Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



 

Новогодняя акция, оборудование для каркасных домов.


 

Александр  Корн

Байка про Игорешу Кандышева, Викочку Капатепову и золотую рыбку

    Игореша Кандышев, приехав в столицу из города Энгельса, Саратовской области, закончил здесь Московский Межрегиональный Институт Информатики (ММИИ) пару лет назад и теперь работал сетевым администратором в довольно известной фирме, торгующей химическим оборудованием. Жил он с Викочкой Капатеповой, которая совсем недавно оказалась полновластной хозяйкой своей однокомнатной квартиры, когда мама её, увлекшись в свои сорок шесть лет красавцем-дальнебойщиком, уехала с ним на Север, и там они оба погибли в автомобильной аварии. Ехали ночью по абсолютно пустой дороге, единственной на многие сотни километров соединяющей обледеневшим полотном с глубокой колеей маленькие поселения нефтяников, и въехали на полной скорости в допотопную Татру, очевидно брошенную каким-то частником, ибо Татры давно уже не производятся в Чехословакии, да и страны такой уже нету. Самосвал стоял прямо посреди дороги уже не одну неделю и полностью покрылся за это время снегом и льдом.
     Викочка горевала недолго. Она никогда не была особенно близка с мамой. И даже наоборот, была на стороне папы, которого мама не любила, называла алкоголиком и татарином. Папа, действительно, был татарином, и, после того, как КБ, где он работал, запустил последний спутник при уже разваливающемся Союзе, и после того, как всех в этом КБ сократили, а потом и вовсе всю контору закрыли, запил беспробудно горькую. Однокомнатная квартира на Фрунзенской набережной досталась им как раз в виде премии за успешный запуск того самого спутника, который, как папа говорил всем под большим секретом, был вовсе и не спутником, ибо носитель у него был вовсе не для околоземной орбиты. Наверное, в хорошие времена такую находку для шпиона сразу бы посадили, да надолго, но занятым собственным выживанием органам было не до спившегося конструктора, который, впрочем, недолго разглашал государственные тайны, тихо скончавшись в чужом дворе на полпути к ларькам у метро «Фрунзенская».
     Похоронив маму, Вика быстро сошлась с новоиспеченным в то время IT-специалистом Игорешей Кандышевым и следующую свою жизненную задачу видела в том, чтобы узаконить сложившиеся де-факто отношения с молодым человеком, почти идеально отвечающим её представлениям о муже: Игореша не пил, аккуратно приносил зарплату, был в меру пухловат, т.е. чуть-чуть полнее самой Викочки, был чуть ниже ее ростом и носил достаточно густые, но мягкие, хотя и слегка вислые, потому что Игореша никогда не стриг их вовремя, усы. Папу Игореша напоминал только усами. Усы почти всегда пахли сигаретным дымом, и это тоже нравилось Викочке, и она следила, чтобы Игореша курил приличные сорта сигарет. Её молодой человек не имел вредных привычек, имел чувство юмора и высшее образование, а также хорошую работу и вполне удовлетворительную потенцию, и, ко всему прочему, любил её, как была уверена Викочка, - так что еще надо женщине для счастья.
     Несколько огорчала ее только увлеченность Игореши золотом. У Игореши, действительно, наблюдалась какая-то странная привязанность к этому благородному металлу. Никогда не имел он в собственности ни кусочка золота, но знал, например, досконально сколько золотых запасов есть у России, у Штатов, у англичан или китайцев. Знал почем идет золото не только на мировых рынках, но и, например, почем сейчас можно купить с рук у московских нумизматов царские червонцы позапрошлого века. Он свято верил, что золото должно расти в цене, потому что мировые запасы его ограничены, а космическая добыча еще в далеком будущем. А недавний взлет цен на золото с трех сотен за тройскую унцию до почти тысячи баксов воспринял как неоспоримое доказательство правоты своей жизненной позиции. На всякие намеки Викочки о женитьбе он со вздохом отмечал, как высоко подскочило золото в цене, и какое сейчас плохое время для покупки обручальных колец. Викочка была не такая дура, чтобы не понимать, что Игорешка считает ее немного недалекой, но по давней русской традиции полагала, что мужик всегда прав, даже если и не всегда по делу, и закрывала глаза на противоречия в позиции своего гражданского мужа, считая, что никуда он уже не денется от ее вкусных пирожков и ее теплой постели, и что их формальная женитьба есть только дело времени.
    
     ***
    
     Надо сказать, что Игореша не так уж аккуратно приносил домой свою зарплату. Он давное уже откладывал в тайне от Викочки сотню, а то и пару сотен, баксов с каждой получки, оправдывая скрытую денежку всякими расходами на корпоративные вечеринки, сборы на подарки ко дням рождения сотрудниц и прочие рабочие надобности. Скрыл он от Викочки и кое-какие старые накопления, сделанные им в последние студенческие годы, когда Игореша уже вовсю зарабатывал, а в институт ходил лишь на сдачу экзаменов, чтобы откупиться от преподавателей, алчных до денег старых пердунов.
     И вот, получив в конце года премию в размере почти двойной месячной зарплаты, довел он свои накопления до пяти кусков зеленых, на которые открыл брокерский счет, чтобы играть на бирже на колебаниях котировки фьючерсов на золото. Игореша откровенно презирал толпу оголтелых торговцев валютой на Форексе, несущих туда каждую добытую где-то правдами и неправдами свободную сотню долларов, чтобы продуть все в первую же неделю, если не в первый же день, и считал, что только игра на золотых фьючерсах достойна уровня интеллигентного человека, каким по праву может считать себя IT-специалист его уровня, не понаслышке знающий, как работает онлайн доступ к бирже или ко счету в брокерской конторе, и которому не составляет никакого труда освоить примитивные приемы технического анализа графиков котировок. Также он считал себя особенно эмоциально устойчивым (и правда, в первые дни знакомства Викочка часто жалела, что Игореша такой холодный, но потом смирилась с этим, решив, что он в сущности незлобив и даже добр), чтобы успешно играть на биржевых спекуляциях.
     Таким образом, в одно прекрасное декабрьское утро, когда вовсю зеленела во дворе травка в угоду глобальному потеплению, вышел он из брокерской конторы со всеми логинами, пинами и пассвордами, полагающимися для интернет-доступа к своему новенькому брокерскому счету. Бодрый голос диктора из огромного плазменного экрана бормотал ему вслед, что погода на азиатских рынках ясная и стабильная, и такое же спокойствие ожидается и на других мировых рынках.
     Добравшись на работу сначала на метро, а потом на провонявшей бензином маршрутке, он с порога напустил на себя неприступный вид, чтобы женский в основном коллектив фирмы не лез к сетевому администратору со всякими глупыми проблемами. Закрывшись в своем небольшом, но уютном, закутке, он с особым трепетом открыл торговую программу, хорошо уже изученную вдоль и поперек за время вынужденного ожидания, пока накапливался первоначальный капитал. Сегодня он должен торговать уже живыми деньгами. В последнее время кривая стоимости золотых контрактов вырисовывала фигуру технического анализа, известную под названием «золотая рыбка». Рыбка уже закончила формирование хвоста и тела, и если теперь правильно завершится голова, то следовало ждать подъема курса фьючерсов. Игореша сам не ожидал, что будет так волноваться. Руки буквально не слушались его. Буквы команд приходилось перебивать на клавиатуре несколько раз.
     Торги начались, и не осталось никаких сомнений – фигура «золотая рыбка», пусть и немного кривоватенькая, но сформировалась полностью. Игореша ждал с замиранием сердца – пойдут ли цены вверх. У него вспотели ладони. Он страшно хотел, но и страшно боялся подать заявку на покупку. Надо сначала дождаться, действительно ли пойдут цены вверх. У него дрожали руки, он судорожно нажимал на кнопку мышки чаще, чем следовало. В полном ступоре следил Игореша, как поползли вверх, медленно, но уверенно, кривые цен контрактов на доставку золота в апреле. Вот цены, споткнувшись о невидимый уровень сопротивления, поколебались немного на вершине и стали сползать вниз, и только тогда вышел Игореша из своего транса и вспомнил о плане торгов. Как это следовало делать каждому настоящему биржевому торговцу, Игореша написал подробный план торгов на свой первый день, где предусмотрел все возможные варианты поведения рынка. План на случай отката цен вниз гласил, что надо покупать сразу после того, как станет очевидно, что дно отката пройдено. Пробежав глазами строчки плана, написанные вчера своей собственной, еще твердой тогда, рукой, Игореша немного успокоился, вспомнил, как решил неукоснительно держаться плана, и немедленно закупился на половину своих денег, когда цены, оттолкнувшись от дна, снова пошли вверх. Далее согласно плану надо было продать бумаги в тот момент, когда цены поднимутся на половину первоначального движения, которое они начали после завершения формирования головы рыбки. Все сошлось замечательно. Игореша продал купленные всего десять минут назад контракты и заработал, с вычетом брокерской комиссии, сорок восемь долларов. После своего первого движения фьючерсы болтались то вверх, то вниз. Игореша играл по-маленькой, решив, что может позволить себе спустить долларов сто, как цену приобретения опыта практической торговли. Не всегда было легко поспевать за движениями цен, поэтому были потери и больше ста долларов, но к концу торгов он все-таки остался в плюсе. Сто двадцать три доллара с копейками – очень неплохо для первого дня, решил Игореша. Он закрыл все свои позиции за полчаса до конца торгов и неизвестно, чему он был больше рад – своему ли заработку или тому, что все ему удалось, и что он смог твердо придерживаться своего плана и обрел уверенность.
     Как состоявшийся мужчина, он был особенно ласков с Викочкой в ту ночь. И Вика простила ему пространные рассуждения о природе золота, и почему оно необходимо человечеству. Она лежала молча, довольная тем, что мужчина ее доволен, и что он ни разу не отметил, как быстро растут цены на золото, и как дороги нынче обручальные кольца
     ***
    
     Прошло два дня, и в пятницу за час до закрытия торгов кривая курса вновь нарисовала золотую рыбку. Игорешу мгновенно прошиб пот, когда он заметил, как сформировалась очень убедительная, и даже очень красивая, рыбка. Сегодня в плане у него значилось использовать так называемое плечо, или рычаг, то есть играть не только на свои деньги, но и занять деньги у брокера. Он расчитывал не делать резких движений и ограничиться плечом с коэффициентом два, что означало – привлечь столько же заемных средств, сколько он вкладывал своих денег. Но как только он осознал, что прорисовалась рыбка, рост фьючерсов пошел такой уверенный, что он, наращивая потихоньку свою позиции, то есть покупая все больше и больше контрактов, таки превысил свой план, и незаметно для себя закупился на сумму в пять раз большую, чем расчитывал. Когда он заметил, что увлекся, то безжалостно сбросил лишние контракты, хотя они все еще приносили бы ему доход, и завершил торговый день в полном соотвествии с планом.
     Рынок закрылся и Игореша уже не мог сдержать эмоций. Он издал крик неандертальца, только что уложившего дубиной пещерного медведя, и стал скакать по комнате, сметая со стола диски и распечатки. Сотрудницы, привычные к его диким выходкам, оглянулись на закрытую дверь его каморки, обменялись взглядами и покрутили пальцем у виска
     За этот торговый день Игореша сделал девятнадцать тысяч двести сорок четыре доллара с копейками. А если бы у него было больше денег, то страшно посчитать, сколько он смог бы заработать за сегодня. Квартира Викочки, если ее продать, могла бы потянуть на сто пятьдесят тысяч долларов, привычно посчитал Игореша. Имей он такие деньги в начале дня, сейчас его состояние перевалило бы за полмиллион.
     Из офиса он вышел уже с холодной головой. Хлопнул дверью, ни с кем не попрощавшись, и направился к давно намеченному для снятия денег банкомату в шикарном офисе банка, расположенного недалеко от станции метро, от которой Игореша ездил домой. Подойдя с независимым видом к банкомату, он снял с помощью дебитной карточки полторы тысячи долларов со своего брокерского счета – это была максимальная сумма, которую можно снять с карточки за день. Машина бесприкословно высунула ему в щель солидную пачку зеленых купюр. О-йес, все работает! – возликовал в душе Игореша и отправился на рынок. Он купил по дороге домой коньяк, который любил сам, торт, который любила Викочка, а также всяческой нарезки разных сортов, которые, как он вспомнил, они закупали с Викочкой, готовясь встретить ее день рождения.
     Дома он объявил, что получил сегодня премию и небрежно вручил Викочке тысячу долларов, за что был обцелован, обласкан и назван самым умным, красивым и обаятельным мужчиной на свете.
     Засыпая, он засунул, как обычно, руки в вырез ночнушки Викочки, чтобы сжимать время от времени ее мягкие груди, и думал, какие жалкие люди все-таки эти москвичи – только потому, что владеют квартирами по четыре тысячи долларов за квадратный метр, они мнят себя пупами земли русской.
    
     ***
    
     Теперь Игореша внимательно следил за курсом, специально обращая внимание на то, чтобы не прозевать очередную рыбку. И она не обманула ожидания. Начав формироваться во вторник вечером, к утру среды она нарисовалась во всей красе, абсолютно симметричная и не оставляющая никаких сомнении, что курс немедленно пойдет вверх, когда завершится рисунок головы.
     Хотя в плане у Игоря стояло использование рычага до коэффициента десять, он не смог удержаться и стал наращивать свои позиции, потому что кривая роста упорно шла вверх, и было бы просто преступлением упускать такие богатые возможности. Последний контракт он купил уже с плечом двадцать, то есть, заняв у брокера в двадцать раз больше денег, чем имел сам. И за полчаса до закрытия он закрыл все свои позиции, потому что боялся, что тронется умом, если курс продолжит расти дальше. Торги завершились, и на счете лежало пятьсот тридцать шесть тысяч долларов с копейками.
     Игорь не стал дожидаться конца рабочего дня. Он зашел в ювелирный магазин, мимо которого проходил ежедневно на работу, и даже как-то раньше заходил внутрь, чтобы прицениться к обручальным кольцам – ведь надо же было на деле доказать Викочке, что цены на обручальные кольца растут даже быстрее, чем цены на золото, потому что все ювелиры – жулики.
     К нему сразу подошла молоденькая, смазливая девочка и спросила, что он хочет посмотреть. Неожиданно хриплым голосом Игорь сказал, что он видел у них обручальные кольца из золота 999-ой пробы. Оказалось, что насчет этих колец надо договариваться с другим человеком, рангом повыше в их ювелирной иерархии. На зов девочки явился не менее смазливый молодой человек и предложил Игорю пройти в соседнюю комнату, где у них хранятся самые дорогие обручальные кольца.
     Цены у этих жуликов, конечно же, были заломлены несусветные. Кольца продавались только парами, причем кольцо невесты было обязательно с большим камнем, а то и с несколькими камнями. Это мешало Игорю оценить реальную стоимость колец, потому что он не знал, сколько стоят бриллианты таких каратностей. Но, решив, что без покупки он не уйдет, и, зная, что по карточке он может расплатиться максимум на пятьнадцать тысяч долларов в день, Игорь выбрал пару, где кольцо невесты было с пятью красивыми, небольшими камнями. Продавец сказал, что покупку на такую сумму может оформить только главный менеджер магазина, и провел Игоря в маленькую, но очень уютную комнату, где потертый и немолодой уже менеджер изучил дебитную карточку, позвонил в выдавший ее банк, и торжественно объявил, что они делают на эту покупку скидку в тысячу долларов. Не давая этим жалким людям подумать, будто им удалось обмануть его, Игорь молча заплатил за пару колец без малого четырнадцать тысяч долларов, прекрасно осознавая, что красная цена им в базарный день от силы тысячи три или четыре. Суетливый молодой человек преподнес Игорю кольца в изъящной перламутровой шкатулочке с богато инкрустрованной золотом крышечкой.
     Вечером перед сном Викочка уловила новые нотки в голосе Игореши. Он уже не так категорично говорил о росте цен на золото и на обручальные кольца в частности. И кажется даже, он вполне с симпатией относился к тому, что обручальные кольца должны быть непременно дорогие, а то какой же смысл в том, чтобы покупать дешевые кольца на всю жизнь. Со сладкой тревогой в сердце отметила Викочка слова про всю жизнь, и даже сама проявила инициативу в любовной игре, чтобы поощрить Игорешу. Но развивать тему дальше побоялась. Она лежала молча, копоша пальцами в завитках волос на груди Игореши, и слушала невнимательно его рассуждения о золоте. Мысли Викочки были заняты другим: у нее должны были сегодня начаться месячные, а на прокладках не было еще ни мазка. Засыпая уже, она поймала краем сознания рассуждения Игореши о словах вождя пролетариата про золотые унитазы и отметила для себя, что надо что-то делать с этой увлеченностью Игоря золотом. Теперь уже не было сомнении, что что-то новое происходило с ним – про унитазы он раньше не говорил.
     Ночью Вике снились мама и папой. Мама горько жаловалась дальнобойщику, что это алкоголик татарин подставил им ту Татру на ледяной дороге. А папа подмигивал Вике и обещал ей золотые горы.
    
     ***
    
     Скоро начнутся рождественные каникулы во всем мире, и торги прервутся надолго. Погода на дворе стоит не поймешь какая, и ситуация на рынке тоже ничем не радует. Колебания курса фьючерсов сократились до сотых долей процента в день. На таком рынке ничего не заработаешь. Но с другой стороны, чем дольше продлится узкий коридор, тем сильнее будет движение цен.
     Анализируя кривые в разных масштабах, Игореша вдруг снова увидел знакомые очертания золотой рыбки. На этот раз ее можно было разглядеть только в очень крупном масштабе. Значит ли это, что цены взметнутся намного больше, чем в прошлый раз? Теперь, имея значительную сумму для спекуляций, Игорь решил начать закупаться пораньше – он мог спокойно переждать рябь кривых, на которой убивались позиции множества мелких игроков.
     Цены пошли вверх, даже не дождавшись полного завершения рыбьей головы. Причем колебания кривой на подъеме были такие, что маленькие позиции стряхивались, не задерживаясь, и крупные контракты Игоря стали быстро наращивать доходность. Если продать все сейчас, то прибыль составила бы уже несколько миллионов. Но курс продолжал расти, и Игорь стал наращивать позиции, используя рычаг. Имея миллион своих средств, при коэффициенте рычага сто он мог привлечь сто миллионов долларов. Но это было опасно – движение курса вниз всего на один процент мгновенно убило бы все его деньги. Поэтому Игорь выбрал безопасный рычаг с коэффициентом десять – при таком рычаге, чтобы убить его деньги, курс должен провалиться больше, чем на десять процентов, а средние дневные колебания курсов никогда не превышают и единицы процента.
     Но жопа нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь. Прямо посреди рабочего дня, когда по всем параметрам должно было наступить некое затишье на торгах, фьючерсы на золото упали на четырнадцать процентов в течение всего нескольких тиков. Игорь не успел даже дернуть мышкой, как сработал автоматический отзыв заемных средств брокера с его счета. Падение курса было настолько мощное, что соскользнуло со всех его защитных остановок и съело все его деньги. Красные цифры на счете показывали, что он остался еще и должен тысячу сто тринадцать долларов – захлебываясь лавиной сбросов, система брокера успела, тем не менее, обезопасить свои собственные средства, выданные Игорю в долг, и промахнулась при этом вниз всего на сотую долю процента.
     Резко потемнело в глазах. Сердце прорезало острой болью. Сознание Игоря сжалось до размеров этой боли и каждое мгновение порывалось отключиться вообще. Чувствуя, как все тело покрывается липким потом слабости, Игорь, согнувшись на стуле, тер руками грудную клетку, пытаясь развести резкие схватки боли, и больше ничего для него не существовало на свете.
    
     ***
    
     Викочка вышла из поликлиники в смешанных чувствах. Утренний положительный тест на беременность подтвердили и в гинекологии. Теперь Викочка даже не знала, рада она или нет. Не знала даже, как она скажет об этом Игореше. Будет ли он рад? Как сделать так, чтобы он обрадовался?
     В маршрутке ей показалось, что ее начинает уже тошнить.
     Возбужденный голос диктора по радио привлек внимание сообщеним о золоте. В новостях передавали, что по совершенно непонятной мистической причине цены на золото катастрофически упали на всех мировых рынках. Вместе с золотом упал доллар, и все основные рыночные индексы тоже резко скакнули вниз.
     Викочка не знала, рада она была это услышать или нет.
     Ей показалось, что живот ее уже несколько увеличился. Кажется, она сильно захотела мандаринов или хурму. Или граната...
     Выходя из маршрутки, Вика не знала еще, на что решиться, но придя домой приняла твердое решение: надо рожать, Игорек должен жениться на ней. Тем более, что упали цены на золото, а значит и на обручальные кольца.
    
     ***
    
     Все с непреходящей болью в сердце, Игорь стал листать сайты новостей в интернете. Должно же быть объяснение такому мощному движению денег в триллионы долларов. Но объяснения нигде не было.
     Наконец в окошке Windows, где Игорь держал открытым новостной канал CNBS, диктор, получив сбоку листок бумаги, возбужденно затараторил про совершенно секретную встречу президента США с директором ЦРУ, где был сделан совершенно секретный доклад о перехвате обмена шифровками китайских шпионов в России со своим пекинским центром. Секретный русский проект по запуску космического корабля к небесному телу номер 1473, издавна привлекавшему внимание астрономов высоким значением альбедо и богатыми линиями золота в спектре отраженного света, успешно завершился прошлой ночью. Возвращаемый отсек корабля, запущенного в Советском Союзе еще в 1991 году, совершил жесткое приземление в снежных степях Казахстана, и доставил на Землю образцы породы, состоящего практически из чистого золота с высокими примесями редкоземельных элементов (приводился процентный состав элементов) и с почти нулевой радиоактивностью. В докладе делался вывод, что космические проекты Китая в срочном порядке будут переориентированы на запуск серии буровых установок к астероиду, который будет стремительно приближаться к Земле еше в течение трех лет. Запасы золота на этом маленьком небесном теле оценивались, как в десять раз превышающие все земные.
     Игореша уже успокоился к этому времени. Было ясно, что такой откат фьючерсов явление временное и надо срочно закупать их, пока они упали ниже справедливых значений за время паники. Но на это не было денег. Несчастные обручальные кольца даже по самым оптимистическим оценкам не давали ему даже пяти тысяч долларов. Нужен был план.
     И такой план у Игореши вызревал давно. Забившись в угол дребезжавшей маршрутки, Игорь прикидывал, что оформление на него собственности на Викину квартиру займет слишком много времени. Паника на бирже не может длиться долго. Игорю казалось, только одну неделю, максимум две, понадобится рынку, чтобы восстановить большую часть потерь. Получалось, что быстрый кредит под залог квартиры может получить только сама Вика. Как убедить ее сделать это? Почему он, дурак, не позаботился об этом гораздо раньше...
    
     ***
    
     Игорь открыл дверь своим ключем, Викочка была уже дома и радостно бросилась ему навстречу:
     - Игореша, ты слышал – папин спутник вернулся, наши откопали в космосе горы золота! Только что передавали по телевизору. И сказали, что цены на золото упали в десятки раз!
     - Слышал, - поморщился Игорь, на мгновение у него вновь схватило сердце.
     Но он тут же широко улыбнулся, достал из кармана заранее приготовленную перламутровую шкатулку и открыл затейливо инкрустированную золотой вязью крышечку:
     – Выходи за меня замуж, Викочка!
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 7     Средняя оценка: 7.3