Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



 





 

Сергей  Голубицкий

Дэн Браун или величайший графоман современности

    Витрувианский Кен. Часть первая – пренатальная
    
     Сейчас перед вами раскроется величайшая из тайн в истории!
     Иисус не только был женат, Он был отцом.
     А Мария Магдалина, дитя мое, была священным сосудом,
     носившим Его ребенка! Тем священным лоном,
     призванным продлить царский род, той лозой, на которой зрел
     благословенный плод их любви!
     Дэн Браун «Код Да Винчи»

    
     Многообещающий эпикриз
    
     Литературное наследие Джоан Ролинг, Паоло Коэльо, Перес-Реверте и Харуки Мураками неопровержимо доказывает, что при удачном стечении обстоятельств умение складывать слова в замысловатые сюжеты очень даже позволяет срубать серьезную капусту. Всех перечисленных авторов, а иже с ними – и дюжину-другую близких по смыслу имен, объединяют два связанных между собой фактора: повсеместное признание творчества и солидные финансовые отчисления. Приключения английского мальчика-волшебника, бразильской проститутки-богомолки, испанского капитана-авантюриста и японского хиппаря-доходяги в равной мере воспламенили сердца обитателей африканских саванн, малоросских степей, монгольских пустынь и тирольских гор. Сей сердечный пламень быстро оделил литераторов-создателей мировой славой, а за одно и причислил к почетной гильдии преуспевающих коммерсантов. Аминь.
    
     При всей пестроте и неравнозначности таланта беллетристов нашего времени – от Стивена Кинга до Бориса Акунина – объединяет игра по привычным правилам, выработанным столетиями отношений между рынком и искусством. Их успех конъюнктурно вытекает из удачно подобранного сюжета, дара рассказчика, правильного маркетинга и своевременной рекламной компании. Фактор случая и удачи лишь добавляет пикантности success stories из области гуманитарной коммерции. Так было всегда. Так было до тех пор, пока не появился Дэн Браун.
    
     Восход на небосклоне поп-культуры титанической фигуры еще вчера никому неведомого человечка из Нью-гемпшира изменила все привычные представления о масштабах влияния литературного текста на сознание человечества (не поколения, не нации, и даже не одного, отдельно взятого языкового поля, а именно всего человечества!), о силе вероятного потрясения вековых устоев религиозной и культурной жизни, наконец, о размерах допустимой материальной компенсации, потенциально зарезервированной за скромными тружениками пера. За три года книга Дэна Брауна «Код Да Винчи» была переведена на 44 языка мира, издана тиражом в 60 с половиной миллионов копий , была экранизирована Голливудом, вызвала бурю негодования и публичные протесты десятков миллионов (!) последователей различных религиозных конфессий (далеко не одного христианства!), породила целую индустрию эпигонов и подражателей, накормила семьи тысяч литературных критиков, опубликовавших исследования на тему «разгадки Кода», раскрутила новые направления турбизнеса (автобусные туры и пешие маршруты по монастырям Англии, замкам Франции и музеям Италии). Сам неведомый человечек из Нью-гемпшира положил в карман 270 миллионов долларов (за три года!), утвердившись на 12 месте в списке Forbes влиятельнейших знаменитостей 2005 года (номер 1 по версии журнала Time). Такого успеха не знал ни «король саспенса» Стивен Кинг, ни любимая «сказочница детишек Земли» Джоан Ролинг. Да что там: до Дэна Брауна такого успеха не знал ни один человек, связанный, пусть даже номинально, с литературой.
    
     С учетом тревожного обстоятельства – недавно Дэн Браун заявил о намерении продолжить серию похождений своего героя, гарвардского профессора Роберта Лэнгдона, «еще как минимум в 12 триллерах, действие которых разворачивается в самых загадочных уголках планеты» - можно предположить, что скорого затухания всемирной эпизоотии под условным названием «Код Да Винчи» ожидать не приходится. По этой причине благородная задача хирургического иссечения феномена Брауна служит не столько целям аутопсии post factum, сколько поиску эффективной вакцины и выработке противоядия.
    
     Бледный анамнез
    
     Самый популярный в мире писатель родился 22 июня 1964 года в семье церковной органистки и учителя математики. В детстве маленький Дэн пел в церковном хоре, посещал воскресную школу и проводил летние месяцы в церковном лагере. После завершения в 1982 году средней школы при элитной Академии Филлипс Эксетер, в которой преподавал отец, Браун поступил в Колледж Амхёрст. Студенческие годы распределились между изучением английского и испанского языка, активностью в братстве «Пси Ипсилон» , хоровыми экзерсисами и литературным кружком Алана Лельчука. В Амхёрте Браун сформулировал для «ключи счастья в жизни»: «Следуй своей мечте и делай то, что тебе нравится!»
    
     После колледжа Браун сосредоточился на музыкальной карьере. Самоизданная аудиокассета (песенки для детей) под названием «SynthAnimals» разошлась тиражом в 200 экземпляров. Следующий хит – компакт-диск «Perspective» - и снова удача: две сотни новых поклонников. Окрыленный успехом Дэн Браун отправляется в 1991 году прямиком в Голливуд с твердым намерением углубить познания в области сочинительства музыкальных текстов. Он записывается на курсы Национальной Академии сонграйтеров в Лос-Анжелесе, поддерживая жизнь учительством в начальных классах одной из школ Беверли-Хиллс.
    
     В Академии Браун знакомится с Блис Ньюлон, чья энергия и жизненный опыт на годы вперед становится турбодвигателем всех проектов будущего самого популярного писателя в мире. С первого взгляда Блис проникается тёплым материнским чувством к трогательному юноше и берется добровольно проталкивать его музыкальные поделки – пишет пресс-релизы, организует презентации, лоббирует по калифорнийским друзьям и знакомым.
    
     Всё впустую! Широкая общественность упорно отказывается признавать музыкальный талант Дэна Брауна, он сдается, штампует прощальный компакт-диск под названием «Dan Brown» с такими непризнанными шлягерами как «976-Любовь» и «Если ты веришь в Любовь», закрывает лавочку и возвращается на родину (1993). На всеобщее удивление леди Ньюлон следует за ним: деловые отношения напрочь скрыли от окружающих светлое любовное чувство, связавшее Дэна и Блис. В Нью-гемпшире Браун устраивается преподавателем английского языка в папиной Академии Филлипс Эксетер и … вновь выпускает пластинку! Оказывается он разочаровался вовсе не в собственных музыкальных способностях, а в умении Калифорнии оценить его по достоинству.
    
     Компакт «Angels & Demons» с очередной порцией непризнанных хитов, из которых особо стоит помянуть добрым словом религиозную (!) балладу «Всё, во что я верю», увидел свет в 1994 году . В свое время альбом не снискал музыканту славы, зато сегодня, когда копия «Кода Да Винчи» с автографом Брауна отлетает за 4 тысячи долларов на сетевых аукционах, «Angels & Demons» (не путать с одноименным романом!) – легко переплюнет в цене бобинные записи ливерпульской четверки эпохи «Каверны» .
    
     В том же 1994 году, проводя отпуск на Таити в тяжких раздумьях по поводу очередной музыкальной неудачи, Дэн Браун проглотил с тоски детектив Сиднея Шелдона «Заговор конца света», поднял в недоумении брови, вспомнил об экзерсисах в литкружке Лельчука и с криком «Фигня-вопрос!» сел писать собственный «бестселлер». Так родилась «Цифровая крепость» - первый роман Брауна, опубликованный в 1996 году и сразу же пополнивший бесславную коллекцию коммерческих провалов нашего героя.
    
     Я сознательно и постоянно удерживаю разговор в финансовой узде, поскольку ни о каком профессиональном (литературно-художественном) признании книг Дэна Брауна речи никогда не было и быть не могло. Точно также, как «песни» Брауна – не музыка, его триллеры – не литература. Ни первый, ни второй, ни третий, ни четвертый, и - теперь уже с уверенностью можно сказать – ни все последующие романы Великого Нью-гемпширского ремесленника никогда не станут образцом изящной словесности. Зато у них есть все шансы войти в книгу рекордов Гиннеса в виде самых успешных в денежном отношении товаров печатной продукции. И именно этим своим качеством они интересны нам безмерно.
    
     «Цифровую крепость» Дэн Браун создавал в тесном спарринге с Блис Ньюлон. Одновременно будущие молодожены ваяли и юмористический сборник, название которого – «187 мужчин, которых необходимо избегать: путеводитель для романтически разочарованной женщины» - проливает свет на истоки воинственного феминизма, пропитавшего «Код Да Винчи» от обложки до обложки. «Путеводитель» вышел под псевдонимом «Даниэлла Браун» в сопровождении симптоматичной биографической справки: «Автор проживает в Новой Англии, преподает в школе, пишет книги и избегает мужчин». «Путеводитель» вышел первым и разошелся комнатным тиражом, похоже, не выходя за пределы университетского кампуса Эксетера.
    
     Главная ставка, однако, была сделана на «Цифровую крепость», которую упорная Блис Ньюлон настойчиво пробивала по всем крупнейшим издательствам Америки. Тот факт, что роман в конце концов увидел свет, причем ни где-нибудь, а в одном из крупнейших нью-йоркских издательств «St. Martin's Press», целиком и полностью является заслугой верной спутницы Брауна (Дэн и Блис поженились в 1997 году), которая два года к ряду рассылала факсы, вела переговоры с издателями, организовывала интервью и проталкивала мужа на всевозможные ток-шоу.
    
     В конце концов «Цифровая крепость» появилась на прилавках книжных магазинов (1998) и… обернулась катастрофическим провалом! Иначе и быть не могло: ущербные родовые пятна романа, казалось, гарантировали провал любому начинанию. Причем речь шла не о случайных недочетах, огрехах и нелепостях, а о глобальном дефекте метода. Доказательство - недостатки «Цифровой крепости» в неизменном виде перекочевали во все последующие продукты Дэна Брауна, с болезненным постоянством повторяясь в «Ангелах и демонах», «Точке обмана» и «Коде Да Винчи».
    
     В первую очередь речь идет о воинственном любительстве Брауна при описании технических деталей и небрежности при воспроизведении исторических реалий. Беспрецедентная неряшливость в географических названиях, неанглийских именах и научной терминологии была бы терпима в устах малообразованного полицейского детектива или другого непритязательного персонажа, однако у Дэна Брауна фигурируют исключительно гарвардские профессора, светила науки и гении криптографии (навроде японца Энсея Танкадо, изобретателя мифического непреодолимого шифра под названием «Цифровая крепость»), которые с несносной (типично американской!) самоуверенностью вещают миру такую ахинею, что хочется плакать. Плакать не от самой ахинеи, а от готовности, с которой миллионы одурманенных потребителей впитывают дилетантские бредни нью-гемпширского ремесленника.
    
     Сюжет «Цифровой крепости» вертится вокруг двух тематических центров притяжения – научной криптографии и испанского города Севилья (в нем убивают Энсея Танкадо). Оставим в покое утверждения Брауна о том, что «в алфавите ASCII 256 знаков» , а «PGP, Diffie-Hellman и ZIP – это алгоритмы шифрования» , в конце концов, учитель английского языка не обязан знать тонкостей компьютерного программирования (хотя обязан проверять написанное, по меньшей мере проконсультировавшись у специалистов). Но – Севилья! Ведь Дэн Браун не только считается (по диплому) знатоком испанской культуры, но и прослушал курс по истории искусств в университете этого города. На площади Plaza de Espana нет здания городского совета (city council), Ла-Хиральда – не «мавританская башня с крутыми ступенями» 15 века высотой 419 футов (140 м), а минарет мечети Альмохадов без всяких ступеней, построенный в 1184 году, высотой 320 футов (97,5 м), Кафедральный собор не был построен в XI веке и не является вторым в мире по величине . Но даже эти детали не имели бы значения, если автор не уделял им центральное место в книге, с упоением проливая на читателей небрежный коктейль из перевранных дат, перепутанных архитектурных стилей и исторических событий.
    
     Кстати, о коктейлях. Как вам «клюквенный сок с водкой» в качестве самого популярного испанского народного напитка?
    
     В 1998 году Испанию бог миловал и она не познала перевода «Цифровой крепости» на родной язык. Счастье пришло в феврале 2006 года, когда на больной волне популярности «Кода Да Винчи» издали и первый роман Брауна. Миллионы испанцев с удивлением узнали о неслыханном «насилии и коррупции в Гражданской Гвардии» (которую Браун по ходу дела путает с городской полицией), жутком состоянии «телефонной связи» и беспробудном мраке здравоохранения (перлы типа: «В любой другой более развитой в медицинском отношении стране простреленное легкое не означало летального исхода, но только не в Испании»). Особенно испанцы обиделись за медицину, которая по оценкам международной организации здравоохранения считается одной из самых передовых в мире.
    
     Чтобы хоть как-то сгладить гадкое впечатление, Браун сопроводил испанское издание «Цифровой крепости» пространным предисловием, в котором заклеймил Севилью «своим самым любимым городом, вдохновившим на написание Кода Да Винчи». Пустые хлопоты! Предисловие можно было запросто не писать: маховик величайшей в истории psyop уже был запущен, поэтому первый роман Брауна вслед за четвертым мгновенно возглавил список испанских книжных бестселлеров!
    
     Вернемся, однако, в 1998 год. Издание «Цифровой крепости» нисколько не приблизило Дэна Брауна к богатству (к славе – и подавно), зато сильно опечалило «St. Martin's Press»: стартовый тираж в 10 тысяч экземпляров категорически отказывался найти своих покупателей!
     Не удивительно, что от второй книжки Брауна – «Ангелов и демонов» - нью-йоркский издатель категорически отказался.
    
     «Ангелов и демонов» издал «Pocket Books» в 2000 году. Объективно этот триллер на голову превосходит всё когда-либо написанное Брауном (включая «Код Да Винчи»), однако и его тираж (те же 10 тысяч) остался невостребованным. История вымышленного противостояния католической церкви и тайного братства иллюминатов, выведенная в романе, впервые выводит на сцену сквозной персонаж Дэна Брауна - «преподавателя истории религий в Гарвардском университете Роберта Лэнгдона». Пройдет три года и Роберт Лэнгдон перекочует в «Код Да Винчи», прихватив с собой и сюжет «Ангелов и демонов». Неслыханное дело – в самой продаваемой книге всех времен и народов («Коде Да Винчи») Дэн Браун практически дословно пересказал читателю историю своего же собственного романа, написанного накануне! Разительные совпадения прослеживаются в структуре романа, сюжетной линии, последовательности событий, одних и тех же ходульных персонажах, а также выводах и обвинениях (в адрес католической церкви).
    
     Третью книгу Брауна – «Точка обмана» (2001) – выпустило третье же издательство (угадали - после отказа Pocket Books повторить опыт!) - «Atria». Тираж – 10 тысяч. Результат – еще хуже, чем у «Ангелов и демонов».
    
     Пора подводить предварительные итоги. В «Цифровой крепости», «Ангелах и демонах» и «Точке обмана» Дэн Браун открыто явил миру собственный неповторимый творческий метод, заключавшийся в причудливом букете фактографических ошибок, неточностей, дилетантства и абсолютного неумения писать по-английски. Всё эта гремучая смесь, однако, скреплялось удивительной бомбой замедленного действия, по разрушительному потенциалу не уступающей «Литтл Бою» . Бомба эта – жесткий симбиоз фактов, полуфактов и фантазии, неизменно выдаваемой автором за чистую монету. Начиная с «Ангелов и демонов» Дэн Браун с параноидальной настойчивостью сопровождает свои книги специальным предисловием, в котором торжественно констатирует свою приверженность исторической, культурологической и научной фактографии. Рано или поздно эта бомба должна была разорваться…
    
     В 2001 году редактор и близкий приятель Дэна Брауна Ясон Кауфман переходит из Pocket Books в Doubleday, где с порога декларирует собственную повестку дня: «Я хочу издать новую книжку Дэна Брауна!» «Кто такой Дэн Браун?!», «Автор «Ангелов и демонов», у него как раз готова заявка на продолжение триллера под названием «Код Да Винчи»!
    
     Ознакомившись с рукописью Брауна, руководство Doubleday по достоинству оценило чутье Ясона Кауфмана и сразу же заиграло по крупному. 10 тысяч экземпляров «Кода Да Винчи», выданные типографией, составили вовсе не тираж, а лишь ознакомительные копий (!!!), разосланные по критикам и книготорговцам. Критики, разумеется, поморщились, зато книготорговцы пришли в восторг: «Товар первого сорта!»
    
     18 марта 2003 года во все крупные книжные магазины Америки доставили стартовый тираж четвертого романа Дэна Брауна - 230 тысяч экземпляров! Часовой механизм бомбы был приведен в действие!
    
     Витрувианский человек – рисунок, сделанный Леонардо Да Винчи для иллюстрации своей книге о римском архитекторе Витрувии, представляющий собой фигуру обнажённого мужчины в двух наложенных одна на другую позициях: с разведёнными в стороны руками, описывающими круг и квадрат. Кен – кукольный дружок Барби, лишенный внешних признаков мужского достоинства.
    
     По состоянию на май 2006 года.
    
     Psi Upsilon (??) – студенческое братство в Америке, возникшее в Колледже Юнион в 1833 году. Членами «Пси Ипсилон» был президенты США Честер Артур и Уильям Тафт, вице-президент Нельсон Рокфеллер, сенатор и министр обороны Уильям Коган, Верховный судья Джон Стивенс и директор ФБР Уильям Вебстер.
    
     Блис старше Дэна на 12 лет.
    
     С музыкальной страничкой творчества писателя можно ознакомиться, прослушав его композиции на сайте «Человека, стоящего за кодом Да Винчи», неавторизованной биографии писателя, написанной Лизой Рогак (http://www.danbrownbio.com). Настоятельно рекомендую – впечатление незабываемое.
    
     Клуб на Мэтью-стрит в Ливерпуле, где в январе 1961 года дебютировал The Beatles.
    
     В оригинале фраза звучала как «Hey, I can do that!»
    
     Их там 128.
    
     PGP – это программа защиты почтовых сообщений, Diffie-Hellman - протокол обмена ключами, а ZIP - метод компрессии.
    
     Севильский собор возводился между 1433 и 1528 годами и уступает размерами как собору Св. Петра в Риме, так и собору Св. Павла в Лондоне.
    
     (амер. военный сленг) операция в психологической войне.
    
     Little Boy – кодовое название атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.
    
    
     Часть вторая. Операция «Лимонад»
    
     Два волшебных слова
    
     18 марта 2003 года во все крупные книжные магазины Америки доставили стартовый тираж четвертого романа Дэна Брауна «Код Да Винчи» в невиданном и неслыханном количестве - 230 тысяч экземпляров! Доставили и не прогадали: в первый же день книгу купили 6 тысяч заинтригованных обывателей, к концу недели – еще 23 тысячи. Что, к слову, больше, чем совокупный тираж всех трех предыдущих романов Брауна!
    
     Через десять дней «Код Да Винчи» уже возглавлял список национальных бестселлеров Америки, составляемый «New York Times» . Безоговорочное первое место книге Брауна присудили одновременно и «Wall Street Journal», и «Publishers Weekly», и «San Francisco Chronicle». Еще через месяц «Код» возглавлял уже все крупнейшие национальные рейтинги книгопродаж.
    
     Показательный момент, играющий важную роль в нашем исследовании: с самого первого дня, нагнетая невиданную истерию вокруг «Кода Да Винчи», средства массовой информации дружно сосредоточились на «страшилке» о якобы подрывном заряде, таящемся в романе Брауна. Вот хрестоматийная иллюстрация одной из таких urban legends : «Человек был пастором на протяжении 35 лет. Затем по непонятной причине он решил прочитать «Код Да Винчи». Утром на Пасху он поднялся с постели, заявил жене, с которой состоял в браке 33 года, что не любит ее и никогда в жизни не любил, оскорбил свою дочь, затем собрал прихожан и заявил, что полностью разочаровался в Библии, а книга Брауна «отворила ему глаза на Истину». Под конец он грубо выругался и пообещал впредь все свои проповеди строить только на «Коде».
    
     Согласитесь, после такого «апокалипсиса» грешно не отложить все в сторону, рвануть в магазин и не прикупить самому книгу – хотя бы из любопытства: «Что же это за Истина за такая открылась морально неустойчивому служителю культа?»
    
     Об удивительной книге Брауна я впервые услышал летом 2003 года в радиопередаче легендарного Арта Белла , в которой шел разговор о новом модном романе, якобы потрясшем нью-йоркских интеллектуалов своей «конспирологической контроверсией». Замечу по ходу дела, что именно эти два слова - conspiracy (тайный заговор) и controversy (неоднозначная полемичность) – являются ключевыми для объяснения уникальной популярности «Кода Да Винчи» во всем мире. Тогда же, летом 2003 года, я, помнится, несказанно удивился: «С каких пор «нью-йоркских интеллектуалов», сей одиозный истеблишмент, интегрированный всеми фибрами души в Великую Американскую Мифологию, стала волновать и уж тем более потрясать конспирология?!
    
     Ни для кого не секрет, что малейшее упоминание о «тайном заговоре» вызывает у «нью-йоркских интеллектуалов» исключительно болезненную реакцию, автоматически влекущую за собой обвинение в «мракобесии» и «антисемитизме». Оно понятно: «теория мирового заговора», без которой не обходится ни одна уважающая себя конспирология, непременно ассоциируется в сознании «нью-йоркских интеллектуалов» с пресловутыми «Протоколами Сионских мудрецов», поминание которых в приличном американском обществе – не просто моветон, но чревато пожизненным клеймом persona non grata. А тут вдруг – на тебе: и «потрясение», и смятение чувств, и неоднозначная полемичность. Выходит, не всякая теория заговоров раздражает «нью-йоркских интеллектуалов» и не всякая конспирология тянет на мракобесие.
    
     Абсолютная и не подлежащая сомнению гениальность нью-гемширского литературного ремесленника Дэна Брауна состоит в том, что ему удалось (самому либо по мудрой подсказке – значения не имеет) выявить и запустить в ноосферу человечества конспирологию совершенно иного порядка: положительную и прогрессивную! Такую конспирологию, которая одновременно убивает двух зайцев: финансово отыгрывает неистребимую веру 99 % обитателей планеты в то, что миром управляют тайные силы, а тайный заговор является единственно действенным инструментом обретения Власти, и одновременно полностью уводит общественную мысль от подрывного жупела «Протокола Сионских Мудрецов»! С легкого пера Дэна Брауна безопасным и политически корректным проклятием рода человеческого была назначена… католическая церковь в лице своей боевой единицы – Opus Dei!
    
     Сопоставим факты: когда Дэн Браун написал роман о злобных «иллюминатах», подложивших аннигиляционную бомбу под папскую резиденцию в Ватикане («Ангелы и демоны»), тираж поперхнулся на 10 тысячах экземпляров на фоне леденящего душу безразличия публики и презрительных смешков «критиков-профессионалов». Оно понятно: слишком откровенно Illuminati отца-вдохновителя Великой французской революции Адама Вайсхаупта перекликались с проклятыми «масонами» и «розенкрейцерами», от которых, как вы понимаете, рукой подать до «Протоколов».
    
     Как поступает Браун? Сохранив практически в неизменном виде фабулу и сюжет «Ангелов и демонов», он всего лишь заменяет полит-некорректных «иллюминатов» на католиков-мракобесов из Opus Dei, сдабривая хозяйство пикантной подливкой из антихристианской ереси, пользующейся неизменной популярностью в среде «интеллектуалов» - et voila! – перед нами самая популярная и продаваемая книга в истории человечества «Код Да Винчи»!
    
     Не тратьте времени зря, пытаясь отыскать разгадку успеха «Кода Да Винчи» в самой книге - она там рядом не ночевала. В четвертом романе Брауна, как и в трех предыдущих, герои не разговаривают, а выдавливают из себя словно под прессом повидло ходульно-замусоленных штампов, динамика действия поражает беспомощной аритмией, а вдумчивого читателя ни на миг не покидает чувство, что Роберт Лэнгдон – не «гарвардский профессор», а деревенский скоморох, в лучшем случае - ряженый пройдоха из популярного некогда в Европе плутовского романа. Всё это, однако, не имеет ни малейшего значения. Успех роману обеспечили не его (несуществующие) художественные достоинства, а волевой унисон тех самых «нью-йоркских интеллектуалов», усмотревших в «Коде Да Винчи» абсолютно беспроигрышную комбинацию - «Конспирология» + «Не Протоколы» - и раскрутивших поделку до неприличия.
    
     «Факты»
    
     «Приорат Сиона — тайное европейское общество, основанное в 1099 году, реальная организация. В 1975 году в Парижской национальной библиотеке обнаружены рукописные свитки, известные под названием «Секретные досье», где раскрывались имена многих членов Приората Сиона, в их числе сэр Исаак Ньютон, Боттичелли, Виктор Гюго и Леонардо да Винчи.
     Личная прелатура Ватикана, известная как «Опус Деи», является католической сектой, исповедующей глубокую набожность. Заслужила печальную известность промыванием мозгов, насилием и опасными ритуалами «умерщвления плоти». Секта «Опус Деи» только что завершила строительство своей штаб-квартиры в Нью-Йорке, на Лексингтон-авеню, 243, которое обошлось в 47 миллионов долларов. В книге представлены точные описания произведений искусства, архитектуры, документов и тайных ритуалов».
    
     Перед нами первая фраза книги Дэна Брауна «Код Да Винчи». Верный единожды избранному принципу пропаганды и ведению психологических боевых действий Дэн Браун на высочайшем уровне мастерства соединяет ошметки правды и фактов с откровенной «дезой» и наветом. Пассаж про «реальную организацию» и «точные описания» показателен двумя моментами. Во-первых, сознательным каламбуром «Приората Сиона» с одноименными «Мудрецами», во-вторых, полным отсутствием какой бы то ни было оригинальности. Вы не поверите, но в «Коде Да Винчи» Дэну Брауну не принадлежит ни одна оригинальная идея! Все до последней были, как бы это мягче сказать, заимствованы на стороне.
    
     Предусмотрительному автору подобная компиляция обеспечивала не только череду безобидных судебно-процессуальных шоу, которые, как известно, лишь содействуют финансовому успеху, но и надежное алиби на случай непредвиденных «взрослых» неприятностей (вроде тех, что выпали на долю Салмана Рушди, и тогда: «А я что? Я ничего – это всё они придумали!»).
    
     «Они» - это, в первую очередь, Майкл Бэджент и Ричард Ли, авторы фантазии в стиле «New Age» «Священная Кровь и Святой Грааль», опубликованной в 1982 году, из которой Дэн Браун выудил все идеологические бомбы своего «Кода», а именно:
    
     Иисус Христос был мужем Марии Магдалены;
     У них была дочка имени Сара;
     Сара положила начало «священной королевской линии», которая и является настоящим «Святым Граалем» (в отличие от Грааля подложного - чаши для причащения, служившей Христу и апостолам во время Тайной Вечери).
     «Великую тайну» об Иисусе, Марии, Саре и Граале трепетно охранял тайный орден «Приорат Сиона», который, как уверяет читателей Браун, является «реальной организацией, основанной в 1099 году».
    
    
     Забавно, что Бэджент и Ли, не выдержав пытки созерцания сотен миллионов долларов, уплывающих в карман Брауна, удачно популяризировавшего их фантазии, учинили в начале 2006 года судебное разбирательство, обвинив автора «Кода Да Винчи» в плагиате, однако дело проиграли, что не удивительно: сами «нью-эйджевцы» заимствовали «великую тайну про Иисуса и Марию» частично из гностического апокрифа (т.н. «Евангелия Марии Магдалены»), частично – из «Секретных досье», с гордостью поминаемых и самим Брауном в предисловии к роману.
    
     По версии Дэна Брауна «Секретные досье» - это «рукописные свитки, обнаруженные в Парижской национальной библиотеке в 1975 году». В реальной жизни «свитки» не «обнаружили», а подбросили, и не в 1975, а в 1967 году (до боли знакомый читателям неряшливый, поистине фирменный «брауновский стиль» обращения с датами и цифрами!).
    
     Дальше больше, в Парижскую национальную библиотеку подбросили не сами свитки, а некое руководство по интерпретации загадочных свитков (те самые «Секретное досье») за подписью неведомого Анри Лобино. Не вдаваясь в подробности, давно и основательно исследованные армией возмущенных борцов с подлогами Дэна Брауна, скажу лишь, что и «Секретное досье» и «рукописные свитки» были сфабрикованы в 1956 году французским весельчаком, аферистом на доверии и уголовником со стажем Пьером Плантаром, который впоследствии при содействии группы заинтересованных подельников, учеников, актеров и писателей на протяжении десятилетий пожинал тучные дивиденды от публикаций и экранизаций своей мистификации. Отдадим должное чувству юмора Плантара и Ко: наигравшись вдоволь в детские бирюльки «Приората Сиона», все участники один за другим на склоне жизни признались в фальсификации «рукописных свитков» и «секретных досье», на которую они пошли ради «рыночной сенсации» и банального обогащения.
    
     Признались все, кроме автора «Кода Да Винчи», который, то ли по зашоренному неведению (Дэн Браун утверждает, что сам ничего кроме книжки Бэджента и Ли о «Приорате Сиона» никогда не читал), то ли по тонкому расчету сделал вид, что ничего не знает о мистификации, и выдал читателям байки про «королевскую династию Иисуса» за чистую монету.
    
     Козлы отпущения
    
     Как и следовало ожидать, первой после выхода в свет «Кода Да Винчи» обиделась на Дэна Брауна католическая церковь в лице Opus Dei – скромной и никогда не интересовавшей широкие общественные массы организации воспитательного и просветительского толка. Opus Dei, учрежденный в 1928 году испанским монахом Хосемария Эскрива и всегда полагавший своей единственной миссией «распространение слова Божия» и «обретение святости прихожанами в повседневной жизни путем неустанного самосовершенствования», с удивлением узнал из романа Брауна, что, является тайным зловещим орденом террористического толка, с армией наемных убийц, продажными и кровожадными прелатами, сотнями миллионов долларов на скрытых банковских счетах, истязающим собственных членов и к тому же одержимым подлым желанием скрыть правду об Иисусе Христе от доверчивой паствы! Поневоле закутаешься во власяницу и предашься самобичеванию после таких откровений.
    
     Пока книга Брауна расползалась по свету лишь на бумаге, Opus Dei и Ватикан ограничивались проведением семинаров и конференций, на которых ученые и духовные мужи с тоскливой методичностью разбирали по косточкам нагромождение исторического вздора и фактографической чепухи, коими переполнен «Код Да Винчи». Справедливости ради замечу, что большинство народонаселения планеты на контраргументы католиков не обращало ни малейшего внимания, продолжая упиваться с всё нарастающей жадностью Новой Дэнбрауновской Конспирологией.
    
     Ситуация в корне изменилась после того, как стало известно о намерении экранизировать «Код Да Винчи» в Голливуде. Особо «порадовал» клерикалов сценарист Акива Гольцман, заявивший о намерении перенести роман Брауна на экран с минимальными отклонениями от оригинала. Когда пиетет Гольцмана поддержала вся дружная команда фильмоделов - Говард Штрингер, президент Sony Entertainment, Брайен Грейцер, сопредседатель «Imagine Entertainment» и его партнер, Рон Говард, режиссер и продюсер проекта – католики поняли, что заваруха затевается нешуточная. Оно и понятно: глубина промывания мозгов и пропагандистский эффект Фабрики Грёз несопоставимо выше, чем у печатного слова.
    
     Используя все свои связи и влияния, Opus Dei «пошел» в Голливуд. Полнейшей неожиданностью, однако, оказалась не столько жесткая и непоколебимая воля кинодельцов довести дело до победного конца (вплоть до того, что руководство Sony категорически отказалось разместить в титрах безобидный и вполне традиционный анонс о том, что изображаемые события являются художественным вымыслом и не претендуют на реальность), сколько парадоксальный взгляд на ситуацию в целом, которым по секрету поделился с Opus Dei один из продюсеров: «Чего вы, ребята, икру-то мечете? Неужели не понимаете, что вам на полную халяву упало в руки столько лимонов?! Для оплаты подобной рекламы вам никаких денег на свете не хватит!».
    
     Оказалось, как в воду глядел продюсер-инкогнито из Голливуда! Как ни возмущались католические браться, как не разражался Ватикан грозными проклятиями в адрес дэнбрауновской эпизоотии, расползающейся по свету со скоростью слухов, известность Opus Dei опережала его деяния семимильными шагами. Цитата из интервью одного из членов нью-йоркского отделения организации: «Всякий раз, как в СМИ появляется очередная статья о «Коде Да Винчи», мы получаем по 200 электронных писем с просьбой принять людей в ряды Opus Dei!»
    
     В конце концов Opus Dei смирился с неизбежным злом «Кода» и выработал философский взгляд на вещи, даже окрестив в шутку борьбу с наследием Дэна Брауна «Операцией Лимонад»! Согласно новой концепции надлежит не жаловаться на Голливуд, а использовать неожиданно свалившуюся на голову популярность для пропаганды реальной деятельности Opus Dei, целей организации, ее задач и т.д.
    
    
     Приоткрывая завесу…
    
     Думаю, у читателя накопилось достаточно информации для «взрослого» разговора о Дэне Брауне и «Коде Да Винчи». Начнем с того, что все крики о плагиате, компиляциях, подтасовке фактов, фикциях и пропорциях между ними в книгах нью-гемпширского ремесленника способны возбудить лишь «улицу», никогда не слышавшую про творчество Хорхе Луиса Борхеса, семиотических экспериментах Умберто Эко, да и в целом – об универсальной потребности литературы в эпоху постмодернизма к мистификации и самомистификации.
    
     Лично у меня нет ни малейшего сомнения в том, что Дэн Браун всегда прекрасно осознавал, где проходит водораздел между выдумкой и реальностью в его собственных творениях. Величайшей ошибкой было бы считать, что автор «Кода», ежедневно встающий в 4 часа утра для уединения в кабинете и интенсивного изучения документации, - эдакий наивный чудак, не удосужившийся копнуть глубже фантазии Бэджента и Ли. Неужто Браун прошел мимо многочисленных признаний Плантара со товарищи о проделках с манускриптами? Для тех, кто в это верит, небольшая цитата: «Некоторые теоретики утверждают, что поток дезинформации распространяется самими иллюминатами в попытке дискредитировать небольшие крупицы правды, ставшие достоянием общественности. Подобная тактика размывания фактографии называется «data-sowing» и часто используется американскими разведслужбами».
    
     Цитата о романе «Ангелы и демоны» взята из интервью Дэна Брауна. Вы полагаете, что человек, обладающий таким уровнем понимания действительности, замешивает правду, полуправду и ложь в собственном data-sowing, не ведая точного рецепта супа, который собирается сварить?
    
     Особо умиляют разговоры о «неточностях и ошибках» в «Коде Да Винчи» типа путаницы с общежитием Opus Dei в Нью-Йорке. Поверит ли читатель, что человек, отдавший годы на изучение документации, не знает, где и какие двери в «штаб-квартире» организации, занимающей добрую половину места в его романе? Разумеется знает! Знает и все равно врёт. Почему? Потому что жестко придерживается некой заданной установки.
    
     Что это за установка? Отложим в сторону конспирологические догадки – сегодня нас интересуют приземленные мотивы: всеми фибрами своей романтичной натуры Дэн Браун стремился к .. банальному обогащению! Ради этого обогащения он и шел на отлично просчитанное размывание фактов, подтасовки и сознательную скандализацию.
    
     Взять хотя бы навязчивое стремление Брауна представить Иисуса Христа не богом, а простым человеком. И далее – неожиданный поворот сюжета: нищий самозванец-провинциал без определенного рода занятий женится на палестинской проститутке, которая оказывается вовсе не проституткой (злобный навет католической церкви!), а тайной принцессой, дающей начало «королевской линии крови»! Что перед нами? Придурошная непосредственность американского менталитета? Нет конечно! Развенчание неземной природы Иисуса ради последующего возведения его обратно на трон, однако на сей раз – не божьей волей, а как бы собственными руками – гениальный перифраз американского мифа о селфмейдмене, («был ничем, стал всем»), горячо любимом широкими народными массами далеко за пределами Соединенных Штатов.
    
     Той же задаче – снисканию народной популярности – подчинен и карнавальный диссонанс между формой и содержанием «Кода Да Винчи»: мудреный религиозно-исторический материал, приправленный мистикой и конспирологией, оформляется в бесхитростный «триллер», в котором «гарвардский профессор», по интеллекту состязающийся с чикагским пожарным, разгадывает крутые загадки, почему-то всякий раз отставая от читателя ровно на полшага!
    
     «Код Да Винчи» - это восстание народа, уставшего от назойливой привычки интеллектуальной элиты вытирать об него ноги по любому поводу: «Для тебя, белок, это слишком сложно, так что - марш к телевизору: жевать попкорн, хлебать Будвайзер и смотреть Опру!» Дэн Браун подарил народу великий праздник: умело расставив за каждым кустом с ловушкой по сотне подсказок, он позволил простому человеку с восторгом хлестать себя по ляжкам: «Я первым догадался! Раньше самого профессора Лэнгдона, мирового светила в области эзотерической символики! Ай да я! Ай да Вася (Хосе, Йохан, Джон, Жан или Ион – подставить нужное в зависимости от локализации романа)!»
    
     Из всего сказанного можно смело заключить, что Дэн Браун, нравится нам это или нет, - истинно народный писатель, такой же как Коэльо, Мураками, Пелевин и Перес-Реверте. В этом месте мы, собственно, и вернулись к тому, с чего начали: «Пишите для народа и будет вам деньги и слава! Может, не такие как у Брауна, но на бутерброд с икрой всегда хватит!»
    
     Ах да, чуть не забыл: одному народу понравиться мало. Нужно еще потрафить правильным дядям, которые только и в состоянии обеспечить вам должную раскрутку, маркетинг и рекламу!
    
     В совокупности роман Брауна возглавлял список бестселлеров «The New York Times» 50 (пятьдесят!) недель.
    
     (англ.) Городская легенда – важнейший (если не самый важный) элемент американской культуры. Кендимен, Супермен, Кинг-конг, Человек-паук и паводок вервульфов – всё это городские легенды, неустанно подпитывающие комиксы, романы, кинопродукцию да и просто досужие разговоры утомленных горожан.
    
     «From Coast To Coast AM» - культовая ночная передача, транслируемая во всех штатах Америки и посвященная загадочным явлениям жизни – от НЛО до Нового Мирового Порядка.
    
     (англ.) информационный посев.
    
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 6      Средняя оценка: 6.3