выбирают себе и часто их не выдерживают».
     - Какое же из двух испытаний наиболее тяжёлое для человека: испытание нищеты или богатства?
     «И то, и другое одинаково. Нищета приводит к ропоту на Провидение, а богатство доводит всех до излишеств».
     - Если у богача больше искушений, нет ли у него и больше средств делать добро?
     «Вот это-то он не всегда и делает. Он делается эгоистом, гордецом и ненасытным; потребности его растут с его богатством, и ему кажется всё мало для него одного».
     - Нет ли положений, в которых средства к существованию не зависят вовсе от воли человека?
     «Это есть испытание, часто весьма тяжёлое для человека; но он знал, что подвергнется ему, и должен его выдержать; его заслуга заключается в покорности воле Божией».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     Дом, на лестничной площадке которого я стоял, собираясь нажать на кнопку звонка, был старым. Глядя с трепетом и благоговением на жёлтую металлическую пластинку входной двери, где было написано: «Профессор Кадушкин А. Ф.», я всегда ощущал себя героем произведений «Собачье сердце» или «Мастер и Маргарита». Сергей Сергеич был его внуком. Для меня всегда оставалось загадкой, кто и когда привинтил эту пластину на дверь, за которой теперь проживал его внук - профессор истории Кадушкин С. С. и его жена Алевтина Викторовна. Но спросить об этом я так никогда и не решался.
     Дверь открыл сам Сергей Сергеич. Он был одет в свою старую тёплую кабинетную куртку и держал в руке очки.
     - Здравствуйте!
     - Здравствуй, Саша, заходи. Один тут скучаю, так что вовремя пришёл.
     - А Алевтина Викторовна?
     - Легла в больницу, но ничего серьёзного - просто обследование. А откуда ты?
     - С занятий. Третий день собираюсь к вам зайти, а вышло только сегодня, - я уже разделся, разулся и сунул ноги в предложенные тапочки. - Как Вы себя чувствуете?
     - Неплохо. Выхожу погулять во дворе. Да ты садись, садись. Вот сюда. На кафедру не надумал возвращаться? Ведь сразу возьмут.
     - Да, возможно, но с нового учебного года. Летом хотелось бы с друзьями съездить в горы, но, скорее всего, отправлюсь в какую-нибудь из своих летних экспедиций. Я имею в виду Космопоиск, к которому примкнул.
     - Это хорошо. Как говорила Раневская, пока ты ходишь, надо ездить.
     - Сергей Сергеич, несколько дней назад мне в голову пришла одна мысль, - сказал я, усаживаясь в кресло. Вроде, простая, а ответить на неё я не смог. Только не смейтесь. Мне кажется, что даже во всемирной истории ответа на этот вопрос нет. Первое, что мне не ясно, были ли среди правителей, президентов, королей те, которых во всех отношениях можно признать идеальными? История говорит, почти нет, а я думаю, что такие люди в силу своего положения были всегда на виду, и время заставляло их принимать непопулярные решения, за что их всегда осуждали и современники, и потомки. То есть, как бы они не поступили, их бы всё равно критиковали. Современники - за то, что им создавали ненужные проблемы, а потомки ещё и потому, что сами не знали тех условий жизни.
     - Ты прав, не всегда история даёт верные ответы. И не всегда только она одна должна делать это. И критика справедлива тоже не всегда.
     - Но ведь только история изучает прошлое этих людей.
     - А ты посмотри на свой вопрос иначе, отвлекись от истории. В чём состоит вопрос, который ты задал? - Были ли правители, которые всегда поступали правильно. И сколько было таких «правильных». История не знает сослагательного наклонения: что было бы, если она развивалась не так, а иначе? Но она должна отвечать, почему всё произошло так, и как надо было поступать в тех условиях. Это почти то же самое, что спросить: что делать и кто виноват? Ответов на эти вопросы нет, иначе бы в России их не ставили с завидной регулярностью. Отсюда ты сам можешь сделать вывод об ответственности личности - способности предвидеть последствия своих поступков. Но в России тьма власти с властью тьмы. А ответственность особая, потому что эти последствия коснутся очень многих. То, что публичная деятельность для окружающих очевидна, роли не играет.
     - Получается, мы подошли к безответственности тех, кто в силу публичности заметнее остальных?
     - Нет, мы подошли к ответственности, не зависимой от публичности. Правители и народ живут в одном времени. Почему же ты думаешь, что другой представитель из народа будет более ответственным? Никакие силы не подскажут и не помогут избрать самого идеального. Единственное, что можно сделать, - использовать демократические выборы. Но и это не так просто. Но я могу добавить от себя - тот, кто достоин власти, часто в неё не пойдёт сам.
     - Но это же по поговорке о том, что каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает.
     - Как ни крути этой поговоркой, да будет так.
     - Тупик?
     - Тупик.
     - Вопрос не стоил выеденного яйца как овчинка выделки?
     - Эка, удивил.
     - Но ведь есть порядочные люди?
     - Которые сами не пойдут во власть.
     - И негодяи есть?
     - И негодяи.
     - Сколько?
     - Сколько позволяет разглядеть публичность их деятельности, о которой ты сразу и сказал.
     - Тогда в чём же дело?
     - Только в одном: искуплении, испытании и назначении, если я правильно понимаю твой вопрос. Это касается и королей, и народов.
     - Поясните, мне…
     - Существует два самых сладких испытания - богатством и властью. Но вместе с тем, это самые тяжкие испытания, выпавшие человеку. А человек считает их или целью, или подарком. Но это не то и не другое. Поэтому редко, кому удаётся вынести их, мы все это хорошо видим, но всерьёз не принимаем. Более того, иногда завидуем. Привыкли считать богатство и власть за добрый жест судьбы, но на самом деле всё наоборот: это не награда, а наказание. Поэтому и в жизни у нас всё наоборот. Когда мы это поймём - поставим всё с головы на ноги, но не раньше. Пока что мы понимаем только то, что есть богатые, благодаря которым плодятся бедные. И есть власть, которая живёт для себя, из-за чего мы находимся в таком положении. Это как у Хазанова - раз существует преступность, существует и МВД, а пока существует МВД, будет существовать и преступность. Беспредельная страсть к богатству и власти является главной, если не единственной причиной бедствий материальной жизни, о которых все говорят. Но никто не хочет понять, что эта первопричина всего лишь в эгоизме, личном интересе и оголтелом потворствовании своим раздувшимся страстям иметь деньги и власть или иметь их ещё больше. Отказаться от лишнего - значит пройти испытание, в данном случае, прежде всего тем, в чьих руках они оказались. Мы с тобой уже говорили об этом. Не так давно и у нас некоторые объедались властью так, что, не переварив, уступали её другим, чтобы не обрыгать всё окончательно и сохранить лицо. Мезима от этого ещё не изобрели. Если бы мы вдруг осознали тяжесть этой неподъёмной ноши, то стали бы радоваться, что у нас нет ни того, ни другого. Но мы считаем, что все трудности сводятся к тому, куда потратить и как руководить или править. Мы думаем наоборот, мечтая заполучить хоть кусочек от этого кота в мешке. А о том, что у каждого есть своя ноша - поменьше - и вовсе не задумываемся.
     - Сергей Сергеич, а насколько всё это для нас очевидно? - Тут я подумал, что сморозил глупость.
     - Всё это - очевидно. Просто делать надо не то, что хочется, а то что Бог велит. Неуправляемая страсть - непреодолимая сила как элементарная потребность алкоголика выпить. Пройти испытание - это как ему бросить пить. Всё, что у нас происходит в стране, не раз уже случалось в истории. Приведу тебе несколько примеров. Даже если они тебе знакомы, посмотри на них с этой точки зрения.
     В любую эпоху политики шли на многое, чтобы править миром или своим народом. Особым коварством отличался будущий папа Сикст Пятый, захотевший занять папский престол. Был он простым кардиналишкой Переттой из монахов. И, как нарочно, в этот момент умирает прежний папа. Ну, специалисты по священному писанию назначают перевыборы. Съехались кардиналы. У всех шёлковые рясы, пухлые ручки, лица лоснятся. Явился Перетта, думает: «Я им сейчас устрою». И сказывается больным, охает, кашляет, ходит с одышкой, сгорбившись. Ох, слабый, хворый и вообще скоро протяну ноги. Какой там трон, ничего меня не интересует. Кардиналы думают: хорошо бы такого выбрать - и милого, и застенчивого, и хворого. И выбрали. Но избранный дела повёл круто, - пару кардиналов казнил, сразу заговорил сурово и во всё вникал. Сам был здоров как бык.
     Другой персонаж - Лизистрат - правил в Греции, но что-то у него с рейтингом не заладилось. Тогда он взял кинжал, нанёс себе неопасную рану в грудь и побежал к народу. На площади с торчащим кинжалом произнёс речь о покушении на его жизнь, любви к народу, которая выше его жизни. Народ, как свидетельствуют историки, растрогался и стал ему аплодировать. И больше его народ не прогонял, считая сердечным человеком. А Лизистрат сразу «закрутил гайки» и утвердил единовластие.
     - И это делает с людьми только страсть проникнуть во власть?
     - Одна только страсть, что ж ещё? Страсть попасть в неё и высидеть любой ценой. Например, императора Тиберия в Риме очень не любили. - Голова от власти закружилась. А в молодости был приятный человек, никак не подлец. Но он плевал на всё: «Пусть ненавидят, лишь бы подчинялись». А Людовик XV как-то игриво заметил: «Будь я на месте моих подданных, я бы стал бунтовать». Правивший в Риме Тарквиний Гордый, которого хвалили и прославляли потомки, потому, что он провёл водопровод, для современников был большим подлецом. О своём правлении говорил так: «Поборы, налоги, каторжный труд - таково моё правление. Бедным и задавленным народом легче управлять».
     Теперь только слепец или лицемер могут поставить в заслугу подобному правителю то, что он выиграл войну, заложил город или построил Беломорканал. И за это отливать им памятники в бронзе.
     - Или выпускать сигареты и коньяк с их именами.
     - Какая разница? Не сотвори себе кумира. Но это ещё и низкопробная спекуляция на имени в целях наживы. Ты помнишь дело врачей, которое было задумано Сталиным?
     - Помню, конечно.
     - Власть даёт возможность распоряжаться жизнью других. Иначе зачем она тогда? И задолго до этого дела подобное уже происходило.
     Жил в своё время один бургундский король Гунтрам с женой Астрахильдой. И вот стала она умирать от хвори, но врачи того времени не могли поставить диагноз. Пришёл к её изголовью король Бургундии и сказал, мол, потерпите, похороним пышно. Не имеется ли у вас каких-либо последних земных просьб? Больная отвечает, дескать, есть кое-какие земные заботы. Меня лечили девять врачей, однако, я умираю. Прошу Ваше Величество в день смерти моей отрубите им головы. Это моё всего одно последнее пожелание. В ответ на супружескую просьбу король отвечает: «О чём речь? Всего девять? Даже жалко, что за такое количество просите, может сюда добавить сиделок и тех, которые за вами убирают?» - «Можно и их, они тоже дурака валяли».
     Астрахильда вечером умерла, а утром врачам отрубили головы. Это был тяжёлый удар по медицине, и только из-за того, что королева разочаровалась в ней.
     - Значит, мы ещё совсем недавно жили в средневековье?
     - Да, сравнительно недавно. Сталин очень хорошо понимал, что ради сохранения власти можно уничтожить десятки миллионов врачей, военачальников, политиков, хозяйственников, если нужно - почти всех, но страна выживет, а значит, сохранится предмет власти и ему будет, чем управлять. Надеюсь, остальных персон ты тоже узнал. Особым коварством и лицемерием отличалась Екатерина Вторая и Первая. Одним из самых лицемерных и жестоких царей России был царь Пётр I, прославленный поколениями потомков. Впрочем, были прославлены и многие другие. Все они не выдержали испытание властью, какое бы кино про них не крутили. Так же, как абитуриент не проходит по конкурсу. Все страсти, которые удаляют нас от духовного и приближают к материальному, порождаются богатством и могуществом. Поэтому Иисус сказал: «Удобнее верблюду пройти через игольное ушко, нежели богатому войти в царствие небесное».
     - Неужели, всё так плохо?
     - Плохо - некорректная оценка. Всё так, как должно пока быть. Знаешь, что? Давай-ка выпьем с тобой чаю. Ты с работы, и я бы с удовольствием перекусил.
     - И я с удовольствием, торопиться некуда.
     Странная фраза про абитуриентов, сдающих вступительные экзамены. Имеет ли это сравнение смысл, - подумал я и встал с кресла, чтобы немного размяться. - У профессора любая шутка всегда имела явную или скрытую подоплёку.
     Сергей Сергеич вышел, а я приблизился к огромному книжному шкафу и через стекло стал разглядывать корешки книг и, открыв дверцу, вытащил наугад одну из них. Это была очень старая книга. Я открыл её и прочёл: «Аллан Кардек. Спиритуалистическая философия. Книга о духах. Изд. Г.П.И.С. РУРК. С.-Петербург, 1889 г. Типография Балашова». Наверно, какая-нибудь утопия того времени, - подумал я, но перевернул страницу.
     «Спиритуализм - учение, противоположное материализму», - прочитал я дальше. - В истории всегда так - то идеализм, то материализм, то не пойми что. Я начал скользить по тексту, пользуясь методом скорочтения.
     «Всякий, кто верит, что в нём кроме материи есть ещё что-то - спиритуалист. Но это не значит, что он верит в существование духов и сообщения их с видимым миром».
     «Оставляя тело, душа возвращается в мир Духов, откуда она вышла, чтобы воплотиться через более или менее долгое время, в течение которого остаётся в состоянии блуждающего Духа».
     «Так как Дух должен пройти множество воплощений, все мы имеем несколько телесных существований и будем иметь ещё несколько…».
     «Воплощаясь несколько раз, Дух постоянно совершенствуется…».
     «Душевные качества - наши качества Духа, воплощённого в нас».
     «Душа существовала индивидуально прежде своего воплощения, индивидуальность сохраняется и после разлучения с телом».
     «По возвращении своём в мир Духов душа находит всех, кого знала на земле, и все предшествовавшие телесные существования представляются в её памяти с воспоминанием всего добра и всего зла, сделанного ею».
     «Сношения Духов с людьми постоянны. Добрые Духи побуждают нас к добру, поддерживают в испытаниях жизни… злые же Духи внушают нам всё дурное…».
     «Сношения Духов с людьми бывают тайные и явные. Тайные сношения совершаются посредством дурного или хорошего влияния… без нашего ведома. Явные же сношения совершаются… большей частью при посредстве медиумов…».
     «Духи проявляются самопроизвольно или при вызывании. Можно вызывать всех Духов… и получить…откровения, которые дозволено сообщать нам».
     «Такова сущность учения спиритизма, сообщённого нам высшими Духами». - Прочитав это, я уже заинтересовался. - «Они подтверждают слова Евангелия, что великие мира сего будут унижены, а смиренные возвысятся. … самый могущественный монарх окажется… ниже последнего из своих подданных».
     «Неверие к учению спиритизма не включает систематизированного сопротивления, а происходит от несовершенного знания предмета».
     «Истинное учение спиритизма заключается в наставлениях, сообщённых Духами. Познания, почерпываемые из этих наставлений важны. …вся заслуга принадлежит Духам, продиктовавшим его. Эта книга приведёт людей к истине».
     «Смейтесь, если дерзаете, над творением Бога и Его Могуществом! Аллан Кардек».

     Я перевёл дух, но остановиться уже не мог. В комнате, по-прежнему, никого не было.
     «Эта книга есть собрание наставлений Духов. Духи говорят … они посланники Божии и исполнители его воли … миссия их состоит в том, чтобы наставлять и просвещать людей…».
     «Эта книга была написана по повелению и под диктовку высших Духов, с целью изложить основание истинной философии, чуждой всяких предрассудков и систем; в ней нет ничего, кроме выражения их мыслей…».
     «В числе Духов, содействовавших исполнению этого труда, многие жили в различные эпохи на земле, где они проповедовали добродетель и мудрость; другие же не принадлежат по своим именам ни одному лицу, известному в истории…».
     «Вот в каких словах при посредстве нескольких медиумов они возложили на нас обязанность написать эту книгу»:
     «Занимайся… делом, предпринятым тобою с нашей помощью, потому что труд этот есть вместе и наш труд;… но прежде чем труд твой будет издан, мы пересмотрим его вместе, чтобы проверить все подробности его».
     «Мы будем с тобою каждый раз… и поможем тебе… это только часть вверенной тебе миссии…».
     «В числе наставлений… некоторые ты должен сохранить для самого себя впредь до нашего указания…».
     «Ты поместишь во главе книги виноградную лозу, которую мы нарисовали тебе, потому что она есть эмблема творения Создателя. Все материальные начала, которые лучше всего могут изобразить тело и дух, соединяются в ней: тело - это лоза; дух - это зерно».
     «Трудясь над виноградным соком, человек улучшает его; точно так же, трудясь во время телесной жизни, Дух приобретает познания».
     «Не падай духом, встречая насмешки; ты найдёшь… противников… между людьми, занятыми личным интересом. Но верь в Бога и смело иди вперёд: мы всегда готовы будем поддержать тебя…».
     «…Удовольствие… будет для тебя наградой, всю цену которой ты поймёшь в будущем больше, чем в настоящем».
     «…Те, которые будут иметь в виду великое учение Иисуса… отбросят навсегда пустые споры, чтобы заняться более серьёзными делами…».
     «Помни, что добрые Духи посещают только тех, кто служит Богу со смирением и бескорыстием, и оставляют того, кто в небесном пути ищет земных интересов».

     Далее были указаны авторы сообщений:
     «Св. Иоанн Евангелист, Св. Августин, Св. Викентий, Павел, Св. Людовик, Дух Истины, Сократ, Платон, Фенелон, Франклин, Сведенборг и мн. др.».
     Затем шли ответы на вопросы.
     1. - Что такое Бог?
     …
     2. - Что должно понимать под «бесконечностью»?
     …

     Ответы Духов меня поражали, я был почти в смятении и листал страницы дальше и дальше:
     96. - Все ли Духи равны, или между ними существует какая-нибудь иерархия?

     В зал вошёл Сергей Сергеич с подносом в руках, я отложил книгу и стал помогать ему переставлять принесённое на стол.
     - Сергей Сергеич, мне захотелось опять посмотреть Ваши книги, и я почему-то вытащил эту. Рука сама потянулась к ней.
     - Потому что это весьма необычная книга с необычной историей. Она принадлежала ещё моему деду, а он был профессором естественных наук. Книга терялась несколько раз, после революции её хотели изъять большевики, но она всегда возвращалась на эту полку. Однажды её случайно увидел один новый русский и захотел купить. Предложил немыслимую сумму в долларах. Просто немыслимую, ты даже не поверишь. Но зачем она ему? Да дело даже не в этом. Продать за деньги - это кощунство.
     - Так значит, Вы читали книгу?
     - Первый раз я открыл её тогда, когда в Москве все от мала до велика, плакали - в этот день умер Сталин. Вся страна плакала и скорбела. Я хорошо всё это помню, хотя мне тогда исполнялось всего пятнадцать лет. Было интересно читать её, но я многого ещё не понимал. Потом я вернулся к Книге Духов на первом курсе университета. Ты и представить себе не можешь, с детьми каких родителей я учился в МГУ. Но поделиться прочитанным ни с кем не мог. Книга содержит ответы на 1015 вопросов, которые вообще только можно сформулировать. А с уточняющими - их ещё больше. Имеются ответы даже на вопрос о том, что такое коммунизм, хотя она была написана задолго до Октябрьского переворота. Там изложены нравственные законы в отдельном виде, а их одиннадцать. И всё в очень доступной форме. Вместе с ответами Духов все эти законы делают для человека понятным текст Библии. А Библия, как ты знаешь, расшифрована не полностью даже учёными. Всего процентов на сорок или около того, если не ошибаюсь. Кстати, в истории Библию не раз правили, чтобы легче было управлять людьми.
     - Кто был действительно автором этой книги?
     - Если ты успел заглянуть в начало, там автор пишет о наставлениях высших Духов. Наливай чай, вижу, разговор будет долгим, но иначе нельзя. Да и мне не одиноко будет, пока жены нет. - Он подвинул мне варенье, бутерброды и сахар. - Автором труда был маркиз Лев-Ипполит Ривайль, пишущий под псевдонимом Аллан Кардек. Он родился во Франции, в Лионе в 1804 году и умер в Париже в возрасте шестидесяти пяти лет. Маркиз окончил курс наук в Швейцарии, написал ряд сочинений по педагогике. Из-под его пера в 1865 году вышла книга «Небо и Ад», а через три года - Книга Бытия». Ривайль обессмертил своё имя ещё раньше. Его знаменитая «Книга Духов» - «Le livre des esprits» была выпущена в 1857 году. Одной этой книгой он увековечил себя в истории. Но есть и продолжение, хотя это самостоятельный труд - «Книга медиумов». Сочинения Кардека печатались и у нас - в «Ребусе» в 1902 и 1903 годах. Их, понятно, никто продавать не будет.
     Если кратко сказать о том, что сделал для человечества автор, так это то, что он показал ему новую науку с простыми, но неизвестными законами. Раскрыл бессмертие души и суть посмертного существования. И всё это изложено максимально подробно. Во всех его творениях выражена высокая гуманность и истинная любовь к человеку.
     - Но почему об этом почти не известно? В фильмах только показывают как один злодей перед тем, как выстрелить в другого, говорит ему: «Увидимся в следующей жизни».
     - Потому что это сокровенное знание, тайна. А любую тайну можно скрыть, если слишком многие в этом заинтересованы. В данном случае есть две категории людей, обе включают как верующих, так и не верующих. В одной есть те, кто верит в учение, но голос истины всегда тих, и его не слышат. Сюда же относятся колеблющиеся - от них проку никогда не бывает. Есть и неверующие, но это для любого дела простой балласт. А вот другая категория - ярые противники учения, независимо от веры. Если теория Кардека возобладает в умах большинства, всех их ждут муки ещё в телесной жизни. Все они знают, чувствуют и боятся этого. Сделаться богобоязненными, отдать власть, вернуть народу награбленное они не могут. Нести такие знания в массы для этих людей всё равно, что готовить новую революцию с непредсказуемым концом. Смирение, покорность, безропотность, всепрощение и любовь - совсем не относятся к непротивлению негодяям, как думают некоторые. Возлюбить врага и подставить ему вторую щеку после того, как он ударил тебя по первой, и простить его - всё это многими понимается неверно. И пока я не видел избытка охотников объяснить это людям правильно. Да и не всё так просто, многие настолько придавлены всем земным, что им не до этого. Вот только оправданием это для них не станет. Ты сам всё поймёшь, когда прочитаешь Книгу.
     Есть ещё один важный момент.
     - Какой? Официальная позиция церкви?
     - Вот именно. Нострадамус предсказал достаточно ясно, что со временем все религии народов сольются в одну мировую, а ритуальная сторона церкви постепенно исчезнет. Понимаешь, почему?
     - Потому что Бог Един и Всемогущ.
     - Правильно. Служители церкви тоже люди, они толкуют доктрину, но это не значит, что она может меняться, как попало. По Блаватской, если все религии сольются в одну, люди будут наслаждаться всеобщем миром и открывшейся ясной истиной. Посмотрим на вещи исторически.
     Догмат перевоплощения совсем не нов, он взят из учения Пифагора, теоремы которого заставляли учить и в советской школе. Следы спиритизма встречались в глубочайшей древности, и сам Пифагор тоже не был творцом учения о переселении душ - он взял его у индийских философов и у египтян, где оно существовало с незапамятных времён.
     Не помню, рассказывал ли я вам на лекциях, что, по словам Гераклита Понтийского, Пифагор говорил о себе, что некогда был Эфалидом и почитался сыном Гермеса. Гермес предложил Пифагору любой дар на выбор, кроме бессмертия и тот попросил оставить ему память о том, что с ним было. Поэтому Пифагор и в жизни помнил обо всём, и после смерти сохранил всё в памяти. Впоследствии он вошёл в тело Евфорба, был ранен Менелаем, и Евфорб рассказывал, что он был когда-то Эфалидом и получил от Гермеса его дар. После Евфорба душа его перешла в Гермотима, который, желая доказать это, явился в Бранхиды и в храме Аполлона указал щит, посвящённый Богу Менелаем. Отплывая от Трои, говорил тот, Менелай посвятил Аполлону этот щит, а теперь он уже весь сгнил, но осталась отделка из слоновой кости. После смерти Гермотима он стал Пирром, делосским рыбаком и так же хорошо помнил, что сначала был Эфалидом, затем Евфорбом, потом Гермотимом, потом Пирром. После кончины Пирра он стал Пифагором и помнил абсолютно всё. Это опубликовано, у меня где-то лежит эта книга.
     - Да, Сергей Сергеич, Вы нам рассказывали про это. Я помню, но тогда мы не придавали этому значения.
     - В том-то и дело. Тогда иконы были другие. Вся наша жизнь зависит от того, чему мы придаём значение. Но сведения о спиритизме были получены в разных странах и повторения его явлений бывали очень часто. Аллан Кардек пишет, что можно не соглашаться с этим, как ребёнок, отказывающийся идти в школу, или заключённый в темнице, отказывающийся от заключения.
     Во многих местах Святого Писания учение о перевоплощении ясно выражено. Возьмём Евангелие (от Матфея, глава XVII, 9 - 13) - там говорится о перевоплощении Духа или Души Илии в тело Иоанна Крестителя. Слова самого Иисуса несомненно свидетельствуют об этом. Вот что можно прочитать в Евангелии Святого Иоанна (глава III): «Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится снова, то не может увидеть Царствия Божия». И ещё: «Рождение от плоти есть плоть, а рождение от Духа есть Дух». Это Иисус сказал Никодиму.
     Теория реинкарнации проникла в Европу благодаря Пифагору. И это понятие существовало в христианской религии до IV века. Так что учение о перевоплощениях было принято и в раннем Христианстве. Все знают выдающуюся исследовательницу эзотерической философии Востока Е.И. Рерих. Она писала, что доктрина о перевоплощениях была отменена в ортодоксальном христианстве только в VI веке на Втором Константинопольском соборе. До её официальной отмены учение о перевоплощениях было частью христианской религии. А слово «ортодоксальный» ты поймёшь без словаря.
     - Значит, учение о переселении душ могло дойти до нас?
     - Конечно. Ранее в Библии более подробно говорилось об этом, но, начиная с IV века она всё время перерабатывалась и донесла до нас только несколько строк о подлинном учении Иисуса Христа. В 325 году состоялся Первый Вселенский Собор в Нике. 318 епископов поместных Церквей собрались вместе для обсуждения церковных дел. Они установили время празднования Пасхи, составили 20 дисциплинарных канонов и убрали из Библии учение Христа о переселении душ. Свежая догма об Аде и Рае помогала легче запугивать народ.
     - Но как Аллан Кардек решает этот вопрос с религиозной точки зрения?
     - А вот как, послушай. Это интересно. Он рассуждает так, что главное состоит в том, что учение Духов вполне согласуется с христианством. Оно основывается на бессмертии души, на будущих наказаниях и наградах, на правосудии Божием, на свободной воле человека и на нравственном учении Христа. Следовательно, оно не антирелигиозно. Это якорь спасения, данный Богом в Его бесконечном милосердии. Ведь в сообщениях Духов говорится о том, как понимать Иисуса, и о необходимости всё время помнить о нём. Каковы бы ни были мнения о перевоплощении, примут его или нет, - испытать его придется каждому.
     - Да-а, просто невероятно.
     - Ценность труда Кардека в том, что только наставления Духов могут разрешить вопросы, до сих пор неразрешимые во всех сферах. Это всё о нашей земной жизни говорится, а мы стремимся любую вещь сделать наоборот. Вернёмся к Аллану Кардеку. Это важно с методической точки зрения.
     Человек инстинктивно знает, что ещё не всё кончается телесной жизнью, но небытие ужасает его. Кто может равнодушно смотреть на вечную разлуку со всем, что дорого для сердца? Неужели после меня не останется ничего кроме пустоты, всё кончено без возврата, и через несколько дней воспоминания обо мне сгладятся из памяти тех, кто пережил меня. Не останется и следа моего существования на земле, сделанное мной добро будет забыто неблагодарными и не будет никакого вознаграждения, ничего, кроме червей, уничтожающих моё тело! - Примерно так Кардек описывает чувства человека перед смертью.
     Религия говорит нам, что жизнь не может кончиться таким образом. Мы имеем душу - это так. Но автор – мастер слова. Он спрашивает, а что нам за польза иметь душу, если после смерти нашей она сливается с общей массой как капля с океаном? Разве потеря индивидуальности не есть то же самое, что и небытие? Неужели блаженство, обещаемое нам церковью, будет состоять лишь в вечном созерцании Творца? Такое будущее смутно и неопределённо и не может удовлетворить нашей привязанности к положительному. Сама церковь принимает пламя ада за аллегорию, но в чём тогда будут состоять страдания, если мы делали зло на земле? Поэтому Кардек пишет, что целью спиритизма является раскрытие нам этого будущего не бесплодными рассуждениями, а фактами; показ неизбежной участи, ожидающей нас сообразно с достоинствами и недостатками. Тогда неверующие найдут здесь веру, охладевшие к религии, возобновят доверие к ней. Поэтому спиритизм - самая сильная поддержка религии. Но насколько гуманно будет заявить грешнику, что мы живём один раз, и у нас не будет возможности вернуться на Землю и исправить ошибки.
     Я задумался, но одновременно слушал его.
     - Сергей Сергеич.
     - Да?
     - Так это реально, переселение души в следующей жизни?
     - Отвечу тебе словами Генриха Гейне: «Может быть, душа Пифагора находится сейчас в теле бедного ученика, который провалился на экзамене потому, что не смог доказать теорему Пифагора…».
     - Но ведь индивидуальные способности, знания, нравственные качества сохраняются. Как так может быть?
     - Сохраняются, но не память. Гейне, возможно, не читал Диогена Лаэртского «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов», где описана известная тебе история Пифагора. К тому же, школьник обязан учить уроки. Просто так врождённые идеи и способности не помогут - к ним надо вернуться, и родители должны помочь ребёнку. Духи подробно сообщили об этом. А вот у обычного человека память о прошлом телесном существовании и о том, что происходило с Духом в перерывах, то есть в блуждающем состоянии, заблокирована. Вход в телесный мир и выход в невидимый мир потеряны, наглухо задраены как люки у подлодки. И никуда из неё не денешься. А попробуешь открыть люк - конец, самоубийство. Правда, бывают исключения, но очень редко. Мы бы тогда попросту не могли здесь жить, тянуло туда, где наша настоящая родина. Понял, Саша?
     - Понял, Сергей Сергеич, а гипноз вспомнить помогает?
     - А, гипнотическая регрессия - пробуждение памяти о прошлых воплощениях людей под гипнозом? - Помогает, наверное. Только зачем? Всё, что человеку надо знать, сообщили Духи. Так что нам давно пора выбирать: или заповеди Христа, или ещё какой-нибудь кодекс строителя чего-нибудь. Но как говорят, пророков нет в отечестве своём.
     - Да нет, я спросил так просто…
     - А вот ответь-ка, как раньше на экзамене, о чём я сейчас сказал?
     - Вы сказали, что пророков нет. Значит, есть лжепророки, обещающие улучшить нашу жизнь и призывающие нас поступать так, а не иначе. А жить надо по заповедям Христа и слушать только свою совесть. Мне понравилось, как сказал один царский генерал: «Делай, что должно, и будь, что будет». Его убили революционно настроенные солдаты.
     - Очень похоже на то, как Духи определяют совесть, - обе части этого сложносочиненного предложения будут верны. Обязательно найди место в Книге, где говорится об этом. Как раньше определялась совесть? - Как нравственная самооценка. Оцениваешь свой поступок сам, а шкалу оценки, мерило тебе дают другие. Если оценишь по своей шкале… в общем, ты понимаешь, что раньше было. Дядину линейку теперь унесли туда же, где хранятся на всякий случай некоторые памятники, и людям свой поступок оценивать не надо. - Каждый поступает в меру своей испорченности. А в учении Духов иначе. Там блуждающий Дух избрал вид искупления в телесной жизни сам - согласно злу, сделанному в предыдущем существовании, и должен выполнить это обещание. Он обязан воздерживаться от искушений совершать зло, к которому его тянет. Человеческий ум не имеет врождённого чувства нравственности, поэтому за совесть должна нести ответственность душа. Это индивидуально и лично. Вот в чём различие.
     - Сергей Сергеич, можно ещё один вопрос? Что станет с террористом-смертником?
     - И представить страшно. Один осуждённый у нас к пожизненному заключению террорист сказал, что на деле, такими как он, движет не стремление к свободе, а обретение власти над людьми. Смертник выступает от имени Бога и считает, что действует по его велению. - Это раз. Тяжкий грех - самоубийство. - Это два. Загубленные души. - Придётся отвечать за каждую и за горе родственников. - Это три. Маркиз задал такой вопрос Духам: могли ли самые образованные люди быть некогда дикарями? И получил ответ: «Ты сам был дикарём не один раз, прежде чем сделаться тем, чем ты теперь». Ты можешь подсчитать количество воплощений, необходимых для искупления? А страданий Духа в блуждающем состоянии? Свойство этих страданий в том, что даже кратковременное из них будет казаться вечным. А какими будут испытания души на Земле? И сколько времени всё это займёт? С душой какого душегуба можно сопоставить предстоящие террористу страдания? - Наполеона, Петра I, Сталина, Гитлера? Вот и думай. История пишется на бумаге для этого.
     - Значит, история пишется так, как её понимают?
     - Иначе и быть не может. Всё делается только в меру понимания своего. Земной закон. Я думал, ты усвоил это на первом курсе.
     - Усвоил, Сергей Сергеич. Только… как бы… ну, в общем, хочется знать, насколько написанное на бумаге, соответствует тому, что было на самом деле.
     Сергей Сергеич рассмеялся и ответил мне:
     - Я тоже хотел бы знать это.
     Теперь мы рассмеялись вместе. Наш долгий разговор был закончен. Я считал, что мои учителя научили меня смотреть на многие вещи в этом мире историческим взглядом, но никогда не думал, что на историю тоже можно смотреть с несколько иной точки зрения. Как говорится, не обратил на это должного внимания. Не заметил очевидного. Не применил в познании категории диалектического материализма, хотя сдавал кандидатский минимум. Или наоборот применил материализм? К идеализму? Ну и дела-а-а!
     - Извините, что я так надолго задержался у Вас.
     - Ничего. За несколько часов нельзя приобрести знания о бесконечном. Это не мои слова, а Кардека.
     - Можно я возьму книгу? Буду беречь её.
     - Да ничего с ней не может случиться. Бери, пришло твоё время, заверни только во что-нибудь.
     - Спасибо. А теперь, я помогу Вам отнести всё на кухню.
     - Нет, Саша, я сам.
     Мы стали прощаться в прихожей. У Сергея Сергеича был усталый вид. «Ему надо полежать на диване», - подумал я, уходя. Тогда мне и в голову не пришло, что мы с ним ещё вернёмся к разговору о Книге, но несколько с неожиданной стороны.
     В вагоне метро я расстегнул сумку и вытащил из пакета Книгу Духов. Книга открылась где-то посередине. Я стал читать:
     «- Кто может считаться образцом совершенства, которого Бог ниспослал человеку как руководителя и как живой пример?
     Взгляните на Иисуса».
     «- Так как Иисус открыл людям истинные законы Бога, то какую пользу могут принести наставления, сообщаемые Духами и могут ли они научить чему-нибудь новому?
     Иисус часто говорил иносказательно и притчами, соображаясь с тогдашними нравами и духом времени. Теперь же истина должна быть понятна для всех. Нужно хорошо объяснить и развить эти законы, потому что людей, их понимающих, очень мало, а исполняющих ещё менее. На нас возложена обязанность смущать гордых и обличать лицемеров, принимающих на себя наружный вид добродетели и религиозности с целью скрыть свои пороки. Наставления Духов должны быть ясны и без всяких двусмысленностей, чтобы никто не мог отговариваться неведением и чтобы каждый мог обсудить и оценить их своим рассудком. Нам поручено приготовить царство добра, возвещённое Иисусом; потому-то и необходимо, чтобы никто не мог толковать закон Божий по влечению своих страстей и искажать смысл этого закона, преисполненного любви и милосердия».
     «Никогда ещё не допускал Бог человека получать откровения столь полные, назидательные, как сообщаемые ему в настоящее время».

     Зачитавшись, я проехал свою станцию. Ну и денёк, сказал мой воплощённый Дух, оглядывая столпотворение других воплощённых у дверей вагона. Выйдя из него, я вставил в уши наушники плеера и включил радио. Заканчивалась передача о смертной казни. На другой волне начавшиеся новости сообщили о гибели людей в результате теракта на юге России…
     Шагнув на эскалатор, я выключил радиоприёмник. Мне хотелось подумать. Если душа, действительно бессмертна, зачем нам, считавшим себя цивилизованными людьми, была нужна смертная казнь, названная уголовным кодексом исключительной мерой? Она что, проводилась в исключительных случаях? - Нет, это элементарное лицемерие - по числу исполненных приговоров мы занимали одно из первых мест в мире. Но дело не только в этом. Ну, шлёпнут одной пулей в затылок ещё одного ирода или чикатило и добьют его второй, если надо. Присутствующий врач наклонится над трупом и скажет через плечо: «Готов». А стоящий рядом прокурор про себя подумает: «Кончено, одним подлецом стало меньше». - Не готов, не кончено и не стало, господа! Вы думаете, смоют из шлангов при луне остатки выбитых мозгов с пола и стен спецкамеры энского СИЗО, унесут тело в куске брезента в неведомое место, и всё? Нет, всё только начинается. И дальше что? - Появление того же маньяка, только в другом обличье? Иное дело - пожизненное заключение: ожидание неизбежной естественной смерти в камере-одиночке - оно пострашнее смерти и не проходит для души бесследно. Если, конечно, земное бытие в ней не скрашивается телевизором, порножурналами, сотовой связью и надеждой на купленное условно-досрочное освобождение. Или государство не в состоянии гарантировать надлежащие условия отбытия наказания? Или стрелять дешевле? А что будет потом с душами этих судей, прокуроров и палачей, стимулируемых дополнительными отпусками и выплатами через окошечко бухгалтерии за необозначенный вид работы, выполненной в порядке служебного совместительства? А с душой общества, требующего «высшей меры социальной защиты»? Обществу пока лень контролировать пожизненное заключение и судебно-исполнительную систему в целом. Ему проще дружно скандировать «расстрелять», что в истории оно уже не раз делало, касалось ли это защиты их любимых вождей или родственников. Ему хочется как можно быстрее вздохнуть спокойно, услышав или прочитав, что приговор, наконец, приведён в исполнение, и к делу подшита последняя бумажка об этом. А можно ли было воздержаться от этих безумных криков о жажде чужой смерти в годы сталинского правления и в последующее время? - Можно. Академик Дмитрий Лихачёв незадолго до своей кончины сказал о себе, что за всю жизнь не проголосовал ни за один смертный приговор. Не зря говорят, - каким судом мы судим, таким судом и нас будут судить.
     С какой торопливостью ставят к стенке, нашей истории тоже хорошо известно. Достаточно вспомнить расстрел царской семьи Николая II, когда боялись наступающих частей белой армии, расстрел Лаврентия Берия, могущего захватить власть после смерти Сталина, расстрел бывшего директора Елисеевского магазина Соколова, который мог многое рассказать следователям с Лубянки о кремлёвских жёнах и государственных мужах, отоваривавшихся в гастрономе номер один на улице Горького. И все другие казни, свершившиеся в угоду недозрелого общественного мнения, укрепления личной власти, в назидание прочим или для своего личного спокойствия… А жестокость царей, лично делавших всё это? И не делавших это лично как, например, Иосиф Сталин? И тех тысяч расплодившихся служак, выполнявших волю вождя? Разве мы дикари? Да и мораторий на исключительную меру был наложен в качестве условия, продиктованного Европой, а не потому что убивать нельзя. - Так же не дозволено, как лгать, притеснять и прелюбодействовать, воровать или предавать. Видимо, проще таблицы Сивцева и Брадиса вызубрить наизусть, чем дочитать до конца десять заповедей Христа.
    
    
     * * *
    
    
     - Строгость уголовных законов, не составляет ли необходимости при настоящем состоянии общества?
     «Развращённое общество, конечно, нуждается в более строгих законах; к несчастью законы эти служат больше для наказания уже совершённого зла, чем для уничтожения его источников».
     - Ограничение случаев, в которых употребляется смертная казнь, не есть ли признак прогресса в ходе просвещения?
     «Можешь ли ты сомневаться в этом? Не возмущается ли твой Дух, читая рассказы о потоках человеческой крови, пролитой во имя правосудия и даже во имя Бога; о мучениях, которым подвергали осуждённого и даже обвиняемого, только для того, чтобы невыносимыми страданиями вырвать у него признание в преступлении, иногда даже и не совершённом? И если бы ты жил в те времена, ты находил бы это естественным и, может быть, будучи судьёю, сам делал бы то же самое. Так часто то, что некогда казалось справедливым, в другое время кажется варварством. Законы Божии одни только вечны».
     - Иисус сказал: всякий, поднявший меч, мечом и погибнет. Эти слова, не освещают ли казни, как возмездия; и умерщвление убийцы не есть ли возмездие такого рода?
     «Будьте осторожны: вы неправильно понимаете эти слова, как и многие другие. Возмездие за преступление есть дело правосудия Божия. Вы постоянно испытываете такого рода возмездие, потому что ваша вина определяет всегда и меру вашего наказания, будет ли это в настоящей или в будущей жизни. Тот, кто заставлял страдать своих ближних, будет впоследствии сам испытывать такие же страдания: таков истинный смысл слов Иисусовых».
     - Что думать о смертной казни, присуждаемой во имя Бога?
     «Действовать таким образом, значит ставить себя на место Бога в делах правосудия. Те, которые действуют таким образом, показывают, что они далеки ещё от истинного понятия о Боге, и что многое ещё придётся им искупить. Смертная казнь есть преступление, когда совершается во имя Божия, и тот, кто произносит подобный приговор, виновен в стольких убийствах, сколько пало жертв по его приговору».
     - Можно ли отнести чувство жестокости к инстинкту истребления?
     «Это - инстинкт истребления в самом дурном виде, потому что истребление бывает иногда необходимо, жестокость же никогда; она всегда бывает следствием дурных наклонностей человека».
     - Отчего жестокость составляет главную черту характера первобытных народов?
     «У первобытных народов, как ты их называешь, материя преобладает над Духом; они предаются своим грубым наклонностям и, не имея других нужд, кроме потребности телесной жизни, заботятся только о личном самосохранении, что и делает их жестокими. Притом же народы, коих развитие несовершенно, находятся под влиянием Духов, также несовершенных, симпатизирующих им, пока народы, более развитые, не явятся уничтожить или ослабить это влияние».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     Прошло больше недели, но все три стихотворения Марии Антоновны остались для меня загадкой. Я просыпался, искал в темноте тапочки, уходил на работу и возвращался домой. И, глядя на фотокарточку прабабушки, констатировал, что эта тайна мне не по интеллекту. Надо бы проверится по шкале Роундерса и вывести свой коэффициент. «Дурак ты - оттого и плохо всё», - пришли на ум слова из одной книги. Мне казалось, что я живу в ожидании бедствий, и начинаю сходить с ума. Необычные тревоги поселились в моём пустом доме, и ничто не могло помочь мне - ни работа, ни общение, ни дела. Я всё делал механически и равнодушно. Никому не звонил и никто не звонил мне. «Ложные надежды и мрачные предсказания тревожат твой дух, изнемогающий в водовороте отчаяния и потерь», - вспомнил я фразу из другой книги. Ну и библиотеку же я собрал! Вернуться в свою прежнюю жизнь у меня не получалось. Я поднял голову и посмотрел на книжную полку. У меня было много различных словарей двадцатилетней давности. Очень старыми их назвать было нельзя, и я решил посмотреть, что стоит за словом «медиум». Достал энциклопедический словарь и стал искать нужную страницу.
     Вот: «от лат. medium - в спиритизме - посредник между миром «духов» и людьми, через которого, по воззрениям спиритов, в состоянии транса передаются «сообщения» умерших; в парапсихологии - человек с необычными («медиумическими») способностями, например, к сверхчувственному вос-приятию».
     Интересно. Коллективизация с индустриализацией и «ваучеризация» с «дефолтацией» были истиной в последней инстанции или воззрениями? А независимо от воззрений можно получить сообщение или нет? Истина существует в зависимости от воззрений или самостоятельно? Почему в природе рождение и смерть существует априори, а явление ухода души из тела лишь по воззрению? Может быть, академики перестарались, как с рекламой пачки сигарет? Но я обратил внимание, что советский словарь не отрицал существование сообщения с умершими. Пришлось открыть книгу на другой странице.
     «Парапсихология - обозначение области исследований, в которой ставится цель изучения форм восприятия, происходящего без участия органов чувств, а также форм воздействия живого существа на физические явления вне организма без посредства мышечных усилий. Возникла в конце XIX века».
     Ловко, - подумал я. - Не наука, а обозначение «области» без предмета и метода. Не «продажная девка империализма», но и не целомудренная барышня развитого социализма. Сегодня для ответа на эти вопросы открыты академии парапсихологии и астрологии. Хотя парапсихология и не отрицалась, но указывалось, что встречались случаи мистификации и обмана, и сами парапсихологические явления не получили научного объяснения, вызывали острые дискуссии. Знаем, знаем, например, научное объяснение имело то, что «коммунизм это молодость мира…». На одной закрытой лекции я слышал, что в молодости Карл Маркс написал стишки, где предсказывалось, что он придумает теорию, от которой содрогнётся человечество. Как известно, предсказание сбылось. А что значит «встречались случаи мистификации и обмана»? - Встречались прямо посреди истины, подобно троцкизму в сталинизме? Или академики опять перестарались?
     Великая Ванга из Болгарии никогда не обманывала и могла проникать в прошлое и будущее человека, поговорив с ним. Для неё судьба была предопределена и находилась в строгих пределах, внутри которых можно было изменить что-либо. Но если она видела, что вариантов нет, то у человека не было выхода, и помочь ему было уже нельзя. Она видела жизнь людей как на киноленте и точно предсказала многие события и в мире, и в России. Ей было доступно прошлое: она видела смерть людей, храмы и дома, разрушенные тысячи лет назад. И она считала, что политика не возвышает человека и не делает его ни нравственным, ни духовным. Поэтому её в меньшей степени интересовали политические прогнозы и сами политики, а в большей - простые люди с их житейскими проблемами. Аудиенция, назначенная Леониду Брежневу, продлилась около двух минут. Не было человека на земле, который отрицал бы её способности. У неё побывали многие руководители государств. Почему же всё устроено по старинному дурацкому принципу: «не видел - значит не существует»? А что может означать пугающее слово «оккультный»? Уж не зажаривание ли младенцев перед трапезой? Поищем-ка.
     «Оккультный (от лат. occultus - тайный, сокровенный)». Оккультизм признавал существование скрытых сил в человеке и космосе, доступных лишь для «посвящённых», прошедших специальную психологическую тренировку. В целом противоположен научному мышлению, - прочёл я. - Не такое уж и страшное слово. А противоположен мышлению кого? - Обезьяны, Чарльза Дарвина, советских академиков, предлагавших назвать луну именем товарища Сталина?
     Заодно я решил выяснить, как понимать слово «судьба». Имею я на это право, если мне предсказали, что скоро она изменится до неузнаваемости? - Имею. Оказалось, что это - «в мифологии, в иррационалистических философских системах, в обывательском сознании (вот, где сидит академическая гордость!) неразумная и непостижимая предопределённость событий и поступков».
     Следом шла другая статья - о суеверии - по алфавиту, но очень уместно для завершения самообразования. Потому что теперь избавляться от суеверий станет легче лёгкого. Это просто предрассудок, в силу которого многое из происходящего представляется проявлением сверхъестественных сил, предзнаменованием будущего. «Что за чёрт! - воскликнул я про себя. - Везде мифы и предрассудки». Учёные должны были работать над теорией мироздания и места человека в нём, а не икебану из красивых идей собирать для своих вождей. Хватило же академикам ума, чтобы ходатайствовать перед Верховным Советом о переименовании Москвы в город имени Сталина. Сам вождь не позволил из «природной скромности». Теперь я должен думать за этих лауреатов, не разобравшихся в том, что первично, а что вторично.
     Придётся бороться за ликвидацию оккультной отсталости и парапсихологической безграмотности. Своей лично. И самому. Потому что теперь все заняты только зарабатыванием денег, и словари мало кого интересуют. Хотя… можно просветиться у сведущих, например, Тамары. Она может знать что-то о медиумах и о Зазеркалье. Больше мне обратиться не к кому. И я решил действовать. «Средства действий должны быть адекватны решаемой задаче или противодействию, - когда-то сказал брат, играя со мной, - иначе проигрыш обеспечен». И сейчас я впервые осознал: чтобы по настоящему наладилась наша жизнь, надо разобраться в том, как в действительности устроен этот мир и по каким правилам следует в нём жить. Кто-то должен рассказать нам об этом, и тогда люди сами будут выбирать своё будущее и судьбу.
     А ещё брат говорил мне, что человеком управляют преимущественно с помощью его инстинктов, - наверно, он имел в виду слова Наполеона о том, что любовь и голод правят миром. Почему этому не учат с первого класса? Да вообще не учат! Или учат, только тех, кого надо?
     Медиума может понять только медиум, - подумал я, набрал телефонный номер Петельского и попросил пригласить Вячеслава.
     - Аллё!
     - Слава, здравствуй.
     - Здравствуй, здравствуй. Всё ли в порядке?
     - Да, но мне нужна консультация, это связано с психологией. Вот я и подумал, что Тамара мне поможет. Дай её телефон, если можешь.
     - Сейчас… она работает в одной престижной фирме психологом. Где-то в центре, а живёт в Измайлово. Одна, между прочим, как и ты, - бормотал он, очевидно, листая записную книжку. - Вот и встретились два одиночества, - пропел он в трубку. - Шучу. Записывай оба телефона и сообщи результат. Для отчёта. Опять шучу.
     Я записал номера и выразил благодарность:
     - Спасибо, колпак с бубенцами можешь снять. Шучу.
     Гудок… набор… гудки… соединение… ответ.
     - Здравствуйте, мне бы Тамару.
     - Я слушаю.
     - Тома, это Александр, Саша. Мы с Вами встречались у Петельского, он дал мне Ваш телефон. Мне так и не удалось рассмешить Вас.
     - А-а-а, помню. Удалось. У Вас всё хорошо?
     - Конечно. У меня просьба о встрече. Не для ужина и завтрака, а деловая. Или личная. Консультационная.
     - Могу завтра или через два дня.
     - Завтра. А где?
     - Лучше в центре. И в центре зала на Маяковской в половине первого. Устроит?
     - Да, спасибо. До завтра?
     - Договорились, всего хорошего.
     Я положил трубку. Потом взял чистый лист бумаги и переписал французское название стихов, а потом и сами стихи. Но не все, только четыре первых и десять последних строк. Это было половиной стихотворения, в которой речь шла о тайне. В опущенных четырнадцати строчках было точно указано местонахождение клада. «Надо не сокровища предков отыскать, а своих потомков тайну разгадать». Но тайн было хоть пруд пруди.
    
    
     * * *
    
    
     - Каким образом спиритизм может содействовать прогрессу?
     «Уничтожая материализм - эту язву общества, - он показывает людям, в чём заключается их истинная польза. Когда не будет насчёт будущей жизни сомнений, человек лучше поймёт, что он настоящим может обеспечить своё будущее».
     - Есть люди, которых судьба как будто преследует, независимо от их образа действий; не предназначено ли им это несчастие?
     «Может быть, это испытания, избранные ими; но ещё раз вы ставите на счёт судьбы то, что может быть вашею собственною ошибкою. В бедствиях, тебя осаждающих, старайся, чтобы совесть твоя была чиста. И ты наполовину будешь утешён».
     - Есть люди, которым ничего не удаётся в жизни и которых, по-видимому, преследует какой-то злой гений. Не это ли можно назвать судьбой?
     «Пожалуй, назови это хоть судьбою; но это зависит от выбора существования: лица эти пожелали быть испытанными жизнью, полною разочарований и горя, чтобы изощрить своё терпение и покорность. Но не думай, чтобы эта судьба всегда была непреложна. Часто она берётся не по силам, и несчастия жизни являются как результат этого. Тот, кто хочет переплыть реку, не умея плавать, сильно рискует утонуть, то же происходит и во многих событиях жизни. Если бы человек брался только за предприятия, соответствующие его способностям, они всегда удавались бы ему. Что его губит - так это его самолюбие и честолюбие, совращающие его с пути и заставляющие принимать за призвание стремление к удовлетворению известных страстей. На свете каждому нашлось бы место, если бы каждый умел занять своё собственное».
     - В противоположность неудачникам есть люди, которым судьба, видимо, покровительствует; от чего это зависит?
     «Это часто бывает оттого, что они лучше умеют взяться за дело. Это также может быть и родом испытания: успех опьяняет человека, и он вверяется своей судьбе и часто платит позже за эти успехи жестокими несчастиями, которых при благоразумии мог бы избежать».
     - Как объяснить себе, что иным людям благоприятствует судьба там, где ни воля, ни разум ни при чём, например, в игре?
     «Иные люди заранее избрали себе известный род удовольствий, и удача их есть искушение. Выигрывающий как человек, проигрывает - как Дух; это испытание его гордости и жадности».
     - Таким образом, судьба, управляющая материальными событиями нашей жизни, оказывается следствием нашей свободной воли?
     «Ты сам избрал своё испытание: чем тяжелее оно и чем лучше ты его переносишь, тем более возвышаешься. Проводящие же свою жизнь в изобилии и человеческом счастии - трусливые Духи, пребывающие в одном состоянии».
     «Принимая во внимание, что в большинстве случаев Духи ищут себе испытания, наиболее для них плодотворного, становится понятным, почему число обездоленных в мире сём превышает число счастливых. Духи очень хорошо видят суетность вашего величия и ваших наслаждений. Впрочем, и в самой счастливой жизни есть беспокойство и смущение хотя бы вследствие отсутствия печалей».
     - Откуда происходит выражение «рождён под счастливой звездой»?
     «Старое суеверие, связывающее звёзды со жребием каждого человека: аллегория, которую иные неразумно понимают буквально».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     В 12.30 я был на станции метро Маяковская. Минут через пять из вагона вышла Тамара, и я двинулся на встречу. Она была в короткой белой шубке с чёрным шарфом. Тамара казалась моего возраста, ну, или немного моложе. Мы бы смотрелись отличной парой, если бы я был одет немного поприличнее. Встречаясь с ней всего во второй раз, я думал, что этому человеку можно довериться.
     - Добрый день.
     - Здравствуй, - я сразу решил назвать её на ты.
     - Пойдём скорее наверх, - ответила она и взяла меня под руку.
     На улице я предложил прогуляться у кинотеатра Россия и начал разговор.
     - Тома, мне нужна очень серьёзная консультация. Но сначала мне интересно, как бы ты могла ответить на один важный вопрос. Ты - психолог, можешь мне объяснить, почему мы все стали такими ненормальными? Ну, в межличностных отношениях, в своих учреждениях, вне их, в транспорте, на улице - везде.
     - Город, который живёт сам по себе и для себя, имеет свои законы. И им надо подчиняться, притворяясь, что их нет. Всё это, для вида, люди могут и осуждать, но искренним никто не будет. Правду говорят в семье, но только такую, в какую сами верят. Богатые на работу ездят на иномарках, бедные - на электричках, нищие ходят пешком, а старики и инвалиды сидят дома. Друг до друга дела нет. Мы даже в вагоне метро среди людей в потолок смотрим.
     Никто не настроен на бесплатную услугу даже в силу своих обязанностей. Из быта всё переходит на работу врача, преподавателя, работника ЖЭКа. Я уже не говорю о бескорыстии - этого совсем нет.
     Я думаю, что любая неискренность сверху делает естественной неискренность людей между собой снизу. Никто из нас не скажет друг другу от-кровенно, что работает в двух-трёх местах и где, мы смеёмся над неудачниками, перестаём уважать человека за то, что он носит дешёвые часы. Многие друг друга боятся, и почти все друг другу не доверяют. Мы боимся за своё место, за то, что нас подсидят, за репутацию. Страшно даже выделиться чем-то или вызвать за-висть.
     - Ты не сгущаешь краски?
     - Это мой опыт. Я вижу, что тебя оценивают не потому, как ты выполняешь работу, а как ты можешь крутиться между людьми. Я раньше работала в другом месте, но разницы не вижу. Начальник так тебя с утра заинструктирует, что теряешься: кто какие презенты предпочитает, кому что сказать даже по телефону, кому и как улыбаться, кому доверять, сколько доверять, а кому нет. Это ежедневно делают все, а у некоторых стресс проявляется заметно. Я назвала эти случаи «синдромом разведчика». Свой среди чужих и чужой среди своих.
     - Ты хочешь сказать, что это повсеместно, что все такие?
     - Да, все. Или почти все. А всё, - потому что приходится мириться и терпеть, даже привыкать и подыгрывать. Любое принятие правил игры есть участие. В одном котле варимся и не задумываемся о том, что происходит. Люди ничего не замечают, - не могут и не хотят. Дикости творятся везде - могу сутками излагать. Я недавно услышала, изобрели лекарство от рака и СПИДа, - думала очередная сенсация. Но сказали серьёзно, что лечить не выгодно.
     - Деньги?
     - Нет, потому что меньше народа - больше кислорода. А кому надо, за деньги всё вылечат, даже в космос билет купят.
     - Тома, неужели выхода нет?
     - Есть, но полувыход, - если только прикинуться дураком, что всего этого не видишь и не можешь играть. Но дурака с работы попросят, а другие только рады будут. Это не двойная мораль, это невообразимее и хуже.
     - Значит, аллергию лечить выгодно, а смертельные болезни нет?
     - Конечно. Поэтому целые Аллергодома пооткрывались. Раньше её не было, а теперь все сразу заболели.
     - И сразу появилось столько наполеонов, почему?
     - Я же психолог, а не политик. В один момент пьяный шофёр не вписался в поворот. А психология наполеонов появилась уже после этого. И каждой твари понадобилось по паре: денег с могуществом, а их на всех не хватает. Чтобы заполучить их, мы присматриваемся к оригиналу - Наполеону и ведём себя как он. Это наш подлинный кумир, хотя мы и не признаёмся в этом. Кому же хочется выглядеть, образно говоря, кривоногим? Но это уже пошла психология. Все черты его - маленького, лживого, хитрого, коварного, циничного уродца, мечтающего вырасти, - в нас. И мы их любим. Море информации, в котором мы живём, побуждает нас к этому.
     - Я думаю так же. Относишься к людям как раньше - по-доброму и по-простому, а они иногда смотрят, будто ты не похож на их эталон. А притворяться принципиально не хочу.
     У меня личный вопрос. Может быть, речь идёт о… в общем, здесь может быть замешано много людей, и не известно, чем кончится дело. Кроме тебя помочь некому. Тебе Слава говорил что-нибудь?
     - Сказал только, что тебя ждут приключения.
     - Может, и так. Но я ничего не понимаю… перестал понимать. Посмотрел в словаре слово «медиум», но этого оказалось мало. Это всё, что мне нужно, но очень подробно. «Космические» сеансы связи не потребуются, только теория. Медиумы - хорошие люди? - Детский вопрос, да? Скажешь, наверно, что плохие везде есть, среди поваров и дворников.
     - Нет, так я ответить не могу.
     - Почему?
     - Потому что я не знаю, с кем их сравнивать. - Она посмотрела на часы и сказала, что время у неё пока есть.
     - Сколько у тебя времени?
     - Час, отсилы полтора.
     - Давай зайдём в кафе Кофе хауз - всего в полста шагах от кинотеатра. Закажем что-нибудь и посидим.
     В кафе мы сели у стены, посетители нам не мешали. Днём сюда обычно заходят поговорить. Я заказал итальянский кофе с пирожными и что-то ещё. Тома поблагодарила меня.
     - Я тебе расскажу, что знаю сама, раз тебе нужны любые знания. Можешь верить или нет.
     - Любые, - подтвердил я. - А верить буду.
     - Ну, тогда слушай. Первые проявления Духов во Франции и Америке совершались не писанием и словами, а посредством ударов - о порядке букв в азбуке. Так составлялись фразы и слова. Было объявлено, что они - Духи.
     Постоянно становилось всё больше сторонников спиритизма. Ломброзо, Менделеев, Шарко, Льебо, Бонн отреклись от материализма и признали, что дух есть. Большой вклад в развитие спиритизма внёс писатель А.Н. Аксаков. Но саму теорию разработал французский писатель Ривайль. Он начал изучать её примерно в 1855 году, когда взгляды спиритов охватили всю Европу. Затем в 1858 году он открыл первый во Франции спиритический журнал и основал общество в Париже.
     В 1861 году появилась его очень знаменитая «Книга медиумов» - «Le livre des mediums». Она не потеряет своего значения никогда. Ривайль дал обзор медиумических явлений, изложил системные знания о процессе и способах спиритизма. Эта книга писалась на основе письменных рассуждений опытных медиумов и комментировалась развитыми Духами - в основном Сократа и Эраста, ученика Святого Павла. То, что я тебе расскажу, это их сообщения, советы медиумов о способах вызывания и сведения о самих медиумах. Эраст сказал: «Истина не может быть передаваема ложью».
     В Индии институт медиумов является государственным учреждением и поэтому его статус стоит высоко. Там каждый младенец изучается браминами прихода, а потом наиболее способных берут в Пагоду для обучения. Европа для нас, конечно, ближе, особенно французы.
     - Извини, я перебью тебя. А не может ли у нас произойти повального увлечения?
     - Разумеется, мы помешаны на моде. К тому же на ней делают деньги. Например, кто-то после ночного клуба с похмелья плюнет на бритьё и причёсывание, сразу появляется мода на лицо - «небрит по моде» или причёску - «только что из постели». А не иметь какую-то рваную тряпку за тысячу долларов и не напялить её на себя - удар по престижу. И так во всём, потому что маразм изнутри не виден.
     Можно не бояться, что Ривайля будут широко использовать, это не просто. Да и книг таких на лотках не найдёшь. Но знать об этом - совсем другое. И любой вызыватель тоже должен знать эту книгу, иначе он станет игрушкой духов. Главная проблема - подлоги, отсюда все ошибки и трудности. Нужно много такта, чтобы избежать хитростей духов-обманщиков. Знания и нравственность у Духов различны, и отвечать они будут также - как учёный, невежда и шутник. Условно есть три разряда Духов: несовершенные - с пятью подклассами, добрые - с четырьмя и чистые - без влияния материи, высшие. Несовершенные Духи нередко и отвечают на вопросы медиума. Поэтому нужны прилежные и длительные занятия. Каждый раз произвольно вызов Духов не происходит, нужно терпеливо ожидать их. У одних медиумов это получается через полгода, а другие пишут ответ сразу.
     - Неужели можно получать внятные сообщения?
     - Это более чем сообщения. Сообщение - информация, которой обмениваются носители сознания. А информация из невидимого мира вообще не закодирована в звуках и знаках алфавита или азбуки Морзе. Она сразу раскодирована - голый язык мыслей без «одежды». Такое можно встретить, разве что у инопланетян. У духов один язык - мысли. Он понятен и людям, и духам. Блуждающий дух, обращаясь к воплощённому, не разговаривает с ним по-французски или по-английски. Он берёт выражения из словаря медиума, его передаточного языка. Но если дух пожелает, медиум иногда может дать ответ на языке, которого не знает.
     - А когда получают сообщения, в полночь?
     - Ещё добавь - «у амбара». Полночь чаще встречается в сказках. Дух ведь не девушка, которую мама не отпустила для свидания на сеновале. И ему безразличны расстояния.
     В Уставе Парижского спиритического общества, утверждённого префектом полиции с разрешения министра внутренних дел и общественной безопасности, было записано, что его члены, членкоры и вольные товарищи могут задавать вопросы только с разрешения президента. Запрещались вопросы пустые, из личного интереса, любопытства, для испытания духов и те, что не имели общей пользы. Короче - цели были исключительно высоконравственными, и все спириты верили в Бога. Вызывались Духи Жан-Жака Руссо, Паскаля, Жанны Д`Арк. Она сказала, что не перестанет напоминать людям, что они должны поручать себя покровительству своего Ангела-Хранителя, чтобы он помогал остерегаться самого страшного греха - гордыни. Кстати, она была причислена к лику святых.
     - А можно узнать, как всё происходит и кто такие медиумы?
     - Пожалуйста. Если дух вызван и захочет общаться, он будет отвечать написанными словами. Книга рекомендует взять плетёную корзинку около десяти сантиметров, вставить под углом карандаш и держать её в равновесии, положив пальцы на край. Можно сделать юлу, проткнув карандашом коробочку такого же размера. Всё это двигается, письмо разборчиво, слова разделяются как обычно. Так пишутся целые строки и страницы рассуждений или ответы. Дух может отвечать и кратко: «да» или «нет». Это самый удобный способ. Прежде, чем думать о получении сообщения, надо сделать общий вызов и обратиться к своему Ангелу-Хранителю. Таинственных формул нет, но вызов всегда делается во имя Бога.
     Дух действует на медиума, тот машинально двигает рукой, не зная, что он пишет. Рука действует на корзинку и карандаш. Такое невольное писание называется психографией. Всё движется и пишется беспрерывно, пока дух хочет сказать, и останавливается, когда он закончил. Человек пишет бессознательно, не понимая. Это Механический медиум. Но есть и Сознательные: передача мысли совершается через душу, а не руку. Душа управляет рукой, и человек понимает, что пишет, - дух и душа сливаются. Сознательный медиум - это переводчик, который должен понять и усвоить мысль. Больше всего медиумов полумеханических, сознающих смысл по мере письма. Я как раз такой вызыватель. Механические медиумы пишут письмо почерком, который имел дух во время телесной жизни. Это доказано.
     - Зависит ли это от способностей?
     - Ещё как. Есть Чувствующие медиумы, - они чувствуют духов через неясное впечатление. Чувствуется характер духа - нежный и приятный или тягостный и беспокойный. Но приход и уход духа чувствуют многие.
     Медиумы Слышащие слышат голос духов, как бы, внутренний голос, воспринимаемый душой. Говорящие медиумы ничего не слышат, но дух действует на органы речи как на руку с карандашом, и человек говорит от духа, не осознавая и ничего не помня. Это не значит, что они встречаются в чистом виде.
     Видящие медиумы видят душой с закрытыми глазами, могут описать жесты, лицо, одежду того, кого мы таким запомнили при жизни. Такая способность очень редка.
     Уникальны Предчувствующие медиумы, могущие предвидеть непроизвольно через тайное сообщение последствия событий и их взаимосвязь. К ним близки медиумы-прорицатели, которые с разрешения Бога очень точно получают откровения будущего. Но это случается редко и только для назидания людей.
     Есть даже Исключительные медиумы - через них духи проявляются, чтобы ответить за других духов. А так называемые Исторические - обладают способностью получать точные исторические сообщения с подробностями.
     - Неужели всё это так?
     - Конечно, так. Общество спиритов - не агентство по недвижимости, и обманывать не будет, тем более себя. Чтобы удивить тебя, скажу, что встречаются даже медиумы для материализации. Они вызывают видимые или осязаемые явления духов для присутствующих. Дух осязается через полуматериальную оболочку - периспри. Впервые такой случай произошёл в Европе в 1873 году. Быть медиумом - это миссия, и они этим счастливы. Медиум не должен употреблять способность во зло, а только для добра. Пустое любопытство удовле-творять не будет. В Книге медиумов написано, что они должны быть серьёзны, скромны и преданны.
     - Знаешь, я не совсем понял, какие проблемы бывают с общением. Вроде и трудно, и легко.
     - Чтобы получить дельное сообщение, оно должно исходить от доброго духа. И нужно иметь подходящее орудие - медиума. А ещё дух должен хотеть передать сообщение, то есть вопрос должен быть в согласии с намерением духа. Значит, много зависит от цели вызывания.
     Дух читает наши мысли и судит, заслуживает ли вопрос серьёзного ответа и достоин ли спрашивающий его получить. Если нет, - легкомысленные духи-насмешники сразу займут его место и будут нести что попало.
     Все духи видят мысли, потому что это вибрации, которые направляются к звёздам, к ним. Развитому духу не надо спрашивать, что думает человек. Приближаясь, он читает мысли над головой человека. Так делают и ясновидящие. Но мысль понимается в зависимости от развития духа или от пробуждения у него важного воспоминания. Сами духи говорят, что медиум, развитый в прежних существованиях, получает их мысли немедленно, в силу своего духа. В мозгу его находятся такие элементы, чтобы мысли могли сразу получить одежду из слов. Духи предлагают методически правильно ставить вопрос, чтобы облегчить труд отвечать. «У вас такой беспорядок в голове, что нам трудно разбираться в лабиринте ваших мыслей», - вот что они сообщили. Поэтому, если спрашивает другое лицо, медиум должен знать вопросы. Духу будет легче слиться с периспри медиума. Если в голове медиума нет нужных материалов для выражения языка, дух может диктовать буквы, иногда не экономя бумагу.
     - А какие вопросы можно задавать духам?
     - Чёткие, ясные и простые, без дополнений. Без сумбура. Вопросы должны вытекать друг из друга. Посторонние вопросы в сеансе не ставятся. Медиум продумывает их заранее. Это играет роль предварительного вызывания. И дух иногда отвечает заранее, что указывает, что он их знал раньше.
     Если дух не может, не должен отвечать по неизвестной причине - рука ставит прочерк. Дух может и не знать ответа. Но если задать проверочный вопрос, дух оскорбится и удалится. А если будет отвечать, то только по интересу, который мы представляем, по их расположению, по цели и пользе, которые предвидят. Мелочные наши земные вопросы вызывают неудовольствие, так как мы побеспокоили духа без пользы. Короче говоря, не надо испытывать их на достоверность или спрашивать из простого любопытства.
     Вот низшие духи любят развлекательные вопросы, часто обманывают и радуются из-за этого. Они даже в очереди толпятся, желая позабавляться и похохмить. Любят врать о будущем и забавляются нашими страхами и радостью. Например, о том, что завтра кто-то выиграет миллион. Всё это я ощущала, и всё это есть, потому что это - дозволенное испытание.
     - Испытание кого?
     - Нас. Что спрашиваем и как реагируем, - такие мы и есть.
     - Но ведь основные вопросы всегда связаны с будущим?
     - Как правило, высшие и добрые духи о нём не отвечают. Если бы человек знал его, то пренебрегал бы настоящим и не отрабатывал свой кармический долг. Духи чувствуют запрет как внутреннюю непреодолимую силу и могут ответить, что не являются средством для гадания. Но дух предвидит то, что считает полезным или, что открывает вследствие миссии, которая возложена на него. Иногда духи могут заставить предчувствовать событие - тогда это предупреждение. Время духи указывать не должны, но и не могут. Дух предвидит событие, но его минута зависит от того, что ещё не случилось, и об этом знает только Бог. Они не будут развлекать гаданием, а лёгкие духи, наоборот, могут назвать даже часы. Провидение наложило запрет, пределы откровению, а если ты будешь настаивать на ответе, - получишь ложный ответ низших духов.
     - Тома, а как духи видят или предчувствуют будущее?
     - Посредством заключения об осуществлении событий по ходу времени, но по-иному. Наше время зависит от вращения земли, а для них нет ни времени, ни вселенной. Их духу трудно слиться с земным сознанием. Но если Бог признает полезным, он позволит открыть некоторые обстоятельства для блага других. Это могут и люди, души которых освобождены от материи. Ни один дух не скажет о дне и часе смерти, их могут предсказать только духи-проказники и насмешники.
     - А духи могут сообщить о прежнем существовании?
     - Бог позволяет это очень редко и только с целью назидания и поучения. Но это делается только неожиданно и никогда по вызову. Кстати, о будущем существовании не скажут никогда, потому что следующая жизнь будет такой, какой человек сделает её сам, находясь на земле, и в зависимости от решений, которые примет его дух в блуждающем состоянии. Знать, где и как совершится следующее воплощение, абсолютно невозможно. Но если оно произойдёт с целью миссии, - тогда путь духа начертан вперёд.
     Можно узнать о роде прошлого существования, своём положении, качествах и недостатках. Это возможно, поскольку приносит пользу для улучшения человека. Но ты сам, анализируя настоящее, можешь судить о своём прошлом. По своим недостаткам, влечениям, неприятностям. Это полезно.
     - Но если есть добрые духи, могут ли они давать добрые советы?
     - Они никогда не откажутся помочь, тем более, если это связано с душой. О личной жизни отвечают духи, участвующие в жизни человека, они - поверенные его тайных мыслей. Бывает, что содействуют и материальной выгоде, но редко. И никогда не будут служить алчности. А злые духи возбуждают жадность, а потом подвергают разочарованию. У нас есть духи-покровители, которые могут помочь перенести тяготы судьбы и иногда смягчить её. Но избавлять нас от них запрещено - это карма. Всё, что лишает нашу душу уверенности идти по пути усовершенствования, духам делать запрещено. Но лучший путь выбрать нам они помогут.
     - У меня бывает иногда какая-то безотчётная тоска или беспричинная радостная удовлетворённость, зависит ли это только от нас самих?
     - Почти во всех случаях это случается в силу тайного сообщения с духами без нашего ведома. И бывает это и во сне, и наяву. Так духи об этом говорят сами. Надо призывать своего Ангела-Хранителя, когда нам трудно, когда мы не знаем, что говорить и делать. И мы будем поражены идеями, которые появятся у нас, надо лишь подождать немного. «Часто, - говорят духи, - помощь относится не к великому, а к самым обыкновенным обстоятельствам жизни». К примеру, ты хочешь идти куда-то, а тайный голос говорит, чтобы ты воздержался, потому что в этом есть опасность. Или побуждают сделать что-то. Это уже вдохновение. Гениальные люди - любые - артисты, учёные, писатели - это развитые духи. Они смутно чувствуют постороннюю помощь, а тот, кто призывает вдохновение, делает именно вызывание и часто просит о помощи своего ангела-гения. Духи внушают нужные идеи.
     Между прочим, стихи, продиктованные духами, могут выдержать самую строгую критику, даже если медиум полный невежда. Есть медиумы, никогда не писавшие стихов, но во время сеансов или вне их, написавшие удивительные стихи. Вообще, в стихах часто скрыта сокровенная тайна, в них заключено что-то из того мира, потому что все мы медиумы и можем получать тайные и явные сообщения. - И во сне, и наяву. Ой-ой, - воскликнула Тома, взглянув на часы, - пока всё, Александр! Пора вернуться к своему рабочему столу. Я вижу, ты не удовлетворён.
     - Это не так. Я не успел узнать главное, из-за чего и пришёл. - Заслушался и забыл. Видишь ли, моя прабабка - медиум, она умерла лет сорок назад. Почти все родные тоже умерли. У меня на свете остались тётя с дочерью и старший брат. А прабабка жила на Волге и оставила стихи, от которых волосы шевелятся. Вот они, - я достал листок и положил его перед Тамарой. Она внимательно стала просматривать их, и в одном месте вскинула брови.
     - Хм.
    
     A mon arriere petit-fils
    
     Ты вернёшься к предкам, - ждёт тебя очаг, -
     По дороге трудной встретят друг и враг.
    
     Тот очаг у двери, а за ней проход, -
     Открывай смелее, - и шагай вперёд.
     ……………………………………….
     Золото, каменья – в старых сундуках –
     Ждут давно решенья, в чьих же быть руках.
    
     Найденным сокровищем не отдать долгов,
     И земным могуществом не сорвать оков.
    
     Надо не богатство предков отыскать,
     А своих потомков тайну разгадать.
    
     Только не понятно - стоило ли ждать, -
     Если вход и выход разом потерять.
    
     Только не известно, - стоило ли жить, -
     Чтобы вход и выход камнем заложить.

    
     - Когда они были написаны - неизвестно, а название я не понял. Тетрадь со стихами хранилась у моих родственников.
     - Но это не всё стихотворение.
     - Половина строк заменена мной многоточием, извини. В них был ключ от чужой квартиры, где деньги лежат.
     - Ключ? В каком смысле - ключ?
     - Точное место, но страну - одну из двух, я могу лишь предполагать.
     - Насколько точное?
     - Придти и забрать.
     - Есть вариант. Сегодня я уйду с работы в пятом часу, заеду кое-куда и буду дома к шести. Ты придёшь, и мы подумаем, а стихи я пока возьму с собой. Доедешь до Измайловского парка, пойдёшь перпендикулярно линии от станции метро. Там одна улица. Упрёшься в торец дома, квартира семнадцать. Я побежала, до вечера, Саша, не провожай.
     Она упорхнула, оставив после себя лёгкий аромат французской парфюмерии, а я остался сидеть как картонная дурилка. У меня не было телефона, и брату я позвонить не мог, а то бы встретились. Придётся гулять. Я расплатился и вышел из кафе.
    
    
     * * *
    
    
     - Так как инстинктивные влечения человека суть воспоминания его прошедшего, то не следует ли из этого, что, изучая эти влечения, он может узнать совершённые им проступки?
     «Без сомнения, до известной степени; но нужно брать в соображение улучшение, которое могло совершиться в Духе, и намерения, принятые им в блуждающем состоянии, ибо настоящее существование его в таком случае может быть гораздо лучше предшествовавшего».
     - Так как бедствия телесной жизни служат искуплением прошедших проступков и вместе с тем испытаниями для будущего времени, то не следует ли из этого, что по свойству этих бедствий, можно судить, какого рода было прошедшее существование?
     «Очень часто, потому что каждый бывает наказан соответственно своим поступкам; но не должно принимать этого за непременное правило; инстинктивные влечения могут служить лучшим указанием, потому что испытания Духа относятся к его будущему так же, как и к прошедшему».
    
     Книга Духов

    
    
    
     * * *
    
    
     К дому Тамары я подошёл без четверти шесть, поднялся на её этаж и позвонил. Дверь мне открыли сразу.
     - Приехал? Входи, я сейчас кофе сварю. Сама только вернулась.
     А снял верхнюю одежду и осмотрелся. У Томы была однокомнатная квартира, как и у меня.
     - Заходи в комнату, дома нет мужа.
     - А где он? - Уже встал в очередь за грушами?
     - «Не вынесла душа поэта, позора мелочных обид».
     - Восстал он против мнений света, один, как прежде, и - сидит?
     - Или лежит. С кем-нибудь.
     - Когда женщина грамотно расставляет эти три слова, говоря, например, что мужа дома нет, это означает, что он скоро вернётся с грушами. Извини, продуманная вольность спортивного комментатора.
     - Ты, вроде, серьёзный парень, несмотря на свои хохмы.
     - Мне не нравится, когда хохмят друг на друга, как говорят в городе, где живёт моя тётя. Однажды я кого-то поддел удачно, а мне сказали, что это не согласуется с моим имиджем. Ну, я и перестал.
     Но у меня было время подумать обо всём, что ты рассказывала в кафе. Мне кажется, что всё это очень важно. Для людей. Нельзя от этого просто так отмахиваться.
     Тамара принесла кофе с бутербродами, и мы уселись в удобные кресла у низкого столика.
     - Когда-то я изучала индивидуальную, групповую и социальную психологию, но не так давно сделала вывод. Если людям говорят о том же самом, о чём вещают сейчас средства массовой информации, но только по-другому, правильно, без лицемерия лжи и грязи, они, - разумные, - поймут всё правильно. Поэтому люди будут делать правильно и думать также. Но им не говорят то, что следует. Посмотри сам, - обнимаются со священнослужителями, в церковь ходят как на партсобрания, а на каждом углу только и слышно, как скорее заработать и где скорее истратить. Но кому это говорят?
     Может, поэтому общество очень восприимчиво к искреннему разговору о сплочении через национальную идею. Иначе всё развалится само собой.
     - Согласен. Сплочение многое изменит. Но народ, как всегда, хотят сплотить, ничего для него не меняя. Я не берусь формулировать национальную идею - историки, философы с политиками с этим быстро справятся. Но власть сама должна начать бороться со злом, которое все видят. В этом и есть национальная идея. И если она хочет, но не может, государство должно признаться в этом и извиниться хотя бы за своих чиновников. Порядочный чело-век извиняется столько раз, сколько наступил на чужую ногу.
     - Ты прав. Пока наша идея состоит у одних - в индивидуальном выживании брошенных на произвол судьбы людей, у других - в произвольном обогащении зарвавшихся личностей. Другой идеи не будет, потому что каждый понимает, где корни зла, а о нём даже упоминать не хотят.
     - Есть, правда, одна идея, которую провозглашают для сплочения нации в любой стране. Одна пионерка на сборе спросила приглашённого бывшего разведчика, кто такой шпион? Тот ответил: «Шпион - это человек, горячо любящий свою Родину». Но весь народ в шпионы пойти не может. Уже не то время.
     - Интересный подход.
     - Самое интересное пионеры так и не услышали. Ветеран им два часа про любовь к отчизне рассказывал.
     - Смешно.
     - Не очень. Он любовь к отечеству распространял на правительство. А вопрос о правомерности такого подхода задавал ещё Герцен. Поговорим о стихах?
     - Тамара встала, погасила свет и зажгла свечу.
     - Это, чтобы сказка была страшнее?
     - Просто полезно.
     - Неужели ты разобралась в стихах?
     - В них вложен оккультный смысл. Стихи меня поразили.
     - Чем они могут поразить?
     - Любая тайна судьбы, вообще, просто так, человеку или медиуму не открывается. А откроется, - не известно, что за этим стоит, какое ждёт иску-шение, и что от тебя очередное испытание потребует.
     Автор этого послания - медиум и знает, что то, что Духу нельзя сообщить медиуму, медиум может сообщить другому человеку. На земле это позволено, а там нет.
     - А кто запретит?
     - Неодолимая сила других Духов, которые выше в духовной иерархии. Дух ощущает её запрет. Как медиум, она знала, что с того света о местонахождении скрытых сокровищ сообщить тебе не сможет.
     - Тогда почему сообщила с этого?
     - Думаю, был расчёт на будущие события, которые можно было предвидеть. Настало время, и стихи оказались у тебя. Было просчитано отсроченное получение их адресатом, а адресат - это ты. Да, я забыла. У нас на работе переводчица есть. Очень хочет, чтобы все её называли на французский ма-нер - Вероник, хотя по паспорту она Вера Эсмеральдовна. Она мне перевела название стихов, как «Моему правнуку». Хочешь, могу в словаре посмотреть?
     - Не надо, я чувствовал это сам.
     - Тогда продолжу. Эта отсрочка вызвана двумя земными обстоятельствами: ты ещё не родился и… даже если бы ты родился, то не обяза-тельно стал бы сразу законным наследником.
     - То есть визы в паспорте и свидетельства о рождении было бы мало?
     - Как бы тебе объяснить… Я чувствую здесь что-то другое. Чтобы утонули полторы тысячи человек, сначала им нужно было родиться. Но ещё надо, чтобы был построен корабль «Титаник». И необходима роковая ледяная глыба. Богатства прятали, чтобы они кого-то ждали, и теперь ясно, что тебя. Но была и необходимость скрывать богатство, потому что им не могли воспользоваться. Значит, должен был настать момент, когда отпадёт необходимость держать сокровища в тайнике. Да, ход событий определяет появившаяся возможность добраться до сундуков, но какая, я не знаю.
     - Случается такое, что человек в прежней жизни наследство пропил, а в этой жизни опять получил?
     - Всё равно потом придётся облизываться, не эту, так другую жизнь. А может и следующую, как в басне «Лиса и виноград».
     - Но меня чуть ли не приглашают в дом предков, предлагают найти ценности и хотят, чтобы я разгадал тайну каких-то потомков. Зачем?
     - Тебе дали такую информацию, какую смогли, предвидя будущее. Для того чтобы ты не поскользнулся. Тебя очень серьёзно предупреждают о событиях, которые ни по земной, ни по небесной логике предсказать почти невозможно. Сокровенные знания на земле имеют для нас предел. Прабабушка хотела помочь тебе в неизбежных испытаниях с неизвестным исходом. Предупреждая, она предвидела то, что ты узнал с помощью хиромантии, и хотела тебя предостеречь рифмованным иносказанием. При этом она знала, что стихи до тебя дойдут, когда придёт время. Это предсказание предназначенных тебе испытаний в предстоящей жизни. История знает много предсказаний событий задолго до того, как они происходили. Ну, например, в США за 14 лет до гибели «Титаника» в 1912 году, малоизвестный писатель-фантаст Морган Робертсон в своей повести «Тщетность» описал подробности будущей катастрофы. Совпадали название и размеры этого парохода - «Титан», знатность и характеристики пассажиров, маршрут - из Англии к берегам Нового Света. И это тоже было его первым рейсом, и его также разрекламировали, - таких огромных лайнеров ещё не было. Даже детали были аналогичны - оба парохода ударились правым бортом об айсберг на той же скорости и в том же районе. Похожи были также действия команды, неподготовленность к спасательным операциям и поведение пассажиров. И погибло столько же - полторы тысячи человек.
     Не так уж и трудно было предположить, что утонувшие люди пройдут искупление. Труднее предвидеть реальную постройку корабля-прообраза и все подробности.
     Но это ещё не всё. Через 23 года после гибели «Титаника» в этой же точке правым бортом на айсберг напоролось судно «Титаниан», спасшееся только чудом. А его капитан родился в день гибели «Титаника» - 14 апреля 1912 года. Эти тайны никто не разгадал спустя столетие. Но это факты.
     - Это невероятное предсказание, но с фактами не поспоришь.
     - Я тоже буду говорить только о фактах, а если нет, у меня есть объяснения. Возьми стихи и слушай. - Она подвинула их ко мне.
     Твоя прабабушка - замечательный, прекрасный человек. Она унесла в могилу тайну происхождения богатства, но знала, что найти их придётся тебе. А первая тайна такова, - в чём заключалась веская причина скрывать богатство.
     Вторая тайна - потомков - главная, как говорится в стихах. - Это тоже факт. Но я увидела ещё один факт: эту тайну нельзя открыть, пока не найдёшь сокровища и не узнаешь первую тайну - причину утаивать их. Не могу объяснить, но ты и богатство связаны так, что другим наследником тебя не заменишь.
     Я вижу связь тайны твоих потомков с тайной богатства предков: разгадка второй тайны - необходимое условие разгадки первой. Возможно, существовали определённые люди - друзья и враги, места и времена или некоторые обстоятельства - они-то и объединяют обе тайны вместе. Богатство на этом пути не обойти, поэтому тебя и предупреждают.
     - О чём именно? - Я слушал, затаив дыхание, не мигая и не шевелясь, глядя лишь иногда на пламя свечи и в листок со стихами.
     - Об искушениях, ведь сначала придётся столкнуться с богатством. Это очень важная причина. Ты можешь очень пострадать, если не поймёшь иносказание строк о бесполезности найденного богатства.
     Меня так и подмывало спросить Тамару, как поскорее узнать, где искать богатство, и почему оно бесполезно и даже опасно. Она сама ответила, что к чему.
     - Скрытый смысл двух строк о бесполезности богатства, которым нельзя отдать долгов и сорвать оков, понять несложно: за долги перед Богом золотом не откупишься, потому что это долги кармические. Оковы - это неотвратимость наказания за кармические долги - грехи, которые мы не искупили, испытания, которые не прошли, соблазны и искушения, перед которыми не устояли. Взяткой от них не отделаешься, подкупом от новых испытаний не избавишься. Понятно? - Тома посмотрела на меня.
     На Земле у богатства есть совсем иное предназначение, но не копить или транжирить.
     Теперь о строчке, где написано: «надо… своих потомков тайну разгадать». Конечно, можно предположить, что предки твои спрятали сокровища, затем у них появились потомки и, в конце концов, ты, как наследник фамильного золота. И золото, и предки, и потомки - всё это твоё. Но я думаю иначе - речь, действительно, идёт о твоих потомках, только не в этой, а прежней жизни - предыдущем существовании. Представим дело так, что в прошлом воплощении ты имел потомков, которые как-то связаны с предками и сокровищем, что тогда? Более того, твои предки, зарывшие клад, который придётся тебе искать в этой жизни, могли быть продолжением кровного родства твоих потомков - от тебя в предшествовавшей телесной жизни. Всё соединяется в одну длинную цепь длиной в несколько веков. Получается, что обе тайны - о богатстве и о потомках, предстоит разгадывать тебе, и только тебе.
     - Шутишь, что ли? Не может быть! - У меня захватило дух.
     - Почему?
     - Ну, я такого никогда не видел.
     - Понятно, старых словарей начитался. А обещал верить. Помнишь, в кафе?
     - Я простой преподаватель, историк.
     - Повезло тебе. А Наполеон, может быть, в твоём подъезде полы по средам и пятницам подметает. И терзается неизжитыми остатками зависти и тщеславия, глядя, как гордо ты несёшь свой портфель, - она расхохоталась и заразила смехом меня.
     - Слушай, Тома, а что будет, если от этого «спрятаться под подушку»?
     - Иногда ничего, а иногда судьба может взять у тебя что-нибудь другое, не спросясь. Или не дать. Но в надвигающихся неотвратимых событиях, время которых подошло, ты получил предначертание. - Ни раньше, ни позже. А отказ от испытания это новый долг и новое наказание.
     - Что же делать?
     - Ещё спроси, кто виноват? Думать надо, искать, ждать и смотреть, что происходит. Когда мы живём в настоящем, никто из нас не гарантирован от неожиданных несчастий. Все беды мы сами выбирали себе между воплощениями, так что бояться нечего.
     А теперь о том, «стоило ли ждать» и «стоило ли жить». Это, как бы, высказанное сомнение в том, удастся ли тебе пройти испытания и даже искупление. Возможно, богатства ждали тебя, а ты ждал их. Но получив их, ты не выдержал искушений, значит жить не стоило. Ты не выполнил своего обещания противиться искушению, хотя до этого совесть была чиста. Поэтому в последних четырёх строках тоже предупреждение.
     При разгадке обеих тайн искушение может быть таким, что тебе будет не понятно и не известно, устоишь ты перед ним или нет. Запомни, Бог никому и никогда не даёт богатство просто так, - а исключительно для воздержания от искушений и укрощения животных страстей. Наши новые русские совершают две ошибки. Одни думают, что всё заработали своим трудом, и могут распоряжаться как захотят, другие считают, что богатство, полученное любым путём, можно тратить как захочется, потому что оно явилось наградой за прошлую нищую жизнь. Но такой награды не существует совсем, для обоих есть только искушение и возможное наказание, если не прошёл испытания богатством. Если этого не понять, душе, возможно, придётся мучиться несколько воплощений, а в перерывах - в блуждающем состоянии. Но если оба человека понимают всё так, как я сказала, и продолжают всё делать по-старому, им будет ещё хуже, их вина будет больше.
     - А как тогда понимать, что вход и выход потеряны и завалены?
     - Здесь ни слова нет о том, можно ли добраться до клада, взять его и уйти с ним. Это тайный смысл, и всё намного глубже.
     Человек, который подвергается искушению богатством, сам выбрал такое испытание ещё до своего воплощения, когда был Духом. Возможно, он долго ждал своего воплощения на Земле, чтобы честно пройти проверку и очиститься. Но, родившись, он забыл об этом и теперь считает, что получает богатство как подарок судьбы, выигрыш в лотерею. Вход-выход в невидимый мир для него потерян и завален. И никакой речи о подземелье здесь не ведётся. И вот человек - ты - нашёл сокровища. Что будешь делать? Как с ним поступить, чтобы сказать, что не зря ждал испытаний на земле и не зря жил на ней? Я сама поражаюсь твоей прабабушке. Она сделала невозможное - предупредила тебя. Эти стихи стоят больше любых богатств на земле.
     - Тома, я сам взволнован. Не лучше ли отказаться от разгадки тайн прошлого, от этого золота. Пусть оно и дальше ржавеет вместе с замками.
     - Я так не считаю, Саша. Богатство дано для испытаний, это так. Но ты можешь выбирать: купить виллу на Лазурном берегу, о которой мечтает наша Эсмеральдовна, ругаясь из-за этого с мужем, или сделать очень доброе и большое дело. А муж этой мадам согласен лишь на покупку дворца на Рублёвке. Опять же это не значит, что ты должен сидеть на голодном пайке. Этого Бог не оценит. А вот подумать, что сделать, придётся крепко.
     - Но как Мария Антоновна смогла узнать всё?
     - Она могла узнать это там, где жила или от тех людей, которых знала. Она - медиум, а медиумы многое могут. Предвидеть детально всё невозможно. Духи не вправе раскрывать всё, что захочется узнать медиуму, но на основе информации, полученной от людей, и сообщений из невидимого мира, можно придти к опредёленным выводам. Существует ясновидение, двойное зрение. Если ты хочешь выжить, не думай об этом и не забивай голову тем, что находится внутри чёрного ящика. Делай всё так, как она хотела, потому что это правильный и единственный выход.
     - Да-а, сложнее, чем в любой технике - везде жёсткость: в иерархии, мыслях, поступках, оценках, наказаниях.
     - Жёстко - да, но не жестоко. На земле жёстче и немилосерднее. А в невидимом мире вечные железные законы, потому что «защиту от дурака» придумал не тот, кто сварганил «Тефаль», а кто по-настоящему думает о нас. Не обойти и не перешагнуть.
     - А где же награда?
     - Награда - очищение.
     - В нашей стране некоторые поняли бы это, как очищение от наличности.
     - Пусть понимают, как им нравится. Они сами правильно говорят, что кто-то должен и в их подъезде веником размахивать.
     - Складная теория, - только и осталось ответить мне. - Наша консультация несколько затянулась, но общее представление о предмете я получил. И в стихах ты здорово разобралась.
     - Если хочешь, оставайся у меня. Уже поздно, я могу постелить тебе на полу. Из сострадания.
     - А если будет слишком мягко?
     - Обычно говорят - жёстко.
     - Кто говорит?
     - Кто в палатках на камнях спать не любит. Мне Вячеслав рассказывал про ваши походы.
     - Если бы я сказал, что будет жёстко, мне перестали бы сострадать и передумали оставить на ночь. Обычная рефлексия - имитация мыслей собе-седника в ответ на слова для выбора более подходящих. Но я поеду домой, спасибо тебе. Зато ты выспишься.
     - Нет, ты уникальный типаж.
     - Ну, конечно. Имея такие линии на руках, которые разглядел Петельский. Но я не хочу об этом, и так тяжело.
     - Может, останешься? Вернёшься домой поздно, а так, время ещё есть. И я тебе про загробную жизнь расскажу, пригодится. А спать будешь на раскладушке в кухне. Тараканов нет, кран не капает, туалет рядом.
     - А у меня - капает, но тараканов я вывел модифицированным Даноном для детей. Уговорила. Теперь мой дом - твой дом.
     - Знаешь, я про сон на полу из сострадания пошутила, хотела тебя проверить. Стойким оказался и умным.
     - Обыкновенная рефлексия - имитация мыслей женщины, оставляющей мужчину на ночь.
    
     * * *
    
     - С какою целью Бог сделал привлекательными наслаждения материальными благами?
     «Чтобы побуждать человека к исполнению его служения и также, чтобы испытывать его искушениями».
     - Какая цель этих искушений?
     «Развивать его разум, который должен предостерегать его от излишества».
     - Наслаждения имеют ли пределы, начертанные самой природой?
     «Да, природа указывает вам пределы необходимого; но своей невоздержанностью вы доходите до пресыщения и через то сами себя наказы-ваете».
     - Что думать о человеке, который во всевозможных излишествах ищет утончённости наслаждений?
     «Он жалкое существо, о котором нужно жалеть, а не завидовать, потому что он очень близок к смерти».
     - Приближается ли он к смерти физической или моральной?
     «И к той, и к другой».
     - Неравенство богатств, не происходит ли от неравенства способностей, которые дают больше средств к приобретению, чем другим?
     «И да, и нет. А хитрость, а воровство, что скажешь ты о них?»
     - Однако ж наследственное богатство не есть плод дурных страстей?
     «Почему ты знаешь это? Обрати внимание на источник, из которого оно произошло, и ты увидишь.
     Это и судит Бог, и могу тебя уверить, что суд Его строже суда человеческого».
     - Если богатство вначале было дурно приобретено, то ответственны ли за это те, которые позже наследуют его?
     «Конечно, они не могут быть ответственными за зло, совершённое другими, тем более, что могли о нём и не знать; но помни, что часто богатство достаётся человеку только ради того, чтобы он исправил какую-нибудь несправедливость. И счастлив он, если поймёт это! Если он это сделает во имя совершившего несправедливость, это искупление зачтётся обоим, особенно, если оно вызвано истинным виновником».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     Утром я проснулся раньше Томы, сразу оделся и собрал раскладушку. Когда мы позавтракали, она спросила, как у меня настроение?
     - Нормальное. Нет концов, за которые можно ухватиться.
     - За это не переживай, концы найдутся. Судьба сама об этом позаботится.
     Мы договорились при необходимости созвониться друг с другом. Я оставил ей свой номер телефона и ушёл по своим делам.
     Из всего, что я узнал, следовало, что я попал в детективную историю или в исторический детектив без конца и края. Одно дело быть сторонним наблюдателем, - тогда бы, возможно, от азарта исследователя дух захватило и голова от радости закружилась. Но другое дело, если ты участник, сыщик-любитель, и от тебя собственная судьба зависит.
     Где хотя бы один кончик этой истории, для раскрытия тайны которой не хватит и одного существования на земле? Раз судьба так скупа на освещение будущего, что она подкинет мне в очередной раз, если я буду только ходить на работу и возвращаться домой? Чем тогда будет нарушен мой рабочий график и режим дня? Как моя судьба сможет меня достать? Кстати, я даже не подумал о том, чтобы спрятать голову под подушку. Старшая сестра мамы рассказывала, что я в детстве так прятался. Пустое это занятие, раз ноги будут видны или руки - с узорами на ладонях. Дожить бы до лета и поехать месяца на два туда, где остались круги на полях от посадки летающих тарелок с инопланетянами. А потом ещё на два. И ищи меня тогда, судьба, как ветра в поле, я убегу от тебя. У меня началась аллергия на пыль из глубины веков. Где тут ближайший Аллергодом?
     Но благодаря Тамаре я понял очень важную вещь. Моя прабабушка желала мне добра и смогла предупредить меня о загадочных событиях. Они всё равно произойдут, - сказала Тома, - но не знай я о них, было бы хуже. Я вернусь к предкам, - пишется в стихах. Как и когда - неизвестно. Значит, эти события и должны всё прояснить. Ну, и зачем тогда дёргаться? Доживу до лета, уеду месяца на два. Затем ещё на два. И получится небольшая подушка, из-за которой торчат мои ноги и руки с узорами на ладонях. А может, бывает и так, что судьба забывает о человеке? Раз от неё не уйдёшь, значит не надо и бежать навстречу. Встать боком и тихо стоять, а судьба мимо пробежит, не заметив тебя. Или не добежит. И, значит, не передаст мне больше ни писем, ни стихов - ничего. Я сам везде виноват, - к цыганке подошёл сам, к Петельскому - сам, в больницу с бродягой тоже сам поехал. И стихи оказались у меня тоже по моей инициативе. А потом сам отправился за консультацией. Правильно говорили раньше, что человек сам хозяин своей судьбы. Поэтому следует никуда не ходить, никуда не ездить и ничего не получать.
     Апчхи! - чихнул я, словно почувствовав пыль из глубины столетий. В общем, ситуация ясна: ни долгов не отдать, ни оков не сорвать - с деньгами или без них. И смыться некуда, - нет ни входа, ни выхода. А впереди только одна дорога, на которой ждёт встреча с врагом, потому что встреча с другом только что состоялась. А ещё говорят, что судьба не открывает человеку будущего.
    
    
     * * *
    
    
     - Существует ли судьба в событиях жизни в обыкновенном значении этого слова, предназначены ли все события заранее; и, в таком случае, где же свобода воли?
     «Судьба состоит только в выборе того или другого испытания, сделанном Духом при воплощении; выбирая его, он создаёт себе род судьбы, которая есть последствие того положения, в котором он находится. Я говорю о физических испытаниях, а в том, что касается нравственных испытаний и искушений, то Дух, сохраняя свободу воли в добре и зле, всегда волен уступить или сопротивляться. Добрый Дух, увидя испытуемого слабеющим, может придти к нему на помощь, но не может повлиять на него так, чтобы овладеть его волей. Злой же Дух, низший, указывая испытуемому и преувеличивая в его глазах какую-нибудь физическую опасность, может испугать и поколебать его; но воля воплощённого Духа, тем не менее, остаётся свободной от всяких оков».
     - Человек, обладая свободной волею, может ли отвратить события, которые должны бы были произойти?
     «Он может это, если кажущееся отклонение может войти в жизнь, им избранную, и тем более, если он, отстраняя зло, стремится сделать добро, составляющее единственную цель жизни».
     - Человек-убийца знает ли при выборе существования, что он совершит это преступление?
     «Нет. Он знает, что в борьбе жизни у него есть шансы умертвить одного из себе подобных, но не знает, сделает ли он это. Если бы Дух заранее знал, что, как человек, он совершит убийство, то это значило бы, что он к тому предназначен. Но знайте, что никто не предназначен к преступлению и что всякий поступок есть следствие свободной воли».
     «Впрочем, вы всегда смешиваете две вещи совершенно различные - материальные события жизни и действие жизни моральной. Если и есть иногда судьба, то именно в этих материальных событиях, независимых от вашей воли, и причина их вне вас. Что же касается актов жизни моральной, они всегда исходят от самого человека, пользующегося свободной волей; для этих актов судьбы нет никогда».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     Вечером, вернувшись домой, я сел за письменный стол, открыл тетрадь со стихами и задумался. Перед тем, как мы с Тамарой, как монахи, разошлись спать по своим кельям, она рассказала мне кое-что интересное. Открывало ли это передо мной новый путь или хотя бы тропинку, по которой можно было бы шагнуть немного вперёд?
     Духи чаще и охотнее сообщают о страданиях и блаженстве в невидимом мире, о будущих наказаниях и наградах. Перед тобой раскрываются устройство этого мира и значение любого человеческого поступка на земле. Потому что это не только поучительно, а необходимо человеку для поддержания его веры и надежды на будущее. Небытие пугает человека, потому что небытия не существует. Этот парадокс людям тоже сообщён духами.
     Можно ли вызвать дух особы, участь которой неизвестна, чтобы узнать, жива ли она? - Оказывается, можно, если только неизвестность её смерти не есть необходимость или испытание для тех, кто спрашивает. Вопросы же об обстоятельствах смерти духа мало интересуют и интереса у него не вызывают, и если он сочтёт нужным, то может ответить. Таков уж опыт. Но чаще не ответит, поскольку возникшие вопросы влекут трудности. А они есть назначенные испыта-ния для тех, кто желал бы от них избавиться. Вот так.
     А отыскивать оккультным путём наследство или спрятанные сокровища вообще бесполезно. Только идиот может надеяться на мнимое откровение шутников из невидимого мира.
     К примеру, человек после смерти оставил проблемное наследство. Не ясно - где, сколько, кому и чего, а люди хотят поделить всё по справедливости. - Шиш им. - Никакие обстоятельства никогда им не откроют. Зачем духу, счастливому своей свободой, являться по первому зову и удовлетворять алчность своих наследников, которые, возможно, даже радовались смерти наследодателя. Духи не могут вести по земле, а по небу. Страждущие денег, ценностей и ценных бумаг видят справедливость в удовлетворении алчности. Поэтому с постановки аналогичных вопросов начинаются наказания, которые Бог готовит им за ненасытную жажду земных благ. И все затруднения наследников - часть испытаний, вызванных смертью благодетеля, поэтому духи не имеют власти избавить от них.
     Когда умерший спрятал неизвестное имущество, его дух не будет интересоваться жадными наследниками. Но если он не до конца освободился от человеческих страстей как Наполеон с веником, то может поймать кайф от разочарования наследников и смолчит - ни гу-гу. Захочет сообщить - будет наложен запрет. - Опять ни гу-гу.
     Правда, бывают счастливые исключения, и я сам пару раз видел такое по телевизору. Для любящих людей дух сделает откровение, но без всякого вызова, самопроизвольно и тайно. По многочисленным просьбам страждущих такое не делается, так как ничто не может изменить испытаний. Иначе получится, что дух увеличит их, потому что увидит, что его близкие проявили жадность и корыстный интерес к нему самому. Последнее уже наказуемо, поскольку Бог судит за намерение. Короче говоря, жене, внезапно лишившейся средств к существованию, может присниться её покойный супруг. И он сам скажет, где лежат облигации займа или дензнаки на чёрный день. Стоит только заглянуть в часы, банку с вермишелью или за батарею парового отопления. А то и в ящик с рваными носками.
     Подсказывать места скрытых сокровищ высшие духи не будут, а духи-насмешники часто указывают на несуществующий клад или место схрона. Целью этого является одно - показать, что истинное богатство в труде, благодаря которому мы по семейному, трудясь, как пчела, постепенно обеспечиваем себе и близким дальнейшую жизнь. Сделаны ли многомиллионные состояния в первой половине девяностых годов, - по мысли духов, по-семейному, решайте сами, господа. Семья семье - рознь.
     - Всё-таки наш мир устроен правильно, - подумалось мне. Тамара сказала, что если Провидение назначает скрытые богатства кому-нибудь, он найдёт их естественным путём, потому что по-другому не бывает. Но в таком случае надлежит решать, что с ними делать, поскольку за расточительство и эгоизм грозит наказание.
     Ещё выяснилось, что слухи о вере в духов, стерегущих скрытые сокровища, имеют основания. Это духи не исправившихся скупцов, которые после смерти из жадности наблюдают за своим кладом. Их наказывают тем, что они видят, как похищают их богатства, пока они не поймут, что последние для них бесполезны. Я представил, что, возможно, и чей-то воплощённый дух может смутно помнить о спрятанных драгоценностях. И его тянет куда-то в прежнюю жизнь, лишённую бедности настоящей. Этот дух, путешествующий во время сна своего грешного тела, присматривает, всё ли пока лежит на месте, всё ли цело.
     Что там ещё сказала Тамара о стихах про богатство? Вообще, в них может быть заключено откровение, полученное во сне или наяву. И без нашего ведома. А если стихи не только вызваны вдохновением, но и продиктованы духами, они могут пройти даже суровую критику. А мои стихи? Господи! Я вспомнил своё странное стихотворение из тетради, которой случайно получил по башке. Или случайности давно кончились? Вспомнил!
     У меня зашевелились волосы, и по телу пробежал неприятный холодок. От своих же стихов. Или они никогда не были моими? Чёрт побери! Мне и в голову не приходило раньше, что в них скрыт такой смысл. Никогда ещё… Теперь содержание стихов имело значение. Но я даже не помнил, что имелось в виду, не понимал их смысла. Даже названия к ним не смог придумать. И, вообще, ничего подобного больше не сочинял.
     В семнадцать или восемнадцать лет у меня мыслей о реинкарнации не было. Это точно. Я о ней только из песни Высоцкого услышал, что такую ре-лигию придумали индусы: мы, отдав концы, не умираем насовсем. Теперь я могу сопоставить спетое им со своими строчками: ты должен помнить, что родился, и обязан забыть, что умрёшь. Права Тома - стихи просто так, без тайны не сочиняются. Я разыскал свою тетрадь и принялся анализировать стихотворение.
    
     «Упрямо память повторяла
     Черты далёкого лица».

    
     Это может означать только одно - мой дух вспоминает прежнее телесное существование без моего ведома.
    
     «Воображение искало
     Пути начала и конца».

    
     Об этом пути и говорила Тамара. - О пути длиной в несколько веков. В конце пути далёкое лицо самого себя, а в начале - я сам. Или наоборот.
     А вот это интересно.
    
     «Прожив не много и не мало
     Секунд, минут, часов и лет,
     Ты был как книга без начала,
     В котором кроется ответ».

    
     Значит, в начале пути всё-таки стоит далёкое лицо, там и следует искать ответ. Но с чего начать поиски? - Сразу с далёкого лица, его потомков, спрятавших богатства или моих предков, прятавших это же богатство? Или с себя? Пойдём дальше.
    
     «Но то, что раньше позабылось
     И с днём грядущим стало врозь, -
     Всё вновь опять соединилось
     И зримым сделалось насквозь».

    
     Ещё интереснее. В связи с рождением произошло забвение прошлого. Всё, что было с моей душой в блуждающем состоянии до него и даже раньше, - когда я был тем далёким лицом, - позабылось. А потом сделалось зримым насквозь. Очевидно, через плотную завесу нескольких столетий. Но тем не менее, «всё вновь опять соединилось». Обычно всё соединяется у духа в блуждающем состоянии: он видит все предшествовавшие существования вместе с обещаниями, которые не выполнил, будучи на земле. А у меня? В общем, предначертание свершится, и нить времён соединится, - придумал я новую рифму. Подождём и посмотрим.
    
     «Вот потому-то день давнишний,
     Истекший столько лет назад,
     Ты вспоминаешь как не лишний,
     И с остальными ставишь в ряд».

    
     Не помню я, какой это день. И первый свой день рождения тоже не помню. И второй, и третий. И не вспоминаю, потому и с остальными днями в ряд поставить нечего. Но может быть, он ещё наступит, есть надежда. Судьба регулярно о себе напоминает. И день этот будет иметь значение. А дальше в стихах, как раз и говорится про день.
    
     «Пусть день, когда ты появился,
     Десятки раз переживёшь, -
     Ты должен помнить, что родился,
     Забыть обязан, что умрёшь».

    
     Тут, как раз, всё понятно. Эти строчки связываются с рождением и телесными перевоплощениями, между которыми, как поёт Высоцкий, мы «не умираем насовсем».
    
     «Но если предстоит, как прежде,
     Искать начало тех дорог, -
     Ты будешь жить и быть в надежде,
     Как был и жил в последний срок».

    
     Следуя за смыслом этих слов, можно заключить, что о дороге, надежде и последнем сроке сказано неспроста. Но в голове у меня уже всё путалось, и я решил закончить анализ. Я использовал логику человека, потерявшего память, и пытающегося заново постигнуть суть некогда известных ему вещей. Я силился вспомнить и осознать, не стоит ли за текстом моих юношеских стихов контекст какого-либо смутного предначертания. Но в голове было как в пустой железной бочке. Нет, ничего у меня не получается. Не выходит. Писал что-то, а что и зачем, не знал. Или кто-то вложил мне в голову нужные рифмы? Я, действительно, не помнил ничего и поэтому не мог сообразить, как стихи помогут мне. Где искать, что искать и что мне придётся зримо ощутить, если я найду то, что не знаю, что… тьфу, какой-то лингвистический блуд! Хуже экзаменационного.
     Как странно! Не догадываться о причинах сочинения своих же стихов, написанных много лет назад. Не придумать названия к ним. Не помнить, что тогда нашло на меня, какие мысли и чувства посещали по этому поводу. Что меня надоумило тогда, что?! Стихи эти мне нравились, но мне было бы трудно оценить их, тем более назвать безупречными. Ведь я не литературный критик.
     Может быть, дух моей прабабушки Марии Петровой нашёптывал мне эти строки, чтобы я через много лет оказался очевидцем происшедшего и мог изменить ход неизвестных событий, которые она предвидела? Почему во всех строфах стихотворения вместо «я» написано «ты»? Это похоже на обращение ко мне. В таком случае обращений уже два. Теперь до меня дошло - ничего случайного со мной не происходит. А стихи, написанные мной после окончания школы, я уже не могу назвать своими. Они дополнялись стихами из тетради прабабушки и звали меня искать своих потомков. Чудеса! Если стихотворение, действительно, продиктовано свыше…
     Моя последняя мысль неожиданно оборвалась и застыла. Взгляд тоже застыл и остановился на настенных часах. Маятник качался, отсчитывая время десятых годов двадцать первого века. Если бы хватило завода пружины или батарейки, ход часов можно было запустить и в прошлом веке, и в XIX или ещё раньше - в XVII или XV. И я вдруг чётко понял, что моё будущее теперь в осознании своего прошлого.
     Когда-то Мишель Нострадамус, глубоко веровавший в Бога, спрятал ключ от неделимой Вечности и разорвал историческую цепь предсказанных событий с 1555 по 3797 год. Но он верил, что его далёкие потомки найдут этот ключ и восстановят её первоначальную последовательность. Предсказатель объяснил это своему сыну, приведя слова Спасителя: «Не давайте святыни собакам и не мечите жемчуг перед свиньями, чтобы они не растоптали их, и, вернувшись, не разорвали вас». Он сделал так, чтобы скрыть будущее от власть имущих и королей и вложить своё откровение в сердца малых и слабых.
     Ровно 450 лет назад, почти в этот же мартовский день он писал своему сыну Цезарю, что будущее не имеет твёрдого основания, поскольку всё направляется непостижимым могуществом Бога.
     Нострадамус один из немногих созерцал милость Создателя к своим созданиям и благие дары Его. Он заглянул в совершенство творений Бога и его ангелов, увидел тайны, недосягаемые даже для оккультного дара, понял отдалённость этих тайн от естественного познания и роль пророков в истории. Ничто не может осуществиться, если на то не будет воли Творца.
     В Божественном откровении он видел наше будущее - как целые народы, будучи ранее свободными, попадают в рабство или истребляются, как многократно повторяются на земле чума и голод, бесконечные войны, а поколения всех стран уходят в прошлое и сменяются новыми. Как на маленькую планету обрушивается огненно-каменный дождь, когда нельзя будет оставаться на одном месте, или её затопляет так, что не остаётся ни одного места, не покрытого водой. Он слышал, что в течение продолжительного времени и бедствий говорит Господь: «Я сотру вас в пыль, сокрушу и не возымею к вам жалости». Но наступит время, когда сроки человеческого неведения кончатся. Когда наступит этот день, воцарится величайшее просветление.
     Нострадамус счёл «себя не вправе оставлять письменное свидетельство резкой смены царств, партий и религий». Люди бы возненавидели своё будущее, которого нельзя избежать. И даже, пройдя с грехом и ужасом своё прошлое, столетия спустя, человечество было бы не в силах понять, по каким законам строится его будущее.
     Религия, вернее её служители, выступают против предсказаний будущего, феномена ясновидения и спиритизма, но откроешь Библию и находишь в оглавлении книги пророков Исайи, Иеремии, Даниила и Ионы. И это понятно - спиритизм утверждал существование мира духов, что и отрицалось. Почему же нельзя верить в духовный мир, если верить в Библию и её пророков? Ведь если феномен ясновидения существует, значит, есть и невидимый мир, населённый духами. Библейские пророки были людьми с экстрасенсорными способностями - ясновидцами. Это были реально существующие в истории люди, а не сказочные персонажи как я думал в детстве. Они давали советы и делали предсказания - послания духовного мира. Но пророкам не всегда верили и далеко не всегда слушали. Например, Исайю: «И падёт величие человеческое, и высокое людское унизится; и один Господь будет высок в тот день, и идолы совсем исчезнут». Но случится это тогда, когда Господь встанет сокрушить землю, страх происходящего загонит людей в расселины скал и пропасти, и в день этот человек бросит своих серебряных и золотых идолов, которым поклонялся, потому что перестанет надеяться на то, что ничего не значит. Все пророчества библейских пророков сбывались, и мне стало страшно, - слишком поздно человечество может спохватиться, потому что сегодняшнего переизбытка зла ещё не хватает, чтобы взяться за ум, но, возможно, уже достаточно для наступления конца света. И, возможно, свою лепту в этот конец внесёт человеческая бездуховность. А как ещё назвать отрицание духовного мира, который стремится достучаться до нас и открыть истину? Или материализм с полуматериализмом?
     Мне было необходимо вернуться в своё прошлое и сделать хотя бы одну попытку. Я должен выяснить: как прошлое определяет наше будущее. Будущее не вселенной, не планеты, не государства, а простого жителя одинцовской многоэтажки с мусоропроводом и антенной на крыше.
     В тихой комнате раздался бой часов, - было 9 вечера. С последним ударом я уже знал, что пока могу и должен сделать. Я вспомнил о старом письме на французском, которое оказалось у меня. Судьба владельца письма оставалась неизвестной, из больницы мне пока никто не звонил. Но как же я мог забыть о нём уже во второй раз? В последние дни я так закрутился, что и подумать об этом не мог. Чужих писем просто из любопытства я читать бы не стал, но сейчас подумал, что оно может содержать важные сведения. Возможно, я смогу даже помочь тому мужчине, потерявшему память. А вдруг удастся найти его родственников в Москве? Почему же он сам для этого не воспользовался своим письмом? И вырезкой из газеты?
     В своё время моя одноклассница Светлана Журавлёва говорила: «Учите французский, пригодится» и окончила языковый вуз. Я идти учиться на иняз не собирался и был больше способен к немецкому, но почему-то выбрал английский. Наверное, не без оснований надеялся на подсказки брата. Он помог мне освоить язык, и в результате на бытовые и исторические темы я начал болтать свободно. Но его подсказки не относились к выполнению домашних заданий, а были только методическими. «Учебно-боевые задачи каждый должен выполнять сам», - заявил мне брат и заставил меня таскать плеер с записями языковых программ. Мое произношение и скорость речи скоро изменились к лучшему.
     Я набрал номер телефона Светы, в девичестве Журавлёвой и услышал её голос - он не изменился с тех самых пор, как в первом классе меня принудительно посадили с ней за одну парту. Мои путаные объяснения о том, как ко мне попало письмо, в котором даже чернила выцвели, она сразу не поняла.
     - Короче, Склифософский, скажи, чо те надо и получишь, чо ты хошь.
     - Я не Склифософский, а скорее Сербский.
     - Ну-ну. Значит, надо бесплатно произвести перевод документа с французского на доступный для тебя язык?
     - Хочешь, я убью соседей, что мешают спать?
     - Спать мне мешает только муж своим храпом. Но его не убьёшь, мы поклялись прожить долго и умереть в один день.
     - Тогда плодитесь и размножайтесь.
     Света согласилась перевести письмо бродяги и сказала, что подъедет завтра на Новослободскую, где будет ждать меня в конце зала станции метро.
    
    
     * * *
    
    
     - Есть ли Духи, которые постоянно следят за человеком с целью покровительствовать ему?
     «Да, это духовные братья. Духи, которых вы называете добрыми духами или добрыми гениями».
     - Кого должны мы понимать под именем Ангела-Хранителя?
     «Духа высшего разряда, вашего Покровителя».
     - Какова обязанность Духа-Покровителя?
     «Обязанность отца к детям; наставлять вверенного ему на путь добра, помогать ему советами, утешать его в горестях, поддерживать его мужество в испытаниях телесной жизни».
     - От самого ли рождения человека Покровитель следит за ним?
     «От рождения до смерти. Часто он следит за ним и после, в загробной его жизни, и даже в течение нескольких существований…».
     - Дух-Покровитель оставляет ли человека, если он противится его советам?
     «Он удаляется, когда видит, что советы его бесполезны, и когда желание покориться влиянию низших Духов берёт верх; но он не оставляет его совершенно и не перестаёт делать ему внушения: в таком случае человек сам не слушает его. Покровитель возвращается, как только человек его снова призывает. Учение об Ангелах-Хранителях должно бы обратить к истине самых неверующих людей».
     - Могут ли Духи доставлять богатство, если их просят об этом?
     «Иногда, как испытание; но чаще они отказывают в этом, как отказывают дитяти в неблагоразумной просьбе».
     - Добрые или злые Духи исполняют подобного рода просьбы?
     «И те, и другие; это зависит от намерения; но чаще всего это бывают Духи, желающие склонить вас к злу, чего они легко достигают посредством наслаждений, доставляемых богатством».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     На следующий день, отработав несколько часов, я поехал к месту встречи с Журавлёвой. Мы решили поговорить там же, так как оба торопились по своим дальнейшим делам. Поэтому я сразу передал ей письмо в конверте, предупредив, что для меня может оказаться важным каждое слово.
     - Как дела? - спросила бывшая соседка по школьной скамье.
     - Ну, слушай, коли это необходимо. - Как в латиноамериканском доме Хулио Моралеса. Фернандо уходит взбешенным, а Августа остаётся одна и случайно вспоминает, кто её изнасиловал двадцать лет назад. Нежданно-негаданно приезжает Диего и предлагает ей руку и сердце. Тут некстати врывается Антонио и хочет всем сообщить, что Диего оказался сыном Августы и внуком Хулио, но сам не догадывается, что тот его брат.
     В общем, дела как в дурдоме. Если бы смог, поехал бы на Рижское взморье, в Юрмалу на несколько дней. Но мне говорил мой друг Володя Малов, что дешевле посетить Германию.
     - Разве ты любитель сериалов?
     - А как же? Они скрашивают мне чистку газовой плиты без моющих средств. Я их не покупаю из мстительности за рекламу. Ты что, думала, что я такой зануда, что и впрямь буду рассказывать, что я ем и как сплю?
     - Не-а, лучше бы, - где и с кем. Как там Володя?
     - Наш одноклассник процветает. Потому что много работает в хорошем месте. А я питаюсь на кухне и изредка там же сплю.
     Потом мы поговорили, как водится, о судьбах наших однокашников и школьных учителях, похвастались успехами и закончили погодой: «Мол, а у нас в Гадюкино обратно дожди. У-у-у, Сталина на них нет». И как всегда, в ответ на её «пока», я сказал своё обычное: «С трепетом кладу тебя в коробочку». И добавил: «Но только на два дня. Потом буду доставать». Света обещала позвонить мне завтра или послезавтра, и мы разъехались по домам.
     Неожиданный звонок Журавлёвой поднял меня с дивана вечером того же дня.
     - Саша, послушай, у меня не получается перевод, письмо слишком старое.
     - Ну, хоть что-нибудь можно прочесть?
     - Тебе этого будет мало. Марки старые французские. Письмо из Франции в дореволюционную Россию для Элен Борисовой. Этот адрес понятен. Ей пишет родственница, какая-то Жозефина, - тётка, бабка - не знаю. Дата - март 1915 года. А обратного адреса не разобрать, только Шато. Пишется, что Жозефина будет за кого-то молиться, скучает… Не все буквы можно прочесть, мешают загрязнения и потёртости, а в некоторых местах выцвели чернила. Зачем тебе искажённый смысл и какие-то отрывки?
     - Что же делать? Давай переведём фразы с многоточием.
     - А если самое главное - неразборчиво - имена, адреса? - с сомнением спросила она. - У меня есть идея. Если бы ты мог подождать, я бы письмо с конвертом могла отдать мужу. Он сам посмотрит его в инфракрасных или в ультрафиолетовых лучах, есть разные способы. Но сейчас у него много работы.
     - Есть надежда?
     - Да, техника может многое. Ты же сам рассказывал как криминалисты помогают историкам читать старинные рукописи. И, вообще, во многом другом, например, изучают черепа и кости.
     - Давай обойдёмся без трупов. Сколько это займёт времени?
     - Не знаю. Неделю или дней десять. Согласен?
     - А куда деваться? Согласен. Спасибо, Света. И твоему мужу спасибо.
     - Я спрошу у него. Жди моего звонка. Пока.
     - Пока.
     Насколько я знал, муж Журавлёвой имел отношение к Экспертно-криминалистическому центру министерства внутренних дел. Там, в числе прочего, проводились разные исследования документов - повреждённых, залитых или подвергнутых травлению с целью удаления и изменения текста. Но удастся ли прочитать старое письмо, пока можно лишь гадать.
     Настроение у меня было паршивым. И было от чего. Ни одна дверь не хотела открываться передо мной даже со скрипом. Одни только рассуждения о пространстве и времени. Что же мне теперь делать? Поехать в Прибалтику, походить по песчаному берегу Балтийского моря среди сосен тоже не удастся. Но были у меня такие друзья, которые всегда могли поднять настроение. Мои друзья-приятели имели хобби - путешествия и любили походы не меньше, чем я. Остроумные ребята - двое парней и две девушки. Когда они рассказывали, как отдыхают душой где-нибудь в горах, - я отдыхал с ними. Это были чистые люди как снег на Эвересте или Эльбрусе, и они меня многому научили. Иногда я слышал от них такое, во что и поверить было трудно. Все они побывали в разных странах и даже слышать не хотели о том, чтобы купить тур и организованно поехать с группой туристов.
     Им было безразлично, в какую страну ехать, лишь бы это было интересно. Они одинаково быстро адаптировались и в Каире, и у Великой китайской стены, и во время скитаний по Европе. К тому времени, как я случайно познакомился с ними через кого-то из ребят из Космопоиска, каждый из них уже прошёл в одиночку хотя бы одну страну. Они отправлялись путешествовать по двое или вчетвером автостопом - в попутную машину больше не входит. Однажды я стал свидетелем интересного спора - они всерьёз обсуждали сколько дней в году 365 или 366. Именно столько символических долларов или евро каждый намеревался взять с собой. Не знаю только, на целый год они собирались или нет. Эти уникумы выживали почти в любых условиях, достигая нужного уровня комфорта. За рубежом они могли поставить палатку прямо на асфальте, помыться в душе комнаты отдыха вокзала любого города, а если надо, заработать на обед, заменив дворника или разгрузив машину с товаром у дверей магазина, и даже выспаться в подъезде на последнем этаже. И много чего ещё умели. И я знал, что никто из них в рядах диверсантов ранее не числился.
     Более старшее поколение, ходившее в походы с нефирменными, невзрачными брезентовыми рюкзаками, тяжёлыми палатками и в таких же ветровках, обувая на ноги резиновые кеды, не знало, что такое одежда и крутые причиндалы из «Спортмастера». Романтики своего времени питались «Завтраком туриста», связывались с домом через барышню на сельской почте и называли это «отдыхать дикарём».
     Разумеется, и сейчас можно пользоваться свободой как раньше: внести деньги за сарай и до умопомрачения клевать черешню на пляже, разгадывая кроссворды до обратного поезда, а с собой таскать летнюю сумку с банным полотенцем, куда легко поместится ещё и ведро персиков. Если надо, из-под продавленной кровати в снятом курятнике, можно выдвинуть фибровый чемодан с цветными сарафанами и вечерним платьем, переодеться и пойти на танцы, в кино или съесть всё местное мороженое. А при выходе - столкнуться с хозяйкой курятника, которая принесла на блюдце отведать свежих ягодок.
     Сегодня аристократическая молодёжь привносит в описанный дикий опыт элементы существенной новизны и называет его автостопом или «ломануться блудняком». Современный подкованный автостопщик именуется специальным термином - бэкпэкер, от английского backpacking, - то есть «рюкзак за спиной», или «всё своё ношу с собой».
     Модный европейский бэкпэкер отличается от старомодного советского брезентового туриста, бредущего в одиночку или семейно по Крыму и Кавказу, не наличием денег. И я бы не сказал, что мои приятели были модными, богатыми или аристократическими. Они были нормальными. Все они являлись моими сверстниками, имели разное образование и работали в разных местах. Но я не помню, чтобы когда-нибудь кто-то из них упоминал или рассказывал про это. Они, кажется, даже не знали о моей профессии и думали, что я перебиваюсь сезонными заработками. Но они ценили настоящую дружбу и были готовы, если нужно, придти на помощь друг другу.
     Бэкпэкер - просто иной: он может быть сыном дворника или министра. И ему не требуется стадо: экскурсии до обеда, затем магазины и телевизор после ужина. Поливать редиску на огороде всё лето он тоже откажется. В пути его привлекают сюрпризы за каждым углом, новые знакомства, местные национальные особенности и постоянное общение со случайными людьми. Ему нравятся ночные походы по горам, жёсткие скамейки полицейских участков и сон на площади средневековых городов. Он совсем не жаждет заранее отлакированных туристических впечатлений через стекло автобуса с чужими комментариями, а также ресторанов, очумелого шопинга и прочей суеты в галстуке или без него.
     Принципиальным отличием учения об автостопе является отсутствие постоянного пребывания в одной точке местности. Для начала бэкпэкер оп-ределяет пункт назначения с возвращением к родному порогу, а также способ транспортировки туда и обратно - транспортом или пешком. По прибытии в этот пункт начиналась абсолютная свобода. Никаких путеводителей или организованных экскурсий не существовало. Всё интересное - найди сам, что не сфотографировал, - того не было, но то, что ты съел и увидел - всё твоё.
     Наслушавшись баек моих приятелей, я тоже начал мечтать о том, как бы затеряться в одной из европейских стран на целый месяц. Больше того, я разработал для себя три принципа, обогативших данную теорию отдыха. Оказавшись один на один с неизведанной страной, я не должен знать: что и где буду сегодня есть; когда и где буду спать; куда и каким способом буду передвигаться. Выслушав меня, приятели согласились, что я очень точно смог выразить словами их кредо, и похвалили меня за теоретический вклад в дело.
     Мои бэкпэкеры были весёлыми и находчивыми людьми, однако, на одной встрече дружно сошлись во мнении, что игра КВН, к их сожалению, превратилась в профессионально-техническое шапито размером со звёздный инкубатор. Сидя с ними за столом, хотелось петь. Они могли иногда сильно разгуляться, но вели себя корректно как богатые народные избранники перед бедными гибэдэдэшниками. За столом они рассказывали мне про экспедицию Эрнста Мулдашева в Гималаи и на Тибет в поисках Города Богов - про место Голодного Чёрта, где могли исполняться дурные мысли, пещеру материализации желаний, Долину Смерти и зеркала времени, попав в зону которых, люди преждевременно старились и умирали. Было удивительно слушать о том, что в глубоких пещерах гор на протяжении многих тысячелетий в состоянии самоконсервации - сомати, пребывают древние люди, а самые сокровенные знания древних изложены на золотых пластинах Харати, недоступных для простого смертного.
     Ребята говорили, что в горы надо идти чистым, и поведали, как Мулдашев уже после путешествия в Гималаи, отправился на Тибет и взял в качестве оператора съёмок в свою группу одного москвича, которого пришлось отправить обратно в Москву прямо из аэропорта. Идти с ним в святые места было небезопасно. «Наверно, слишком много грязи прилипло к нему в родном городе», - подумал я. Эти два парня и две девушки любили горы, но покорять их вершины не собирались, считая это глупостью и гордыней. Ещё глупее говорить о покорении пространства и времени - очень похоже на претензии больного человека. За такие амбиции можно и в обезьяну превратиться.
     - Почему? - спросил я.
     - А ты почитай Мулдашева сам, - ответил кто-то из них.
     Каждый раз, - а встречались мы с ребятами не часто, видя, как я загораюсь в беседах о походе, они брали с меня слово, что я пойду с ними в горы. И каждый раз я обещал им пойти, мол, осталось прихватить у брата настоящие диверсантские ботинки. Несколько месяцев назад они собирались в Гималаи и обсуждали наименее затратный способ прибытия к месту. При этом они слушали любимые мной песни Маши Распутиной. Когда кто-то из них предлагал всем отправиться в какую-нибудь экзотическую точку земли, они включали магнитофон на полную мощность. И у них был такой ритуал - с началом песни «Отпустите меня в Гималаи» все вставали в круг и танцевали. Потом кто-нибудь из них бежал в прихожую, брал с вешалки большой рюкзак литров на тридцать-сорок, надевал его и возвращался в круг. В подходящем месте каждый орал, что если его не отпустят в Гималаи, он завоет. Орали так, что от пения под потолком начинала позванивать хрустальная люстра. А как же иначе, если в словах песни тоже было выражено их кредо?
    
     Мне рок не впрок,
     И диско - не отрада,
     Смотрю, скучая, я по сторонам,
     Хочу туда, где нет нахальных взглядов
     И звать никто не будет в ресторан.
    
     Возможно, что кому-то очень надо
     Толкаться там, где пляшут и поют,
     А я люблю крутые водопады
     И горы, что до неба достают.
    
     Отпустите меня в Гималаи,
     В первозданной побыть тишине,
     Там раздеться смогу до гола я
     И никто не пристанет ко мне.
    
     Отпустите меня в Гималаи
     Отпустите меня насовсем.
     А не то я завою,
     А не то я залаю,
     А не то я кого-нибудь съем.
    
     Там всё забуду и из мира выйду,
     Где стадо терпеливых дураков
     Страдают от инфляции и СПИДа
     И верят до сих пор в большевиков.
    
     Хоть родом я из скромного посёлка,
     Где нас учили жить по Ильичу,
     Быть не желаю безотказной тёлкой
     И дойной стать коровой не хочу.
    
     Отпустите меня в Гималаи,
     В первозданной побыть тишине,
     Там раздеться смогу до гола я
     И никто не пристанет ко мне…
    
    
     * * *
    
    
     - Цивилизация, создавая новые нужды, не является ли источником новых скорбей?
     «Горести этого мира соответственны искусственным нуждам, которые вы сами создаёте себе. Тот, кто умеет умерять свои желания и смотрит без зависти на других, оберегает себя в этой жизни от многих огорчений. Наиболее богатый тот, у кого наименее нужд».
     «Вы завидуете наслаждению тех, которые кажутся вам счастливыми мира сего, но знаете ли вы, что их ожидает?».
     «Если они пользуются своим богатством только для себя, они эгоисты, и их ожидают несчастия! Скорее жалейте их. Бог разрешает иногда, чтобы злой благоденствовал, но счастью его нечего завидовать; он заплатит за него горькими слезами. Если несчастлив человек достойный - это испытание - оно зачтётся ему. Помните слова Христа: блаженны страждущие, ибо они утешатся».
     - Достигнет ли когда-нибудь цивилизация того, чтобы уничтожить всё зло, ею производимое?
     «Да, когда нравственность будет так же развита, как и разум. Плод не может появиться раньше цветка».
    
     Книга Духов

     * * *
    
    
     Вечером я позвонил одному из бэкпэкеров - Андрею, который сказал, что в следующее воскресенье они вчетвером собираются в дачном посёлке у Егора, и назвал адрес. Он предложил мне доехать на автобусе до нужного места, где подождёт меня на своей машине у поворота с шоссе. Остальная команда будет в домике растапливать печку и готовить встречу. «Ты удачно позвонил, - отметил Андрей, - мы как раз давно не собирались. Будем ждать».
     До воскресенья оставалось четыре дня, а когда оно, наконец, наступило, я с утра направился за город. Ничего важного на этой неделе не произошло, и я был рад, что мне предстоял безмятежный отдых. Красную машину Андрея было заметно издалека. Водитель по моей просьбе остановил автобус и выпустил меня на обочину. Мы сердечно поздоровались друг с другом, и Андрей включил зажигание. «Ехать всего три минуты, - объяснил он. - А захочешь обратно, - отвезу к остановке автобуса, расписание я знаю».
     Небольшой деревянный дом был выкрашен в бело-зелёный цвет. Через штакетник просматривался узкий дворик и крошечный огород с деревянным сараем. По соседству располагались похожие строения, а за ними несколько беспорядочно краснели кирпичные дачи, отстроенные заново.
     В домике находились остальные - Егор, Марина и Наташа. Я обратился к ним со всей напыщенностью, какую смог собрать.
     - Привет, дервиши и дервицы! Здрасте, рюкзачники, мешочники, котомочники и носители веры и всего своего скарба. Я принёс вам кипяток и сало. Возрадуйтесь им, - сказал я и выложил на стол две бутылки шампанского, палку колбасы и банку икры.
     - Прекрасное дополнение к гречневой каше с консервированным мясом, - восторженно сказала Марина. И к спирту.
     - А из шампанского со спиртом мы устроим северное сияние, - добавил Егор. - Всё отлично. Накрывайте стол, я схожу во двор за дровишками.
     Мы поздоровались, и с меня начали стаскивать одежду. В тесной кухне с печкой маленького двухкомнатного дома каждому нашлось какое-нибудь дело, и скоро мы впятером сидели за хорошо накрытым струганным столом.
     Разговор на серьёзную тему начался неожиданно. Расставляя последние тарелки, Наташа рассказывала что-то Марине. Мы прислушались.
     - Около месяца назад сын моей подруги Игорь ляпнул в гимназии, что Александр Сергеевич Пушкин с Дантесом оба неправильно поступили. Как раз был день гибели поэта на Чёрной речке.
     - Ну и что? - спросила Марина.
     - Классная мадам отчитала ученика. Сказала, что Пушкин - светоч, а Дантес - так, погулять вышел.
     - А в чём вопрос?
     - Ну, этот Игорёк и говорит педагогу: «Мариванна, Лермонтов назвал поэта «невольником чести» - заложником страсти, то есть своей неосмотрительности и глупости. Даже безрассудства». Та – на дыбы: «Да как ты смеешь, то да сё, это великий русский гений, гордость Родины!»
     А парень ответил: «Во-первых, у нас много таких, кого можно так назвать, но к ним относятся не как к народному достоянию, а как к быдлу. А, во-вторых, когда двое дерутся, - Вы, Мариванна, - обоих наказываете вместе с третьим, который разнимал». В результате была сделана запись в дневнике о том, что пацан не уважает классику и не понимает её русского духа.
     Затем в разговор вступили Андрей с Егором, и он приобрёл более эмоциональный характер.
     - Человек не предполагает, когда и как погибнет, а Пушкин знал, что может быть убитым на 37-ом году жизни. Ему нагадали, а он всё равно стрелялся. Значит, это неоправданный риск, поэтому гимназист-лицеист Игорёк - прав, - резюмировал Егор.
     - Да нет, ребята, это похоже на самоубийство, тем более, что сукин сын Дантес одел непробиваемый панцирь, а потом врал, что пуля попала в пуговицу. Дантес - убийца, - сделал вывод Андрей.
     - Они оба убийцы, потому что оба хотели убить, у одного это получилось, а у другого нет, - подумав, ответила Марина.
     - А мне, кажется, что они оба - самоубийцы - из чувства ложно понимаемой чести. Или гордости - всё равно, - сказала её подруга.
     - Ну, я и сказала, что из этого чувства можно стать убийцей. Например, если в трамвае тебе наступили на ногу. А Пушкин хорошо стрелял и фехтовал.
     - А вот в учебнике русской литературы было написано, что Пушкин должен был защищать свою честь. Я читала и другие источники.
     - Вот-вот. Поэтому и убивают из-за бабы, - сказала Марина.
     - Не бабы, а жены, - поправила Наташа.
     - Из-за жены - убить? - вскинулся Егор.
     - Да не убить, а защититься, - уточнил Андрей.
     - А как можно защищаться с намерением убивать? Или, может, надо убить, чтобы защитить честь? - возразила Марина.
     - Не убить вовсе, а подставиться под пулю, - настаивал Андрей.
     - Это, если он знал, что Дантес одел жилет. Если не знал и стрелялся, значит, думал, что силы были равны, - не сдалась Марина.
     - Ребята, тогда это было и убийство, и самоубийство, - ответила Наташа.
     - Так не бывает, - не согласился Егор.
     - Бывает. Если бы Дантес не надел панцирь, каждый думал бы одинаково, что или убьёт или будет убит.
     - Господа, главное итоги. Пушкина нет, но кругом памятники и всенародная любовь. Дантес остался жив, но памятника ему нигде нет, потому что убийцам памятники не ставят, - попробовал примирить всех Андрей.
     - Им, как раз, часто и ставят памятники и окружают всенародной любовью, - возразила Марина. - Я вам сейчас, не отходя от кассы, с десяток примеров приведу, как скорбят по умершим тиранам.
     - Нет, главное, что именно они хотели достичь дуэлью. Намерения имелись ещё до выстрелов, - настаивала её подруга.
     - У нас что, уже за намерения судят? - спросил Андрей.
     - Варварство всё это. Во Франции времён Ришелье дуэли уносили в могилу ежегодно сотни дворян. Из заносчивости, высокомерия, тщеславия и гордости - горы трупов, - сказал Егор.
     - А где же честь? - спросила Марина.
     - Да, а как быть с честью? - поддержала Наташа.
     - Вот все эти мотивы и есть честь. Но только вместе с трупами. И своих, и врагов.
     - На чём остановимся? - задал вопрос Андрей, наполняя рюмки.
     - На варварстве, - пожал плечами Егор.
     - На рыцарстве, когда дерутся из-за женщины, - то ли в шутку, то ли всерьёз ответила Наташа.
     - И убивают?
     - Ну что, будем пить за рыцарей-дуэлянтов? - спросил Андрей, подняв рюмку.
     - Опять за убийц и самоубийц с их гордыми намерениями? Тогда давайте ещё выпьем за поворот северных рек.
     - Ну тогда за Александра Сергеевича, - предложил Андрей.
     - За его грешную душу, чтоб исправлялась.
     - За исправление грешной души!
     - И за то, чтобы прошли варварские времена.
     - Чтобы наступили лучшие времена.
     - Ну, за полную цивилизацию! - провозгласил я.
     Мы стали закусывать. Казалось, тема была исчерпана. Однако, Марина всё время посматривала на меня, желая, видимо, включить меня в общий разговор. Наконец, она решилась. По-другому проявить свою плохо скрываемую симпатию ко мне у неё не получалось.
     - А что и как думает наш уважаемый теоретик автостопа? Поскольку Александр пишет стихи, он мог бы высказаться первым.
     Все повернулись ко мне, глядя, как от моей вилки прыгает лягушкой маринованный гриб.
     - А что тут думать, когда всё сказали: гимназист оказался прав. Могу добавить ещё несколько слов. Лишение жизни себя или ближнего - вмешательство в дела Бога - она была предназначена для искупления или миссии. И для выполнения общего замысла. Земные потуги смертных к славе или чести Всевышнего интересуют только в качестве греха. Например, греха убивать или быть убитым из гордости. Александра Сергеевича свели в могилу земные страсти. А у него была миссия - глаголом жечь сердца людей, и своё назначение он прервал. Мы не можем судить его душу, но можем судить его стихи и любить их.
     Все замолчали. Вдруг Марина обратилась ко мне: «Алекс, почитай нам новенькие стихи».
     - Пожалуйста.
    
     «Я стар и хил, здесь у дороги
     Во рву придётся умереть»,
     И не таскать мне больше ноги,
     И самолётом не лететь.

    
     - Это кто? - спросила она.
     - Это мы с моим приятелем Беранже.
     - Где ты его взял? - не понял меня Егор.
     - Пьера-Жана? - В XVIII веке. Он так удачно высмеивал рифмой государство, что в Париже трудовой народ не пустили на его похороны. - Боя-лись, что передовые французские пролетарии опередят русских. Шиш им. Наших не переплюнешь. Россия - щедрая душа. Призрак коммунизма приютили мы.
     Но у Беранже можно обнаружить одну идею, размазанную по его творчеству, - об иерархии ценностей. Например, честь государства выше чести буржуа, честь буржуа выше чести простолюдина и так далее.
     - А честь поэта выше чести прозаика? - спросил Андрей.
     - Да нет. Важен вывод: честь государства будет всегда значимее чести народа, живущего в нём, со всеми последствиями для него. В общем, сказать - «честь великой страны» - всё равно, что сказать про честь порочного человека или, что гордость - высшая ценность.
     - Ребята, у нас же есть уговор - говорить только об обществе, а не о государстве. А то опять скатимся к патриотизму Рублёвского шоссе, - напомнила Наташа.
     - А я что-то не понял последнего выступающего. Должны ли мы во всём отрицать честь и гордость? - спросил Егор.
     - Хорошо, поясню. Я сейчас читаю одну книгу - Аллана Кардека. Этого писателя у нас мало знают, но он стал известен примерно сто пятьдесят лет назад. У него я вычитал, что прогресс человека или общества больше всего замедляет гордость и эгоизм. Имеется в виду моральный прогресс, потому что умственный всегда идёт своим путём. Умственный прогресс придаёт этим порокам ещё больше силы и развивает тщеславие и любовь к богатству. Он же создаёт материальные блага и опережает уровень нравственности.
     - Верно, верно. Вся Москва тонет в благах, а мораль - ниже обветшалой канализации. - сказала Марина.
     - Ещё не понятно, что в чём тонет. Давай дальше, - поощрил меня Егор.
     - Даю. Вы согласились с гимназистом, что поэт стал невольником чести и заложником гордости, несмотря на возвышенность своих стихов?
     - Согласились.
     - Вот тоже самое происходит и с обществом. Вам встречался когда-нибудь моральный урод - очень умный и очень порочный? - Такой, пообщавшись с которым, сразу видишь, что он очень долго развивался только умственно, и исключительно односторонне, - например, усвоил деление с вычитанием. Его нравственное развитие застряло в пробках внутри Садового кольца. Этот урод долго жил, не улучшаясь, приобрёл только умственные сведения, а собственно умственное развитие не влечёт за собой любви к добру. Знаете хоть одного такого?
     - Да, таких полно, - ответил за всех Андрей.
     - Вот я и понял, читая Кардека, что то же самое из гордости и эгоизма случилось с обществом. Для народов и частных лиц существует духовная жизнь. Если их законы согласны с законами Творца - они будут жить и сделаются просветителями других народов. Там же я прочёл, что те народы, которые живут только телесной жизнью и величие которых основано лишь на силе и занимаемом им пространстве - вымирают. Из-за эгоизма, потому что их законы противоречат прогрессу просвещения и милосердия. Найти концы народов, канувших в Лету, можно в учебниках истории. Они тоже делали попытки увеличивать внутренний валовой продукт, ничего не меняя в моральном отношении. Но это ещё не всё.
     Умственно просвещённое общество придумало изобретения, жилища и одежду лучше, чем у дикарей, а цивилизация создаёт новые потребности и возбуждает новые страсти. Выходит, что эгоизм растёт с цивилизацией, которая его возбуждает и поддерживает. Общество, погрязшее в эгоизме, алчности и гордости, имеет привычки и занятия менее умственные и нравственные, и более - материальные.
     - Я в детстве читал болгарского писателя Богомила Райнова. В одном из его романов о разведчике Эмиле Боевее, который работал в европейских странах во времена «железного занавеса», он говорил, что общество цивилизуется. Одни преуспевают, другие отстают, причём последние этим не довольны и стреляют в первых, - сказал Егор.
     - Дельная мысль. В ней выражена идея о нашем переделе с беспределом, - ответил Андрей. - Но если общество легко сопоставимо с понятиями цивилизации и родины, то последние два понятия по смыслу между собой как-то не согласуются.
     - Шпионы - вообще сведущие люди. Они много знают, но мало говорят. В одной просветительской передаче мне по секрету сказал телевизор, что основная черта разведчика - мгновенно менять тему в беседе с коллегой, если к ним приближается посторонний. Говорили, что это вторая их характерная черта после первой - любви к родине. Не люблю, когда морочат голову. Короче говоря, шпион много знает, всегда молчит и говорит преимущественно про любовь к отечеству. А значит, есть проблема - некоторые про родину ничего не знают, но много говорят. Она таких не любит из-за возможного привнесения непорядка в цивилизацию, - закончил Егор.
     - Чтобы судить о своей стране, в которой живёшь, можно рассуждать с точки зрения цивилизации. Но великую страну и народ можно узнать лишь по моральному развитию этой цивилизации - там, где человек не нуждается в необходимом и где слабый найдёт защиту от сильного. А мы можем о себе заявить, что мы великие или что мы являемся просветителями других народов? - Только из гордости или чести. Если будут думать о людях, а не о чести, она сама приложится.
     Все опять замолчали. Я тоже думал вместе со всеми о том, как начало нашего разговора привело к неожиданному рассуждению о цивилизации.
     - Мне ещё кажется, - нарушив паузу, сказала Наташа, - что более цивилизованной страной будет та, где менее всего несчастных. Правильно, Ма-рина?
     - Да, общество, где каждый счастлив - счастливое общество. Мы с тобой однажды выживали в пустыне Гоби. Одни лишения, а мы помогали друг другу и были счастливы. Продуктов и воды почти не оставалось, но мы выжили, потому что поддерживали друг друга. Я только не понимаю, если человек имеет необходимый уровень материального, предположим, даже всё, что нужно, как он может быть несчастлив? Я имею в виду моральные страдания.
     - Да просто, - взялся ответить Андрей. - Человек несчастлив нравственно, если он придаёт слишком большое значение вещам, в удовлетворении которых испытывает блаженство, но не может их удовлетворить. Самое типичное - тщеславие, неудовлетворённое честолюбие и жадность. Или ревность. Это вызывает ненависть и досаду.
     - То есть своими страстями мы сами создаём себе добровольные страдания? - переспросила Марина.
     - Только так. Посмотри и увидишь, что рядом есть счастливые тем, на что другие смотрят как на наказание - малая зарплата или не та должность.
     - А вот я раньше не понимал, что такое зависть, - признался Егор. - Вернее, думал о ней упрощённо. Оказывается, есть люди, завистливые ко всему, что выше их или обычного уровня, даже если у них нет к этому личного интереса. Они видят, что с этим высшим не могут сравниться, и поэтому оно им не нравится. Отсюда и стремление всё понижать до своего уровня.
     - Всё дело в страстях и страстишках, - продолжил Андрей. - Ведь говорят иногда, что кто-то надут гордостью, умирает от зависти, сохнет от ревности или злобы. Даже аппетит теряет.
     - Бывает, - решил вставить я. - Но есть бедствия, которые не зависят от человека, даже если он праведник. И тут уж приходиться искать утешения в совести. Так сказано в книге Кардека. Надо быть смиренным и не роптать.
     - Значит, возможна такая несчастливая судьба сама по себе? - спросила Наташа.
     - Я уже не знаю, что такое счастливая судьба. Было у меня одно определение счастья, но оно уже устарело, потому что не приведено в соответствие с понятием судьбы как преодоления трудностей.
     - Каких трудностей? Которые мы сами создаём или нам создают, чтобы мы их успешно преодолевали? - задал вопрос Егор.
     - Не знаю. Наверно, тех, которые сами. Но не знаю, когда и зачем создаём. Возможно, когда неправильно выбираем себе задачи - слишком малые, большие или совсем не те, или допускаем ошибки в их решении. Но дело не только в этом. У Кардека написано, что наша Земля один из самых несовершенных миров, поэтому мы и видим на ней столько порочности. А в обществе нет ни одного счастливого класса. Многие просто скрывают страдания - они есть везде, потому что Земля - место искупления. Когда люди искупят грехи, обещается, что она станет земным раем.
     - Кто обещает, Кардек? - спросила Наташа.
     - Нет… те, которые ему сказали.
     - А старое определение счастья ты помнишь?
     - Помню… ну, это - детерминированная факторами внешней среды и психофизическими свойствами личности индивидуальная совокупность любви, здоровья и денег, обусловливающая душевный и телесный комфорт.
     Все захлопали как вождю на открытии съезда. Я лицемерно зажал руками уши.
     - Бис! Бис! - крикнули Марина с Наташей.
     - Браво! - заметили парни. - Чтобы изрекать подобное, надо очень долго учиться. А откуда это? Надо бы сослаться на том и страницу.
     - Ссылаюсь на свой тост на чужой свадьбе.
     - А-а-а. Очень близко к истине. Из песни слова не выкинешь. И добавить нечего, - сказал Егор.
     - Добавляйте. Это была лишь попытка рассмешить.
     Больше серьёзных тем в этот день мы не касались. Я рассказал про свою последнюю поездку в составе группы Космопоиска по Подмосковью прошлым летом. Ребята вспоминали интересные моменты из своих поездок за рубеж.
     Вечером решили уезжать. Мы все были довольны сегодняшним днём и, конечно, договорились, что как-нибудь соберёмся вместе ещё. По домам нас развёз Андрей. На прощанье он сказал мне: «Решайся в этом году насчёт похода в горы. Надо готовить снаряжение». Я пообещал, и совсем не подумал, что обещания своего сдержать не смогу. Но кое с кем из четвёрки мне предстояло встретиться ещё до её горной экспедиции.
    
    
     * * *
    
    
     - Знает ли Дух заранее, какою смертью он умрёт?
     «Он знает, что жизнь, им избираемая, подвергает его тому или другому роду смерти; но знает также и о той борьбе, которую ему придётся вынести для избежания её и знает, что если Богу будет угодно, то он не погибнет».
     - Можно ли смотреть на дуэль, как на законную защиту?
     «Нет, это убийство и нелепое обыкновение, достойное времён варварства. С развитием просвещения, более нравственного, человек поймёт, что дуэли так же смешны, как и войны, на которые прежде смотрели, как на Суд Божий».
     - Можно ли считать дуэль убийством со стороны того, кто сознавая свою слабость, почти уверен в своей погибели?
     «Это самоубийство».
     - А будет ли дуэль убийством или самоубийством, когда надежда на успех для обоих противников одинакова?
     «Она будет и тем, и другим вместе».
     - Как смотреть на так называемое оскорбление чести?
     «Как на гордость и тщеславие: две язвы рода человеческого».
     - Что думать о лишающем себя жизни в надежде достигнуть другой, более лучшей жизни?
     «Новое безумие! Пусть он делает добро и тогда вернее достигнет её. Он замедляет свой вход в лучший мир, и сам будет просить возвратиться кончить ту жизнь, которую пресёк вследствие ложной идеи».
     - Каковы вообще для Духа последствия самоубийства?
     «Последствия самоубийства очень различны; но единственное последствие, которого самоубийца не может избегнуть, это разочарование в его надеждах. Впрочем, участь всех и каждого не одинакова. Она зависит от обстоятельств, одни искупают свою вину непосредственно, другие - в новом существовании, которое будет хуже того, коего течение он прекратил».
     - Человек часто бывает виновником своих материальных страданий, не является ли он также виновником и моральных?
     «Ещё более, ибо страдания материальные иногда независимы от воли; но поражённая гордость, оскорблённое самолюбие, терзание скупости, зависти, ревности, одним словом, всех страстей, являются муками души».
     - Возможно ли полное равенство богатств и существовало ли оно когда-нибудь?
     «Нет, оно невозможно. Различие способностей и характеров этому препятствуют».
     - Есть, однако же, люди, думающие, что это было средством исправления общественных зол. Что вы об этом думаете?
     «Это теоретики или человеколюбивые завистники; они не понимают, что равенство, о котором они мечтают, скоро было бы нарушено силою вещей. Надо бороться против эгоизма, этой социальной язвы, а не преда-ваться пустым мечтаниям».
    
     Книга Духов

    
    
     * * *
    
    
     Ночью я спал плохо, можно сказать, совсем не спал. Мне снова приснился тот непонятный далёкий сон, который преследовал меня десять лет назад. Опять меня окружали какие-то странные видения, напоминающие образы реальности. Они исчезали и сменялись другими, и никакой цельной картины передо мной не представало. Но все эти обрывки сопровождались одной и той же сценой. - Будто я бегу с кем-то по склону холма вверх, и нас обоих настигают люди на конях, похожие на рыцарей. Добежать до леса никак не удаётся и я, вернее, мы, прыгаем с высокого берега в воду. Слышатся какие-то крики, ощущается неясный страх прыжка вниз, а затем дыхание замирает. Неужели я чувствую удушье от воды? Наступает пробуждение - дышится легко, тяжесть сразу проходит. Но всё тело горит от жары, а в душе остаётся неприятный осадок от происшедшего. И так - всю ночь. Настроение после этого у меня пасмурное и продолжается в течение нескольких дней. Впрочем, оно иногда возникает у меня и беспричинно, без всяких снов. Мама, видя, что меня мучают кошмары, успокаивала меня и говорила, что надо больше находиться на свежем воздухе и делать перерывы в занятиях. Тогда, много лет назад этот сон снился мне четыре дня подряд. Неужели, - подумал я с ужасом, - и в этот раз он будет мучить меня дальше? Тягостным был не только кульминационный прыжок с высоты. Всё, что было связано с неведомыми событиями во сне, и потом, когда я просыпался, - сопровождалось тоской и грустью.
     Сон повторился на вторую, третью и четвёртую ночь. Все эти дни мне приходилось рано вставать и ехать на работу, проводить занятия. Как известно, лучше недоесть, чем недоспать. Я был так измотан, что с трудом дотянул до выходного. Что же делать? Идти к врачу за рецептом? - Незачем. Великая медикаментозная революция в самолечении, о вреде которой раньше всё время говорили врачи, свершилась. Теперь телевидение вместо докторов прописывает любые лекарства, лишь бы их приобретали, - подумал я с раздражением на врачей и торговцев лекарствами. А телевизионщики ещё ноют, что деньги, полученные за рекламу, они вкладывают в свободу слова, а на деле - в свободу торговли словом. Какой маразм! Вот на него рецепт нужен. Этот рецепт называется цензурой, а ей будут не довольны те, кому она мешает зарабатывать деньги, и те, кто боится, что ненароком может завернуть селёдку в газету с портретами вождей.
     Постой, постой, - вдруг сказал я самому себе. А не связаны ли сны с твоей водобоязнью и страхом высоты? В горах или на крыше высокого здания я мог находиться и передвигаться, хотя испытывал не слишком приятные впечатления, но вот воду я не жаловал, и купаться не любил. Может быть, мои фобии объясняются тем, что я вижу во сне? Как бы это выяснить? Моя тётя должна помнить моё детство. Надо позвонить ей, а заодно расспросить, сохранились ли какие-нибудь документы о прародителях. Даже не обдумав телефонный разговор, я взял трубку и набрал её номер. Удачно набрал. Тётя была дома, обрадовалась и сказала, что мой брат с семьёй, возможно, приедет к ним отдохнуть.
     - Рад за него. Как у вас говорят? - Чтобы к тебе на всё лето родственники приехали? А у меня к тебе вопрос о моём детстве. У меня были какие-нибудь фобии и фантазии?
     - А что случилось?
     - Да так, вспомнилось детство. Понимаешь, хотел Лёшиной Ленке помочь выполнить домашнее задание по составлению родословной. Не до четырнадцатого колена, конечно, а хотя бы до прабабушек и прадедушек. Может быть, и меня кто-то когда-то включит в родословное дерево, - дескать, этот малый всё время чего-то боялся, о чём-то фантазировал и вот, наконец, доигрался.
     - Воды ты с детства боялся. Володя говорил, что у тебя необычное восприятие воды, хотя ты и купался, и плавал с нами. Ну, не как у человека, который просто боится утонуть. Он тебе сказал, что нельзя же так панически бояться воды. Но ты только бегал по берегу и всех пытался обрызгать. Тогда вы все приезжали к нам отдыхать, и мы снимали домик на даче Ковалевского. Это старое название части морского берега за городом.
     - Помню, как же. В архиве есть соответствующие фотодокументы. А ещё что-нибудь?
     - Ну, года в три я тебя везла поездом в Крым. По пути ты рассказывал, что жил в замке, который стоял в лесу и что у тебя был брат. Брат у тебя, действительно, был, и жили вы тогда почти в лесу - в военном городке, в Сибири.
     - А про рыцарей я не рассказывал?
     - Нет. Но однажды отец тебя взял на военный аэродром показать настоящий истребитель. Вы уже из Сибири переехали. Там ты увидел на краю поля остатки брошенного военного самолёта, отодрал от него люк с заклёпками на обшивке и приспособил под рыцарский щит. Потом намалевал на нём чёрный жирный крест, как у крестового туза, и размахивал деревянным мечом, который тебе сделал Лёша. А при этом кричал: «Я - Густав-Справедливый, не пущу вас в свой замок». И было тебе лет восемь-девять. Ты хотел спрятать его дома под кроватью и говорил, что нужно охранять замок от врагов. Но тебе не дали. Ты смирился, а щит у тебя стащил кто-то из твоих ровесников во дворе. Наверно, этого ты и боялся, - тётя засмеялась.
     - Помню только про щит и меч, но для мемуаров хватит. А для родословной ты можешь сделать ксерокопии документов? К нотариусу ходить не надо.
     -Хорошо. Пора бы на них опять взглянуть. У нас хранятся справки и некоторые бумаги о рождении, о смерти и о браке Петрова Александра и Маши. И документы родителей, в том числе твоего дедушки Миши.
     - А ты можешь найти то, что указывает на их проживание в Димитровграде, Ульяновске и Куйбышеве? В общем, всё о том, где они жили. Может, даже их дипломы, адреса писем или любые другие документы.
     - Я посмотрю. Сведения о прописке остаются. Что найду, вышлю письмом. Ты летом собираешься приехать?
     - Не знаю. Но на неделю даже не в сезон обязательно вырвусь. Для одного это не проблема.
     - И для двоих тоже.
     - Попрошу без намёков.
     - Передавай привет своим, скажи, что ждём. Целуем вас.
     - И я целую тебя с Аллой. Пока.
     Покойный муж тёти был моряком, большую часть ходил по морям и знал толк в плавании. Он рассказывал мне про Бермудский треугольник, «Летучего голландца» и «Титаник». Фильм о гибели парохода так же, как и картину Айвазовского «Девятый вал» я смотреть спокойно не мог, так как испытывал при этом необъяснимый ужас, с которым ничего нельзя было поделать. Я пытался разобраться в своём неподотчётном страхе, потратил много сил, проявил упорство, но плюнул на всё и стал жить дальше, поглядывая с дистанции на аквариум с рыбками. Это оказалось выше моих сил, и мне пришлось смириться. Из одного увесистого словаря я узнал, что водобоязнь представляет собой страх перед водой, водным пространством - например, паническую водобоязнь. Иное значение этого слова связывалось с бешенством, поскольку оно сопровождалось аналогичным чувством. В другом увесистом словаре отмечалось, что бешенство является вирусной болезнью, передаваемой через слюну животного при укусе. Некоторые люди боятся замкнутых или открытых пространств и ещё чёрт знает чего. Наполеон страдал от страха перед белым цветом и айлурофобией - боязнью кошек, а Пётр I боялся тараканов и больших помещений. Так что бешенством я не страдал, как говорится: «не дождётесь». С годами я привык к этому, успокоился и перестал стесняться. Если меня звали выпить или выкупаться, а мне не хотелось, я так и отвечал: «У меня водобоязнь».
     В детстве родители купили мне маску и трубку для подводного плавания. И только однажды, будучи на летних каникулах у Чёрного моря, я отважился нырнуть у берега и открыть глаза. Больше я этого никогда не повторял. Уже после смерти отца, разбирая его гараж, я наткнулся на маску с трубкой и вспомнил свой опыт. Но ведь какая-то причина водобоязни существовала. На чём-то основывались и мои детские фантазии о жизни в замке и рыцарях. Всё это, видимо, было так глубоко спрятано во мне, что любые попытки разобраться в причинах будут бесполезны. Правда, кое-что я всё-таки вспомнил.
     Было это почти десять лет назад, когда мы с Петельским поехали к моей тёте после окончания первого курса. Она посоветовала нам посетить несколько музеев, к которым мы с Вячеславом не могли относиться равнодушно. Среди них были небольшой музей Пушкина, побывавшего здесь, и морской музей в центре города. С нами был Феликс, который наотрез отказался идти в очаги культуры, и предложил для начала отправиться на пляж. К тому времени Феликс стал студентом местного университета, но его вечные проблемы с евроремонтом недвижимости и еврородственниками, приезжающими на всё лето, не кончились. Его знаменитый дедушка уже умер. Феликс рассказывал нам, что все городские музеи он давно посетил, а его дед лично был знаком с инвалидом, сыгравшим запоминающийся эпизод на Потёмкинской лестнице в фильме «Броненосец Потёмкин». Якобы его дед неоднократно раньше чистил у него свои штиблеты. Мы с Вячеславом согласились начать день с водных процедур, сели на трамвай и поехали к морю.
     На одном из старинных пляжей было весело. Наступил выходной день, поэтому здесь можно было встретить не только приезжих, но и местное население, отдыхающее с детьми. То тут, то там слышался местный фольклор - «Соня, не давай Игорьку своё мороженое ему на ноги», «Женечка, кому нужна твоя попочка? Покажи фотографу, как ты любишь свою бабушку». А в утреннем трамвае можно было сразу исписать целый блокнот.
     Тем временем спасательная станция делала для пляжников свои незабываемые заявления: «Напоминаем, что пить за границей запрещено, осо-бенно за границей заплыва на резиновых матрацах»; «Мама, уберите ребёнка от острых углов катера - его легче непотерять, чем достать. Спасибо тебе, мама»; «Пирожкова Аня из Магадана, у игровых автоматов вас ожидает Автандил Замахрадзе, поиграть. Объявления от частных лиц больше не принимаются».
     На пляже стало припекать солнце, и мы решили сматывать удочки. У Феликса нашлись неотложные дела, и, доехав до центра, мы с ним расстались до завтрашнего дня. Перед этим он рассказал Славке про катакомбы, прорытые под городом, и у того загорелись глаза. «Надо обязательно побывать там! - воскликнул Петельский. - А сейчас пойдём в морской музей». - «Пойдём, - ответил я, не подозревая испытания, которое меня ожидало».
     В музее находилось всё, на что мне невыносимо было смотреть. Экспозиция включала фотографии, картины, морское оборудование и даже макеты кораблей. Сказать, что я пережил ужас, - будет мало. Петельский ходил медленно и сосредоточенно. Перейдя в очередное помещение, мы увидели громадный аквариум с имитацией морского дна, на котором в специальном снаряжении стоял водолаз. Всё было воссоздано в натуральную величину. Я не знаю, как смог выдержать увиденное и не помню, как мы вернулись к выходу. Измученный, я с Петельским вышел из музея, раз и навсегда сделав вывод о том, что не всегда можно клин выбивать клином. Думая об этом, я с другом направился к Приморскому бульвару, где в 1888 году благодарными жителями был поставлен памятник Пушкину. С той стороны послышалась знакомая песня Маши Распутиной.
    
     По городу Одессе на белом Мерседесе
     В зелёной шляпе с розовым пером,
     Красуясь и фасоня, каталась тётя Соня,
     Купив себе машину за бугром.
    
     Красуясь и фасоня, решила тётя Соня
     Урвать у счастья несколько минут.
     Пойми её Одесса, - ведь жизнь совсем не пьеса,
     Где все на сцене пляшут и поют.
    
     При шляпе, при машине и с брошью на груди,
     И юбка типа «мини» с разрезом впереди.
     Притягивает взоры волнующий разрез,
     Ах, Чёрное ты море! Ах, белый мерседес!
     Ах, Чёрное ты море! Ах, белый мерседес!
    
     Конечно, дорогую машину у буржуя
     Купила Соня из последних сил.
     Но факт, а не реклама: дивись, Одесса-мама,
     И это ей никто не запретил.
    
     То факт, а не реклама - дивись, Одесса-мама,
     Дивись с Одессой вся моя страна.
     Мы лучше жить не стали, но всё-таки настали
     Немножечко другие времена.
    
     При шляпе, при машине и с брошью на груди,
     И юбка типа «мини» с разрезом впереди.
     Притягивает взоры волнующий разрез,
     Ах, Чёрное ты море! Ах, белый мерседес!
     Ах, Чёрное ты море! Ах, белый мерседес!
    
     А моя маска с трубкой так и осталась лежать в гараже…
    
    
     * * *
    
    
     В понедельник вечером раздался телефонный звонок. - Звонила Света Журавлёва.
     - Привет, могу тебя обрадовать. Всё готово целиком.
     - Ну, тогда проси, чего хочешь.
     - Хочу, чтобы мы встретились прямо сейчас там же, в метро. Ещё не очень поздно.
     - Света, мне нужно часа полтора, - ответил я, посмотрев на часы.
     - Через полтора часа там же, - сказала она и положила трубку.
     Я бросился одеваться, оторопев от неожиданного вечернего звонка. Но не ехать было нельзя, и через три минуты я выскочил из подъезда.
     Света привезла на Новослободскую большой по размеру пакет с бумагами. «Это тебе от мужа», - пояснила она. - «Спасибо. А это тебе от меня, - я протянул ей фигурную бутылку коньяка и огромную коробку конфет.
     - Этим не отделаешься. Муж давно хочет специально для тебя устроить встречу с интересными людьми. Интересным человеком будешь ты. А чтобы его порадовать, я не остановлюсь не перед чем. Например, уже сказала ему, что ты знаком с проектом создания машины времени и краем глаза видел зелёных человечков. И ты расскажешь про летающие тарелки и зеркала времени. В историческом ракурсе.
     - Хорошо, хорошо, как скажешь. Подготовлю целую лекцию часа на три или доклад минут на сорок. Могу тезисы - минут на пятнадцать. А могу позвонить по телефону и рекомендовать номера журналов и названия книг. Не забудьте только поставить на трибуну полный графин водки или коньяка. И тогда каждый из вас обоих, наконец, узнает, есть ли жизнь на Марсе. Всё скажу как родным.
     - Правда, придёшь?
     - Правда. Во-первых, из памяти, а, во-вторых, из благодарности за содеянное вами. Немного разберусь с делами и позвоню. Передай спасибо мужу.
     - Передам. Всё, я убегаю, пока.
     Когда Света заскочила в вагон и через закрывшуюся дверь махнула мне рукой, я нетерпеливо вытащил из пакета отпечатанный на компьютере текст письма Жозефины и начал жадно читать его прямо в метро.
    
     «Здравствуйте, мои дорогие и милые (имён, к кому было сделано обращение, не указывалось). Письмо ваше мы получили. Мы с дедом очень сожалеем о кончине Прасковьи от воспаления лёгких, но такова уже судьба её. Будем молиться за упокой её души и за Антуана и Элизабет тоже.
     У нас в доме пока, слава Богу, всё наладилось, только вас ждём, а вы всё никак не едете. Винограда в том году собрали много и вино вышло отменным, да уже почти всё, что можно, распродали. Дед Филипп ещё забирается на лошадь и скачет по полю у виноградников, но я прошу его, чтобы он более не подходил к конюшне. Он одно время заболел, хотели везти его к хорошему доктору в Ним или Авиньон, но потом ему стало лучше и он отказался.
     Наш Жюль, проказник, опять свалился с лестницы возле своей детской. Но я была строга с ним, поэтому он лежит молча, и его нога теперь выздоравливает. Он тоже спрашивает, когда вы сможете приехать.
     Если дойдёт это письмо, хочу чтобы вы знали. Стара я уже и хочу увидеть вас обеих. И очень жалею о том, что случилось с вашими родителями. Буду верить, что мы скоро увидимся. Да поможет вам Господь. Берегите хоть вы себя.
     Жозефина март, 12-го дня 1915 года».

    
     Удалось также прочитать надписи на конверте. Помимо известного адреса в Мелекессе был переведён и обратный: «Франция, Шато-конти, имение Мелье».
     Итак, письмо было переведено полностью и прилагалось. В пакете оказалась фототаблица - снимки письма и конверта - их отдельных фрагментов и целиком. Кроме того, в лаборатории было проведено физико-химическое исследование документа. Пробежав отпечатанный текст, я не нашёл ничего важного, но оценил тщательность подхода. Правда, в конце текста имелись некоторые выводы, обратившие на себя внимание: «…на обеих сторонах конверта и письма, вложенного в него, обнаружены микрочастицы масляной краски различных по цвету, которая применяется для изготовления художест-венных изображений»; «… исследование химического состава масляной краски позволяет сделать вывод об отсутствии её принадлежности к известному ГОСТу, ввиду чего она, вероятнее всего, изготовлена кустарным способом». - Как это может помочь мне? - подумал я. - Но всё, что сейчас находилось у меня в казённом конверте, могло сыграть в дальнейшем большую роль. Я был благодарен Свете и её мужу и решил откликнуться на приглашение своей одноклассницы. А приврать что-нибудь про инопланетян или машину времени для меня не такая уж и проблема, - позволил я себе пошутить.
     Первое, что я сделал, вернувшись домой, - развернул карту Франции, нашёл в ней искомый квадрат и без труда отыскал Chateau-conty. Это местечко было расположено в районе указанных в письме городов, но не так уж и близко от них. В случае чего, окопы придётся копать намного южнее линии укреплений Мажино, поближе к Средиземному морю. Только вот я в поле - одинокий воин, и обойти меня легко с любых флангов, как бы я не вертелся.
     Письмо ответило на некоторые вопросы. Буквы над вторым стихотворением - А, Э, Э, Ж могли принадлежать Антуану, Элизабет, Элен и Жюлю. Но куда делась Элен, если она жила в доме покойной Прасковьи Борисовой вместе с Мари? Письмо адресовано Элен, Мари не упоминается, но подразумевается. Что же случилось с их родителями, о которых сожалеет Жозефина? В письме говорится об Антуане и Элизабет и о родителях Мари и Элен, но остаётся не понятно, это те же люди или нет. Жозефина и Жюль скучают по обеим, но какое отношение Мари и Элен имеют к поместью Мелье? Ровно 90 лет прошло с момента написания письма до того, как оно попало ко мне. И что теперь?
    
    
     * * *
    
    
     Последние дни марта и первая неделя апреля никаких фокусов судьбы и новостей мне не преподнесли. Судьба молчала. Зазеркалье тоже не проявляло себя непостижимой предопределённостью событий. Хотя бы таких, которые могли бы направить мои поступки по угодному судьбе руслу. Итоги мне подводить надоело, потому что они не подводились. Были фобии, фантазии и сновидения, но их связь не понятна. Был дом в Мелекессе, где на Сударинской улице жила моя прабабушка с сестрой-француженкой Элен, но как и почему они расстались, не известно. А ещё существовало письмо бродяги, из которого следовало, что моя предполагаемая прабабушка Мари имела отношение к Шато-конти. Я пришёл к выводу, что без ответа на вопрос о том, как была связана Мария Антоновна с Францией, вперёд не продвинусь. Личность бродяги оставалась неизвестной, а стихи прабабки и даже мои собственные ставили меня в тупик.
     В конце концов, в моих хилых мозгах родилась мысль о спиритическом сеансе, который хоть что-то мог прояснить. Тогда я ещё не предполагал, точнее - не учитывал, что скоро отыщется ещё одна маленькая дверца к большой тайне, и сеанс по вызову Духа прабабушки сыграет гораздо большую роль, чем это покажется с первого взгляда. Мне поможет Его Величество Случай, который, как и всегда, по правилам Зазеркалья, будет почти не различим в естественном ходе обычных вещей. Случай, который мы вместе с толстыми словарями привыкли называть неразумной обусловленностью события. Можно ли его всегда считать лишь дискретным куском спрятанного неведомого? Книга Духов ответила мне и на эти вопросы. Не важно, как. Существенно то, что какая-то часть тайны слегка приоткрылась, и то, что это произошло неожиданно, в моей ситуации не обязательно означало случайно.
     Набрав телефонный номер Тамары, я услышал её голос. Узнав от меня, чего я хочу, она не удивилась, но выразила сожаление, что сможет увидеться со мной не раньше, чем через неделю. - «Ты не торопись, - сказала Тома. - Составь пока вопросы, но много не пиши, только самые главные. Постарайся сформулировать не больше десятка, и помни, что я тебе говорила. Скорее всего, встретимся у Петельского, я тебе сама позвоню».
     Всю следующую неделю я продумывал вопросы для Тамары. Необходимо, чтобы она не просто понимала их, а осмысливала обстоятельства, которыми они были вызваны. Я помнил её слова, что мелкие личные интересы Духи не уважают, хотя личные побуждения и симпатии Духов могли быть определяющими. Мне пришлось задать себе вопрос о том, испытываю ли я сам симпатию к своей прабабушке, которую никогда не видел. То, что мне довелось узнать о Марии Антоновне, позволяло проникнуться к ней уважением. Она прожила долгую трудную жизнь и до конца осталась человеком, чуждым мелких страстей и интересов. А кто я? Кто я сам в глазах прабабушки, для её Духа? Захочет ли он отвечать на мои вопросы, от которых зависело многое в моей судьбе? Я понимал, что всё зависит от моего намерения и настроя, от той цели, которую я поставил себе. А такой целью было лишь стремление разобраться в происходящем. Могла ли она стать достойной в глазах Духа? Потом я поймал себя на мысли, что многие вопросы как бы являлись проверкой на достоверность имеющихся данных. А Духам это обычно не нравится. Честно говоря, ни в какой достоверности сведений я уверен не был. Пожалуй, только в одном - что «русская красавица Маша», или Мари, действительно, была моей прабабкой и когда-то жила на улице Сударинской, 10. Мой мозг скептика сопротивлялся вере в немыслимую комбинацию остальных фактов. Думаю, что это оправдывало моё решение спросить об этом. Но самым соблазнительным вопросом было желание подробненько узнать, в какую же историю с географией я вляпался. В результате в один из вечеров мной был составлен следующий список:
    
     1.Как зовут Вас?
     2.Где Вы родились?
     3.Почему Вы не вернулись во Францию?
     4.Где вы умерли?
     5.Кто Ваши родители?
     6.Как звали Вашу сестру?
     7.Кто знает всю правду?
     8.Кто станет моим врагом?
     9.Чем всё должно закончится?
     10.Какая тайна скрыта в Ваших стихах?

    
     Больше всего я опасался, что Дух вообще откажется говорить. При желании можно было придумать не десять, а сто вопросов, но получу ли я ответы на них? Будь, что будет. Мои рассуждения длились до самого вечера четверга, когда мне позвонила Тома. Она коротко осведомилась, готов ли перечень вопросов и сказала, чтобы в пятницу я приехал к Петельскому часам к шести вечера. Вячеславу я звонить не стал, видимо, договорённость о нашей встрече уже состоялась. Мне осталось ждать какие-то неполные сутки, но провести эти часы оказалось труднее, чем всю предшествующую неделю.
     День выдался суматошным. С утра съездив в институт, я освободился часам к двенадцати. Мне пришлось вернуться домой, так как времени до вечера оставалось ещё немало, надо было пообедать, а свой листок с вопросами для Тамары я забыл на письменном столе. Послонявшись по квартире несколько часов, я снова собрался выходить из дома. Уже в электричке я вспомнил, что обещал позвонить в институт, чтобы уточнить, не изменилось ли расписание занятий на субботний день. На Белорусском вокзале я прошёл от платформы по тоннелю и недалеко от выхода в город увидел телефон-автомат. Я часто проходил мимо него и обращал внимание, что на полочке перед ним лежит огромный телефонный справочник. По обе стороны находились магазинчики, где торговали продуктами. Я достал телефонную карту с записной книжкой и при тусклом свете стал искать нужный номер. Позвонив, куда надо, я опустил взгляд на раскрытый справочник, на странице которого были указаны коды городов. Глаза выхватили код города Владимира: «092 2» «Вот оно, - подумал я. - Это же часть номера телефона на конверте с письмом бродяги, по которому я так и не смог дозвониться». Мне оставалось лишь набрать перед этим телефонным номером обычную восьмёрку, и я мог связаться с людьми, знавшими, кто такой этот бродяга. Правда, сам номер находился у меня дома, но количество цифр в нём меня обнадёживало. - Стоило попробовать. Только не сейчас, потому что в данную минуту я мчался к Славке Петельскому со всех ног. В настоящее время меня не мог остановить даже бульдозер. Спешка, однако, не мешала мне думать о спиритическом сеансе, который мог пролить свет на тайну происхождения моих родных. Но не зашевелятся ли при этом волосы на моей голове?
     Так, в сумятице мыслей, я добрался до дома Петельского. Выйдя из лифта на его этаже, я тряхнул головой, избавляясь от того, что мешало мне сосредоточиться. Дверь мне открыл Вадим, хозяин квартиры нёс поднос с тремя чашками кофе. «Давай, проходи в комнату», - пригласил он.
     - А где твои родители?
     - В отъезде. Ты лучше расскажи, какие проблемы у тебя появились.
     - Пока никаких, но есть вопросы, которые без медиума не решить.
     - Попробуем. Тамара в общих чертах говорила мне по телефону.
     В центре зала на большом круглом столе я увидел приспособление для письма. Оно имело маленькую плоскость для опоры руки, снизу которой были приделаны три ножки с колёсиками. Вместо четвёртой ножки имелся карандаш с пружинкой, - чтобы весь этот прибор мог скользить по бумаге.
     - Моё изобретение, - перехватив взгляд, сказал Вадим. - Выполнил специально по заказу нашей Тамары. Она его уже опробовала.
     - А где она сама?
     - Недавно звонила, предупредила, что скоро будет.
     В ожидании Томы мы расселись в разных местах комнаты. «Славик, - обратился я к нему, - а не мог бы ты пока рассказать, чем отличается индийская традиция понимания реинкарнации от европейского учения о перевоплощении души».
     - Лучше Вадим расскажет. Он больше знает. Давай, Вадим, пока время есть.
     - Самым главным в индуизме и буддизме является понятие Кармы. На санскрите оно означает действие, но подразумеваются любые моральные и аморальные намерения. Если действие непреднамеренно, оно не создаёт Кармы. Любые желания, порождаемые нашим «я», производят Карму, воздаяние которой проявляется как в этой жизни, так и в отдалённом будущем. Так написано в словаре «Буддизм».
     - Старый словарь? - спросил я, вспомнив, что последняя «Настольная книга атеиста» была издана у нас в 1985 году.
     - 1992 года, между прочим. Но в русском языке эквивалента нет, поэтому данный термин научным не считается. Существует карма индивидуальная, клановая, карма государства, планеты и даже общая космическая.
     - А теория кармы противоречит христианству?
     - Карму признавали христианские учителя II века, например, Ориген, учитель Александрийский, родившийся в 185 году. О том, что жизнь не заканчивается с физической смертью, говорил святой Августин, который рас-сказал историю о неверующем враче Геннадии. Его дух во время сна несколько раз выходил из тела и разговаривал с одним юношей. Но Геннадий не верил в такую возможность, и юноша задал ему вопрос: «А своё тело, отдельно от тебя, там, на кровати, ты видишь?» - «Вижу». - «Ведь глаза твоего тела закрыты, а ты видишь и своё тело, и меня. Ты видишь духовными глазами. Знай, что после этой жизни будет другая».
     - И карма связана с наказанием?
     - Ты сейчас имеешь в виду отрицательную карму, которая состоит из двух частей. Первая приходит с момента рождения человека. Она накоплена в прошлой жизни и обусловливает предрасположенность его ко всему отрицательному. А вторая часть наработана в ходе настоящей жизни. В неё входят неблаговидные и недоделанные планы, неоконченные действия. Например, если человек не выполнил свою миссию на Земле, он потом ответит за зло, случившееся из-за этого, и будет вынужден начать её снова.
     - Вадим, а какова связь этой теории с христианством?
     - Суди сам. В христианстве есть категории добра и зла. Бог для нас един и Его Законы вечны. Это Природа, Высший разум, Энергоинформационное поле. Всё, что негативно действует на Мир, Вселенную создаёт отрицательную карму. Любые наши действия существенно влияют на окружающий мир и пространство, потому что они вызывают колебания и резонируют с колебаниями других энергетических полей. Если эти действия идут вразрез с законами Вселенной, они называются отрицательной кармой. Рвачество, неискренность и обман между людьми, вмешательство в природу в корыстных целях - всё это нарушает баланс энергоинформационных процессов.
     - А нельзя ли попроще, на уровне индивидуальном объяснить этот механизм?
     - Так это и есть главное. Закон кармы - это закон сохранения моральной энергии. В моральном мире нет ничего неизвестного или случайного. Любой наш поступок регистрируется в едином энергоинформационном поле. Самое бессодержательное слово является семенем, брошенным во времени, и принесёт свой плод для всей Вечности. А мы будем пожинать то, что сеем. Можно стать злым человеком через злые дела и добрым - через добрые. Никакой тёмной судьбы нет, а есть лишь наше собственное прошлое. И мы не жертвы рока, потому что страдания - только расплата за наши грехи. Судьба грешника, действительно, ужасна. Вот тебе и стимул для добродетельного поведения.
     - И в этом вся теория кармы?
     - Нет, конечно. Дело в том, что каждый незначительный поступок имеет своё влияние на наш характер. Сознательные действия переходят в область подсознательных привычек. Отсюда, наши подсознательные стремления являются результатами прошлых поступков, которые мы делали сознательно. Наша жизнь включает такие воспоминания, которые не может стереть не только время, но даже сама смерть. Бесконечная повторяемость рождения и смерти производит расплату за наши поступки. Этот закон не сможет перепрыгнуть ни один банкир, политик или бандит. В следующей жизни они получат то, что посеяли в этой.
     - Но где же тогда роль самого человека? Что же он может выбирать сам?
     - А для его поведения нет другой теории. Всё, что происходит с ним в его жизни - результат прошлого поведения. И карма вызывает надежду на будущее, покорность. Ничто в материальном мире не затрагивает достоинства души, и только добродетель не имеет цены для неё. Звания, богатства, раса человека - всё это ничто. Но я понял твой вопрос. Карма - это слепое и бессознательное начало, которое управляет всей Вселенной. Наша наука всегда убивала Бога. А правильное понятие о духовном мире может раскрыть лишь теория кармы.
     - Тогда остаётся вопрос, на основе чего возникает свобода выбора?
     - На основе добра и зла. Я ведь сказал, что каждый поступок влечёт следствия в мире и в душе оставляет отпечаток, влекущий тенденцию к повторению действий. Но духовная направленность контролируется самодисциплиной: хорошие побуждения можно укреплять, а дурные ослаблять. Дух выше материальной природы, потому что его сущность в свободе выбора, в том, что в нём заложена основа инициативы и стремлений. А материальная природа должна быть под контролем духа. Материальные силы должны подчиняться духовным правилам, а закон кармы - свободе духа. И ничто внешнее не может покорить душу, значит, человек сильнее кармы. Если он этого не про-чувствует, то в том мире будет жить по принуждению. Корни духа в Боге, и чем ближе он к нему, чем лучше поступки, тем дух свободнее.
     - Ты ещё кое-что упустил, - сказал слушавший нас Петельский. - Когда наши действия нарушают законы Вселенной, разрушается окружающий мир и пространство. Многие наши парапсихологи и экстрасенсы считают, что вследствие этого у людей возникают кармические завязки. Они приводят к кармическим проблемам - у человека начинаются болезни, неудачи в делах, ломается судьба и даже сокращается жизнь. Человек портит своё будущее, потому что перестаёт ощущать себя частью Вселенной. Его мысли, страхи, обиды, жестокость с яростью разъедают тело, особенно, когда это нельзя выразить вовне. А мысли о внутренней неудовлетворённости, нерешённых проблемах? Всё это - кармические узлы, которые отягощают душу. И, что интересно, внутренне многие из нас испытывают дискомфорт, тоску или неуверенность, а объяснить их причины не могут. Вот и кажется человеку, что он всеми позабыт и позаброшен. Врачи говорят, что надо внутренне прочувствовать момент, когда образовалась причина кармического узла. Поймёшь, раскаешься, - будет больно, почувствуешь сожаление, но всё пройдёт и отступит.
     - Да. Не случайно во всех религиях злобу, зависть, гнев и уныние считают грехами. Они являются причинами почти всех болезней, потому что перекрывают энергетический ток, отсекая нас от Вселенной. А прощение, любовь и неосуждение, - наоборот, считаются истинным освобождением души для радостей жизни, - сказал Вадим.
     - Но есть ещё одна проблема. Один и тот же наш поступок может быть по-разному расценён с позиции кармы и общественной морали. Соблюдаешь мораль общества, а становишься моральным уродом и нарабатываешь отрицательную карму.
     - Не беспокойся, Слава. В обществе сейчас морали нет и можно вести себя так, как считаешь нужным, - ответил Вадим.
     - Вот это тоже не так просто…
     Договорить мы не успели. В тот момент, когда я думал о том, что индийское и европейское учения о реинкарнации предполагали мир Духов и, соответственно, медиумов для общения с ними, позвонили в дверь. Вячеслав пошёл открывать и вернулся с Тамарой.
     - Добрый вечер. Какие беседы ведём?
     - О том, как нарушение десяти христианских заповедей отражается на нашей карме согласно индуизму, - ответил Вадим
     - Вы меня извините за опоздание. Моё фирменное начальство настоятельно попросило потоптаться вокруг шведского стола. Пришлось выражать сомнения насчёт оставленного газа, утюга и незапертой двери. Еле убежала.
     - Нечего. Предлагаю послушать Сашу. Кажется, сегодня должен состояться сеанс? - спросил Вячеслав. Все выжидающе посмотрели на меня.
     - У меня была прабабушка. Ещё до революции, - начал рассказывать я, - она потеряла всех своих близких, а потом репрессировали её мужа. Но кто её родные - неизвестно. А недавно мои родственники передали мне старую тетрадь с её стихами. В них я нашёл несколько французских слов. Я хочу разобраться в этой истории и выяснить, кто она на самом деле и откуда. Её звали Марией Петровой. Это девичья фамилия моей мамы.
     - Ты её помнишь? - спросил Вячеслав.
     - Нет. Она умерла около сорока лет назад. Вот мои вопросы, посмотрите.
     Ребята прочитали листок и передали его Тамаре. Она сказала, что ей нужно уточнить у меня некоторые детали для самого сеанса, и мы с ней направились на кухню. Там я раскрыл ей подоплёку некоторых вопросов из моего списка. Она ещё раз прочитала всё и, посмотрев на последние формулировки, нахмурила лоб и сказала: «Ладно, менять ничего не будем, попробуем так. Лишь бы хватило моей медиумической силы. Иди к ребятам, мне надо всё обдумать и сосредоточится. Начнём примерно через полчаса».
     Атмосфера в комнате изменилась. Каждый думал, удастся ли спиритический сеанс. Больше меня ни о чём не спрашивали. Когда в комнату вернулась Тамара, мы сели вокруг стола, причём я оказался напротив Тамары. Она зажгла свечу на столе и обратилась к нам: «Сейчас нужно состояние покоя и сосредоточения. Для всех. Потом ещё почитайте вопросы, подумайте о них. Вы знаете, что от вас требуется. И ничего лишнего, никаких посторонних мыслей. Через несколько минут начнём». Мы приготовились, Тома положила пальцы на прибор с колёсиками, и при этом его карандаш упёрся в левый край бумаги.
     В полумраке комнаты наступила тишина, и Тома тихо сказала: «Настроились. Делаем общий вызов». Все с сосредоточенными лицами молчали. Так прошло несколько минут. Тамара о чём-то думала, наверно, мысленно обращалась к вызываемому Духу. Внезапно, словно почувствовав рядом постороннего человека, она спросила: «Здесь ли ты, Дух Петровой Марии? Дух, ты уже здесь, с нами? Можешь ли ты заставить писать меня?»
     Правая рука и кисть Тамары вздрогнули. Карандаш вычертил что-то очень короткое. Я разобрал: «Да».
     Затем вслух было произнесено: «Мы все просим тебя понятно ответить на вопросы твоего правнука. Мы все хотим этого…»
     И тут рука медиума начала двигаться. Казалось, что этому было невозможно воспротивиться. Тома начала писать очень быстро, но с различимыми паузами. Иногда она тихо шептала что-то про себя, доходя до беззвучного шевеления губами. Может быть, она повторяла мои вопросы? Письмо было удивительно разборчиво, но я сидел напротив и не мог уяснить сути. Рука свободно переводила самописку вниз, к новой строке, но мне казалось, что на неё оказывается невидимое давление извне. По ходу я уловил, что короткие паузы возникали после окончания ответа на очередной вопрос, который Тамара воспроизводила мысленно. Но эти секундные перерывы делал Дух, а не медиум. Часть листа была уже исписана, когда её рука, плавно скользя по горизонтали, оставила один над другим два прочерка подряд. Я догадался, что соответствующие вопросы были понятны, но ответов на них не будет. Я ждал, что ответит Дух по поводу тайны, заключённой в стихах Марии Антоновны, - и на листе появилось ещё несколько слов. После этого рука с пишущим прибором неподвижно застыла. Прошло секунд пятнадцать-двадцать. Мы сидели, не шевелясь.
     «Всё. Дух удалился», - негромко проговорила Тамара и, откинув голову назад, закрыла глаза. Видимо, она почувствовала утомление и осталась неподвижно сидеть за столом.
     Я же, будучи не в силах вымолвить даже слово, смотрел на только что проделанные записи, не зная их смысла. До меня лишь дошло, что некая ин-формация уже получена, и общение с Духом моей прабабушки состоялось. Но именно это и поражало больше всего.
     Кто-то подал мне сбоку стакан воды, накапав в него валерианки. Я постепенно приходил в себя и машинально полез в карман за сигаретами. Пе-тельский поднёс зажигалку. Я затянулся пару раз, смотря в одну точку. Все понимали моё состояние. Мне стало легче, и я смог говорить. Петельский, сообразив это, слегка хлопнул меня по плечу и сказал: «Вот. А ты боялся - даже галстук не помялся». Тамара так строго посмотрела на него, что он умоляюще сложил руки. - «Вячеслав, что за намёки?» - с упрёком сказала она.
     - Ах, простите, как принято говорить в одном тёплом городе, я дико извиняюсь.
     - Посидите с Вадимом здесь, а нам надо поговорить. Пойдём на кухню, - обратилась ко мне Тома.
     - Ну, вот, всё хорошо, - успокоила меня она, когда мы закрыли за собой кухонную дверь.
     - Это был Дух прабабушки? А если - самозванец?
     - Я бы это почувствовала. Мне было очень легко, я вообще всё осознавала. Это потому, что Дух твоей прабабушки добрый и чистый. Знай: возвышенный Дух, можешь мне поверить. Никакой путаницы в моих мыслях или письме. Как диктант. И ничего лишнего, только ответы. Способ общения был избран правильно, да и ребята постарались. Ты ещё должен знать, что тебе, мне и всем нам не ответили бы, если…
     - ??
     - Ну, значит, ты всё пока правильно делал и думал. В общем, ты на правильном пути. Ты располагал симпатией Духа. А теперь слушай. Нет, лучше читай сам, написано разборчиво и в том же порядке.
     Я взял у неё лист бумаги. Тамара на всякий случай использовала большой формат площадью в два стандартных листа. Я стал читать то, во что трудно поверить, но я не мог не верить, потому что знал о содержании письма бродяги и имел разрозненные данные о Марии Петровой. При этом Тамара знала не всё, и добавить что-то просто так не могла. Ответы были такими:
    
     « - Мария Борисова Мари Мелье Петрова
     - Франция Прованс местечко Шато-конти имение Мелье
     - началась война революция
     - в России
     - Антуан Элизабет Мелье их убили
     - Борисова Элен Мелье Жюль наш брат
     - все кто умер Констанция Боден живёт в замке Мелье ищи
     - ------------------------------------------------------
     - ------------------------------------------------------
     - помни конец стихов знай конец стихов главное помни».

    
     - Смотри, Тома. Про Жюля ты не спрашивала, а написала, что он их брат. Второе имя сестры Элен не сообщено. С чего бы это?
     - Это в порядке вещей. Ответы нередко совсем не совпадают с вопросами, потому что Дух говорит то, что считает нужным. Но в этот раз между вопросами и ответами почти полное соответствие.
     - А прочерки?
     - Думаю, тебя оставили в неведении, чтобы ты разобрался сам. Это отказ отвечать. А вот почему, не знаю. Я рада, что всё получилось. Тебе это важно?
     - Да, важно. Ведь мы не знали, что Мария Антоновна из Франции. Теперь ты поняла, где лежат фамильные драгоценности? - спросил я, понизив голос.
     - Скорее всего, там, но что ты будешь делать? К тому, что я записала, добавить совсем нечего.
     - Это не мало. Прояснились условия разгадки тайны моих потомков - через закордонные сундуки с цацками. Всё это на меня сильно подействовало, но опять встаёт тот же вопрос. Помнишь, у тебя дома мы говорили об этом? - Неужели Дух хочет, чтобы я собрал чемодан, купил билет и поехал в дом предков?
     - Не знаю. Не торопись, посмотри, какие события будут происходить дальше. Насчёт меня не беспокойся, я никому ничего не скажу. А ты молодец, о золоте не задал ни одного вопроса.
     - Этим я обязан тебе. И не только этим.
     - Тогда помни конец стихов. Ведь тебя снова предупредили. Рано или поздно, тебе суждено добраться до тайны. Всё, давай вернёмся к ребятам.
     Петельский встретил нас вопросом.
     - Посекретничали, голуби?
     - Да, насчёт комментариев. На, почитай лучше ответы, мои вопросы вы знали. Тома молодец. Она сказала, что вы с Вадимом очень помогли, - сказал я, протягивая ему записи Тамары.
     - И что теперь будешь предпринимать?
     - Как что? Одной семейной проблемой стало меньше. Теперь я буду знать девичью фамилию моей прабабушки. Она составляла фамильную тайну. Но это всё в прошлом.
     - В прошлом-то в прошлом, - задумчиво ответил Петельский, - но хиромантия говорила тебе о будущем.
     - Слава, я всё помню, да что толку? Ладно, хватит об этом. Хочу всех вас поблагодарить и обещаю встречу за этим большим антикварным столом. Но сейчас слишком поздно, пока доберусь… Пойду я, ребята.
     В прихожей я попрощался с каждым и обещал звонить. Уже перед тем, как открыть дверь на лестничную площадку, ко мне шагнула Тамара, будто что-то захотела сказать мне напоследок, но Вячеслав перебил её: «Надолго не исчезай, не теряйся». - «Мой телефон ты знаешь. И обычно я ночую дома», - ответил я, взглянув на Тамару.
     «Что же хотела сказать мне Тома?» - подумал я уже в подъезде. Но она только ободряюще посмотрела на меня и помахала вслед рукой.
     На улице дул весенний ветер, и я поднял воротник куртки. Хотелось побыть в одиночестве и всё обдумать. Направляясь домой, я рассуждал о сложившихся обстоятельствах.
     Да, теперь я знал, почему короткие стихи о Сударинской улице назывались «Последнее лето». Они, как я и думал, были написаны несколько позднее - года через два после знакомства с Мелекессом. Я понял восторженность этих стихов - Мари встретила свою любовь, потом родился мой дед Миша, и многое для неё изменилось. Мария Антоновна Петрова смирилась с утратой Родины. Она написала о своих первых впечатлениях от приютившей… нет, так нельзя сказать, - от новой страны, куда её занесла судьба. Это было последнее лето в Шато-конти, мирное лето перед войной, с началом которой перевернулась вся дальнейшая жизнь Мари. И началось первое лето в чужой стране. Наверное, Мари тогда вспоминала всё: свой дом во Франции, своих исчезнувших родителей, Элен и солдатку Борисову.
     Я понял горечь строк, в которых упоминается городок Шато. Эти стихи были обращены к А, Э, Э, Ж, к младшему брату Жюлю, оставшемуся в родной Франции. И в то время Мария Антоновна потеряла любимого мужа. Сталинские прихвостни старательно выполняли план по «врагам народа». Вот почему она так страдала по близким. Горькой была её судьба: она не только потеряла всех своих родных, но и не смогла ни из России уехать, ни во Францию вернуться.
     Можно предполагать, что Антуан и Элизабет Мелье без вести пропали в России - вряд ли молоденьких девушек отпустили одних в другую страну. Значит, Мари и Элен сестры, жившие вместе во Франции до I Мировой войны, начавшейся в 1914 году. Как же они стали Борисовыми? Судя по фамилии и отчеству прабабки, - Антоновна, - после разлуки со своими родителями сестрам удалось каким-то чудом получить русские документы на эту фамилию. Можно допустить, что Элен впоследствии стала Еленой Антоновной, и тоже осталась в России, а бродяга был её родственником. По возрасту, этот мужчина мог приходиться ей внуком. Тогда всё сходится. Во время войны и революции многие люди навсегда потеряли своих близких. Такое случалось и не в столь отдалённые времена - в республиках распавшегося Советского Союза некоторые семьи теряли друг друга из вида, будучи вынужденными покидать насиженные места. Однако до сих пор нет ответа, куда исчезла Элен Мелье, и кто такой бродяга. Поэтому вырезка из газеты и номер телефона на конверте очень важны. Надо во что бы то ни стало дозвониться в этот город. Но кто окажется врагом в моём запутанном деле?
     Тех, кто знает правду об истории семьи Мелье, уже давно нет в живых. Но в Шато-конти живёт Констанция Боден - единственный человек, которому известно нечто важное. Остальные на том свете. Следы ведут в Шато-конти, но что это даёт? Может быть, заказать международные телефонные переговоры и передать привет от затерявшегося потомка? То-то радость будет! Читая Книгу Духов, я стал понимать многое из того, мимо чего раньше проходил, не обращая внимания. Возможно, события, которые позволили бы мне сделать следующий шаг ещё не назрели, не проявились. Значит, думать о Франции и стихах пока преждевременно. И всё же я продвинулся вперёд. Спиритический сеанс показал, что Зазеркалье существует. А это значит, что жить, как прежде, я не имею права. Теория кармы это вам не уголовный кодекс, по которому за убийство можно получить пятнадцать лет условно, если есть деньги.
     Мне сделали напоминание о конце стихов - вторичное предостережение об искушении богатством. Главными в стихах Марии Антоновны были последние восемь строчек. Но почему такой акцент делается на этом? Неужели чужое богатство для меня так важно? Как сказала Тамара? - Если не принять вызов судьбы, она может, не спросив, сама взять у тебя что-то или не дать. Очевидно, Мария Антоновна получила откровение с неба о моих будущих испытаниях. И для меня пришла пора выдержать их.
     Боже мой, с какими событиями меня столкнула судьба, - подумал я с грустью. - Как давно всё это было. Я всегда чувствовал, что прошлое имеет какую-то особую власть надо мной. Может быть, следует жить, как некоторые, не оглядываясь назад? Эх, время, время. Что ты делаешь с нами? Ты ранишь нас не меньше, чем несправедливость или неблагодарность других людей по отношению к нам. И нельзя сетовать на это, брыкаться, потому что такое происходит не случайно, и, значит, всё это наше. Я решил отвлечься от тягостных раздумий и включил плеер. Маша Распутина запела о том времени, о котором я сейчас думал.
    
     Полдень весенний, река серебрится,
     Вышел из храма народ.
     Праздник престольный в казачьей станице -
     Мирный тринадцатый год.
    
     Ласточки кружат и солнышко светит,
     В белом сады как в снегу,
     И, веселясь, словно, малые дети
     Пляшут казаки в кругу.
    
     Тихо казачки ведут разговоры,
     Чинно стоят старики.
     И невдомёк им, что кончатся скоро
     Вольные эти деньки.
    
     Мир назовут этот глупым и старым,
     Всё, - скажут, - надо на слом.
     И бесполезной бумагою станут
     Деньги с двуглавым орлом.
    
     Дыни, арбузы, пшеничные булки -
     Щедрый зажиточный край,
     И на престоле сидит в Петербурге
     Батюшка-царь Николай.
    
     Трудно поверить, что скоро запляшет
     Красный семнадцатый год,
     Знают лишь на небе ангелы ваши,
     Что вас станичники ждёт.
    
     Эх, ма - лето не зима,
     Эх, ма - кабы денег тьма!
     Кубань-река и Дон-река -
     Гуляй казак, гуляй пока.
     Эх, ма - лето не зима,
     Эх, ма - горе от ума!
     Всё отберут у казака,
     Ну, а пока - гуляй пока.

Продолжение следует


    
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 2     Средняя оценка: 9.5