Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



 

закажи себе проституток екатеринбурга|На сайте www.mehael.ru меха в иркутске.


 

Михаэль  Лайтман

Воспитание 21-го века

    

«Человек должен быть счастливым!»


     Беседа с равом Лайтманом, 25 ноября 2007 г.

    
     Эли: Сегодня мы поговорим на очень важную тему, чрезвычайно волнующую наше общество, которая привлекает к себе огромное внимание – это проблема образования. Много написано на тему образования, много сказано, но сегодняшнее состояние приводит нас к какой-то непонятной точке. Ведь сейчас происходит самая длинная в истории нашей страны забастовка учителей, а кроме того, она распространилась также и на высшую школу. И мы затрудняемся найти для нее решения, а в то время все растет насилие в среде подростков, включая очень тяжелые случаи, которые случаются с подростками, которые остались на улице и не знают, чем заняться. Высказываются разные мнения, со всех сторон. И сегодня мы поговорим с Равом др. Михаэлем Лайтманом и послушаем, что говорит каббала по вопросу образования. Ведь это очень важная для нас тема, и похоже, что наша страна находится сегодня на перепутье в этом вопросе.
     Мы знаем, что в последнее время вы большое внимание уделяете вопросу образования. Поэтому мы захотели встретиться с вами в этой студии и прояснить некоторые вопросы – услышать, что говорит каббала по этому вопросу, находящемуся сегодня в самом центре внимания.

     Рав: Это очень широкая тема. И она, собственно, сопровождает нас с первого дня, когда мы только приходим в этот мир, и до самой старости, которую мы заканчиваем, занимаясь своими внуками.
     Воспитание и образование составляют всю основу нашего продвижения от поколения к поколению и определяют будущее человечества. То, что будет с нами завтра, зависит от образования, которое есть у нас сегодня.
     Сегодня мы в этом полностью полагаемся на учителей, а те в свою очередь, на учебные программы и на того, кто их разрабатывает. И мы не особенно следим, что там происходит. И вообще со стороны общества тут существует какая-то полная беспомощность. Я отдаю своего ребенка в школу и учителя отвечают за то, что из него выйдет. А родители как бы и не отвечают, что получится из ребенка – они только потом видят, что из него вышло не совсем то, на что они рассчитывали.
     А кто виноват? Дом, телевизор, интернет, школа, двор, какие-то другие детские кружки? Каждый старается снять с себя ответственность, и в итоге мы остаемся посреди проблемы и только разводим руками. А проблема так и остается неразрешимой.
     Сегодня все кричат, что Израилю необходимо заняться образованием. И это правильно, всему миру нужно образование, каждому человеку. Но что толку просто кричать – разве они могут предложить какое-то решение?
     Допустим, мы сейчас заменим одних учителей на других, поменяем чиновников, и снова изменятся все программы и начнется новое денежное вливание в систему, от которой мы, как и прежде, не увидим никакой пользы.
     Может ли общественность проверить, что за образование дает государство молодому поколению? Ведь это самое для нас важное. После средств для пропитания, следующее для человека по важности – это воспитание нового поколения.
     Человек ставит этот вопрос вторым по важности после обеспечения себе минимально-необходимых условий для существования. И если мы так легкомысленно к нему относимся, то это видимо свидетельствует о том, что наше общество пока не до конца понимает, что происходит.
     Это проблема не только образования, но и всего человеческого общества. Все человечество входит сейчас в кризис, и мы не знаем, что нам делать. А потому мы опускаем руки и говорим: что будет, то и будет... А что можно сделать? Ни у кого нет решения.
     Но на общечеловеческом уровне хотя бы видно, что нет решения: ни для экономической системы, ни для государственной, ни для экологии, ни для всех остальных надвигающихся кризисов – в науке, в религии, в культуре. Там мы, по крайней мере, хотим знать, что предложит тот, кто выступает с новой программой. И мы видим, что там нет решения.
     И возможно, что этот кризис образования – лишь часть того же общего глобального кризиса. Дело в том, что мы и раньше думали, что у нас то и дело происходят какие-то мелкие кризисы в образовательной системе. Но мы думали, что придет следующее поколение, появятся новые учебные программы, и мы преуспеем.
     Так и с развитием всего человечества. Все тысячи лет нашего развития мы терпим неудачу за неудачей, и так переходим на следующий этап развития – строим более развитую цивилизацию, отношения между нами, общественные системы, и думаем, что это нам поможет и принесет нам лучшую, более счастливую жизнь. А в итоге мы видим, что жизнь не становится счастливее.
     Пока мы не приходим к такому кризису, когда никто уже не хочет двигаться дальше, ведь всем понятно, что опять будет так же, «как всегда». Так может и в вопросе образования мы достигли того же окончательного кризиса? Или еще остаются люди, которые до сих пор кричат, что у них есть решение? Но может, эти крики вызваны лишь желанием получить новую должность или заработать политическую популярность, а на самом деле у них нет никакого решения? Так давайте их проверим!
     Мы - все родители, и я, как отец и дед, хочу знать, что они несут новому поколению. Есть ли на самом деле решение, и на чем оно основано, откуда они его взяли?
     Ведь в образовании – это большая проблема. Сегодня ты даешь учебную программу, и только через десять, пятнадцать или даже двадцать лет видишь результаты. И тогда уже поздно искать тех людей и спрашивать: «Что же вы сделали»?! А они разведут руками: «Ну что делать – ошиблись...» Как это обычно бывает. И что дальше?
     И здесь то же самое. О тех, которые сегодня провалили наше образование, мы тоже десять или пятнадцать лет назад думали, что они преуспеют. И посмотрите, что случилось.
     То есть, проблема образования в том, что мы строим его на основах, которые сегодня даже могут казаться нам правильными, а еще через двадцать лет мы увидим, что это была ошибка. И как же нам заранее проверить себя, будто мы уже прошли все двадцать лет развития этой программы? Это проблема.
     И для этого нам необходимо раскрыть перед собой всю карту развития человечества и посмотреть, почему мы так развиваемся: как в образовании, так и во всех других системах, которые человек строит, двигаясь от кризиса к кризису, от провала к провалу. И выяснить – а есть ли какой-то другой путь?
     Если мы увидим, что другого пути нет, то тогда у нас нет выбора – будем продвигаться дальше вслепую. Хотя уже и ясно, что то, что кажется хорошим сегодня, завтра, разумеется, окажется плохим, и каждое следующее поколение будет терпеть все большие неудачи.
     И это при условии, что вообще еще есть возможность дальше так продолжать. Ведь мы узнаем из международной прессы (и это естественно проблема не только Израиля), какое везде царит насилие.
     Эли: В Англии начали производить детские бронежилеты, чтобы дети могли ходить в них в школу...
     Рав: И в том числе, это насилие по отношению к родителям, не только к учителям. Про учителей вообще нечего говорить – по статистике 76%-77% учителей боятся входить в класс, потому что не знают, что с ними там случится. То есть ты стоишь перед дверью в класс и понятия не имеешь, что произойдет.
     И это учитель, которого учат, как держать власть над группой, как воспитывать детей и приближать их к себе, чтобы иметь возможность на них влиять, увлекать их, управлять ими и вести в какое-то место и тем путем, который он видит?!
     Эти вопросы и ответы, которые мы получаем от учителей и детей говорят о полном разрыве между системой образования, учителями и учениками. Здесь есть три компонента: система образования и учителя не находятся между собой в связи, а у учителей нет контакта с учениками. И получается, что ни один не слышит другого. Он не может исполнить, что тот от него требует и хочет.
     Эли: Но именно на это и жалуются учителя. Они хотят прибавки к зарплате, чтобы иметь возможность больше времени проводить в школе...
     Рав: Прибавки к зарплате всегда все хотят, это понятно. Но что это изменит в образовании?
     Эли: Учителя хотят, чтобы в классе было меньше учеников, и у них было больше времени, чтобы уделить каждому персональное внимание. Сейчас им удается поговорить с ребенком раз в четыре месяца, а так – это будет раз в две недели.
     Рав: Они могут это сделать даже раз в неделю, но дети не захотят с ними разговаривать! Это ошибочное мнение, что они смогут управлять классом, если в нем будет меньше детей. Это неверный подход.
     Авиху: Так вы говорите, что кризис образования – это часть более обширного кризиса?
     Рав: Безусловно. Он составная часть всех наших остальных кризисов, в которые мы вступаем в эту новую эпоху. По всему фронту всех областей человеческой деятельности в этом мире мы приходим к какому-то тупику. Назовите мне хоть что-нибудь, где бы этого не было. Это касается всего, чем человек занимается сегодня.
     И об этом ведутся исследования, и все пишут, и обсуждают в ООН и в Юнеско, и во всяких международных комиссиях, и во всех странах занимаются этом вопросом – и все приходят лишь к одному выводу: мы достигли всеобщего кризиса, для которого нет решения.
     А учителя думают, что у них есть решение. За счет чего? - «Дайте нам поменьше нагрузку в классе и побольше денег в карман, и тогда все будет хорошо». Я верю, что им будет хорошо, потому что их жизнь хоть в чем-то станет легче. Но решаем ли мы этим проблему самого образования?
     Авиху: Так в чем же заключается суть проблемы образования?
     Рав: Ученые утверждают, и о том же говорит наука каббала, как наука более высокого уровня, рассматривающая мир с высоты духовного, с уровня сил, управляющих нашим миром, - что мы вступаем сейчас в новую эпоху. И человек, который рождается сегодня – тоже новый. Он не хочет подчиняться тому же распорядку и участвовать в тех же системах, которыми пользовались мы и все предыдущие поколения с древних времен и до этого дня.
     Авиху: Чем же он новый?
     Рав: Он новый тем, что прошел очень много кругооборотов жизни, много смен поколений. Дети всегда рождаются умнее своих родителей, то есть в них уже изначально заложена мудрость жизни, пройденной предыдущим поколением.
     Наука каббала говорит, что это связано с круговоротом человеческих душ, ведь каждое поколение – это все те же души, облачающиеся в новые тела. Мы не будем сейчас говорить об этих перевоплощениях – кто-то в это верит, кто-то нет, но каждому ясно, что следующее поколение всегда отличается от предыдущего своим продвижением.
     И всегда было так, что новое поколение было более продвинутым и стремилось к более совершенной, лучшей жизни. Они не удовлетворялись тем, что было у их родителей – ни их жизнью, ни обществом, ни общественными отношениями, и немного улучшали все это.
     И так они даже делали революции, всякие резкие изменения – но все это были изменения в том же самом направлении. Они стремились усовершенствовать общество, усовершенствовать себя, покорить мир, управлять и властвовать.
     А сегодня, как раз, наоборот. Молодое поколение не хочет совершенствовать это общество, не хочет управлять и властвовать, не хочет продвигаться в том же направлении. Это поколение требует чего-то такого, что выходит как бы за границы этого мира.
     Авиху: Почему же оно такое?
     Рав: Каббала говорит, что это особые, новые души, и называет это «последним поколением». Мы должны понять, что находимся в начале этого нового развития. Может быть мы этого не замечаем, но на самом деле, сегодня рождаются дети, обладающие не таким подходом к жизни, который был в прошлом у нас и у всех предыдущих поколений.
     Они не хотят завоевывать мир, захватывать его, управлять им, властвовать. В них уже изначально заложено какое-то понимание, сознание и ощущение, что все это не важно. Это не приносит человеку радости, это его не наполняет. Ему нужна какая-то специальность, чтобы как-то заработать себе на жизнь, но только, что называется, чтобы исполнить повинность. А во всем остальном он хочет наполнять себя чем-то действительно стоящим, если найдет такое наполнение.
     Они ищут, но пока им не очень удается найти это правильное наполнение, и потому они бросаются из стороны в сторону, дурачатся, ищут какие-то иные, виртуальные формы жизни и находят себе какие-то странные, непривычные нам занятия. Они стремятся немного оторваться от обычной реальности, пуститься в какие-то дальние путешествия, где-то ездить и жить то в одном месте, то в другом.
     И мы должны понять, что это не мода – это новое требование, идущее от нового поколения, желающего наполнить себя не такими сугубо материальными вещами, как это было у нас. Это более духовное поколение.
     И это видно по их поведению в школе – скажем, та же гиперактивность. Дети всегда были непоседами, потому что именно за счет того, что ребенок все время движется – он развивается. Это не просто потому, что ему не сидится на месте, и не потому что он непослушный ребенок. Просто его тело все время требует от него движения.
     И это всегда было так. Мы делали с ними всякие упражнения во время уроков, устраивали игры. Но сегодня это всеобщее бедствие. И в такой форме, что не просто ребенок не может сидеть спокойно – он не может слушать, не может реагировать. Мы видим, что это явление мирового масштаба. Я хорошо знаком с этим вопросом. Это не значит, что в Израиле такие гиперактивные дети, а где-то в скандинавских странах все спокойно. Там все то же самое! И в Англии и во всем мире.
     Это настоящая проблема, и все принимают риталин и подобные лекарства. Но что это за решение?! Мы не хотим признать эту проблему – это проблема для нас, а не для нового поколения. У нового поколения нет этой проблемы. Если это явление носит повсеместный, массовый характер, то это уже природа, и ты обязан относиться к этому как к норме. Это уже становится обычным явлением. Так почему мы лечим его лекарствами?
     Нам нужно совершенно изменить форму нашего поведения по отношению к молодому поколению. Мы должны понять, что они – это нормально, а мы – не нормальные относительно них, если пытаемся заковать их в оковы и посадить в какие-то тюрьмы. Мы перекрываем им развитие этим лекарством. Это потом через какие-то двадцать лет взорвется такими ужасными проблемами! Откуда мы можем знать, какие могут быть последствия?
     И мы все время давим и давим на них, пытаясь втиснуть в те шаблоны поведения, которые мы для них построили. А они уже не такие, как мы. И если мы не отдадим себе в этом отчета, то нам не помогут никакие изменения в системе образования – и всемирной, и в Израиле. Ничего не поможет.
     Авиху: Похоже, что мы все время боремся с симптомами болезни, лишь бы спрятать проблему...
     Рав: Конечно! Мы думаем, что мы такие сильные, что сможем над ними властвовать. Силой всунем им лекарство и все. Я вижу в этом катастрофические последствия, ведь это, прежде всего, против природы. Все, что противно природе, и где мы желаем силой внести в нее изменения – там на какое-то время удается ее согнуть, но потом это прорывается страшным взрывом, потому что природа не терпит такие вещи.
     Эли: Но почему вдруг молодое поколение так отличается от предыдущего? Почему то же самое не случилось тридцать, сорок лет назад?
     Авиху: Вы сказали, что шел естественный ход развития и вдруг произошел какой-то скачок?
     Рав: Об этом необычном скачке каббалисты говорили еще тысячи лет назад. И они сказали, что в конце 20-го века произойдет такое изменение, которое затрагивает самую суть. Потому что в этот мир придут новые души, которые потребуют развития не в плоскости этого мира: больше денег, больше славы, власти, знания, больше материальных наслаждений для удовлетворения тела – а в силу своего эгоистического желания они захотят властвовать не только в этом мире и не будут согласны этим удовлетвориться.
     Ведь это, по большому счету, подобно жизни животных. Это довольно животные интересы, если мы удовлетворяемся лишь годами этой жизни и все. А они захотят узнать то, что за ее пределами.
     Наука также придет к некому финишу и не сможет прорваться дальше, за границы этого мира. И культура тоже уже будто все раскроет и больше не сможет открыть ничего нового. Во всех областях человеческой деятельности: в государственном устройстве и во всем остальном человек раскроет, что собственно уже исчерпал себя. И дальше люди начнут разочаровываться и входить в депрессию.
     Семья, которая всегда была основой основ человеческого общества, начнет разрушаться. Сегодня есть такие страны, где больше половины детей рождается все рамок семьи. И вообще, есть такие места (и весь мир продвигается к тому же), где 60%-70% людей не устанавливают для себя никаких семейных рамок. При этом, они могут жить вместе, рожают детей, а потом могут расстаться. То есть здесь происходит нечто, что разваливает все это здание, в котором все человечество жило с самых древних времен.
     Когда-то у человека была своя семья и еще община, деревня, город и страна. Сегодня все наоборот. Люди уезжают из своих стран и живут в каких угодно местах, ездят и летают, теряют свою идентификацию. Человек будто поднимается над всей этой материальностью, над земной поверхностью и не чувствует себя принадлежащим какому-то конкретному месту, семейной ячейке, своим детям. А уж дети по отношению к родителям – и подавно.
     И в итоге человек остается с ощущением, что он стал более независимым, более обособленным, и одновременно более опустошенным, и ему нечем наполнить себя. Если ему сегодня 30-40-50 лет, и он так себя ощущает – то входит в отчаяние и депрессию. И на самом деле, депрессия сегодня самая распространенная из всех болезней. И мы уже признали, что это болезнь.
     Эли: Сегодня это даже называется эпидемией.
     Рав: Даже эпидемия... И если это происходит в таком возрасте, то мы с этим считаемся. А у молодых мы не желаем этого замечать, хотя у них это еще хуже – это следующая стадия после нашей депрессии. Они с самого начала уже не могут наполнить себя.
     Посмотрите, как люди живут сегодня в 40-50 лет – в разочаровании, без всякого интереса в жизни. Раньше они были довольны этой жизнью, им было ее достаточно. Сегодня уже не достаточно, но делать нечего.
     Однако дети как будто предвидят все это заранее. Ведь это новое поколение со всеми решимот и генами, которые в нем накопились, и они будто чувствуют, куда идут – и уже не желают этого пути! Они уже заранее не хотят входить в это общество, а мы нашим воспитанием давим на них и заставляем силой: «Ну-ка входи! Ах, ты не хочешь? Так я тебе дам еще риталин! Я сломаю твое сопротивление, все твое поведение и ты все равно войдешь!»
     Как же мы, будучи родителями, можем так относиться к своим детям?! Если мы не видим решения, так давайте искать его вместе! Что мне кажется самым ужасным, что сами родители не требуют от учителей, от системы образования, от мировой образовательной системы обратить внимание перед какой проблемой мы находимся. Ведь это новое поколение еще через какие-то двадцать лет сменит нас – и что тогда будет? Что это будет за поколение, если мы так к нему относимся?
     Жизнь на земном шаре изменится и не в количественном отношении, как было в прошлых поколениях, когда становилось больше изобилия, больше машин, больше всего – а изменится качественно так, что люди не захотят больше существовать. Это будет гораздо хуже, чем сегодня.
     Поэтому нам нужно уже сейчас искать пути воспитания, развития и наполнения молодого поколения – так, как хорошо ему. Неважно, сколько бы это нам ни стоило. Какую бы учебу нам ни пришлось пройти и признать вроде бы противные нам вещи – не важно, что они нам противны. Главное, что они подходят детям. И так, может быть мы спасем это положение.
     Авиху: Я понял, что вы противник принудительных методов...
     Рав: Но ведь и в Торе написано: «Воспитываю юношу согласно пути его» - а как можно иначе?
     Авиху: Что это значит? Разве я должен позволить ему делать то, что он хочет?
     Рав: Нет. Я должен изучить его характер, его душу, его подход. Я должен знать это новое поколение, которое собираюсь учить. Я должен дать ему все установки для его жизни, но в соответствии с его келим, согласно тому, как он должен развиться в будущем. И это принципиальная вещь.
     Учитель должен понять душу ученика: куда она должна развиваться и в чем ее предназначение, ее цель в мире. У этого нового поколения есть совершенно особая цель, которая нам абсолютно непонятна.
     Авиху: Так для вас преподаватель – это не тот, кто закончил трех-четырех летний курс и умеет учить математике?
     Рав: Конечно нет! Математика – это последнее, что ребенку необходимо знать, и поэтому они так относятся к учебе.
     Эли: Вы говорите, что это самое развитое поколение. Но я занимаюсь преподаванием и я вижу, что у них как раз совсем нет тяги к знаниям...
     Рав: У них нет тяги именно к тому знанию, которое ты хочешь им дать, потому что они видят, что не могут им наполнить себя. Довольно вспомнить, как я сам пришел к каббале. Ведь в школе я был довольно средним учеником - я искал наполнение совсем в других книгах.
     Авиху: Обычно обнаруживается, что самые знаменитые люди в школе как раз не были такими уж блестящими учениками.
     Рав: Потому что человек не хочет получать то наполнение, которое ему дают в школе. Он думает, что все это глупости, и совершенно ему не нужно. Он чувствует, что его напичкивают знанием, противным ему по духу. И разве это называется «воспитывать юношу согласно пути его»?
     И я искал себе наполнение, читая научную фантастику (тогда она была не такой, как сегодня, а больше связана с техникой), научно-популярные книги и журналы, специальные учебные брошюры, ходил в разные технические кружки. И все это было мне дорого, а школу я просто ненавидел. Я иногда выходил утром из дома и вместо того, чтобы идти в школу, бродил по городу, а потом возвращался будто из школы.
     Авиху: Так вы солидарны с этими детьми...
     Рав: Я с ними солидарен и очень хорошо их понимаю. Потом я усилено учился несколько месяцев для того, чтобы поступить в университет. Я пошел в университет, потому что из всех своих занятий понял, что именно хочу изучать. И моей первой специальностью была биокибернетика – я хотел узнать, как природа управляет этой жизнью.
     Но и там я тоже не был самым выдающимся учеником, потому что и там увидел (и особенно, поскольку это была Россия тех советских лет), что нам вдалбливают коммунизм и марксизм, и социализм. И даже в науке нужно было учить такие вещи, которые были совершенно бесполезны.
     И я учился по необходимости, ведь нужно было сдать экзамены. Два раза в год есть экзаменационная сессия и ничего не поделаешь – и так 6 лет. Но все во мне противилось этому обучению.
     И когда я наконец закончил учиться, защитил диплом и начал заниматься наукой, то поразился: и здесь тоже занимаются такими ужасными вещами?.. А где же человек? Где его научный поиск того, что он желает понять, развить и раскрыть для себя? И я оставил все это и пришел к науке каббала.
     Посмотрите, какими кружными путями мне пришлось идти.
     Авиху: Вы думаете, что можно было сократить этот путь?
     Рав: В мое время я не думаю, что можно было его сократить.
     Авиху: Я спрашиваю об обучении сегодняшних детей.
     Рав: Сегодняшние дети уже с самого начала не хотят так учиться. Если я должен был пройти весь этот путь, пока не нашел то, что меня наполнило, то они уже сразу ничего этого не хотят. Я растратил на это почти двадцать лет: десять лет в школе и еще шесть лет в университете, и еще несколько лет после университета, пока не понял... А они сразу не хотят этого делать.
     Они бы хотели учиться и считали бы наслаждением и делом своей жизни, если бы видели, что это их наполняет и учит, как достичь счастья. Человек должен быть счастливым!
     Сегодня мы это видим. Не просто так раскрылась депрессия как эпидемия, охватившая человечество.
     Эли: Я читал документ всемирного комитета по здравоохранению, что за последние годы начало возрастать распространение именно душевных болезней, таких как депрессия и страх. И говорится, что эти болезни могут сейчас выйти на самый первый план. То есть привычные нам болезни понемногу начали отступать и на смену им приходят болезни душевные. Врачи говорят, что это вызвано современным распорядком жизни.
     Рав: Современная жизнь требует, чтобы человек был счастливым. Судя по тому, сколько люди путешествуют, как они развлекаются, к чему они стремятся – жизнь становится все больше и больше настроенной на то, чтобы наполнить человека и сделать его счастливым.
     В будущем поколении невозможно будет продать такое количество товаров и разнообразных продуктов питания – людям это будет не нужно. Этот ажиотаж скоро начнет спадать. Сколько возможно? Не понадобится ни такого количества машин, ни домов. Человек требует того, что приносит ему наполнение.
     Возможно будет чуть больше развлечений, но не таких как сегодня, потому что и эта индустрия уже в кризисе. То есть останется то, что приносит человеку счастье – то, что удовлетворяет, наполняет на более качественном уровне. Ничего такого новое поколение сейчас не видит и потому оно ни к чему не тянется.
     На эту тему есть множество исследований, где говорится, что счастье – это оплата за труд, которую будет требовать следующее поколение.
     Эли: Развивается индустрия счастья. Люди ищут, как наполнить себя, и все яснее обнаруживают, что нечем – что все пути, которые они до сих пор испробовали, их не наполняют. И даже до такой степени, что уже говорят, будто и семья не приносит человеку счастья. Хотя это такая вещь, в которой мы были абсолютно уверены и думали, что по крайней мере, если не деньги и не все остальное – то мы найдем утешение в семье. Но и это рухнуло.
     Но я хотел спросить не об этом, а о том, что вы сейчас говорили. Мне кажется, что именно из-за того, что развлечения сейчас настолько низкопробные и дешевые, дети к ним тянутся.

     Рав: Я не думаю, что это из-за того, что развлечения низкопробные. А потому что легче найти связь друг с другом и объединиться в группы или даже в большие массы, где бывают тысячи, а порой и тысячи тысяч человек, если развлечение очень простое - как например, рок-музыка. И тогда все настраиваются на одну волну, на одну скорость, на одну мысль. Это внутреннее желание людей соединиться в какой-то форме, когда на другую они не способны.
     Эли: Так получается, что эти никчемные развлечения свидетельствуют именно о большем развитии человека?
     Рав: Нет, это только средство, чтобы объединиться, а не развитие. Они пока стремятся к таким развлечениям и согласны их принять, поскольку с помощью такого одеяния, такого средства могут соединиться между собой.
     Человек ищет как объединиться с остальными. Он вышел из своей семьи, оставил свое общество, даже свой народ и страну, и тем не менее он ищет соединения. В какой-то мере здесь помогает интернет, который создает такой эрзац соединения – не естественного, а виртуального, когда человеку кажется, что он может соединиться с другим, и при этом остаться неуязвимым. Но это не очень работает.
     Авиху: Сегодня мы видим в интернете целые сети, живущие словно мини общества.
     Рав: Потому что людей это пока удовлетворяет по безвыходности. Но проблема в том, что человеку необходимо большее – ему нужно соединение сердец. И хотя ему кажется, что он может достичь такого сердечного соединения посредством интернета или где-то на дискотеке, когда объединяется целая толпа, и человеку кажется, что он соединяется со всеми остальными, его внутренняя неудовлетворенность потребует от него более истинного соединения.
     И тогда можно ожидать очень большой кризис, ведь человек обнаружит, что он совершенно одинок и ему нечем наполнить себя. А пока он пытается наполнить себя либо в одиночку, через интернет, либо через такие массовые развлечения.
     Авиху: Мы обсудили наши промахи в воспитании. Давайте теперь поговорим о том, какие у нас есть средства для успешного воспитания. Какие ценности нужно прививать ребенку – в школе, в семье?
     Рав: Наши исследования, и в особенности последних лет, раскрывают нам поразительные вещи: с первого мгновения, когда ребенок рождается, он уже понимает этот мир. Он уже начинает воспринимать мир и понимать людей.
     Он еще не может это выразить, но внутри него уже есть полная картина мира. Даже в те несколько первых дней, когда он еще не может видеть и пока не слышит, и не может реагировать на окружающих.
     Это все внешние проявления, но внутри себя он уже все воспринимает – с первого мгновения, как только приходит в этот мир. С этого момента начинается воспитание. И вместе с восприятием мира, нам нужно передать ребенку знание того, как на самом деле этот мир построен и в чем состоит предназначение человека в нем.
     Насколько бы нам ни казалось это фантастическим, нереальным и оторванным от материи. Наука каббала говорит, что с самого первого мига мы должны позаботиться о том, чтобы все впечатления ребенка от этого мира входили в него уже в подходящем облачении, то есть в правильной обертке.
     То есть неважно, понимает он или не понимает, это тем не менее в нем отложится, и мы должны через музыкальные звуки, рассказы, всеми методами обеспечить ему знание о строении этого мира и предназначении человека, предназначении общества, и всего процесса, проходимого человечеством. Он должен получить это с самого первого мгновения, как только приходит в этот мир.
     Это может показаться преувеличением, но если не в этом поколении, так в следующем, мы все равно придем к этим выводам. Каббалисты говорят, что так будет, а все, что они говорили - до сих пор сбывалось, поэтому поживем – увидим.
     Но по крайней мере, это необходимо в возрасте, когда человек начинает спрашивать: «Для чего я живу? Почему живут люди? Откуда я взялся? Куда мы уходим после смерти?» Сегодня ребенок начинает задавать такие вопросы в возрасте 5-6 лет и даже раньше. Мой четырехлетний внук уже задает эти вопросы. Маленький человек спрашивает, и ты обязан ему ответить правду – лгать нельзя.
     Эли: Вы объясняете такие высокие вещи, но что делать со своими детьми нашим слушателям, если они не каббалисты?
     Рав: Нет никаких проблем! Пусть откроют самые простые книги по каббале, для самых начинающих, и начнут объяснять их ребенку в еще более доступной форме, как отец рассказывает сыну о том, что сам понял, опускаясь до его уровня.
     Авиху: О чем рассказывать? О смысле жизни, для чего мы приходим в этот мир?
     Рав: Обо всем! Потому что все, что маленький человек воспринимает, не получая объяснений, это уже усваивается им в искаженной форме. Он должен получить эти объяснения от взрослых – а если не получает, то не хочет потом идти в школу, не хочет слушать взрослых. Ведь что он от них получил? Он не хочет случать учителей в школе. Что он может от них узнать – таблицу умножения? Он хочет учить мудрость жизни!
     И дети неосознанно стремятся к этому. Нам кажется, что они тянутся к примитивным вещам и не стремятся к высокому. Но эти ценности лишь кажутся нам высокими. Мы думаем: «Как же так, они ни к чему не стремятся – ни к науке, ни к высокой культуре!» Да, они не стремятся, потому что не видят во всем этом той ценности, которую видим мы. Они вообще не хотят идти в этом направлении – и они в этом правы!
     А мы думаем, что они желают низких и тупых развлечений. Неправда! Они хотят других ценностей и иного пути развития. И можно их привлечь – лишь дайте человеку то, что требует его душа.
     Авиху: То есть мы получили несколько практических советов. Первое – не действовать принуждением. Второе – раскрыть ребенку весь смысл жизни, рассказать ему, почему он находится в этом мире и зачем. И не бояться, что он не поймет – потому что он понимает. Даже если нам кажется, что он это не воспринимает, надо объяснить ему в простых словах, но говорить о высоких вещах.
     Я хочу спросить, как научить детей ладить друг с другом? У меня трое детей, и они постоянно ссорятся из-за игрушек. Что я должен сказать: «Отдай другому. Это эгоизм»? Но я сам не отдаю другим, так как я буду говорить ему: отдай игрушки брату? Как научить их дружить? Мы знаем, что есть принцип: «Возлюби ближнего как самого себя», но для детей это слишком высоко. Так что же делать?

     Рав: Вы требуете от меня открыть целую систему образования. Я могу ответить, как сегодняшние учителя: «Поднимите мне зарплату и дайте мне меньше учеников в группе» (Смеется)
     Но вы правы, и я не просто так пошутил, ведь нам действительно необходимо открыть новую систему образования. И не случайно люди сейчас стремятся к частным платным школам и ищут альтернативное обучение. И оно гораздо более успешное, чем государственное.
     А государство не позаботится взять с них пример и начать понемногу изменять свою систему. О чем же мы думаем?! Что может быть более важным, чем дети будущего поколения?
     Я уже как-нибудь закончу свою жизнь, но я хочу, чтобы им было хорошо! Если посмотреть на перспективу, то что останется после нас, если не они? Мы видим, что политики играют с образованием, чтобы получить себе должности и зарплаты.
     Авиху: А какой должна быть альтернативная система?
     Рав: Альтернативная система отличается не тем, что там меньше учеников в классе и более интенсивное обучение.
     Авиху: То есть это вопрос не техники, а переоценки ценностей?
     Рав: Да. Поэтому альтернативная система тоже в итоге рухнет. Просто там уже изначально отбирают детей, а не берут всех подряд, и поэтому они пока более преуспевают, на фоне краха общей образовательной системы. Но это тоже долго не продержится, и нам необходима совершенно новая система. Нам нужны новые игры, новые программы, новые методики – мы все должны создать заново.
     Авиху: Это очень серьезный процесс.
     Рав: Мы должны сделать ревизию на всю нашу жизнь и пересмотреть то, что мы даем новому поколению. Мы действительно находимся сейчас на переходе и должны дать новому поколению то, что ему подходит и воспитывать его «согласно пути его», а не согласно своему пути.
     И если мы этого не поймем и, прежде всего, не воспитаем самих себя, то нас ждут катастрофические последствия.
     Авиху: На фоне всего, о чем мы говорили, я хочу спросить о высказывании, которое всегда ставит меня в тупик: «Жалеющий розгу – ненавидит своего сына». Что здесь имеется в виду? Шлепнуть его немного? Где здесь эта грань? Ведь с одной стороны, мы говорим, что нужно воспитывать на положительных вещах, на положительном примере, и не принуждать ребенка, не заглушать его, не давить. А с другой стороны, мы говорим: «Жалеющий розгу – ненавидит своего сына». Как сбалансировать два эти метода?
     Рав: Я сразу вспомнил пример, о котором рассказывал мне мой учитель, Рав Барух Ашлаг (Рабаш) – последний великий каббалист из всей цепочки каббалистов, протянувшейся из поколения в поколение с древних времен и до нашего времени. Он будто завершил всю эту длинную цепочку, и после него уже не осталось больших каббалистов, которые начались с праотца Авраама, прошли через Моше, Рашби, Ари, Бааль Сулама, и закончились на его сыне, Рабаше.
     И это тоже закончилось, мы и относительно каббалы вступаем в новую эпоху. Нет сегодня великих каббалистов, нет того, кто мог бы нас вести, идти перед нами и быть как Моше, как Йешуа Бен Нун – как столпы поколения. Сегодня и в науке каббала нам необходимо новое образование, новый подход для новых людей, которые никогда не были включены в эту систему – то есть обучение для всего мира, как пишет Бааль Сулам. Здесь возникают те же самые проблемы.
     Итак, Рабаш рассказывал мне, как воспитывала его бабушка. Если он совершал какой-то проступок (а он был большим озорником), то она говорила: «Барух, ты будешь наказан!» Он убегал от нее и тут же забывал об этом. Через два дня она подзывала его к себе, объясняла то, что он сделал. Он признавал, что на самом деле так сделал, и соглашался с ней, что поступил не хорошо. И после этого она его шлепала. Она все равно не отменяла наказание.
     Авиху: То есть не в то время, когда все раздражены?
     Рав: Ни в коем случае! Очень спокойно, чтобы ребенок понял, что за каждое свое плохое действие он через какое-то время получит удар – и это придет из любви, а не из-за раздраженности отца, дающего подзатыльник ребенку.
     Авиху: То есть она хотела сначала успокоить свой гнев.
     Рав: Вот именно! Потому это такой хороший пример воспитания. Но, на самом деле, это высказывание «Жалеющий розгу – ненавидит своего сына» говорит о том, что мы должны организовать вокруг ребенка такие рамки, симулировать такие игры, чтобы научить его: ты совершаешь плохое действие – получаешь удар, совершаешь хорошее действие – получаешь вознаграждение...
     Авиху: Мы все должны организовать эту игру, все общество?
     Рав: Все общество! Мы должны таким образом обучить его. Но чтобы это была не бездушная система, раздающая удары за каждую ошибку, а словно любящий отец, воспитывающий ребенка.
     Кстати, интересно проследить, как это происходит у животных, как они относятся к новому поколению. Они дают молодняку играть и что-то делать, но есть такие моменты и случаи, когда родители действительно ограничивают детей и наказывают.
     Авиху: Определяют рамки дозволенного...
     Рав: Да. Но это происходит в естественной форме, когда обоим сторонам понятно, что так должно быть. Надо изучить эти явления, чтобы выяснить механизм приобретенных инстинктов и привычки, которая «становится второй натурой».
     Но у нас, людей, эти принципы «воспитывай юношу согласно пути его» и «жалеющий розгу – ненавидит своего сына» - должны идти вместе. Нужно организовать такую систему образования, чтобы ребенок вышел из нее счастливым, знающим жизнь и готовым войти в этот мир, жить в нем и понимать, как достичь большого наполнения – духовного и материального.
     Что, собственно, дает школа? Мы должны понять, что школа не формирует человека – она всего лишь дает ему профессию. Допустим, я хочу работать с компьютерами или быть врачом, техником в какой-то области, портным, сапожником – неважно кем. И тогда я иду в школу, получаю определенное знание, затем дополнительно учусь профессии на каких-нибудь курсах или в университете и выхожу в жизнь.
     Это все достаточно только для заработка и совершенно не направлено на то, чтобы воспитать из меня человека. Система образования, по сути, не является системой образования. Это лишь система профподготовки, и только. Мы видим, что дети выходят из школы, не получив никакого образования – там не сформировали из них человека.
     И каждый выходит из школы или университета совершенно отличным от других. Что он получил? Он стал специалистом в какой-то области, и не больше.
     Так будет продолжаться, пока мы не изменим свое отношение к образованию. И новое поколение уже требует этого! В прошлых поколениях человек получал профессию и мог как-то устроиться в этой жизни. Молодое поколение уже не хочет приобретать профессию, оно прежде всего хочет получить образование – оно хочет сначала сформировать свою личность. И если они не получат это в школе, они с этим не согласятся.
     Авиху: Так нужно добавить в школах урок, который бы учил, как стать человеком?
     Рав: Это не просто урок. Это должно занимать 90% времени. А все оставшееся время можно уделить специальности.
     Авиху: Вы смотрите на существующую систему образования и говорите, что ей несомненно необходимо изменение, совершенно четко определяя, в чем должно состоять это изменение. Вы думаете, что это изменение придет сверху или снизу?
     Рав: Изменение придет снизу. Никогда никакие изменения в этом мире не приходят сверху, как говорится: «Сердца министров и царей – в руках Творца». Это значит, что от самой системы образования никогда не придет никаких положительных изменений – ни от министра образования, ни вообще от правительства. Забудьте об этом!
     Пока родители не потребуют изменений, которые подходят детям – ничего не изменится.
     Эли: От кого они могут требовать изменения? Кто может его обеспечить? Если сейчас они требуют изменений от правительства, от министра образования - то что может сделать какой-то чиновник в правительстве?
     Рав: Так пусть ознакомятся с ситуацией и поймут, что сегодняшняя система образования, это всего лишь приставка к воспитанию – она помогает ребенку получить специальность, чтобы он мог заработать себе на кусок хлеба, и больше ничем не занимается.
     Но этого недостаточно детям, которые требуют сегодня внутреннего наполнения. Они видят, что кусок хлеба у них есть и будет – неважно, я закончу какие-нибудь курсы, пойду потом работать и как-нибудь прокормлюсь. Разве для этого мне нужно прожечь двадцать лет своей жизни на учебу? И еще потом всю жизнь учиться и работать в хайтеке по 20 часов в день?
     Может я и получу там зарплату в 20 тысяч шекелей в месяц и даже больше, но для этого я должен продать им себя в рабство? Зачем мне это нужно? Вы знаете этот анекдот про мексиканского ковбоя, который лежит под деревом и ему хорошо, и он говорит: «Мне нужно надрываться всю жизнь для того, чтобы в конце жизни вот так отдыхать под деревом? Да я могу лежать так прямо сейчас!»
     Если молодое поколение не увидит перед собой истинного наполнения, они не согласятся учиться. И меня очень радует, когда я вижу, что именно сегодняшние дети будут теми, кто обяжет родителей и всю систему, все окружение и человеческое общество изменить свое отношение к ним.
     Даже если сейчас в Израиле разрешится данный кризис в образовании, но это не кризис – это крах всей старой системы образования. И постепенно, в родовых муках мы придем к какому-то новому образованию.
     Авиху: Это словно раненное животное, которое бьется в предсмертных конвульсиях.
     Рав: Совершенно точно. Потому что сейчас мы начинаем видеть, что никогда не давали образования и никогда не формировали человека. Из школы никогда не выходил Человек – выходил профессионал, специалист в какой-то области. И нам было достаточно того, что мы знали: по крайней мере у него будет профессия и кусок хлеба. Он сможет зарабатывать себе на жизнь, сможет чего-то достичь, но все эти достижения будут чисто материальными, а не внутренними – а ведь именно этого требует новое поколение.
     Авиху: Вы бы хотели быть министром просвещения?
     Рав: Смотря по тому, насколько широкие бы мне предоставили полномочия... Если бы действительно была возможность повлиять на систему образования – тогда бы я конечно с радостью согласился.
     Хотя я не думаю, что министр – это подходящая для меня должность. Это огромная головная боль и политика – нужно уметь лавировать там между всеми остальными и со всеми дружить. Человек уже не имеет возможности быть самим собой и говорить то, что думает. Но я бы конечно хотел принять участие в создании новой методики, нового подхода, в раскрытии понимания, что нужно дать новому, молодому человеку.
     Я не уверен, что поколение уже к этому готово. Нужен еще процесс развития и осознания зла, которое обяжет нас сделать изменения. Мы всегда так продвигаемся – когда мы уже не в состоянии выносить старое состояние, тогда мы выходим из него, разрушаем и строим новое состояние. Я надеюсь, что мы все это увидим в ближайшее время, иначе мы действительно потеряем это поколение.
     Авиху: Сейчас наши зрители сидят дома и возможно они узнают себя в этой ситуации и хотели бы изменений. Что они могут сделать, чтобы приблизить это, ведь у них тоже есть дети и их волнует этот вопрос?
     Рав: Я думаю, что они могут прийти к нам и посмотреть на наших детей в группе Бней Барух. Я доволен тем, что воспитал своих детей в духе каббалы.
     Авиху: То есть вы уже прошли все это на самом себе, это не просто разговоры...
     Рав: Да. А кроме того, мы применяем это в нашей группе, с детьми учеников, где собраны дети всех возрастов. Они слышат и получают знание о системе мира и человеке, который рождается в нем – для какой цели он рождается, что он должен сделать в этой жизни, для чего ему знать высокие вещи, чтобы наладить свою жизнь здесь, в своем маленьком мире. Пусть они послушают, как дети отвечают на эти пробуждающиеся в них вопросы: в чем смысл, для чего человек живет.
     Авиху: Я видел ваши уроки с детьми. Вы задаете вопрос и 45 рук взмывают в воздух!
     Рав: Да, верно. Зайдите на наш интернет-сайт, посмотрите эти уроки и вы увидите, что эти чудесные дети не остаются без ответов. И это такие вопросы...
     Нам кажется, что ребенок просто так докучает нам вопросами. И он стесняется спрашивать, скрывает себя, он хочет быть похожим на родителей – и это тоже проблема. Ведь это его естественное стремление подражать родителям, а родители сами находятся в депрессии, в отчаянии, в стрессе, в ощущении своего бессилия. И что увидит ребенок, глядя на родителей?
     Если мы не покажем детям хорошего примера, дав такую систему образования, где он сможет наполнить свою душу, это будет просто злодеянием с нашей стороны по отношению к ним. И давайте, наконец, задумаемся над этим – ведь это наши дети!
     Эли: Но мне нужен какой-то практический совет – что я могу сделать как учитель?
     Рав: Тебе, как профессиональному учителю, нужно понять, что существующая сегодня система образования развивалась в течение тысяч лет. Люди, на основе каких-то аналогий с жизнью, всевозможной философии, истории, политики и всего своего опыта в итоге постепенно приходят к какой-то методике. Они пишут пособия для преподавателей, обучают их на курсах и проводят всевозможные семинары. Они подготавливают к этому детей в детских садах и в школе и т.д.
     То есть мы видим, что это не рождается в один день, чтобы воплотиться назавтра. Это может занять несколько лет, но все должны согласиться, что мы работаем над этой новой методикой. А если ты хочешь, чтобы я за один день решил все проблемы образования, то это невозможно. Так человечеству еще никогда не удавалось освободиться ни от одной проблемы.
     Но нужно увидеть зло, которое мы влечем своим непониманием молодого поколения, чтобы мы осознали необходимость разрешить эту проблему и направили себя в этом направлении.
     Эли: Что значит направить себя в этом направлении? Я полностью согласен со всем, что вы сказали, и хочу что-то сделать, чтобы приблизить изменения. Что же я должен для этого сделать?
     Рав: Прежде всего что бы я сделал? Я бы отвел несколько часов в день по государственному телевизионному каналу для дискуссионной передачи «За круглым столом» и дал слово всем людям, которые могут что-то сказать по поводу образования. Но только, чтобы там собирались те, кто действительно говорит по делу, а не какие-то политики или общественные деятели, которые хотят таким образом сделать себе рекламу и построить на этом свою популярность. То есть мы должны говорить только об образовании и только с теми, у кого действительно есть решение.
     Мы должны обсуждать это часами и перед всеми, чтобы сделать из этого самую центральную мировую проблему – проблему, которой занято государство и общество. Надо, чтобы все приняли в этом участие. Мы этим воспитаем как детей, так и учителей – а также министерство просвещения. В этом должны участвовать все слои общества в стране и в мире – и в ширину, и в высоту.
     В нашем распоряжении есть для этого все инструменты. Телевидение – это самое массовое средство информации, которое есть в любом доме. И мы должны вынести эту проблему в самый центр, чтобы она притянула к себе всеобщее внимание. И я думаю, что в каждой семье достаточно осознают ее важность и беспокоятся об этом.
     И тогда каждый вечер в течение часа или даже больше мы все вместе будем обсуждать этот вопрос по всей стране.
     Эли: Но от меня это пока очень далеко. А что я лично могу сделать?
     Рав: Почему далеко?
     Эли: Но ведь это не случится назавтра? А что-нибудь такое практическое, чтобы я мог уже сегодня сесть со своим ребенком и час смотреть нашу программу...
     Рав: Если нет, то тогда нужно действовать в рамках нашей газеты и наших телевизионных программ, через наш интернет-сайт и всех имеющихся в нашем распоряжении средств массовой информации. Надо написать статьи и распространять их, особенно через интернет. Опубликовать их на разных сайтах, занимающихся образованием, и выразить там наше мнение.
     Так постепенно публика подрастет, узнает эту проблему и приблизится к нам. А мы на основе тех или других откликов усовершенствуем себя и проясним этот вопрос. Ведь у самих у нас есть понимание, но нам нужно выразить его так, чтобы доступно объяснить всем. По крайней мере, люди должны узнать, что думают по поводу образования каббалисты и наука каббала, духовная часть нашей Торы.
     Я думаю, это следует сделать, ведь, в конечном счете, мы развиваемся к тому, о чем рассказывает каббала. Человек в итоге должен стать духовным, и именно это поколение, в котором мы сейчас находимся, должно взмыть вверх с этой ступени – от материальных потребностей к духовным.
     Поэтому людям следует с этим ознакомиться. Даже если они не понимают и не верят, и все это от них далеко. Но это не далеко - для молодого поколения.
     Эли: Но почему здесь нужна именно каббала? Есть множество методик, которые предлагают свои решения. Почему нужна именно каббала, чтобы ответить ребенку на его вопросы?
     Рав: Все другие методики обеспечивают наполнение для растущего эгоизма. Но мы увидим в этом поколении, что вместе с тем, что его эгоизм растет – он требует наполнить не это эго, а выше этого. Они хотят наполнить себя тем, что выше этой нашей жизни. Ты будешь обязан дать им наполнение, которого нет в этом мире. Это то, чего захочет молодое поколение, и уже хочет – духовного наполнения, чтобы чувствовать себя наполненным.
     У них нет выбора. Иначе они отправятся к психиатру, к психологу, чтобы дал им лекарства. Если врачи им не помогут, то они уйдут в наркотики, пытаясь заглушить себя и забыть. Но что они хотят прежде всего – перед тем, как погружаться в депрессию, обращаться к психиатрам и наркотиками – духовного наполнения!
     Вот что происходит с молодым поколением, и в этом состоит их требование. Поэтому они не знают покоя и страдают гиперактивностью с самого молодого возраста. А в более старшем возрасте начинают потреблять наркотики и антидепрессанты.
     Эли: И каббала дает этому решение?
     Рав: Только каббала может принести тут решение, потому что человек внутри себя еще ясно этого не осознает, но он требует наполнения, которое выше этой нашей жизни.
     И они нам об этом говорят! Они говорят, что не желают того, что мы им даем. Но что ты хочешь? И этого он пока не может сказать, однако в нем уже есть потребность к чему-то выходящему за пределы материальной жизни.
     И потому они все больше будут уходить в наркотики и в отчаяние, и не получат наполнения – пока мы не откроем эти духовные каналы, через которые они смогут наполниться.
     Поэтому преподаватели должны выслушать, что говорят каббалисты о развитии человечества. Каббалисты всегда говорили о нашем времени. У них написано, что с конца 20-го века человечество будет обязано развиваться в направлении духовного, согласно потребностям душ, и потому необходимо раскрыть науку каббала, чтобы обеспечить им это требуемое наполнение.
     А потому я уверен, что максимум еще через поколение науку каббала будут изучать в школе, начиная с самого младшего возраста. Естественно, ее будут объяснять в такой форме, которая подходит детям, просто и понятно. И благодаря этому они узнают, как достичь духовного наполнения.
     И тогда они не будут заниматься всякими бессмысленными профессиями, не уйдут в наркотики или депрессию, в насилие и террор – а начнут подниматься к источникам бесконечного духовного наполнения.
     Сегодня человек желает подняться над своей природой. Он уже вышел в космос и увидел, что весь этот мир и вся эта жизнь довольно ограниченная. И что же дальше? Этот вопрос начинает очень донимать современного человека. Вы говорите, что есть много методик, которые могут дать на него ответ? Я не знаю никакой другой методики, кроме науки Каббала, которая могла бы удовлетворить человека, который спрашивает: «Что находится за границами этой жизни?»
     Эли: Какое заключение и какой посыл вы пожелали бы телезрителю вынести из этой передачи?
     Рав: Если он беспокоится за своих детей, то должен начать читать книги по каббале для самых начинающих. Пусть зайдет к нам на сайт, и прежде всего на детскую страницу, в раздел для родителей, на женскую страницу. Там есть масса материала по воспитанию. Пусть напишет нам и потребует от нас ответов, и так вместе мы будем развивать новые методики. Наука каббала может дать только советы – словно «десять заповедей» в воспитании, но не более этого. А дальше мы должны работать вместе в связи между нами.
     Авиху: То есть мяч перекинут на сторону зрителей – вы сказали, что изменения должны начаться снизу, и все в наших руках.
     Рав: И не надо думать, что министерство образования или какой-то чиновник разрешит для нас эту проблему. Это полная иллюзия. Вы бежите от ответственности, и в результате через несколько лет мы обнаружим своих детей в совершенно плачевном состоянии – гораздо худшем, чем сегодняшнее.
     Авиху: Итак мы надеемся завтра увидеть своих детей в хорошем состоянии, все в наших руках. И мы благодарим Рава др. Михаэля Лайтмана за эту встречу. Мы все вместе сообща должны будем развить эту новую методику!
    
     Перевод: Лея Дондыш
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка: