Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



 





 

Алексей  Круглов

Катастрофа

    Гейб, как всегда, опаздывал.
     Влетев в дверь с вывеской «Институт микробиологии», он перевёл дух и остановился перед большим зеркалом, чтобы поправить костюм. У Шефа пунктик насчёт аккуратности, раздражать его лишний раз не стоит. За годы работы в этом успело убедиться немало сотрудников, не говоря уже об аспирантах. На сто первый этаж, где находилась лаборатория экспериментальных культур, Гейб поднимался уже не спеша, с достоинством. Как-никак заместитель руководителя проекта, без пяти минут доктор наук.
     Он на мгновение зажмурился и тряхнул головой, но тут же пожалел об этом – голова заболела ещё сильнее, к горлу подступил тошнотворный комок. Надо было глотнуть дома чего-нибудь горяченького, да разве тут успеешь? Хорошо хоть, совсем не проспал. Знал бы Шеф, как его верный помощник проводит свободное время… С другой стороны, не так уж часто это и бывает, тем более, три ночных дежурства подряд – кто такое выдержит? Так что расслабиться он вчера имел полное право.
     Гейб гордо расправил плечи, не удержавшись от самодовольной улыбки. Да, девочка была высший класс. Блондиночка, кожа почти прозрачная и нежная, как у младенца… Вспомнив горячее тело и светлый нимб, разметавшийся по подушке, он блаженно прикрыл глаза, но тут же широко раскрыл их и судорожно сглотнул, прогоняя тошноту. Вот только нектар, который весь вечер подливал ему этот ангелочек, похоже, был явно не первого сорта. Ладно, переживём, бывало и похуже. Гейб приветливо кивнул секретарше директора, попавшейся навстречу, и, обернувшись, проводил взглядом её соблазнительные формы.
     Эх, скорей бы в отпуск, да махнуть подальше, куда-нибудь на край света, на Алмазную Твердь! Только с Шефом разве договоришься? До конца проекта уж точно придётся просидеть, а это полгода как минимум. Хорошо хоть, практиканты есть, могут на установке подежурить. Тот новенький, Люк, кажется, вполне толковый… А вот и он, лёгок на помине!
     Гейб вздрогнул и нахмурился. Обычно весёлый и жизнерадостный, практикант, пулей вылетевший из двери лаборатории, сегодня был чернее тучи. Причём не только в переносном смысле – под левым глазом наливался зловещий тёмно-багровый синяк. Чёрные волосы торчали во все стороны, халат топорщился, нос подозрительно шмыгал. Глядя в сторону, он попытался проскользнуть мимо Гейба, но тот проворно схватил его за рукав.
     – Эй, Люк, что случилось?
     Практикант отчаянно дёрнулся, пытаясь вырваться.
     – Пустите меня! – истерически выкрикнул он, перехватывая другой рукой сумку, из которой торчал большой термос и какие-то инструменты. – Пустите, вы не имеете права!
     – Пущу, пущу, ты только не волнуйся! – Гейб отпустил его и успокаивающе похлопал по плечу. – В чём дело? С установкой что-нибудь?
     – Да цела ваша установка! – сердито бросил Люк, стряхивая руку. – Только не все это понимают! И вы не поймёте! Но я ещё докажу, я всем докажу… – Голос его дрогнул, он всхлипнул и утёр нос рукавом. – Такая мощь, такой выброс энергии! Они… они прекрасны! Ослепительны! Такого ещё никто не видывал, а вы… вы… Эх! – Он безнадёжно махнул рукой и устремился вниз. Несколько секунд Гейб озадаченно смотрел вслед, потом пожал плечами и вошёл в лабораторию.
     Раф, как всегда, сидел в углу возле гравипульта и возился с переключателями. Обернувшись, он мрачно кивнул. Гейб поспешно набросил халат и, застёгиваясь на ходу, подошёл к лабораторному столу, кольцом окружавшему экспериментальную установку.
     – Ну, что тут у вас стряслось? – вздохнул он.
     – У меня-то всё нормально, – пожал плечами Раф, – разве что флуктуации поля чуть выше нормы. Сейчас пойду к компьютерщикам, проверим, а может, в питании дело… Ты лучше с Майком поговори, он тут вашему стажёру чуть башку не свернул, едва оттащили. Шеф с ним сейчас разбирается. – Раф кивнул в сторону кабинета. Из-за закрытой двери доносились возбуждённые голоса.
     Гейб снова вздохнул и посмотрел на установку. Прозрачный шар шести футов в диаметре висел в воздухе без всякой видимой опоры. Внутри неё виднелось ещё несколько концентрических сфер, беззвучно вращавшихся с бешеной скоростью, так что свет мощных ламп, укреплённых на их внутренней поверхности, сливался в сияющие полосы и спирали. В центре шара находилось крошечное, не более ногтя, экспериментальное поле, на которое были направлены стволы трёх мощных микроскопов. Гейб щёлкнул тумблером фильтра и наклонился к окуляру. В этот момент за спиной хлопнула дверь. Он вздрогнул и обернулся.
     Подошедший сзади Майк хлопнул его по плечу.
     – Привет! Ну что, как оно тебе?
     – Я ещё не успел посмотреть.
     – А ты давай, взгляни, – криво усмехнулся Майк. – Сколько мы сидели над этой конфигурацией? Год? Два? А теперь плюнь на всё и разотри! Единственный выход – генеральная чистка. Так считает Шеф, и я с ним согласен. И даже более того…
     – Погоди, может, всё не так страшно… – Гейб снова посмотрел в окуляр и понял, что страшнее просто не бывает. Экспериментальное поле, которое ещё вчера представляло собой живописную многоцветную мозаику, теперь было затянуто сплошным слоем уродливой сероватой плесени с металлическим отливом. То тут, то там громоздились ноздреватые минеральные наросты, уже начавшие сливаться в многогранные поликристаллы, окружённые бурыми облачками газовых выделений. – Опять нестабильность? – задумчиво почесал он в затылке. – Странно… Да, а Люк-то тут при чём?
     – Как это при чём?! – вскипел Майк. – А чьих это, по-твоему, рук дело? Вот придурок, сам же и признался – видел бы ты его самодовольную рожу! Хотел, мол, усовершенствовать модель… Кретин, мать его!
     – Это ещё не повод распускать руки, – укоризненно заметил Гейб.
     Майк смущённо потупился, его светлые кудри свесились, почти закрыв лицо.
     – Ну, сорвался, с кем не бывает. Ты у нас философ, а у меня кровь горячая, вот и… Так или иначе, я уже своё получил. Теперь твоя очередь. Парня кто курировал, ты? Вот и отвечай. – Он широким жестом указал на дверь кабинета. – Милости просим.
     – А его теперь куда?
     – Стажёришку? Куда-куда – в подвал к технологам, биомассу в котле варить! Хорошо ещё, если в аспирантуре оставят. Шутка ли – сорвать целый проект. Одних денег вбухано сколько… Нет, главное, он даже ничего не понял – в позу встаёт, считает себя великим учёным! – Невнятно выругавшись, Майк с силой ударил кулаком в ладонь.
     Гейб поёжился. Бедняга Люк… Хотя идиот он, конечно, тоже порядочный.
     – Ладно, – примирительно сказал он, – чего уж теперь. Шеф сильно злится?
     Майк молча кивнул.
     Гейб вздохнул – уже в третий раз за это утро – и двинулся в кабинет.
     Отворив дверь, он нерешительно остановился на пороге.
     – Входите, входите! – раздался из глубины комнаты громоподобный бас. – Вы-то мне и нужны. Начинайте готовить к запуску стерилизатор. Полагаю, вас уже ввели в курс дела?
     – Шеф, я… В общем… не совсем, – промямлил Гейб, не поднимая глаз.
     – А что тут может быть не ясно?! – снова загрохотал его собеседник. – Гармоничное равновесие культур, которого мы добивались не один год, непоправимо разрушено. Придётся уже в который раз начинать эксперимент заново! И виноват во всём наш разлюбезный стажёр, подготовкой которого, позволю себе напомнить, занимались именно вы!
     – Но… как это могло случиться? Так быстро, буквально за несколько часов… Даже если он вдруг решил заняться самодеятельностью и куда-то полез…
     – Вдруг? Ещё чего! Вы прекрасно понимаете, что случайно такие вещи не происходят. Всё было продумано загодя, он выбрал самый перспективный штамм и подготовил генные блоки. Оставалось лишь дождаться удобного случая и вызвать мутацию.
     Гейб усмехнулся про себя. Ну и нахал! Лезть в генетическую часть эксперимента без ведома начальства? Тут одним котлом с биомассой не обойдётся…
     – Зачем ему это понадобилось, тоже понятно, он нас тут вполне просветил, – продолжал Шеф. – Парень клинический псих, но совсем не дурак, и он сделал именно то, что хотел, тютелька в тютельку. Вы сами видели результат – невероятная скорость размножения плюс абсолютно универсальный обмен веществ! Мы тут с вашим коллегой уже успели провести несколько тестов. Этот его новый штамм перерабатывает всё, включая керамику, твёрдые минералы и все известные металлы. Дошло до того, что он разъедает подложку экспериментального поля и выбрасывает споры за пределы газовой оболочки! Каково, а?
     – Но тогда это само по себе интересно! – просиял Гейб. – Почему бы…
     – Что?! Вы что, совсем идиот? – Шеф побагровел, сжав кулаки. – Вы соображаете, что говорите? Кому интересно?! Может быть, военным? Чушь! Какое там оружие – его просто нельзя использовать, оно же совершенно неконтролируемо! Стоит такой дряни выйти за пределы гравитационного периметра, и она пожрёт всё вокруг! Всё, вы понимаете? Включая нас с вами! Более того, размножаясь, эти твари окружают себя твёрдой минеральной оболочкой, почти непроницаемой для химических реактивов и излучения. Жечь, только жечь, и немедленно! Готовьте плазменный стерилизатор, и сразу ставьте максимальную температуру. Всё, идите!
     У Гейба по спине побежали мурашки. Он задумчиво взглянул на стол с разбросанными инструментами. Какое-то неясное воспоминание вертелось в голове, не давая покоя. Молча кивнув, он повернулся, чтобы идти, но в дверях столкнулся с Рафом, за плечом которого маячило взволнованное лицо Майка.
     – Шеф! – заорал Раф, влетая в кабинет. – Шеф!
     – В чём дело? – Заведующий лабораторией поднялся из-за стола, выпрямившись во весь свой огромный рост. – Что вы кричите? – неожиданно тихо спросил он, нервно теребя пышную белую бороду.
     – Шеф, мы… – Сбившись от волнения, Раф откашлялся и перевёл дыхание. – Мы провели статистический анализ флуктуаций поля. Там есть аномалии, и… – он запнулся.
     – Ну и что?
     – У них упорядоченная структура… Происхождение явно искусственное, и… – Раф запнулся. – В общем, источник находится в центре установки.
     Последовала долгая пауза. Шеф медленно повернулся к Гейбу.
     – Что ж, теперь, надеюсь, вам ясно, почему надо спешить? – прошипел он. – Даже если учесть релятивистские эффекты, на этой стадии развития им понадобится не больше получаса, чтобы достичь периметра! Вы меня хорошо поняли, уважаемый Гавриил? – Он бессильно откинулся на спину, окутавшись белоснежным облаком гравитационного кресла.
     Гейб молчал, губы его прыгали, концы длинных белых крыльев за спиной мелко трепетали. Он снова видел перед собой горящие глаза Люка, сумку в его руках… термос…
     – Господи, – сдавленным голосом проговорил он. – Шеф… Может, с ними лучше договориться?
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 259      Средняя оценка: 5.7