Млечный Путь
Сверхновый литературный журнал


    Главная

    Архив

    Авторы

    Приложения

    Редакция

    Кабинет

    Стратегия

    Правила

    Уголек

    Конкурсы

    FAQ

    ЖЖ

    Рассылка

    Озон

    Приятели

    Каталог

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



 




 

Вит  Ценёв

«Оранжевая» психология

    Ваша жизнь станет гладкой и шелковистой
    
     - Как вы считаете, насколько форма подачи политического лозунга может подменить его содержание? Грубо говоря, может ли дизайн предвыборного плаката, сделанного по всем правилам коммерческой рекламы, заставить избирателя голосовать вопреки своим социальным интересам.
    
     Что значит – вопреки социальным интересам? Вопреки действует пропаганда. «Не кури, это вредно», например.
     Политическая реклама (как и коммерческая) как раз соответствует социальным интересам избирателя.
     Коммерческая реклама говорит: «купи этот шампунь, и все мужчины будут от тебя без ума».
     Соответствует ли это интересам потребителя? Безусловно.
     Политическая реклама говорит: «проголосуй за Васю, и коррупция в стране исчезнет». И это тоже соответствует интересам потребителя.
     Если что-то и происходит вопреки, то только – вопреки здравому смыслу.
     Очевидно, что шампунь не сделает из вас Мэрилин Монро, а Вася – не победит коррупцию.
     Это называется «выдавать желаемое за действительное».
     Но другого желаемого, какого-то более правильного и социально интересного, у избирателя (или потребителя) все равно нет.
     Хочется стать Мэрилин Монро. Хочется, чтобы коррупции в стране не было. Хочется, чтобы у пенсионеров была хорошая пенсия.
     Так что реклама – как коммерческая, так и политическая – действует благодаря социальным интересам избирателя, а не вопреки.
    
     - Как может отразиться длительный избирательный процесс, сопровождаемый обильной политической рекламой, на психическом здоровье населения?
    
     А кого, простите, волнует психическое здоровье населения?
     Думаете, кто-то сильно переживает за маленькие пенсии, бедность, инфляцию и коррупцию?
     Кто-то не спит ночами, хочет как следует это исправить, и поэтому так настойчиво стремится к политическому лидерству?
     Я считаю, что движущей силой столь длительного политического противостояния на Украине является конфликт экономических и (или) геополитических интересов России и США. В этой ситуации рассуждать о последствиях бесконечного избирательного процесса на психическое здоровье населения просто нелепо.
     С равным успехом можно поговорить о том, как скажутся бомбардировки Ирака на психике иракских детей.
     Скажутся? Да. Негативно? Да, безусловно. Вот мы и поговорили об этом. И что дальше?
     Можно задать вопрос иначе. Что делать избирателю, который на протяжении длительного времени подвергается изнурительным телевизионным «бомбардировкам»?
     Что делать? Как говорил профессор Преображенский, «не читайте советских газет». То, что вы видите по телевизору, не имеет к вашей жизни никакого отношения.
     Транзит газа. Военные базы. Элементы системы ПРО. Воздушные коридоры. Вот какого рода вопросы решаются в этой «избирательной» кампании. А какие у вас будут пенсии, и что там дальше будет с коррупцией или инфляцией, дело восемнадцатое.
    
     - Во время «оранжевой революции» было зафиксировано около 40 тыс. разводов по политическим мотивам. Люди, жившие в браке десятилетиями, отказывались спать в одной постели, потому что поддерживали разных кандидатов. Как вы оцениваете такое столь глубокое вторжение политики в интимные отношения между людьми?
    
     Я не берусь давать этому какую-то оценку, я могу только это прокомментировать. Реклама «продает» желаемое за действительное. Когда вы покупаете конфетку или шампунь, то вы покупаете нечто большее, чем конфетку и шампунь. Были различные эксперименты на эту тему.
     Например, люди, которые предпочитали строго определенную марку вина или сорт сигарет, в «слепых тестах» не могли найти свой любимый вкус.
     Почему? Дело в том, что его вкусовые ощущения во многом опосредуются названием марки, внешним видом бутылки, внешним видом сигаретной пачки. То есть, рекламными образами, которые потребитель видит по телевизору.
     Одно и то же вино может быть разным по вкусу, если вы наливаете его из разных бутылок. Суррогат, налитый в дорогую бутылку, покажется благородным и изысканным. И, напротив, дорогое вино в дешевой посуде будет казаться суррогатом.
     Понимаете, вы покупаете не просто конфеты и сигареты, а нечто большее, нечто такое, что обещает вам надежду на лучшее. Купи шампунь, и все мужчины сойдут с ума. Купи крем, он вернет тебе молодость. И вы снова и снова покупаете в надежде, что это окажется правдой.
     И пока вы покупаете свое счастье, расфасованное в одноразовые пакетики, проблем нет. У одного это счастье ассоциируется с омолаживающим кремом, у второго с шампунем против перхоти, у третьего с таблетками для похудения. Никаких проблем.
     Проблемы начинаются тогда, когда вам надо купить «политический шампунь», который обещает вам избавление от перхоти коррупции, и что ваша жизнь, наконец, станет гладкой и шелковистой.
     Понимаете, в чем проблема? Когда вы покупаете шампунь, проблем нет, потому что каждый член семьи может купить себе то, что ему по вкусу.
     Но когда вы покупаете «политический шампунь», предположим, в «оранжевой» упаковке, а партнер предпочитает «синий», у вас возникает проблема, потому как каждый из партнеров навязывает другому свой выбор, альтернатива которому невозможна.
     Это позволяет сделать вывод, что реклама «политического шампуня» (в отличие от рекламы шампуня для гладких и шелковистых волос) – конфликтогенна, так как лишает возможности избирателя выбрать предпочтительный для него товар.
     При этом ему настойчиво внушают, что если «оранжевый» шампунь окажется недостаточно популярным, его снимут с производства, и тогда его никто не получит, никто. Так и будете всю жизнь мыть свою голову «синим» шампунем и мучаться.
    
     - Почему, на ваш взгляд, акции, подобные «оранжевой революции», то есть массовое скопление на улице людей, безгранично верящих политическому лидеру, происходят в одних странах и не происходят в других? Возможна ли «оранжевая революция» в России?
    
     Этот вопрос в большей степени относится к области политологии, чем психологии.
     Психологические феномены толпы характеризуются их стихийным проявлением. В истории прошлых веков это бунты, восстания. В современной истории – это погромы (например, во Франции).
     Но если поведение толпы организуется и управляется, то это не столько психологическое, сколько политическое явление.
    
     Я полагаю, что движущей силой многих современных «оранжевых» революций являются не внутриполитические противоречия, а геополитические конфликты.
     Иначе говоря, эти «революции» (революции в кавычках) инициируются внешними силами, заинтересованными в благоприятной (для себя) экономической, политической или военно-стратегической ситуации.
     Действие «революционных» масс в этих «революциях» – полностью опосредовано внешним влиянием, и никакой самостоятельной силы не имеет.
     Такие «революции» технически возможны в любой стране мира, где сталкиваются интересы сверхдержав.
     Что касается России, то я скажу так: в странах, которые или инициируют «революции» (как, например, США), или ведут борьбу за поддержание выгодной экономической и политической конъюнктуры (как Россия), вероятность «оранжевых» революций близка к нулю.
    
     - Может ли играть какую-то роль в данном случае оранжевый цвет и символика в виде восклицательного знака на фоне подковы и надписи «ТАК»?
    
     Никакого особенного значения это не имеет.
    
     С равным успехом вместо подковы можно нарисовать звезды или солнце. С равным успехом цвет мог быть красным, желтым или зеленым.
     Единственно, что психологически важно для политической (и коммерческой) рекламы: ваша символика должна быть предельно простой, ваш цвет (или цветовое сочетание) – предельно конкретным. Чем меньше времени требуется на визуальную идентификацию, тем лучше.
     Вот несколько примеров: «BP» вместо «British Petroleum», «LG» вместо «Gold Star».
     Зачем это нужно? А затем, что основным «агентом влияния» на потребителя является – кто? Экран телевизора. Визуальный контакт с брендом занимает доли секунды. Смотрите футбол?
     Камера следит за игрой, а на втором плане мелькают логотипы и имена спонсоров. Зритель следит за игрой, он не обращает внимания на все эти надписи и логотипы, но они всё время находятся в поле его зрения.
     Пепси, пепси, пепси. BP, BP, BP. LG, LG, LG.
     Если логотип фирмы (название бренда) поддается зрительному распознаванию без участия активного внимания, то это хороший логотип, это хорошее название.
     Информация должна восприниматься мгновенно, без малейших мыслительных усилий. Вот это важно. А какой цвет, и какие конкретно символы, большого значения не имеет. Можно зеленый. Можно красный. Можно оранжевый.
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 3     Средняя оценка: 7