Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



 





 

Юрий  Лебедев

«Ленин – жил, Ленин – жив, Ленин – будет жить!»

    «Короче, Склифософский!»
    
     Эта бессмертная фраза Балбеса из кинофильма «Кавказская пленница», обращённая ко всем занудным лекторам, рассуждающим на научные темы, заставляет автора сразу сообщить читателю, что речь в данной работе пойдёт об исторических проявлениях эвереттизма - мировоззренческой концепции, основанной на физической теории американского учёного Хью Эверетта о «параллельных мирах», ставшей в последнее время одной из популярных и среди физиков, и в «узких кругах широкой общественности». Для тех, кто ещё не знаком с нею, рекомендую обратиться к превосходным русскоязычным печатным источникам /1,2,3/, рассчитанным на «широкую аудиторию», но написанным авторитетными физиками-профессионалами, или, в силу понятного дефицита времени, ограничиться популярным изложением этой концепции /4/, доступным в Интернете.
    
     «Ничто не ново под Луною».
    
     Итак, руководствуясь пафосным призывом, вынесенным в заголовок предыдущей главки, сразу перейдём к некоторым философским аспектам эвереттизма. Прежде всего, необходимо понять, что эвереттизм не возник сразу, подобно deus ex machine. В дополнение к ранее сказанному /4/, хотелось бы обратить внимание читателя на марксистские корни эвереттизма. Не потому, что автор тем или иным образом хотел бы выделить эту философскую систему – и ее апологетике и критике посвящён сонм работ, а просто в силу того, что марксизм, по понятным историческим причинам, оставил неизгладимый след в мировоззрении ныне живущего поколения учёных и философов, какие бы концепции ни признавались ими в конечном счёте истинными.
     А, обратившись к марксизму, хотелось бы пообсуждать взгляды и судьбы тех его сторонников и выразителей, которые – в силу тех же исторических причин! – не обсуждались ранее достаточно свободно и внимательно.
     Начнем с классической философии. Вот как излагает кантианство один из действительно крупных философов-марксистов, «ведущий специалист сталинской эпохи по вопросам диалектики и философии марксизма» /5/, А.М.Деборин. Мнения об этом философе высказываются противоречивые. Чаще ругают. Но вот одна из его оценок, сделанная человеком, арестованным и репрессированным за знакомство с Дебориным. «Сталин всегда был недоволен этим академиком. В то время, когда кругом трубили о философском величии Ленина и Сталина, от Деборина никак нельзя было добиться публичного признания их философами, особенно последнего. За это свое упрямство он всегда находился в опасности и только подыскивали ключ, чтобы добраться до него. Он пользовался широкой популярностью за границей, в кругах философских и социалистических.» /6/ В любом случае, как бы ни относиться к деятельности Деборина (очень быстро признавшего справедливость сталинской критики и в дальнейшем верно служившего «линии партии в идеологии»), но не осознавать огромного влияния этого человека на содержание курса философии, из которого, как из гоголевской шинели, вышли «мы все», было бы просто невежественно. Да и отрицать его профессионализм тоже невозможно, всё-таки он «образование получил на философском факультете Бернского университета (1908)» /5/. (Факт, на который прошу обратить внимание читателя, имеющего намерение дочитать этот текст до конца). Да, в долгой жизни этого человека было и такое, что трудно себе представить современному поколению «непоротой молодёжи», такое, что делает из мыслителя раба, но, право, «не судите…», как это делает автор такого вот изложения одного из трагических эпизодов жизни Деборина: «В ходе так называемой "космополитической дискуссии" некий оратор долго распинался, сетуя, что люди, проявившие себя как закоренелые враги советской власти и антимарксисты, справедливо подвергшиеся репрессиям, продолжают пользоваться трибуной для выступлений и печатать свои сомнительной ценности работы. В качестве примера был назван академик Деборин. Абрам Моисеевич Деборин выступил с ответным словом: "Я принимаю любую критику в свой адрес, но не потерплю клеветы на наши органы госбезопасности: я никогда не подвергался репрессиям!"» /7/.
     Итак, ещё не пуганый Сталиным (что случилось позже, в 1931 году, когда осудили Деборина как проповедника взглядов "меньшевиствующего идеализма"), ещё «при царском прижиме», в главном своём философско-методологическом труде (написан в 1907, первое издание 1916, последнее, 6-е, в 1931) Деборин писал: « Рассуждение Канта приняло следующий вид: все, что познаваемо, должно быть дано в созерцании, должно стать предметом восприятия. Но все, что становится предметом восприятия, есть «явление», т.е. не существует независимо от субъекта (курсив Ю.Л.). Ergo, в е щ ь в с е б е или познаваема – тогда она составляет только «явление», т.е. перестает быть в е щ ь ю в с е б е ,- или же вещь в себе есть не только явление и существует в н е н а с, тогда она н е п о з н а в а е м а.» /8, 198-199/ Если посмотреть на это построение Деборина, опирающееся на авторитет Канта, с точки зрения эвереттизма, то очевидно, что оно – просто латентная форма последнего. Действительно, понимание физического явления, как процесса, не существующего независимо от субъекта, является одним из главных постулатов и Боровского принципа дополнительности, и, естественно, эвереттизма. А от понятия «непознаваемого существования вне нас» до понятия «параллельных Вселенных» и вовсе один шаг. Более того, привлекая к своим построениям ещё одного «философского генерала» - Фихте – Деборин дополняет эвереттическую латентность своего мировоззрения следующим рассуждением: « Примат в о л и или практического разума над теоретическим признается как Кантом, так и Фихте. Вместе с в о л е й признается, стало быть, момент д е я т е л ь н о с т и - с одной и д о л ж е н с т в о в а н и я - с другой стороны. Мир явлений есть продукт м о р а л ь н о г о т в о р ч е с т в а субъекта» /8, 200/. Это рассуждение полностью аналогично тому пониманию действительности эвереттизмом, которое видит причину ветвления в волевых проявлениях Разума. А долженствование исполнения воли Разума «косным миром» физически обеспечено, согласно трактовке эвереттизма английским физиком Дж. Барбуром, объективным вневременным существованием всех «моментов Бытия», подобно тому, как существуют в фотоальбоме мгновенные фиксации горизонта событий. Вот что говорит об этом сам Барбур: «Я считаю, что Эвереттовская интерпретация является наилучшей из тех, что у нас есть. Она должна рассматриваться серьезно. Я предложил ее вариант без времени, как я его называю “многомоментная интерпретация”. Но я считаю, что в этом направлении нужно сделать еще очень многое». /9/
     Теория Барбура – подобно теории Эверетта – не вызывает сомнений у «физического сообщества» своим фундаментом, ибо ее автор – известный физик-теоретик, но и не принимается этим сообществом в силу явного диссонанса с современной физической парадигмой. Обсуждение концепции Барбура – редкость даже в Интернете. (см., напр. /10/). С философской же точки зрения теории Эверетта и Барбура являются гармоничным сочетанием, обеспечивающим целостное мировосприятие.
     Вообще, вопрос о кантовской "вещи в себе" с современной точки зрения выглядит несколько иначе, чем "во времена самого Канта", когда в физике господствовал принцип дальнодействия. После осознания предпочтительности (более того, если считать СТО Эйнштейна "абсолютной истиной", "предпочтительность" превращается в "необходимость") рассмотрения принципа локальной причинности вместо причинности абсолютной, "вещью в себе" становится всё, что "не здесь и не сейчас". Что касается "не сейчас", то и "идеалист" Кант, и самый упертый материалист-прагматик Деборин, должны были бы признать, что любой объект представляет собой множество временнЫх состояний "чего-то" (отдельный вопрос о временнОй тождественности этого "чего-то"). Причём, все состояния, не являющиеся современными нам, не могут быть объективно изучены (каков, к примеру, был нейтринный поток от Солнца 100 лет назад, когда у ученых даже понятия о существовании нейтрино не было?), а, следовательно, и не могут быть познаны. (Можно ли считать познанным объект, параметры состояния которого нам не всегда известны?) А вот "не здесь", после утверждения постулата о конечности скорости распространения взаимодействия (СТО Эйнштейна), запрещает получение информации о любом параметре любого процесса, протекающего на любом объекте, удалённом от наблюдателя на расстояние L>t*c (t - характерное время наблюдения или процесса, с - скорость света). И если мы НЕ МОЖЕМ ЗНАТЬ, что творится на том же Солнце СЕЙЧАС (об этом станет известно, если проявить максимально возможное любопытство, только через восемь минут) - то о каком "абсолютном познании" этого объекта можно говорить?!
     Что касается временнОй аутентичности "вещи в себе", то эвереттизм вскрыл ещё одну проблему - проблему истории и памяти. Какую сущность мы имеем в качестве предмета изучения и познания "здесь и сейчас"? То есть, какова история ее склеек, каково состояние ее памяти?
     Вообще, кажется весьма вероятным (а с эвереттической точки зрения даже очевидным), что Истина (она же – «вещь в себе») локальна и бесконечноаспектна. А потому допускает бесконечное число способов своего описания. То, что считается "истинным" в науке есть результат простого согласия большинства "ученых". И удовлетворяет нас во многом потому, что в разработку способов связи с действительностью в господствующую парадигму вложены большие интеллектуальные усилия действительно талантливых людей. Но если бы эти усилия были направлены в какую-то другую систему аксиом, то и она могла бы столь же хорошо "соответствовать действительности".
     Ещё один аспект, связанный с абсолютным познанием и бесконечностью, затронул П.Амнуэль. Говоря о кантовской «вещи в себе» он замечает: «…вещь в себе непознаваема в принципе, поскольку существует вне нас (скажем, находится в одном из эвереттовских миров), но, с другой стороны, существование склеек приводит к тому, что таки существуют каналы, связывающие эвереттовские миры… Но тогда вещь в себе не может быть непознаваема в принципе и, следовательно, вообще не существует. Или нужно признать, что существует бесконечное количество эвереттовских вселенных, никаких образом не связанных с нашей, более того - ПРИНЦИПИАЛЬНО их связать невозможно, и только тогда можно предположить, что существует вещь в себе в кантовском понимании. Иными словами, ко всем прочим бесконечностям… прибавляются бесконечности, которые к нашей Вселенной (и ко всем прочим НАШИМ эвереттовским мирам) не имеют ПРИНЦИПИАЛЬНО никакого отношения» /11/. В качестве комментария к этому высказыванию П.Амнуэля можно только заметить, что последний вид бесконечности необязателен – в силу закона больших чисел в параллельных мирах обязательно должны быть такие, которые не имеют склеек с нашим «просто случайно». И все «вещи в них» будут «вещами в себе» для нас!
     Впрочем, до практической потребности в бесконечноаспектном описании действительности ещё очень далеко. Учёные-практики говорят, что при помощи трёх параметров можно сконструировать уравнения, с любой степенью точности описывающие эксперимент. Думается, что и одного параметра вполне хватит, если умело манипулировать функциями. Любопытный пример. Концепция Декарта о мире - совокупности вихрей отвергнута, но разложение функций в ряд Фурье используется без оглядки на это отвержение! А ведь по физическому смыслу в таком разложении латентно используется именно идея Декарта.
     Здесь критически настроенный читатель может заметить, что «латентные признаки» любой философской идеи можно обнаружить у предшественников в том количестве, которое будет нужно автору поисков. Согласен с этим в том смысле, что если знаешь, что искать, успех поиска становится делом времени. «Ищите да обрящете»…
    
     «Главно дело, чтобы воля, - грит,- была к победе!»
    
     Эта мысль Высоцкого /12,187/ - ещё одно латентное проявление эвереттизма. Действительно, с эвереттической точки зрения наличие воли и памяти – главные компоненты того, что мы называем личностью. При сочетании этих компонентов образующаяся из них личность начинает формировать в барбуровском пространстве траекторию своего существования – индивидуальную стрелу времени. Из-за наличия «свободы воли» постоянные ветвления «размазывают» эту траекторию и растворяют личное во всеобщем. Но присущая личности память и столь же постоянные склейки не дают этому процессу развиться до разрушительных масштабов и, в результате, траектория принимает вид некоего «жгута состояний», состоящего из множества нитей «подъ-Я», сшитых множеством близких склеек. Термин «жгут состояний» учитывает тот факт, что в русском языке «жгут» предполагается состоящим «из мягкого материала» /13, 193/, а логика ветвлений-склеек должна приводить именно к «топологической пушистости» образующейся структуры.
     Принимая вышеизложенное можно предположить, что именно такой структурой объясняются и известные из психиатрии состояния болезненного «раздвоения личности» (правильнее говорить об «умножении личности»), и столь же болезненные «внутренние конфликты», неизбежные при склейках, ибо при них объединяются хотя и очень близкие, но всё-таки разные «истории» и «памяти». Понятно, что жгуты могут быть более или менее рыхлыми, содержать больше или меньше склеек-перемычек между волокнами отдельных «подъЯ» - это зависит от соотношения образующих жгуты «силы воли» и «адгезионной силы склеек», каковое соотношение, в свою очередь, зависит от расположения жгута в барбуровском пространстве и направления вектора локальной стрелы времени. Кроме того, в зависимости от расстояния между склеивающимися волокнами "подъЯ" в пространстве Барбура, эффект относится либо к компетенции психологии, либо - психиатрии.
     Далее структура Бытия на нескольких восходящих уровнях прослеживается легко – жгуты состояний отдельных личностей сплетаются (и срастаются!) в «канаты» групп, сообществ, этносов и таким образом формируется историческая стрела времени. С эвереттической точки зрения весьма интересно обнаружение и правильная интерпретация именно склеек. При обсуждении этого понятия, введенного /14, 108/ при обсуждении недоумений Де Витта, вызванных огромным числом ветвлений, как-то само собой сложилось так, что в поле зрения было обнаружение, прежде всего, именно склеек жгутов в канаты. Однако «микросклейки», приводящие к формированию жгутов, не менее интересны с точки зрения интерпретации истории. Попробуем рассмотреть это на конкретном примере. И пример этот, в соответствии с заявленным предметом – марксистскими корнями эвереттизма - взят из биографии В.И.Ленина. Пример выбран, разумеется, не случайно. Как мне кажется, в данном случае возникла ситуация, близкая к той, которая предсказывалась в связи с поисками «решающего доказательства» справедливости эвереттического подхода к Истории. «Дело в том, что решающими доказательствами можно было бы считать твёрдо установленные факты неустранимых противоречий в понимании логической связности событий прошлого. А какой профессиональный историк публично заявит, что обнаружил такие факты? Даже если ему «повезло» столкнуться с такой ситуацией, он, после долгих колебаний и раздумий, придумает причины, по которым, по его мнению, можно будет с чистой совестью отвергнуть как «ошибочные» или «фальсифицированные» те свидетельства (документы, вещи и т.п.), которые мешают признанию линейного хода истории» /14, 127-128/. Разумеется, это нисколько не бросает тень на профессионального историка, попавшего в такую ситуацию. И думать и придумывать – это и его профессиональный долг и просто внутренняя потребность, А его чистая совесть – вообще не обсуждается, как неотъемлемый конституант презумпции невиновности. А вот Вождь оказался причастным к нижеизложенному совершенно не случайно. В биографии именно этого, по всеобщему убеждению сверхволевого человека, можно надеяться обнаружить такие склейки, которые проявятся достаточно зримо.
     Конечно, «воля волей», но при условии, что у читателя «сил невпроворот» и он готов последовать за автором…
    
     «Как пусто стало на Доске Почёта!..»
    
     Это лирическое одностишие В.Вишневского /15,222/ очень, на мой взгляд, точно характеризует политическое поле России после того, как В.И.Ленин перестал быть «Идеалом Всего». Пустота эта холодная и нехарактерная для нас. Может так случиться, что установилась она не надолго. Но эта политическая пустота позволяет нам теперь исследовать биографию вождя без оглядок на «недреманное око» идеологической цензуры и самоцензуры.
     Воспользуемся этой возможностью и обратимся к одному малоизвестному эпизоду из жизни Ленина, относящемуся к 1921 году. В силу специфики вопроса, нам придётся иметь дело с длинными цитатами. Надеюсь, что читатель отнесётся к этому с пониманием.
     Тему дальнейшего анализа можно обозначить так: «Письмо Ленина неизвестному швейцарскому знакомому: склейка как альтернатива фальсификации». Такая постановка вопроса вполне вписывается в исследования Истории, основанные на концепциях нелинейного времени, получившие явное физическое обоснование в /16/.
     Рассмотрим официальную, лавсаново-гладкую нить биографии Ленина с точки зрения эвереттизма. Может быть, это всё-таки вовсе не нить, а пушистый жгут, некоторые из волокон которого «торчат в сторону» от перпендикулярного вплоть до инверсионного направлений? Но, прежде всего – основные факты и тексты. Они приведены в работе Руководителя Федеральной архивной службы России (Росархива) В.П.Козлова.
    
     «В июле 1921 г. в секретариат В.И.Ленина через Стокгольм от агента "Просперо" поступила доверительная информация о том, что "германские секретные источники дают текст частного письма Ленина, датированного 10 июня 1921 г. и адресованного на имя проживающего в Берлине старого знакомого Ленина, брата одного из комиссаров". Далее следовал перевод текста письма с немецкого. "Милый друг... Вы меня спрашиваете, почему тон моих писем, или, вернее говоря, моих переговоров с Вами не так уж оптимистичен и спокоен, каким он был до сих пор. Я думаю, если бы мы опять встретились друг с другом, то удивитесь Вы еще более той перемене, которая произошла во мне и которая невольно отражается в моих письмах. Представьте себе человека, который в течение трех лет, изо дня в день, из часа в час, делает ту же самую работу, не имя ни минуты для себя и не имея возможности оторваться от этой громадной работы, которая поглощает все время, все силы и всю энергию. Все чаще и чаще вспоминаются мне счастливые дни в Цюрихе, когда мы вели длинные разговоры о предстоящем социальном сдвиге, о неизбежности социального переворота и о тех фазах изменения общественных форм, какие вызовет неизбежно революция. Ваш практический ум часто меня возмущал своей холодной критикой, так как он не соответствовал по моим взглядам реальной действительности, которой я и мои единомышленники посвятили все свои силы и понять каковую, нам казалось, мы сумели. Вы, практики, даете себе отчет обо всем, что вас захватило, Вы видите в жизни один единственный путь, по которому должны идти реалисты, создающие жизнь. Вы признаете, что каждое дело должно рассматриваться с узкоэгоистической точки зрения в Ваших интересах и выгод[ах]. В то время как Вы никогда не углубляетесь в окружающую Вас среду и никогда ею не интересуетесь, если она Вам бесполезна, Вы считаете правильным для своей эгоистической морали жить только самим и завоевывать, бросая слабейшим лишь крохи, которые Вам не нужны, не считаясь с тем, достаточны ли эти крохи или нет. Если Вы еще помните, а, судя по Вашим письмам, Вы это не забыли, наши разговоры в читальне Цюриха и позднее в Женеве, где Вы с пеной у рта доказывали мне утопичность моих выводов, непримиримость таковых с настоящим мировоззрением европейского общества, в котором окристаллизировалась высшая форма капитализма и эгоистического миропонимания. Я хочу привести Вам небольшой факт, который я в то время упустил из поля зрения моих наблюдений, но который сейчас является косвенным доказательством в правильности моих выводов в споре с Вами и который особенно интересен потому, что еще раз подчеркивает превосходство наших теоретических тезисов и выводов над вашими практическими наблюдениями. Три года непрерывного изучения революционных фазисов в России научили меня, что не везде надо искать гения классового сознания или коллективного инстинкта того или другого класса, толкающего своих членов к работе в необходимом направлении для них, но исключительно силу отдельных личностей, воля которых подымается выше уровня их класса, охватывает этот класс и диктует ему те методы, которые для этого класса в настоящий момент борьбы являются наиболее полезными и необходимыми. Мы ошибались, придавая классу такое большое значение, мы смотрели на класс, как на какой-то "интеллектуальный организм, способный на непосредственное, прямое выражение своих желаний". Класс является не чем иным, как организмом, лишенным всякого интеллекта, свободной воли и какой-либо способности к действиям. Предоставляемый самому себе, он управляется только классовым инстинктом и классовым самосознанием, которое никогда не диктует более глубоких для класса полезных методов, чем это требуют задачи текущего момента. Действия класса, как такового, лишены постоянного здравого смысла, так как они не рассчитаны на дальнейшую борьбу. Жизнь класса - это жизнь чудовищного моллюска, который защищается и борется с одинаковой энергией как против ничтожнейшего врага, так и против могущественнейшего врага, от которого зависит его дальнейшее существование. Воля отдельных лиц, созидательный дух свободного интеллекта - только они одни могут предвидеть дальнейшие фазы борьбы, могут суммировать все "за" и "против". Как я и мои ближайшие товарищи, так и Вы - люди практики - не учли этого важнейшего фактора общественной жизни, или даже если бы обратили на него свое внимание, то это произошло лишь настолько, что стало подтверждением наших неверных выводов относительно понятия о классе. Бесконечные перспективы для наблюдений, какие открывает русская революция, дали мне возможность неоднократно убеждаться в ошибочности наших предположений, но если бы даже я подошел к разрешению этого вопроса с Вашей точки зрения, то я принужден сознаться, что Вы были более правы, чем я. Теперь о себе. Я устал, я чувствую, что все более и более с каждым днем и меня невольно тянет на отдых, к моим книгам и к проверке тех выводов, к которым я пришел. Нервы стали уже не те. Меня буквально съедает ничтожество моих окружающих, так и их буржуазность, которая разъедает твердый организм партии. Государственная работа, в той форме, как она проводится у нас, - совершенно не возможна. Наша юная бюрократия переняла полностью ошибки своих предшественников и по наивности своей еще более увеличила пропасть между правящими и управляемыми. Наша ставка на коллективный инстинкт, который должен удерживать членов партии, оказалась ошибочной. Наши надежды на этот коллективный инстинкт и на классовое сознание рабочих и крестьян - также потерпели фиаско. Я теперь вспоминаю Вашу прощальную фразу, сказанную Вами в 1917 г., в момент моего отъезда в Россию. Вы сказали мне, что я не должен забывать, что окончательно разучился понимать дух русского крестьянина и рабочего, что годы эмиграции отняли у меня возможность непосредственно наблюдать за русским обществом и что я должен быть осторожным. Мы все были захвачены волною власти и успеха. Дав себя также увлечь, я имел возможность проверить мои выводы на практике, ибо я твердо верил в устойчивость и жизнь нашей партии. В то время как я бросил массам обещания широких перспектив социальных реформ, я старался пробудить в развитых слоях пролетариата, у рабочих и крестьян, чувство самодеятельности. Если бы на местах проводились директивы центра - был бы создан фундамент для грядущего социалистического государства, могущего послужить образцом для народов всего мира. Я должен Вам сказать, что я три года колебался, что три года я не мог решиться сознаться в том, что мы ошибались, что были выбраны неправильные приемы. Теперь же, когда я вижу сумму нашей деятельности, я должен сказать, что я был не прав, что я переоценил силы партии, а также русского крестьянина и рабочего. Скажу Вам короче: русский крестьянин и рабочий предали свои интересы; партия изменила - совершенно невольно - своей мягкостью и рабской психологией, которая, пересилив революционный порыв, на полдороге задержала развитие революционной психологии. Наивность, детская культура, детская жестокость, полное непонимание и отсутствие сознания необходимости работать на грядущий день, лень и неспособность воспринять новые мысли - все это является той плотиной, прорвать которую оказалось нам не под силу, несмотря на действительно героические усилия, сделанные партией в течение этих лет. Если мы держимся, - то исключительно усилиями партии, которая отдает все свои живые силы на сохранение власти, и этим некоторым образом поддерживает возможность перевоспитания социального мировоззрения, подготовив этим этап для дальнейшего развития международной революции. Но я чувствую, что силы партии изо дня в день выдыхаются и что внутренние трения и мелкое самолюбие отдельных лиц, ставящих частные интересы выше общих, разъедают партию. Я давно осознал неизбежность компромиссов, концессий с нашей стороны, компромиссов, которые дадут партии новые силы для той небольшой группы утомленных работников, действительно искренне преданных делу. Без этого у нас не будет возможности дальше существовать, т.е. мы не сумеем дальше держаться. Поставить ставку на революционный милитаризм, на наших "наполеонов"- это, по моему мнению, обозначает проигрыш, и это будет последним усилием партии, которая погибнет, израсходовав весь запас живой силы. Я написал Красину о необходимости частным путем войти в переговоры с социалистическими группами эмиграции, о возможности какого-либо компромисса. С такой же просьбой обращаюсь я к Вам, моему старому другу, - как человеку внепартийному. Вам будет легче установить контакт с нашей эмиграцией и сговориться с ее вождями. Я очень надеюсь, что в ближайшем получу от вас какие-либо известия, так как время не терпит и лучше добиться сегодня соглашения, чем через полгода, - когда по всей вероятности будет слишком поздно. Я ожидаю Ваших писем в ближайшем. Читая их, я отдыхаю и вспоминаю Вас и наши споры в Цюрихе. Всем сердцем Ваш В.Ульянов" /17/.
    
     Итак, вот текст, который «приписывается» Ленину. «Классические историки» стоят перед дилеммой - текст или подлинный, или является фальшивкой. Разумеется, мнения разделились. Но «решающих аргументов» нет ни у одной из сторон. При написании этого документа ни один из историков «со свечкой не стоял», «подлинника фальшивки» в руках не держал, а косвенные доказательства имеются у каждой из сторон. Мы ещё их рассмотрим, и читатель, если он не является сторонником эвереттического подхода, сам выберет – к какому лагерю ему присоединиться. Если же рассматривать вопрос с эвереттической точки зрения, то такое противопоставление – или факт, или фальшивка – является просто некорректным. Корректным было бы спросить – каковы были те развилки и склейки, которые привели к появлению и документа, и его интерпретаций. Или, в терминах настоящей работы, какова же «реальная пушистость» жгута ленинской биографии? «Ворсинки» обнаруживаются с первых же шагов изучения вопроса. Так, сам В.П.Козлов излагает обстоятельства появления письма так: «"Письмо" оказалось на рабочем столе Ленина уже 27 июля 1921 г., и он прореагировал на него немедленно. "Т. Чичерин! - написал он. - Это - подлог. Кто прислал? Что предпринять? Верните с ответом". 29 июля Чичерин сообщил Ленину свое мнение по поводу "письма". "Не ручаюсь, что осведомитель (т.е. агент "Просперо" - В.К.) сам не выдумал, - заявил он. - Этот подложный документ никогда и нигде не был опубликован, так что нечего его опровергать. Мы несчетное число раз заявляли, что теперь находится в обращении масса приписываемых нашим деятелям подложных документов. Если этот подлог где-нибудь попадет в печать, тогда займемся опровержением, но не за Вашей подписью, а просто от "Роста" (Российское телеграфное агентство. - В.К.)» /17/. Однако другой автор сообщает, что «1 апреля (!) 1922 года секретариат президиума ГПУ направил председателю Совнаркома странный текст под названием "Письмо Ленина одному из своих старых знакомых" от 10 июня 1921 года с припиской: "Материал, распространяемый агентами Врангеля в Берлине". В этом письме, якобы адресованном Лениным знакомцу по цюрихской эмиграции, вождь революции жалуется на усталость и раскаивается в содеянном за три года Гражданской войны» /18/. Так когда же Ленин узнал именно об этом тексте? И от кого? С точки зрения теории жгута, вопросов нет – разные «подъЯ» Ленина узнали об этом в разное время и при разных обстоятельствах. А приведённые факты – это описания разных склеек внутри ленинского жгута.
     Очень важно, что "наш" Ленин (т.е. те нити жгута, которые мы согласны считать «исторически реальным» Лениным) категорически отрицает своё авторство, но не обсуждает сути документа. Не квалифицирует текст (со свойственной ему эмоциональностью) как "чушь", "ерунда", «архиглупость» и т.п., а просто констатирует «подлог», т.е. что письмо очень похоже на истину, но таковой не является. Мне лично так и слышится внутренний диалог Ильича: «Всё правильно, я мог это написать, но я этого не писал! Или писал, да запамятовал?! Нет, не мог я ему такое написать. Подлог, конечно подлог! Но ловко работают, архиплуты! А мне надо отдохнуть… А то ведь и правда стал путать – что говорил, что думал, что писал?..». Такая реакция с точки зрения теории жгута показывает, что «наш Ленин» и «автор письма» являются весьма близкими пучками «подъЯ», которые, однако, до момента появления письма в руках «нашего Ленина», не имели склеек.
     Далее В.П.Козлов сообщает: «Уже 30 августа того же года в газете "Рижский курьер" письмо было опубликовано с несущественными разночтениями от полученного Лениным текста, без комментариев и с кратким примечанием: "Это письмо написано Лениным 10 июня 1921 г. одному из своих давних знакомых в Цюрихе". Характер разночтений говорит о том, что и текст "Просперо", и газетный текст восходили к одному и тому же источнику: разночтения носят исключительно стилистический характер и объясняются вкусовыми пристрастиями переводчиков. Более того, они убеждают в том, что текст "Рижского курьера" представлял собой не оригинальный русский текст "письма" Ленина, а восходил к иностранному, по всей видимости немецкому, тексту» /17/. Тут можно высказать предположение, небезынтересное и для «классического» историка. А не был ли подлинник написан по-немецки? Это естественно для письма к "старому знакомому по Швейцарии". Кстати, очень интересно было бы посмотреть, кто, по крайней мере "теоретически", мог быть получателем письма. "Брат одного из комиссаров" - достаточно основательная зацепка в этом вопросе. Что может быть известно об этом человеке? Поскольку я не являюсь профессиональным историком, то обратился с этим вопросом к В.П.Козлову. И тут начались уже современные ветвления. На мой вопрос В.П.Козлов ответил: «Ничего не известно. Это агентурная кличка. Кто скрывается за ней, мне не известно. Возможно, это один из деятелей Коминтерна» /19/. Тут удивился я. А тот ли текст моего вопроса получил В.П.Козлов? Ведь спрашивал-то я не о «Просперо», который передал письмо «в органы», а об адресате. Но на повторное обращение Владимир Петрович не ответил. Или я не получил письма. Или это – шутки Свирла (см. о нем в /20/). Короче, ветвления множатся, но ветви Бытия проходят мимо точки, в которой находится ответ на мой вопрос. А жаль! Ведь аналогичным вопросом наверняка должно было задаться ГПУ (оно занималось этим делом по версии Г.Файмана) или НКИД (в лице Чичерина по версии В.П.Козлова). А это были серьёзные организации! И данные этого расследования наверняка помогли бы современным историкам разоблачить подлог. Но главный архивист страны молчит, и у сторонников «исторической подлинности» письма появляются дополнительные надежды…
     Вернёмся, однако, к обсуждению судьбы текста письма.
     «Известно, что Ленин после получения объяснения от Чичерина распорядился передать "письмо" в архив. На секретном хранении в бывшем Центральном партийном архиве (ЦПА) оно пролежало вплоть до середины 1990 г. Это весьма красноречивый факт: если для Ленина "письмо", очевидно, представляло исторический интерес, как отражение представлений о нем в среде его политических противников, то для позднейших идеологов КПСС оно выглядело некоей попыткой реконструкции мало вероятной, но обывательски понятной возможной эволюции взглядов основателя Советского государства. Опасение того, что легализация "письма" может пусть даже всего-навсего зародить элементы сомнения в иконописный облик вождя, и было главной причиной его замалчивания /17/.
     Согласен. Но, опять-таки, только ли "бюрократическая дисциплина" заставила "нашего Ленина" передать письмо в архив, а не уничтожить его? Что, «наш Ленин» все бумаги со своего рабочего стола передавал в архив? Вряд ли… Поэтому может быть и так - "наш Ленин" (и все волокна его «жгута») вполне сочувственно отнесся к тексту и не возражал, чтобы историки извлекли из этого текста реконструкцию "возможной эволюции его взглядов".
     Однако, продолжим. «…вопрос о подлинности "письма" Ленина был поставлен впервые журналисткой Э.М.Максимовой и в отечественной печати. Ответ на него прозвучал со страниц газеты "Правда" в специальной статье сотрудников тогдашнего Центрального партийного архива Ю.Н.Амиантова и В.Н.Степанова. Касаясь возможных мотивов изготовления подлога и его авторства, Амиантов и Степанов предположили, что письмо происходило из среды тех
     противников Ленина, которые "в целях политической и нравственной
     дискредитации Ленина не брезговали и фальсификацией документов, приписывая Ленину письма, статьи, никогда не существовавшие в природе".
     Столь типичное для того времени официальное объяснение подлога в наши дни, конечно же, не может удовлетворить» /17/.
     С этим я совершенно согласен! С нашей же точки зрения любопытно прежде всего то, что и после многолетнего хранения весьма могущественные и заинтересованные в установлении истины «органы» авторство документа так и не прояснили, а ссылка на "тех противников Ленина, которые "в целях политической и нравственной дискредитации Ленина не брезговали и фальсификацией документов, приписывая Ленину письма, статьи, никогда не существовавшие в природе" абсолютно туманна и неубедительна. Интересно было бы узнать об этих "письмах и статьях". Их судьба, авторство, след в истории… А сам факт «молчания органов» - сильный, как мне кажется, аргумент в пользу высказанной эвереттической точки зрения. Причина этого молчания – не политическая, а физическая!
     А вот интерпретация главного архивиста России: «"Письмо", по всей видимости, представляло собой не столько попытку "борьбы" с Лениным, сколько попытку реконструкции его умонастроений того времени. Это была попытка весьма наивная, но объективные основания для такой интерпретации взглядов Ленина в реалиях 1921 г. несомненно были» /17/.
     Да, наивность - бросающаяся в глаза особенность документа. Но можно посмотреть на этот факт и с другой точки зрения. Таким был Ленин из той параллельной ветви, в которой он написал это письмо! И ещё: «Разумеется, трудно определить конкретного автора или авторов "письма". Сам "Просперо", указав на один из признаков подлога - подпись "Ульянов", а не "Ленин", сослался на "германские секретные источники", в которых циркулировал "текст частного письма Ленина"» /17/. Но тот же факт можно интерпретировать и совсем по другому! Подпись Ульянов скорее свидетельствует о подлинности письма - к старому другу не обращаются официально!
    
    
     «Вас обманули. Вам дали гораздо лучший мех»
    
     Что имел в виду Остап, ставя такой диагноз меху? /21, 248./ Разумеется, не оттенок цвета – это только внешний признак. Самое главное – качество и структура ворсинок, из которых этот мех состоит. И нам будет интересно рассмотреть ворсинки жгутов ленинской биографии поподробнее.
     Прежде всего, обратимся к тем предпосылкам, которые обусловили её ветвление, приведшее к жгутам «нашего Ленина» и «Ленина - автора письма от 10 июня 1921 года». Разумеется, это были события, на которые Ильич должен был реагировать тем или иным образом, в зависимости от моральных критериев своего поведения. Вот одна из многочисленных ситуаций. Где-то в конце 1920 –начале 1921 года (датировка ясна из приводимого ниже текста) Ленин получает письмо от Николая Николаевича Исполатова. Человек по тем временам далеко не рядовой и вполне компетентный.
     По архивным источникам (РЦХИДНИ. Ф.5. Оп.1. Д.2879. Л.1 – 5) нам известно о нем следующее: «Исполатов Николай Николаевич (1856 - 1927). Земский врач. С 1897 г. в социал-демократическом движении. В 1917 - 1919 гг. - председатель Усманского уездного Совета, делегат II Всероссийского съезда Советов. Организатор борьбы за установление Советской власти в Усманском уезде; руководитель нескольких уездных советских учреждений. Отстранен от всех должностей за критику тамбовских губернских властей. С 1919 г. вел частный образ жизни». /22/
     Что содержалось в этом письме, ясно из приводимого ниже отрывка из чуть более позднего письма того же Н.Н.Исполатова:
     «...Идейные коммунисты поистине составляют каплю в российском море, как это ни больно и ни ужасно, но факты действительности неумолимо говорят, что диктатура, долженствующая быть в руках сознательного революционного пролетариата, на самом деле проводится в жизнь политиканами, с значительным уклоном в сторону личных интересов, часто с сильным уголовным запашком. Этот социальный слой, с исторической неизбежностью втершийся в партию и Советскую власть, инфицировал весь государственный аппарат (организм), расплодился в его крови, извращает центральные директивы, возмущает и развращает население. При взимании государственной разверстки особенно ярко обнаружилась вся наглость, жестокость, своекорыстие, беспощадность этих людей в виде различных незаконных конфискаций без соответствующих протоколов или неправильно составленных, с пропуском взятых вещей, под свист нагаек, битье прикладами, пьяный разгул, издевательства, истязания, изнасилования жен красноармейцев, находившихся на фронте и теперь вернувшихся - при сплошном вое баб и крике детей. И все это проделывалось над неграмотным беззащитным крестьянским населением. Если бы разверстка взималась согласно предначертаниям Центра и брались только излишки - она ни в ком не вызвала бы возмущения. Такая иллюстрация фактами советского строя делает, конечно, карикатурными жалкие казенные выступления различных куль- и политпросветов в глазах населения, которое, "униженное и оскорбленное", голодное сгоняют на представления приезжих актеров. Эта шайка давлением на народный суд развратила его, устранив честные элементы и выдвинула...' не останавливаясь перед арестом неугодных им судебных деятелей.
     Так, конечно, не говорят, не имея фактов в руках. За эту зиму я послал Вам два письма и одно в Совет Обороны, председателем которого Вы состоите. В этих письмах собран основательный фактический материал с документальными данными. Первое письмо в ноябре 1920 г. повез рабочий-металлист т.Барабанов, коммунист, и передал во ВЦИК…» /22/.
     Ленин в раздумье. Что можно ответить автору? Как отнестись к полученной информации? Разумеется, происходит эвереттовское ветвление. Сравнив этот текст с текстом «письма Ленина» вы, как мне кажется, согласитесь, что среди результатов ветвления возникает и ветвь «Ленина - автора письма от 10 июня 1921 года». А «наш Ленин»? Вот один из вариантов ветвления. «К концу мая 1921 года… план был подготовлен. Он включал в себя следующие пункты: окончательную ликвидацию белогвардейских, меньшевистских, эсеровских и других антисоветских организаций; очищение Тамбовской, Саратовской и Самарской губерний от <активных бандитских и контрреволюционных элементов>; разоружение крестьянского населения в губерниях, охваченных восстаниями; ликвидацию различных волнений среди рабочих и изъятие подстрекателей и зачинщиков <волынок> и забастовок на предприятиях; укрепление частей и отрядов Особого назначения… 4 июня 1921 года зампред ВЧК Уншлихт направил данный план Ленину, который его утвердил и сделал на нем следующую пометку: <В архив. Секретно>. /23/
     Приводить другие документальные доказательства реакции «нашего Ленина» на подобные к себе обращения считаю излишним – читатель наверняка знает, как расправились большевики с тамбовским восстанием.
     Если кто-то подумает, что именно «наш Ленин» является худшим жгутом этой личности, то он, разумеется, ошибётся. Вот пример одного ветвления, относящийся к концу 1918 года. Ветвь, события в которой, как я считаю, увели это волокно в сторону и оно не относится к нашей истории, но волокно всё же из того же жгута.
     «Вершиной же ленинского политическо-палаческого творчества можно считать расправу Ленина над вождями германской пролетарской революции Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург. Карла Владимир Ульянов знал и чтил годами, как одного из лидеров европейской и немецкой социал-демократии, а с Розой подружился в боевом 905-ом в Петербурге, виделся и сотрудничал в Штутгарте, Берне и Берлине. Но, подняв революционные массы Германии на восстание, Либкнехт и Люксембург со страниц мировой прогрессивной печати осудили людоедскую большевистскую диктатуру в России, квалифицировали большевизм как патологию марксизма, самого Ленина заклеймили как предателя демократических идеалов социализма, а целью своей революции объявили установление приоритета прав и свобод личности. Победу революции в Германии Ленин посчитал для себя и своего режима очень опасной: она отобрала бы у Советской России статус социалистического форпоста - в силу гораздо большей численности и мощи немецкого пролетариата, - а лично Ленина лишила бы лидерства в мировом марксизме, что не есть хорошо... Ленин посылает в Германию, охваченную послереволюционной гражданской войной, своего эмиссара Карла Радека, имеющего кроме ленинского задания и собственный зуб на Розу Люксембург - она когда-то уличила Радека в воровстве и прожигании партийной кассы и добилась суда чести над ним с лишением партбилета по приговору. Радек в Берлине, где идут бои, выдает немецким белым офицерам известные Кремлю адреса конспиративных квартир, на которых скрываются Карл и Роза. Оба в тот же день схвачены и зверски убиты. Эта версия их гибели сегодня признана историками, опубликована в научной мировой периодике» /24/. Это, повторяю, из событий в волокне, не связанном с «нашим Лениным». А у нас, как официально сообщается по этому поводу в МСЭ, «В.И.Ленин писал, что Люксембург, несмотря на свои ошибки, «была и остается орлом» и память о ней будет всегда ценна для коммунистов всего мира» /25, 760/.
     Разумеется, ветвлений было бесконечно много, в том числе и таких, в которых «оба рассмотренных Лениных» оказывались в одной ветви. Вот, например, одна из них. «В 1921 году Хаммер подарил В. И. ЛЕНИНУ бронзовую обезьянку, сидящую на томах Дарвина "Происхождение видов" с человеческим черепом в протянутой лапе. Ленин тогда дал свое толкование этому символу. Если Россия и Америка не будут вести параллельное мирное сосуществование, то все кончится тем, что обезьяны будут держать в руках человеческие черепа и думать над тем, что это за штука такая.» /26/ То, что это – мысль «нашего Ленина» подтверждается просто – эту историю рассказывали экскурсоводы в Музее Ленина. А то, что с ней был согласен и «Ленин – автор письма от 10 июня 1921 года», ясно всякому, кто понял дух этого «апокрифического» документа.
     Были и такие ветвления, которые привели впоследствии к нитям бытия Ленина, явно являющимися элементами «корневой системы» истории нашего времени, но ещё не осознаваемые нами достаточно отчетливо. Вот что говорил, отвечая в Женеве на вопросы тогда советского журналиста Эдуарда Розенталя, один российский эмигрант, бывший меньшевик, близкий к Плеханову и идейный противник Ленина, 83-летний Харитон Шавишвили в 1969 году: «...вы полагаете, что Плеханов оказался прав, когда говорил, что не надо было браться за оружие?
     - И да, и нет. В те годы я был согласен с ним. Тогда все было настолько запутанным и неоднозначным, что нынешним поколениям разобраться в этом очень непросто. Для народов России революция и ее последствия стали величайшей трагедией, а вот для мира в целом она явилась стимулом прогресса, я сам был свидетелем того, как здесь, в Европе, перепуганные событиями в России буржуазные правительства начали лихорадочно менять свою социальную политику, проводить серьезные реформы, которые значительно облегчали жизнь трудового люда. Да и сами люди поверили в свои силы. История завертелась быстрее. И думаю, что в общепланетарном масштабе прав оказался все-таки Ленин» /27/. Этот взгляд на роль Ленина в истории пока представляет собой довольно тонкую нить в жгуте споров и оценок его деятельности, но, как мне кажется, по мере снижения эмоционального накала дискуссии вокруг имени Ленина, эта нить станет значительно заметнее… Но основной, «осевой», она может быть только в тех ветвлениях, в которых нынешние «патриоты» и «державники» окажутся победителями в борьбе за право выражать интересы народа. Я не хотел бы попасть в эти ветвления…
    
     «Возненавидели они, окаяннии, святыя сионския восточныя церкви матере нашея правыя догматы, и поругали, и попрали, а возлюбили и поцеловали римскую блядь блудницу во афедрон и приемлют с честию…»
    
     Не буду утверждать, что эта цитата /28, 246/ из «Послания из Пустозерска к сыну Максиму и прочим сродникам и братиям по вере» дьякона Федора, стоит в одном ряду с катренами Нострадамуса, однако и спорить со сторонниками такого утверждения не буду тоже. Впрочем, предоставлю читателю самому решить – есть ли в этой филиппике проклятого в 1667 году в Москве и сожженного в 1682 году в Пустозерске соратника протопопа Аввакума предсказательная сила после того, как читатель познакомится с одним из волокон жгута ленинской биографии, которое обнаружилось в связи с письмом от 10 июня 1921 года.
     Это волокно попало в поле моего внимания в ходе бесплодных поисков возможного адресата письма. Я искал информацию о политических эмигрантах, живших в Швейцарии в начале прошлого века, и наткнулся на поразивший меня эпизод в интервью, данном внучкой Бенито Муссолини «нацболовской» «Лимонке»: «Мой дед восхищался Лениным и утверждал, что был знаком с ним эмиграции в Швейцарии. Надеюсь, что идеи моего деда завоюют признание в вашей стране» /29/. Знакомство Ленина и Муссолини, с восхищением вспоминаемое Дуче?! Мне, воспитанному в рамках политиздатовских биографий вождя, это показалось невероятным. Не Лимоновские ли это фантазии? Стал искать – а могло ли такое быть хотя бы «теоретически», пересекались ли «по времени и месту» жизни этих людей? Оказалось, что вполне даже могло. Вот что сообщается в официальной советской биографии Ленина: ««… осенью 1902 года он выступал… в ряде городов Швейцарии (Лозанне, Женеве, Берне, Цюрихе» /30,101/
     «Весной 1903 года печатание «Искры» было перенесено в Женеву… В начале мая Ленин и Крупская выехали из Лондона… сняли отдельный домик в рабочем поселке Сешерон; в этом домике они прожили по июнь 1904 года». /30,102/ . Итак, в период 1902 – 1904 гг. Ленин не просто жил, а активно общался с различными группами политических эмигрантов социалистической ориентации в Швейцарии. А Муссолини? «По окончании средней школы Муссолини преподавал в младших классах, но не долго - в 1902 году он отправился на поиски счастья в Швейцарию. Бенито уже тогда называл себя социалистом и часто выступал перед небольшими аудиториями» /31/. Значит, Муссолини появился в Швейцарии в 1902 году, когда там жил Ленин! Но чем занимался, каков был круг его общения и когда он покинул Швейцарию? «...он скитался по улицам Лозанны и Берна, не уставая спорить и ругаться, выступать с зажигательными речами перед своим профсоюзом. Вечерами он большей частью находился в обществе русских студентов, странных, диких, развращенных представителей богемы и нигилистов... К тому времени он хорошо говорил по-французски и сносно по-немецки; кроме того, он немного знал английский и испанский. Он сумел перебиться и даже, по его словам, посещал в Лозаннском университете лекции Вильфредо Парето и летние курсы при Женевском университете благодаря тому, что давал уроки итальянского языка, переводил с помощью русских и польских друзей философские и политические книги, писал статьи, занимал деньги у матери и у всех, кто мог их дать, пока наконец в ноябре 1904 года король Италии не объявил об амнистии дезертирам в честь рождения сына - принца Умберто. Муссолини намеревался эмигрировать в Америку, но изменил свои планы и решил вернуться домой, чтобы помочь матери…» /32/. Отсюда ясно, что покинул Швейцарию Муссолини в 1904 году. Два года Ленин и Муссолини вместе «варились в котле» интернациональной социалистической эмиграции в Швейцарии. Оба – не «старики-домоседы». Оба – молоды, деятельны и активны. «"Университетом революции" Швейцария стала и для Муссолини. Помимо занятий в обычном университете, он встречался с видными социалистами и анархистами, осваивал труды классиков социал-демократии, писал в левую прессу, зарабатывая на жизнь чем придется: работал помощником каменщика, подручным мясника, официантом. Его неоднократно арестовывали за бродяжничество и высылали из страны, но он возвращался по фальшивым паспортам» /33/. Сопоставив всё это, мне стало ясно – знакомство и общение Ленина и Муссолини – не выдумка «нацболов» и не беспочвенная фантазия. Это действительно реальное волокно ленинской биографии. Но неужели это волокно не имеет склеек с «нашей» историей? Очевидная близость барбуровских координат Я-Ленина и Я-Муссолини в соответствии с постулатами эвереттизма не могла не привести к такого рода склейкам! И, естественно, они нашлись. Вот что написал Марк Алданов в опубликованном после его смерти в 1958 году романе «Самоубийство», обнаруженном мною на официальном сайте КПРФ: «…его вдова, в своей книге "Моя жизнь с Бенито", писала, что когда-то в Швейцарии ее муж посещал Ленина, - он сам ей об этом рассказывал. Быть может, привирал и в рассказах жене, - уж очень это было эффектно: два бедных мало известных эмигранта беседуют в убогой комнатке, это Муссолини и Ленин, - сюжет для глубоких размышлений и для исторической картины. Как бы то ни было, и позднее Дуче чрезвычайно почитал вождя большевиков;» /34/. Нет, не «привирал» Муссолини для «эффектности», История дама непредсказуемая и склонная к эффектам. Более того, мне кажется, что тот из читателей, кто обратил внимание на мое предложение держать в памяти обстоятельства публикации главного философского труда А.М.Деборина, вполне могут дополнить алдановскую картинку третьей фигурой – самого Абрама Моисеевича, пришедшего похвастаться своими успехами в изучении философии в «убогую комнату» уже популярного марксистского практика, но в «высоких материях» философии абсолютно необразованного Ленина. Застав там молодого социалиста-полиглота Муссолини, Деборин ещё раз щегольнул перед «восходящей звездой Российского марксизма» тем, что на его глазах оставил молодому итальянцу, восторженно внимавшему русскому студенту-философу, для перевода главы из философского трактата, над которым он тогда работал. Разумеется, памятуя о выступлении Деборина в защиту справедливости наших «органов», даже в страшном сне не может присниться, что Абрам Моисеевич не только написал мемуары об этой встрече, но даже обмолвился о ней кому-либо!
     Теперь скажи, внимательный читатель – так ли уж далек талант дьяка Федора от хваленого Нострадамуса?
    
     «Ведь подобные примеры подавать – неосторожно, и тебя за скудность веры в Соловки сослать бы можно!»
    
     Да, разумеется, прав Алексей Николаевич Толстой /35, 320/, хотя очень не хотелось бы, чтобы граф Толстой, также как и дьякон Фёдор, оказался бы из одной компании с Нострадамусом. Впрочем, автор вполне допускает, что те волокна его Я, которые попали в жгуты победивших, скажем, в августе 1991 года ГКЧПистов, уже «мотают срок» если и не на Соловках (что Соловки – курорт это теперь!), то уж точно в местах, не менее отдалённых. Но подавать «подобные примеры» неосторожно и в наших ветвях Истории. Могут «не так понять». И Бог с ней, с репутацией – это, в конце концов, личное дело одного человека. Хуже другое – понявшие неправильно и себя заведут в такие болота, из которых на путь «респектабельной науки» выхода просто нет. Ведь как может быть? Вот один из примеров, приведённый П.Амнуэлем, который показывает, что даже «интуитивный эвереттизм» (при абсолютном невежестве в вопросах философских толкований квантовой механики) в арсенале иного политика может стать эффектным оружием: «А вообще-то эвереттизм - палка о двух концах (как всякая палка). Вот, скажем,
     темой докторской диссертации Абу-Мазена, нынешнего палестинского
     премьер-министра было доказательство того, что никакой Катастрофы европейского еврейства не было (а защищал он в 1982 году в Москве и защитил). Все, мол, евреи преувеличивают. И в рамках эвереттизма он, конечно, прав - ибо наверняка есть и такой мир, где Катастрофы действительно не произошло (Гитлер умер в детстве от коклюша или еще что-нибудь). Абу-Мазен уверен, что он прав, и он таки прав - по большому счету. Причем по этому большому счету неправых вообще
     нет - ибо число эвереттовских вселенных бесконечно, и в них реализуется ВСЕ, что не противоречит законам природы» /36/. Так-то оно так. Но по мне мироздание, в котором нет неправых – очень даже неплохая конструкция. Правда, желательно было бы попасть в те его ветвления, где нет ещё и глупых, жадных и злых.
     Вы со мной согласны?
    
     Использованные источники.
    
     1. Менский М.Б., "Квантовая механика: новые эксперименты, новые приложения и новые формулировки старых вопросов",УФН, т. 170, №6, 2000 г., стр. 631 - 648.
     2. Письма в редакцию, "Отклики читателей на статью М.Б.Менского "Квантовая механика: новые эксперименты, новые приложения и новые формулировки старых вопросов"», УФН, т. 171, №4, стр 437 - 462.
     3. Дойч Д., "Структура реальности", Москва-Ижевск, 2001 г., изд-во "НИЦ "Регулярная и хаотическая динамика"», 400 стр.
     4. Лебедев Ю.А., «Принцип Амакко», http://filosof.net/disput/lebedev/amakko/amakko.htm
     5. http://www.hrono.ru/biograf/deborin.html
     6. Крулевецкий Натан. Под пятой сталинского произвола, http://memorial.krsk.ru/memuar/Krulevec/052.htm
     7. Смирнова Наталья, «О тех, кого помню, - с улыбкой» (Из коллекции академика В.Л.Янина) http://www.rseu.ru/Academy/Archives/170/oteh.htm
     8. Деборин А., «Введение в философию диалектического материализма», М., Государственное издательство, 1922, 376 стр.
     9. Барбур Дж., письмо к автору, e-mail от 07.05.01 17:04. Текст в оригинале: «I believe that Everett's interpretation is the best one we have. It must be taken
     seriously. I propose a version of it without time that I call the 'many
     instants interpretation'. But I think there is still a lot of work to be
     done».
     10.Гансвинд И.Н., «Необратимость», http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/gansvind_neobratimost.htm#foot
     11. Амнуэль П., письмо к автору, e-mail от 14.09.03 23.03.
     12. Высоцкий Владимир, «Песня про конькобежца на короткие дистанции, которого заставили бежать на длинную», Собр. соч. в 7 томах, т.1, Германия, , из-во «Вельтон Б.В.Е», 1994, 647 стр.
     13.Ожегов С.И., Словарь русского языка, М., из-во «Русский язык», 1990, 922 стр.
     14. Лебедев Ю.А., «Неоднозначное мироздание», Кострома, 2000, 320 стр. Текст размещён также на http://piramyd.express.ru/disput/lebedev/text/titul.htm. , http://www.sciteclibrary.com/rus/catalog/pages/923.html
     15. Вишневский В., «Спасибо мне, что есть я у тебя», из-во «Праминко», М., 1992 г., 318 стр.
     16. Гуц А.К., «Многовариантная история России», М.-СПб., «Полигон», 2000, 381 стр.
     17. Козлов В.П. «Обманутая, но торжествующая Клио. Подлоги письменных источников по российской истории в XX веке.», из-во "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), М., 2001г., 224 стр. Цитируется по http://lib.ru/POLITOLOG/KOZLOW/klio.txt
     18. Файман Г. http://www.poptsov.ru/alfavit/archives/2000/16/6.htm
     19. Козлов В.П., письмо к автору, e-mail от 10.09.03 10.31
     20. Лебедев Ю.А. «Свирл: первый звоночек или по ком звонит колокол?» http://filosof.net/disput/lebedev/svirl.htm
     21. Ильф И., Петров Е. «Двенадцать стульев», из-во «Вагриус», М., 1997 г., 541 стр.
     22. Данилов В., Шанин Т.(ответственные редакторы), сб. док. « КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ В ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ. В 1919 - 1921 гг. Антоновщина»,
     Редакционно-издательский отдел, ТАМБОВ, 1994 Цит по сайту http://www.tstu.ru/koi/kultur/other/antonov/titul.htm ; адрес документа http://www.tstu.ru/koi/kultur/other/antonov/raz217.htm
     23. Прохоров Д., ««Заговор» по плану вождя пролетариата», «Газета «Версия» в Питере» от 26.05.2003; цит. по http://www.kohkpetho.ru/versia.php?article=1450
     24. Дидуров Алексей, «Ильич: под ликом и личной», http://www.a-z.ru/rock-cabaret/essay/1/lenin.htm
     25. Малая Советская Энциклопедия, т.5, издание3, Государственное научное издателство «Большая Советская Энциклопедия», М., 1959 г., 1306 столбцов.
     26. http://www.obyava.ru/calendar/?date=21.05.&sob=1&when=75211201
     27.Розенталь Эдуард, «И Ленин такой не такой…», http://www.shtetl.ru/print.php?sid=227
     28. протопоп Аввакум, инок Епифаний, поп Лазарь, дьякон Федор, «Пустозерская проза», из-во «Московский рабочий», М., 1989 г., 364 стр.
     29. Муссолини Алессандра, «Я верна идеям своего деда», http://www.nbp-info.ru/Limonka/6_12_2.htm
     30. Поспелов И.Н., Евграфов В.Е., Зевин В.Я., Ильичев Л.Ф., Константинов Ф.В., Косульников А.П., Лёвина З.А., Обичкин Г.Д., Федосеев П.Н. «Владимир Ильич Ленин (биография)», из-во политической литературы, М., 1972 г., 768 стр
     31. Энциклопедия http://www.100top.ru/encyclopedia/article/?articleid=10486
     32.Хибберт Кристофер «Бенито Муссолини».часть1 «Борьба за власть», Глава 1
     «Молодой мятежник 29 июля 1883 года - декабрь 1912 года», цит. по http://mediapolis.com.ru/alphabet/m/mussolini_benito/bm/1-01.htm
     33. Персоналии «БЕНИТО МУССОЛИНИ», http://www.vojnik.org/mussolini.htm
     34. Алданов Марк, «Самоубийство», цит. по http://www.kprf.ru/library/fiction/5339.shtml
     35.Толстой А.К., «Послание к М.Н.Лонинову о Дарвинизме», в сб. «Стихотворения»,Библиотека поэта, малая серия №41, из-во «Советский писатель», Ленинград, 1936 г., 370 стр.
     36.Амнуэль П., письмо к автору, e-mail от 04.09.03 18:54.
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0      Средняя оценка: